Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Правые, левые и Москва


Жан-Мари Ле Пен и Владимир Жириновский в Москве в 1996 году

Жан-Мари Ле Пен и Владимир Жириновский в Москве в 1996 году

Что привлекает в России крайне правых и левых из Евросоюза?

Спикер парламента Венгрии Ласло Кёвер в интервью одному из венгерских изданий заявил, что его страна может пересмотреть членство в Европейском союзе. Среди причин он назвал указания, которые дает Брюссель по государственному управлению. Кёвер заявил, что это напоминает поведение Москвы в 1989 году перед распадом СССР. Правда, спикер парламента и член правящей партии "Фидес" назвал это худшим сценарием: членство в ЕС и НАТО, по его словам, не является проблемным для Венгрии, однако, "евроатлантический мир сотрясается в моральном смысле". Критика политики Евросоюза в последнее время звучит не только из Венгрии, но также из Словакии или Чехии.

За последние несколько лет между российскими политиками и крайне правыми партиями Европейского союза установились тесные связи. Представители французского "Национального фронта", венгерской "Йоббик", итальянской "Вперед, Италия", немецкой "Левые" ("Де Линке"), бельгийской "Фламандский интерес" и других ультраправых и левых партий ЕС нередко придают мнимую легитимность нечестным или вообще нарушающим международное право выборам, которые проводятся при поддержке России. Так, крайне правые из ЕС участвовали в качестве наблюдателей во время референдума в Крыму, который в Брюсселе не считают легитимным. Ранее своих наблюдателей европейские ультраправые посылали, например, на выборы в Южную Осетию, Абхазию или Приднестровье – на те территории, которые считаются непризнанными или частично признанными, и при этом опекаются Россией.

Это сотрудничество сложилось в середине 2000-х с появлением в ЕС двух очевидно поддерживаемых Москвой организаций: бельгийской Евразийской обсерватории демократии и выборов и польского Европейского центра геополитического анализа. Но подобные тесные отношения существуют не только среди партий, не имеющих своих представителей в Европейском парламенте. В сентябре альянс крайне правых и левых (в России он известен как национал-большевизм) вновь проявился во время голосования по договору об ассоциации ЕС и Украины. 127 депутатов Европейского парламента проголосовали против принятия этого документа. В списке – пестрый набор из коммунистических, ультраправых, консервативных партий или политических сил, выступающих с позиций евроскептицизма. Речь идет о депутатах, избранных во время недавних выборов в Европейский парламент. Основную поддержку во время протестного голосования обеспечивали партии из Великобритании, Германии, Греции, Испании, Франции и Чехии, хотя речь идет о депутатах 18 стран Евросоюза. О том, как давно представители всех этих политических сил стали выступать с тех же позиций, что и Россия, рассказывает политолог Антон Шеховцов, изучающий ультраправые партии и движения в России, Украине и ЕС:

Антон Шеховцов

Антон Шеховцов

– Отдельные контакты были еще в 90-х годах. Например, лидер ЛДПР Владимир Жириновский дружил с Жан-Мари Ле Пеном, с итальянскими и немецкими правыми радикалами. Однако в 90-х эти контакты не имели такого значения, какое они приобрели в последнее время. Тогда для того же Жириновского это скорее был поиск возможных финансовых спонсоров на Западе. Однако во второй половине 2000-х уже более-менее сложилось сотрудничество с крайне правыми: с французским "Национальным фронтом", с Австрийской партией свободы, с болгарской националистической партией "Атака", затем с венгерским "Йоббиком". Я думаю, что основная причина, почему российские власти сотрудничают с крайне правыми в ЕС, – они подрывают единство Евросоюза, сложившийся демократический консенсус. Эти партии также настроены против США. А России очень выгодно как ослабление Евросоюза, так и ослабление трансатлантических связей между США и Евросоюзом. России также выгодно, чтобы фактически Евросоюз не существовал, чтобы это были отдельные государства, с которыми Москва могла бы гораздо удобнее для себя и эффективней договориться, продолжать коррумпирование европейских стран для собственной выгоды. Поэтому она и поддерживает связи с этими крайне правыми партиями. С крайне левыми немножко сложнее. Левые по-прежнему (не все, но многие из них) считают, что Россия – это продолжение Советского Союза. Несмотря на то, что официальной идеологией современной России не является ни коммунизм, ни социализм, у них сохраняется отношение к России как к СССР, как к полюсу многополярного мира, который может бросить вызов США. А левые и крайне левые тоже очень не любят Соединенные Штаты. Но в то же время я не могу сказать, что существует такое же прямое и открытое сотрудничество российских властей с левыми партиями, как с крайне правыми.

– Я не зря спросила о крайне левых и крайне правых одновременно, потому что в последнее время идеология и тех и других обрела точки соприкосновения. Эти партии в определенных ситуациях даже выступают единым фронтом. Что их связывает?

– Основное – это антиамериканизм. Есть еще некоторые экономические совпадения. Потому что крайне правые сейчас часто прибегают к социальному популизму, а левым он тоже свойственен. И те, и другие не приемлют неолиберализм. И те, и другие не приемлют глобализацию в том виде, в каком она сейчас происходит. Это основные пункты, по которым крайне правые и крайне левые в ЕС совпадают, но это происходит вместе с Россией.

– Поскольку на последних выборах в ЕС правые партии в некоторых странах побеждают, может ли в дальнейшем их сотрудничество с Россией существенно повлиять на политику Евросоюза?

Я думаю, что существует определенная финансовая заинтересованность лидеров крайне правых партий ЕС в сотрудничестве с Россией

– Я бы, наверное, не стал так драматизировать. По крайне мере, об этом рано говорить, анализируя последние выборы в Европарламент и выборы в национальные парламенты: процент электорального успеха крайне правых партий увеличился, но незначительно. Они по-прежнему составляют в Европарламенте меньшинство и даже не могут создать собственную парламентскую группу. Их недостаточно. Как недостаточно и стран, которые могли бы принять участие в формировании такой фракции. Естественно, мы сейчас видим в ЕС плавный подъем крайне правых партий, а потому можно предположить, что в дальнейшем их сотрудничество с российскими властями будет укрепляться. Это совершенно очевидно, потому что это главные союзники России в Евросоюзе. С ростом популярности таких партий и, скорее всего, с ростом некоторой поддержки со стороны России этих партий, я думаю, они начнут влиять в более значимой форме на политику Евросоюза не только в отношении России, не только в отношении Украины, а вообще в целом. Но это не произойдет в ближайшее время.

– Вы говорите о поддержке, которую Россия оказывает этим партиям. В чем она на данном этапе проявляется?

– В большинстве случаев она проявляется в поддержке определенных лидеров партий. У меня нет на руках фактов, но я думаю, что существует определенная финансовая заинтересованность лидеров крайне правых партий (не всех, но некоторых) в сотрудничестве с Россией.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG