Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Самая аристократичная актриса двух поколений отметила свой юбилей


Алла Демидова автор шести книг, среди них «Владимир Высоцкий», «Тени из Зазеркалья», «Бегущая строка памяти», «Ахматовские зеркала»

Алла Демидова автор шести книг, среди них «Владимир Высоцкий», «Тени из Зазеркалья», «Бегущая строка памяти», «Ахматовские зеркала»

29 сентября отметила свой юбилей первая леди российского театра — Алла Демидова.


Алла Сергеевна Демидова родилась 29 сентября 1936 года в Москве. Окончила экономический факультет МГУ. Первую роль сыграла в студенческом театре. Работала в Театре на Таганке со дней его основания в 1964 году. Первой заметной ее ролью в кино стала роль Ольги Берггольц в фильме Игоря Таланкина «Дневные звезды». В 1968 году Алла Демидова по итогам опроса журнала «Советский экран» была названа самой перспективной актрисой. С 1968 года начала играть ведущие роли в постановках Юрия Любимова «Тартюф», «Час пик», «Гамлет», «Преступление и наказание», «Три сестры». Вместе с Владимиром Высоцким работала над постановками спектаклей «Крик» и «Федра». В 1970-е и 1980-е годы Алла Демидова оставалась одной из самых популярных киноактрис. Среди фильмов, в которых она сыграла, «6-е июля», «Иду к тебе», «Чайка», «Зеркало». После возвращения Юрия Любимова в Театр на Таганке, Демидова сыграла в постановках «Борис Годунов», «Пир во время чумы», «Электра». В 1993 году создала собственный театр «А». Начала сотрудничать с греческим режиссером Теодоросом Терзопулосом, и сыграла в его постановках «Квартер» Хайнера Мюллера, «Медеа». Алла Демидова автор шести книг, среди них «Владимир Высоцкий», «Тени из Зазеркалья», «Бегущая строка памяти», «Ахматовские зеркала».


Алла Демидова наверняка входит в первую десятку, если не в пятерку лучших актрис времени, если вести отсчет такого от начала 1960-х. Раньше считалось, что Юрию Любимову не нужны хорошие актеры, что он только использует их красками в своей режиссерской палитре. «Какая ахинея», — скажет любой, кто видел ту же Аллу Демидову на сцене Таганки, хотя бы в роли Гертруды в паре с Высоцким Гамлетом. Не забыть, как сидела ее королева перед зеркалом, как намазывала лицо густым белым кремом-гримом, словно стараясь отбелить душу. А ее Раневская в «Вишневом саде» той же Таганки в режиссуре Анатолия Фросса. Диковинная женщина-птица с как будто переломанными руками-крыльями, а позже страдальческая страшная «Медеа» в спектакле греческого режиссера Теодороса Терзопулоса. А ее последние роли в кино? Алиса Коонен в фильме Бориса Бланка или благороднейшая старуха в «Настройщике» Киры Муратовой.


Алла Демидова — самая аристократичная и интеллектуальная актриса своего и последовавших за ним поколений. Ее знаний литературы хватит на целую библиотеку, ее образования — на гуманитарный факультет столичного вуза. Она музыкальна и пластична во всем, чтобы не делала. Недаром выступления с ней в одних программах почитают за честь лучшие оркестры и музыканты России.


Алла Демидова словно состоит из парадоксов. Совершенно независимая личность, она долгие годы полностью подчинялась режиссерской воле. Человек-одиночка, она никогда не позволяла себе разрушить сценический ансамбль. С виду надменная и надмирная, почти как английская королева, она, как и любимая ее Анна Ахматова, всегда была со своим народом. И народ любит ее.


Интервью Павла Подкладова с Аллой Демидовой


— Алла Сергеевна, вы где-то в своем интервью говорили о том, что вы приставали к своему педагогу, пытаясь выяснить какое-то тайное слово, благодаря которому вы сможете стать актрисой.
— Да, такое петушиное слово. Мне казалось, что действительно можно объяснить одним словом какую-то тайну, магию, как существовать, и как быть великой. Но поняла, что этого не существует, каждый открывает для себя эти истины, и вот это вот карабканье по гладкой стене… Кто-то срывается, кто-то устраивается на выступах достигнутого и там довольно комфортно живет, а кто-то дальше старается карабкаться. Эта гладкая стена так и продолжается, она не знает границ, не знает конца.


