Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дети в нашей жизни



Виктор Ерофеев: Наши гости: психолог Юлия Кринчик и детский писатель Тим Собакин, а также мы предложили журналистке из РГГУ Екатерине Елисеева принять участие в нашей программе. Дети в нашей жизни, мы в жизни наших детей. Мы начнем, наверное, с писателя. Тим, скажите, пожалуйста, что за книги вы пишете для детей и для какого они возраста, эти книги?



Тим Собакин: Дело в том, что сейчас я, наверное, всех очень удивлю: я не считаю, что я пишу только для детей. Мне кажется, что я пишу для тех, у кого в душе жив ребенок, а кто это будет читать - дети или взрослые - это уже как получится.



Виктор Ерофеев: Теперь сразу вопрос: а как сохранить ребенка в своей душе? И надо ли его сохранять?



Тим Собакин: Я думаю, что надо, потому что если нет ребенка, то тогда жизнь становится серой и скучной. А чтобы его сохранить, я думаю, только один есть способ – это удивляться. То есть не переставать удивляться миру и всему новому, что в нем происходит. В наше время, я думаю, что каждый день очень много чего нового есть, имеется в виду не какие-то события, новости и так далее, вообще сам мир на месте не стоит.



Виктор Ерофеев: Тогда, казалось бы, легко сохранить в себе ребенка, но как-то не очень получается. Юля, мы не перестаем удивляться миру, в мире очень много парадоксальных и очень диких вещей, но, тем не менее, ребенок как-то удивляется миру иначе, чем мы. В чем его жизнеспособность к удивлению? У меня дочке год и два месяца, и думая про нашу передачу, я думаю про дочку Майю, и она действительно открыта миру, она радостна, она счастливая и все время хочет узнавать. Откуда эта способность? Это так закодирована наша природа или бывают дети с меньшим, с большим удивлением в жизни? Все равны дети?



Юлия Кринчик: Дети действительно отличаются от взрослых иным восприятием мира, именно тем восприятием, которое действительно стоит сохранить. Они воспринимают всем собой, целостно, они отвечают на любое ощущение из внешней среды целиком. Достаточно посмотреть, как ребенок, например, ест или как он смотрит мультфильм и станет понятно, о чем идет речь. Потом детское восприятие гораздо более непосредственное, и мир для ребенка гораздо более подробен и все ощущения гораздо более остры. Сохранить эту остроту восприятия - это как раз достойная цель для человека взрослого, то, о чем говорил Тим, я абсолютно согласна.



Тим Собакин: Можно я сделаю дополнение? Мне кажется, что наоборот мир для ребенка – это полный хаос, и он проделывает огромную работу, чтобы прощупать эти связи между всякими явлениями. И когда он находит, он удивляется, что я этого не знал, а теперь, оказывается, так все происходит. То есть строит всякие причинно-следственные связи. А потом, когда какая-то модель формируется в нашем сознании, мы, мне так кажется, удивляться перестаем и только думаем о том, как бы выжить. Не все, естественно, но в большинстве своем.



Виктор Ерофеев: Расскажите про книжки, какие книжки вы пишете? Какие детские книжки для детей и для взрослых вы пишете?



Тим Собакин: В принципе в основном стихи, но бывают рассказы тоже. Все думаю написать большую повесть, но чем больший объем, тем на более долгое время откладывается.



Виктор Ерофеев: А для какого возраста? Большая повесть, наверное, для детей старше восьми, по крайней мере.



Тим Собакин: Виктор, я сказал, что я обычно не определяю возраст, я пишу так, чтобы это было интересно мне в надежде на то, что читатель отыщется. Насколько я думаю, их хоть мало, но они есть.



Виктор Ерофеев: Катя, что вы скажете про детей? У вас нет детей. Вы будущая мать или вы этот вопрос рассматриваете?



Екатерина Елисеева: Нет, будущая, конечно.



Виктор Ерофеев: Почему вы хотите ребенка? Чтобы он удивлялся миру или чтобы этот ребенок вам помогал в старости? Вы прагматично на это смотрите или это просто материнский инстинкт?



Екатерина Елисеева: Нет, это будущий материнский инстинкт, потому что прагматично на это смотреть…



Виктор Ерофеев: Сколько вам лет?



Екатерина Елисеева: 25. Здесь прагматично не рассчитаешь. А вдруг он не будет помогать? Вдруг придется всю жизнь самой с ним мучиться. Поэтому здесь только материнский инстинкт.



Тим Собакин: Бывает и так.



Виктор Ерофеев: Юля, действительно дети цветы нашей жизни?



Юлия Кринчик: Дети просто цветы.



Виктор Ерофеев: Не нашей жизни, а вообще цветы.



Юлия Кринчик: На самом деле для детей мы проводники жизни в мир. И очень важно каждой маме, когда она задумывается, для чего она собирается рожать ребенка, делать это в том случае, когда она чувствует в себе желание родить для того, чтобы эта жизнь была.



Виктор Ерофеев: То есть неслучайно.



Юлия Кринчик: Не случайно, но тем не менее, не как свою собственность. Воспринимать этого ребенка – это, конечно, наша любовь наш ребенок, но это не наша собственность и это не некий объект дальнейшей манипуляции и вылепливания чего-то того по заранее существующей у нас модели. Это очень важный момент. То есть мы можем пройти рядом с ребенком какую-то часть его пути. В принципе, до конца нашей жизни мы эту связь будем ощущать, наш ребенок, дай бог, тоже, но, тем не менее, мы должны понимать, что мы проводники. Например, мы можем открыть ему этот мир, но свои выборы он должен делать сам.



Виктор Ерофеев: У нас звонок от Юрия Владимировича из Волгоградской области. Юрий Владимирович, что вы думаете насчет детей в нашей жизни?



Слушатель: Здравствуйте. Во-первых, я хотел бы выразить соболезнование коллективу Радио Свободы по поводу кончин Муратовой в Туркмении. К сожалению, приходится начинать с этого. Одновременно, с точки зрения детского вопроса Радио Свобода существенно отстает, не имея передачи для детей и юношества.



Виктор Ерофеев: Спасибо за эту критику, очень верно.



Слушатель: Ведь Радио Свобода по сравнению, допустим, с нынешними Радио России, оно менее ангажированное. Может быть оно предоставит правдивую информацию об истории детей в России, в Советском Союзе и так далее, о детских организациях, будь то скауты, будь то пионеры. Пора несколько трезво взглянуть на историю детских организаций.



Виктор Ерофеев: Очень интересное вы предлагаете дело. Мы, наверное, это учтем, и спасибо за звонок.


У нас на проводе Александр из Санкт-Петербурга. Я подозреваю, что это наш постоянный слушатель.



Слушатель: Правильно, Виктор. Всем добрый день. Цитата для начала: детство - потерянный рай, в который мы иногда возвращаемся. К чему эта цитатка? Вот она к чему: хотелось бы у ваших гостей и у вас, Виктор, как молодого отца, узнать вот какую вещь, над которой я бьюсь. Ребенка воспитывать в традициях романтизма, на русской классической литературе и потом он попадает в этот прагматический мир, мир чистогана, поклонения золотому тельцу. Я наблюдаю за детьми, которые действительно не приспособлены к миру, хотя детство у них было счастливым.



Виктор Ерофеев: Александр, все, мы поняли вопрос. Кстати говоря, очень точный вопрос, над которым я как писатель задумываюсь уже последние двадцать лет. Но я сначала не свое выскажу мнение, а давайте мы начнем с другого писателя. Пожалуйста, Тим, ваше мнение. Что же, сначала сказки и невероятные украшения, а потом этот мир, который безжалостен.



Тим Собакин: Что тут поделать, жизнь есть жизнь. Я не призываю к тому, чтобы как мы были в детстве, выросли и там играть в песочнице, в машинки, бегать друг за другом с обручами и с палками. Потому что, я считаю для себя, что в душе я живу, стараюсь жить в ожидании какого-то чуда и что бы там ни было, иногда приходит это удивление жизнью. Обычная жизнь требует определенных, совершенно иных навыков. И поэтому в принципе даже есть такой парадокс в том, что тот, кто остался в детстве, ему труднее жить. Потому что в душе, допустим, не умер ребенок, а никому до этого ребенка дела нет. Потому что когда ты был маленький, тебя все гладили по голове и так далее, а теперь, так скажем, бьют, условно. Надо как-то уметь это совмещать – в этом есть искусство и трудности жизни взрослых.



Виктор Ерофеев: Я думаю, как раз надо совмещать, чтобы, с одной стороны, готовить ребенка к реальности, а с другой стороны, сохранить за ним это счастливое, веселое, легкое детство, тот самый рай, о котором говорит наш слушатель Александр. И естественно, этот рай отнимать у него невозможно. Так ли?



Юлия Кринчик: Безусловно. Дело в том, что вариант, который предложил наш слушатель, он несколько схематичен. Если мы воспитываем ребенка в традициях романтизма, как предложил слушатель или в любой другой традиции, которая выбирает каждая семья, в зависимости от системы ценностей. Тем не менее, этого ребенка не держат под колпаком дома и так или иначе он довольно рано сталкивается с социальной действительностью и постепенно начинает к ней адоптироваться. И на мой взгляд, здесь противоречие не в том, чтобы отказываться от своей системы ценностей в угоду тому, чтобы он был якобы приспособлен к жизни, а приспособить к жизни ребенка можно единственным способом – это трансляция ему веры в себя.



Виктор Ерофеев: Веры в себя в смысле в него самого, не в родителей.



Юлия Кринчик: В него самого. То есть растить его таким образом.



Виктор Ерофеев: То есть таким образом, чтобы поверил в себя.



Юлия Кринчик: Воспитывать таким образом, чтобы с самого начала, уважая его желания, выращивать.



Виктор Ерофеев: Мне очень нравится эта теория. То есть либерально относиться к нему.



Юлия Кринчик: С уважением с первых дней, как к личности и давая ему право на собственный выбор, уважая этот выбор дальше. И тогда он вырастает человеком, уверенным в том, что он способен сделать правильный выбор. Во-вторых, если он сделает ошибку, он имеет ресурс для того, чтобы ее исправить, и он чувствует себя в этом мире свободным, потому что он собственную жизнь выбирает для себя сам, он не воспринимает свой путь как навязанный кем-то и, соответственно, у него больше степеней свободы.



Виктор Ерофеев: Вы знаете, мне нравится наш психолог. Я воспринимаю примерно так же. По крайней мере, на практике, даже не адресуясь к учениям как воспитывать, я, наверное, так и делаю. У нас звонки. Сергей из Петербурга, ваше мнение о детях в нашей жизни и вопрос.



Слушатель: Добрый вечер. О детях что можно сказать в нашей жизни? Жизнь у них суровая. По-моему, она более суровая, чем была у нас, несмотря на то, что и время у нас и живем лучше. Но я смотрю на то, что происходит. Во-первых, школа - это какой-то бедлам, это соревнование у кого мобильник лучше. У меня крутой мобильник для военнослужащих НАТО, я предложил сыну, он говорит: да ты что, кому такое нужно?



Виктор Ерофеев: Дети вырвались вперед.



Слушатель: Такого количества обсадившихся наркотиками, как в прошлом году и в этом, я не видел. Я 27 числа вызывал милицию, молодой человек, передозировка у него была недалеко от дома.



Виктор Ерофеев: Спасли?



Слушатель: Нет, он трупными пятнами покрылся. Жизнь действительно суровая. И она как-то идет куда-то не туда.


Эти скауты, например, у нас обосновались несколько лет назад скауты, к ним приезжали педофилы из Европы или из Штатов даже. Это страшные вещи, надо как-то об этом больше говорить.



Виктор Ерофеев: Вот видите, вы поддерживаете нашего слушателя из Волгоградской области Юрия Владимировича, в самом деле мы об этом мало говорим - это большая проблема. Хотя, с одной стороны, это проблема - дети и чем больше, тем больше проблем, это все всем известно. Но с другой стороны, такая радость. У вас есть дети?



Юлия Кринчик: Да, у меня сын, 18 лет скоро.



Виктор Ерофеев: 18 лет. Катя, все хуже и хуже становится, все колются, все пьют и никакого просвета в жизни?



Екатерина Елисеева: Вы знаете, у меня первое образование педагогическое, поэтому проходили практику в школе, естественно. Я хочу сказать, что нормальных детей очень много и талантливых, и интересующихся. Просто плохих лучше видно. Поэтому создается такое впечатление.



Виктор Ерофеев: Как новости в газетах, о них больше пишут.



Екатерина Елисеева: Они, естественно, на виду. Им вызывают милицию, в то время как нормальные дети сидят дома и их не видно.



Виктор Ерофеев: Вы учились в международном университете, кстати, очень хороший университет, и вы учитесь на Ленинградском проспекте. Вот среди ваших товарищей, подруг, коллег, тех, с которыми вы учитесь, как вы думаете, после такого счастливого детства, школа и университет работают на развитие индивидуальности или все под гребенку под единую?



Екатерина Елисеева: В принципе школа и университет работают на развитие индивидуальности, если человек к этому расположен.



Виктор Ерофеев: Вот положительный человек. То есть будущее есть?



Екатерина Елисеева: Я думаю, что не у всех, но у многих.



Виктор Ерофеев: Чему вы будете учить своего ребенка? Во-первых, сколько детей вы хотите?



Екатерина Елисеева: Двух хочу.



Виктор Ерофеев: Мальчика или девочку?



Екатерина Елисеева: Одного того, одного того. Мальчика и еще мальчика.



Виктор Ерофеев: Феликс Иванович спрашивает нас: «Просьба, чтобы писатель назвал свою фамилию, названия книг и где купить». Фамилия мы уже называли - писателя зовут Тим Собакин. Где купить книжки, я не знаю, пусть писатель сам на это ответит.



Тим Собакин: Дело в том, что в последние два-три года, если не больше, у меня отдельными изданиями ничего не выходило, как это ни печально. Потому что если бы сейчас у нас была тема о проблемах в детской литературе, я бы объяснил, почему.



Виктор Ерофеев: Кстати говоря, тема детской литературы, проблема детской литературы очень тесно связана с воспитанием детей.



Тим Собакин: Это само собой.



Виктор Ерофеев: И очень тесно связана с теми несчастьями, которые у нас есть. Мне кажется, что несчастий очень много. Но мне бы хотелось сегодня, потому что вот наш народ, наши порой слушатели, наш человек он иногда любит поплакать, пожаловаться. Может быть поищем больше позитива. Владимир пишет: «Все, что я вложил в своего сына в этой стране, к сожалению, не пригодится – это доброта, человеколюбие и сострадание». Ну вот это почти политический вопрос. Я хочу опять к Кате, это вопрос к молодому поколению, вернуться: что же такое, действительно не пригодиться доброта? Вам не пригодится доброта, человеколюбие и сострадание?



Екатерина Елисеева: Почему? Мне пригодится, всем пригодится в обычной жизни. Если она не нужна в глобальном смысле каким-то политическим партиям или еще кому-то.



Виктор Ерофеев: То есть не отдавай жизнь политическим партиям, там не пригодится ни доброта, ни сострадание. Вообще я думаю, все время думаю, когда мы делаем передачу «Энциклопедия русской души», что надо начинать с себя, надо начинать со своего ребенка.



Тим Собакин: Ведь надо не забывать, что мы хоть и живем на земле, но есть ведь еще и небо. Пускай называет кто как угодно - это неважно, и если думать, что мы живем только для земли, то зачем, если завтра нас не будет.



Виктор Ерофеев: Это религиозное мировоззрение, которое мы все поддерживаем. Вы в бога верите, Катя? Молчит, как партизан, но, тем не менее, качает головой. Вот такие. Тут еще нам аноним написал: «Дети - это самая главная проблема каждого человека, а жизнь становится все страшнее, никакой перспективы». Ну вы понимаете, действительно, есть тоже другие проблемы. У меня такое впечатление, что если спрашивают, что у нас в России самое чемпионское? Можете сказать психологически: а жизнь становится все страшнее, никакой перспективы. Знаете, кто кого боится, писала Ахматова, то с тем и случится. Я еще раз хочу призвать слушателей: давайте мы забудем нытье и потихоньку будем раскрывать. Давайте, расскажите, что вам нравится в ваших детях, расскажите что-нибудь доброе и пушистое.


Наталья нам говорит, что «согласно звонкам слушателей картина катастрофическая, меры нужны экстренные, дети погибают, как видите, уже возле своих домов». Ну вот опять. Она предлагает ввести уголовную ответственность за гомосексуализм и конфискацию. «Сейчас эти статьи нужно возвращать, либералов все проклинают». Воспользовались мы темой, Наталья, детей, и стали ругать либералов. Я думаю, что либеральное отношение к детям, естественно, которое требует гораздо больше работы, чем кнут и пряник - это искусство, а не ужас, который нам надо запрещать. Я надеюсь, что не все наши радиослушатели поддерживают это мнение. Хотя мы «Энциклопедия русской души», что вплетается в эту общую косичку, то мы и несем с собой. Георгий из Московской области, мы вас слушаем.



Слушатель: Добрый вечер. Спасибо за глобальную, кардинальную передачу. Я хочу сказать, что французское сопротивление, Уэльбек вами, Виктор, цитируемый в прошлый раз, разобрались с этим, что детский мир, дети рождаются далеко не в детский мир. Психолог Шостром американский говорит, что напряженность манипуляционная возросла и особенно она возросла на детские души. Это прежде всего психология, журналистика и, конечно, это телевизор и шоу-бизнес. Они делают нужного человека. Сейчас человек, философ как Михаил Эпштейн, он не технологичен и не политкорректен. И поэтому всякие раздоры, а человек должен быть проще. Поэтому прошедший манипуляционную обработку, уже у нас блудный сын, невозвращенец. И то райское время, я в войну помню из уст Раневской: «Лазарь, я тебя знаю. Когда ты очень захочешь кушать, ты придешь домой». Это уже исключено - Лазарь невозвращенец, блудный. И это существенная поправка, только французское сопротивление ее опубликовало.



Виктор Ерофеев: Георгий, я люблю очень творческие звонки. Я уже десять раз говорил себе, что надо придумать премию за творческий звонок. С другой стороны, никак не могу выполнить. Чувствую себя после таких звонков как-то неуютно. Будем стараться куда-то двигаться. Действительно, все и красиво, и интересно сказано. Тем не менее, мне бы хотелось, чтобы мы продвигались в сторону будущего. А вот в сторону будущего, давайте спросим у Кати, как бы вы хотели воспитать своих детей, чтобы как бы они себя вели?



Екатерина Елисеева: В первую очередь, чтобы они верили в себя, о чем мы уже говорили. Во вторую, чтобы были свободны. В третью, чтобы не задавить какие-то таланты и не перегружать своими несбывшимися мечтами. Потому что очень часто родители перекладывают на своих детей весь груз того, чего они не смогли добиться.



Виктор Ерофеев: Юля, а можно воспитать хорошего ребенка, если родители или как будущая мама Катя не верит в бога, как вы думаете?



Юлия Кринчик: Я не думаю, что это напрямую зависит от религиозности человека. Гуманистические ценности может разделять и нерелигиозный человек. Я сама человек верующий, при этом я прекрасно понимаю, что…



Виктор Ерофеев: То есть пропасти нет между человеком верующим и не верующим?



