Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Вадим Дубнов: "Война не входит абсолютно ни в чьи планы"


Программу ведет Андрей Шарый . Принимает участие заместитель главного редактора еженедельника "Новое время" Вадим Дубнов .



Андрей Шарый: Политические комментаторы активно оценивают кризис в отношениях России и Грузии. Некоторые близкие к Кремлю эксперты не исключают возможного военного развития событий. О перспективах разрешения споров между Тбилиси и Москвой с экспертом по вопросам развития республик бывшего Советского Союза, заместителем главного редактора еженедельника "Новое время" Вадимом Дубновым я начал беседу с вопроса о том, каким образом может сказаться на развитии отношений этот конфликт.


Близкие к Кремлю московские политологи говорят уже о военном сценарии развития событий в отношениях между Россией и Грузией. Такие заявления сделал, в частности, Сергей Марков. Он предсказывает, что после 15 октября, когда истечет срок пребывания российских миротворцев в Южной Осетии, Грузия немедленно начнет военную операцию против мятежной автономии. Россия окажется на грани полномасштабного военного конфликта с соседней страной. Насколько реальным вам кажется такое развитие событий?



Вадим Дубнов: Крайне мало реально, с моей точки зрения. Потому что война не входит абсолютно ни в чьи планы, разве только в планы Южной Осетии. Для господина Кокойты это, возможно, единственный вариант политического выживания. Ни в планы Грузии, ни в планы России, ни в планы Абхазии, с моей точки зрения, военное продолжение не входит. Я думаю, что у каждого участника конфликта есть некая планка ожиданий, некая программа максимум, которую они пытаются выполнить в ходе этого конфликта. Они достаточно противоречивы. Поэтому возможен любой компромисс, кроме военного.



Андрей Шарый: Кому в Тбилиси и в Москве выгодно нагнетание отношений между двумя странами?



Вадим Дубнов: Я думаю, что с позиции Тбилиси это достаточно прагматичная линия с неким налетом эмоциональности. Но там, по крайней мере, понятна некая логика. С моей точки зрения, на обострение Саакашвили пошел достаточно безоглядно. У него есть некая цель. Как я понимаю, - это интернационализировать конфликт в Абхазии, вывести его на совершенно другой уровень, для чего необходимо избавиться от российских миротворцев. А это в не очень реальной перспективе заменить их "голубыми касками", но он своими действиями, я думаю, достаточно преуспел в этом отношении. Потому что уже не обращать внимания на то, что происходит, невозможно. Москва своими ответами достаточно способствовала тому, что то звучание, которого добивался Саакашвили, оно имеет место. Эту программу планомерно Саакашвили выполняет.


Что касается Москвы, то у нее особой логики, по-моему, нет. Она была обречена на подобный ответ всей своей политикой, всей своей логикой, всем своим заложничеством своего внезапно свалившегося на нее величия. Она как бы отвечала так, как считает, что должна отвечать великая держава. Сейчас Москва вынуждена отвечать в таком завышенном тоне, авансируя и военное продолжение и все, что угодно. Но это в области политтехнологии.



Андрей Шарый: Рейтинг президента Путина, тем не менее, за последние дни возрос на 6-7 пунктов. За последние два года это самый высокий рейтинг. Накануне 54 дня рождения президента говорят о том, что это новая успешная внешнеполитическая акция Кремля. Как вы относитесь к такого рода оценкам?



Вадим Дубнов: К слову "акция" я бы относился достаточно осторожно, потому что акция должна быть продуманной. Я бы говорил о рефлексах, которые совпали с ожиданием большинства населения. Слава Путина о том, что надо навести порядок на рынках, без использования слова "грузины", были с очень большим пониманием, конечно, встречены большинством нашего народа. Поэтому, я думаю, что все достаточно рефлексивно, без какой-то продуманной линии. В конечном итоге, с точки зрения рейтинга, для Путина все складывается хорошо. Но с точки зрения общего представления о России - это, конечно, абсолютная катастрофа.



Андрей Шарый: Несколько недель назад говорили о Кондопоге, где был один всплеск ксенофобских настроений. Сейчас можно говорить о какой-то новой фазе, новой форме ксенофобии в России, на ваш взгляд?



Вадим Дубнов: Да, можно. Потому что власть ведет себя с небывалой долей откровенности. Те комплексы, которые она сдерживала раньше, то здесь такое впечатление, что Путин просто обиделся лично, и все пошло без всякой попытки сдержаться. Когда по телевизору государственные каналы рапортуют, что еще мы нашли способ выдавить грузинских мигрантов или наехать на грузин, это уже говорит о чем-то. Население, к сожалению, ведет себя достаточно предсказуемо.



Андрей Шарый: Как вы оцените международную реакцию на то, что происходит в отношениях между Тбилиси и Москвой? На редкость сдержанно ведут себя пока и Соединенные Штаты, и Западная Европа, не так ли?



Вадим Дубнов: У меня создается впечатление, что Европа не в очень большом восторге оттого, что делает Саакашвили. Саакашвили проверят на прочность европейское спокойствие, чего европейцы очень не любят. Европейцам нравилось статус-кво, нравилось состояние замороженности - есть такая проблема между Россией и Грузией, надо время от времени в ОБСЕ ее обсуждать. А здесь Саакашвили, действительно, вывел ее на новый уровень. Сейчас надо как-то реагировать, чего Европе при наличии собственных проблем совершенно не хочется.


А американцам немножко проще. Американцы постепенно выруливают на несколько более реалистические отношения с Россией. Грузия здесь просто один из технологических рычагов, который помогает американцам установить некий статус в отношениях.



Андрей Шарый: Вам представляется продуманной и мудрой внешнеполитическая линия грузинского президента?



Вадим Дубнов: Грузинский президент решает свои задачи. Стиль власти Саакашвили, вообще, во многом поход на стиль власти Путина. Они достаточно близки по своему вертикальному взгляду на управление государством. Это тоже власть такого рейтингового типа, примерно та же типология. Оценивать их по шкале демократично или недемократично, либерально или нелиберально совершенно бессмысленно, потому что все эти термины пока к Грузии не очень применимы, прямо скажем. Тем не менее, в общем плане, если оценивать по шкале "успех-неуспех", то, я думаю, что Саакашвили сейчас достаточно был успешен.





XS
SM
MD
LG