— И вы сейчас, прожив столько лет в театре, не знаете этого петушиного слова?
— Нет. Пожалуй, могу только вспомнить пословицу русскую — «Терпение и труд все перетрут». Потому что здесь, действительно, нужно достаточное терпение во всем и, конечно, много трудиться.


— А везение и талант — это на втором месте?
— Нет, это как бы составляющие от природы талант. Без таланта человек быстро сходит с дистанции. А везение… Вы знаете, я даже заметила, по своему опыту, что случай практически к каждому приходит. Только не каждый этим случаем пользуется. Некоторые думают, что вот сейчас, ладно, просплю, а потом будет момент, и я его схвачу. Нет, надо быть всегда на старте, надо быть всегда готовым. Даже если у тебя простой год, два, но случай всегда будет.


— А был ли в вашей жизни такой случай?
— Безусловно. Даже когда попала в Щукинское училище — это случай. Случай, как я стала вначале сниматься. Все мои пять книг это случай, а не потому, что я хотела. Все время случай. Но я всегда на старте. Я не то, что использую каждый случай, но я знаю, что если это совпадает с моим интересом, то я в это ныряю моментально.


— Алла Сергеевна Демидова уже давно не работает в репертуарном театре. Она первая в России создала свой частный театр под названием «А». Ее приглашали для работы мировые театральные знаменитости, такие, как Боб Уилсон и Теодорас Терзопулос, с которым она реализовала свою давнишнюю мечту и сыграла «Гамлета». Сейчас Алла Сергеевна иногда выступает с поэтическими вечерами, пишет книги, но у большинства театралов ее имя все же до сих пор ассоциируется с самым знаменитым театром — Таганкой. Поэтому исследование роли случая в жизни актрисы мы продолжили именно на примере этого театра.
— Таганка — случай, да. Потому что когда мы закончили театральную школу, у нас на курсе Любимов поставил «Добрый человек из Сезуана», и тогда организовался Театр на Таганке. Но вы знаете, после училища, после школы, когда ты еще молод и не знаешь, как собой руководить, то хорошо бы, чтобы тобой руководили. А тут уж само собой решилось — театр, да еще и со своими. Поэтому, конечно, случай. Хотя там был и другой случай, в это же время. Меня Хлопков пригласил в театр репетировать «Гамлета». Но в старом спектакле, где в свое время играл и Миша Казаков, и Марцевич, и Самойлов…


— Самого Гамлета?
— Да. Я даже репетировала там месяц. И могла бы пойти туда, и был бы другой случай. Надо было выбрать. И я выбрала Таганку и правильно сделала. Потому что Таганка была на виду, на Таганку приходили самые лучшие люди и творческие, и интеллигентные, и талантливые. Таганка формировала людей. На Таганке было очень много талантливых людей, но не все удержались. Или не пользовались случаем. Или терпения не хватило. Некоторые уходили, некоторых забыли, а некоторые остались. И Высоцкий, и Леня Филатов и Валера Золотухин. Таганка много дала.


— Я сейчас сделаю попытку внедриться в святая святых, что называется, актерскую кухню. Да не мне одному, наверное, кажется, что вы, в условиях вот этой стилистики любимовской, все-таки, всегда сохраняли свою какую-то позицию и свой мини-театр, мини-мир.
— Я не участвовала в каких-то закулисных спорах, не буду говорить дрязгах, чтобы не обижать собственный театр. Я не знала закулисную жизнь, я не знала эти течения, я не знала, кто с кем дружит там, за кулисами, какие там внутренние интересы. Но я абсолютно выполняла, как мне казалось, волю режиссера Любимова. Тогда требовались такие локальные краски, а мне хотелось, наоборот, играть более объемно. Но это не значит, что я спорила. Я вообще никогда не спорю с режиссерами, потому что давно поняла, что актер должен выполнять волю режиссера и тогда и он выигрывает, и спектакль, и общее дело. Тем более ранняя Таганка. Вообще мы существовали в коллективе. Я говорю «мы», но я, в основном, за себя говорю. Нам как-то совершенно не важно было, какую ты роль играешь — главную, не главную… Это потом уже началась какая-то иерархия. Кто-то выходил на этой дистанции вперед, кто-то отставал. А вначале… Тем более, что театр это вообще коллективное творчество. И когда коллектив такой единомышленников, это ведь очень редко бывает. Ведь когда молодой актер приходит в старый театр, а там уже сложившаяся иерархия, уже сложившиеся старики, это, с одной стороны, хорошо, потому что традиция, потому что они учатся на больших ролях, которые сделали большие мастера. Мы же начинали на ровном месте. У нас не было этой иерархии ни возрастов, ни званий, ни традиции. Мы ее создавали сами. И с одной стороны, я повторяю, это хорошо, но были и какие-то минусы. Но, все-таки, это хорошо, как выяснилось по истории театра — Таганка оставила свой след.