Юлия Кринчик: Человек должен быть человеком, папа и мама должны быть человеком, которые позволят ребенку быть. Цветаева дала однажды замечательную формулу, что такое любовь. Любить – это позволить другому быть, чтобы принять избыток. Вот позволить быть своему ребенку – это очень важно. Утверждать его неповторимое существование – это уже слова нашего великого отечественного психолога Рубинштейна. Любить – это утверждать неповторимое существование другого человека. Вот это самое важное. Мне кажется, что эта способность утверждать не себя в ребенке, а его как личность, она не зависит от того, религиозен человек или нет.



Виктор Ерофеев: Вы очень правильно сказали о том, что дети - это не наша собственность, не наша игрушка и в то же время это тоже не тот козел отпущения и так далее. Мы в этом смысле мы рабы наших ничтожных представлений о себе. Олег Борисович: «Неужели вы не видите признаков упадка цивилизации в мире в целом и нашего российского общества, в частности. Хлеба и зрелищ! Потребительство (хлеб), тупые сериалы, кровавые детективы, программы типа «ЧП», «Колизей». А у вас все хорошо». Олег Борисович, у нас не все хорошо. У меня, например, мама упала на даче и я сейчас после передачи еду, потому что, видимо, сотрясение мозга. Не все хорошо. Но если мы будем ныть, то у нас будет все очень плохо, а у наших детей еще хуже. Давайте не передергивать, что значит – «у вас все хорошо». Это, видимо, неправильно. Этот пафос, действительно, общенародный. Тупые сериалы не смотри, кровавые детективы не читай, программы типа «ЧП» не смотри, потребительство (хлеб) – не ешь, ходи голодный.



Юлия Кринчик: Да, Виктор, я абсолютно согласна. Мне хотелось поле нескольких звонков обобщающе-катастрофических как раз сказать о том, что не очень продуктивны такого рода обобщения. Потому что каждый человек для себя, если мы говорим о взрослых и детях, то каждый родитель в отношении своего ребенка может решить только одну задачу: что я конкретно могу сделать для этого ребенка, чтобы он вырос человеком. Человеком счастливым, свободным и обладающим ресурсами и силами для того, чтобы справляться с теми трудностями, которые жизнь несет в любое время, времена не выбирают. И эту индивидуальную задачу можно решить. Мне кажется, гораздо продуктивнее направить силы на нее.



Виктор Ерофеев: Во время войны меньше ныли.



Тим Собакин: Я хочу добавить, потому что я не отличаюсь оптимизмом и даже наоборот. Часто себя ловлю на том, что чем больше ноешь, тем хуже становится. И не нужно забывать, вот, мир стал сейчас хуже, он был в принципе всегда одним и тем же. В СССР социальное неравенство было намного уже.



Виктор Ерофеев: Оно было завуалировано. Было неравенство, я сам из неравной семьи. Мой папа посол был. Я знал, что папа-посол и рабочий, который восхваляется как пролетариат, по-разному живут.



Тим Собакин: Намного шире, потому что мир в самом деле изменился и от человека зависит его выбор, в каком месте он себя будет искать.



Виктор Ерофеев: Вот точные слова. Мир большой, поищи себя в разных местах.



Тим Собакин: Такой маленький тест, может быть даже не сейчас, а пусть мамы и папы вечером перед сном спросят у своих детей, имеется в виду не больших, у которых проблемы в самом деле личные, школьные и может быть связанные с зависимостью от нехороших веществ, а маленьких, 7-9 лет: тебе хорошо с нами? Я почти уверен, что 90% тех детей, которые живут в семьях, скажут – да. Есть, конечно, беспризорники, их очень много, но это отдельная проблема. Мы сейчас имеем в виду детей, у которых есть один родитель, в идеале два, а у некоторых есть еще отчимы и еще чего-то.