— И, тем не менее, я позволю себе процитировать мнение критиков: «С появлением Аллы Демидовой в роли госпожи Сун (имеется в виду «Добрый человек из Сезуана»), этот спектакль приобрел размах древнегреческой трагедии».
— Нет, вы знаете что, это, видимо, позднее высказывание. Потому что когда Любимов восстановил этот спектакль, он в день рождения театра, 23 апреля, попросил меня играть один раз. Я это сыграла. И после этого спектакля Боб Уилсон, один их самых лучших театральных режиссеров мира, предложил мне работать с ним. И я думаю, что эта фраза возникла именно после этого спектакля, после того, как я уже сыграла древнегреческие трагедии и Электру, и Федру, и Медею. Вначале — нет, вначале это все были такие ученические экзерсисы.


— Алла Сергеевна, в интервью, если не наврал наш брат журналист, вы как-то сказали, что если начинать жизнь сначала, то вы бы с театр не пошли. Это правда?
— Там был немножко другой контекст и не такой прямой вопрос. Но если уж так прямо отвечать на него, то да, пожалуй, наверное, вот сейчас бы не пошла. Хотя всю жизнь мечтала. И с детства меня спрашивали, кем я хочу быть, и я всегда одним словом говорила: «Великойактрисой», без разделения. Но сейчас я только в последнее время понимаю насколько это такой молох, он затягивает, требуя таких жертв.


— Неоправданных жертв?
— Иногда неоправданных. Например, последние несколько лет я очень много работаю, но работаю не в России. Так случилось. Я не люблю ездить. А мне приходится все время ездить, менять страны, города, жить в гостинице. Я считаю, что это жертва. Но, тем не менее, жить надо и пока это моя профессия.


— А можно ли сразу задать несколько нескромный вопрос: а почему не в России, все-таки? Я понимаю, что это больной вопрос.
— Нет, абсолютно не больной. Дело в том, что у меня театр «А», потому что Алла, ангел и первая буква алфавита. За мной всем места хватит. Но сейчас, чтобы существовать без спонсоров и без поддержки, нужны большие деньги, чтобы арендовать помещение, чтобы платить актерам, осветителям и радистам. А я не хочу ни у кого просить.


В финале разговора интервьюер не удержался и все же вспомнил о юбилее. Но, сделав попытку заговорить о подведении неких промежуточных итогов, был тут же срезан своей собеседницей: «Никогда я не подводила итоги после этого дня. Обычно у меня так совпадало, что в этот день я была за границей на гастролях, а если в Москве, то я всегда уезжаю на дачу. Один раз мы с моей приятельницей, Неей Марковной Зоркой, пошли за грибами. И как хорошо — мы целый день ходили за грибами, а потом пришли и вдвоем выпили. Один раз, правда, когда я еще была в Театре на Таганке, шел спектакль "Вишневый сад", и они решили этот спектакль поставить 29 сентября. Я сказала: "Ни в коем случае!" Но, тем не менее, театр есть театр и против приказа не возразишь. Они даже сделали специальную программку. Написали 29 сентября (без торжества, без юбилея — просто число) и фотографии всех участников спектакля в костюмах на сцене. Этого никогда не было. Ну, хорошо. Утром я проснулась — у меня пропал голос. Я вам клянусь! Спектакль отменили. На следующий день голос появился. Но программка осталась в раритете.


XS
SM
MD
LG