Виктор Ерофеев: Родственников в России наберется. Давайте дадим слово Сергею Васильевичу, который заждался. Сергей Васильевич, извините, тема интересная, много звонков и много на пейджер. Ваше мнение: дети – цветы нашей жизни или ваш вопрос.



Слушатель: Здравствуйте. Спасибо вам за передачу. Я начну с того, что в великой книге, Евангелие называется, написаны великие слова: станьте как дети. Это великий призыв к нам всем.



Виктор Ерофеев: Очень хорошо вспомнили, спасибо.



Слушатель: И второе, что я хочу сказать: я совершенно удивлен, что все кивают на жизнь плохую, как будто не они есть ее авторы.



Виктор Ерофеев: Точно! Наконец-то появился трезвый человек.



Слушатель: И третье, что я хочу сказать: безусловно, авторство человека самого, жизнь как жизнь, и мы всегда говорим, что да, жизнь всегда была трудной и будет трудной, не сейчас, так какие-то трудности возникнут и так далее и тому подобное. Но самая главная трудность в нас самих - это мы не хотим стать как дети. Это мало того, что не хотим, мы не хотим даже согласиться с этой идеей. Сейчас только ваш гость говорил, что он не хочет играть в игрушки. Конечно, стать детьми мы не хотим, но мы должны, обязаны видеть, что нам придется стать как дети, иначе рая не видать, товарищи и граждане. И последнее, если можно, я хотел сказать: ваша гостья сказала – хочу двух детей. Детей нужно заслужить. Это надо понять всем, кто их хочет и кто имеет. И вообще детство – это великая награда Божья.



Виктор Ерофеев: Сергей Васильевич, все понятно. Детей надо заслужить и, естественно, что это награда и естественно, заслужить детей - это прежде всего найти человека, от которого она захочет ребенка. Правда, Катя? Есть такой человек?



Екатерина Елисеева: Да, я замужем.



Виктор Ерофеев: Ну так вот, значит она нашла. Тогда пожелаем счастья в личной и семейной жизни. «Ребенок, да и взрослый не может быть счастливым, если единственная цель в жизни стать богатым». Вы хотели когда-нибудь быть богатым? Это ваша единственная цель?



Екатерина Елисеева: Скажем так, побочно я не откажусь, но это не единственная моя цель, конечно.



Виктор Ерофеев: Юля, как это понять, действительно у нас теперь такое поветрие, что детей учат, что если хочешь быть счастливым, будь богатым? На это перекинулись наши психологи?



Юлия Кринчик: Виктор, вы заметили, я не люблю обобщений?



Виктор Ерофеев: Я заметил. Мне нравится эта тонкость.



Юлия Кринчик: Я имею дело с отдельными людьми, для меня каждый индивидуально-неповторимо ценен. И поэтому по-разному воспитывают детей в зависимости от той системы ценностей, которая есть в семье. Есть какие-то семьи, где детей нацеливают на приоритет материальных благ, но есть очень много семей, где другая система и они воспитывают их в соответствии со своими ценностями.



Виктор Ерофеев: Даже Наталья говорит: «Если единственная цель в жизни стать богатым – это ущербность. Но именно такая установка внушается ему рекламой и в первую очередь телевидением». Известная формула Черчилля, что в Англии не боятся евреев, потому что не считают, что еврей умнее англичан. То же самое - будьте умнее телевидения. Почему мы должны испугаться? Нам показали кровавый сериал – ой, все вообще сойдут с ума. Ну детям, конечно, в дневное время это нельзя ни в коем случае показывать, потому что у них не хватает анализа. Хотя, я думаю, что дети в чем-то гораздо более аналитичные существа, чем мы, по крайней мере, вижу это по своей дочери.



Тим Собакин: Дополнение можно сделать? Все почему-то ссылаются на рекламу. Я ее, кстати, смотрю очень мало, то есть я ее вообще стараюсь не смотреть, но она все равно лезет. Сейчас даже не вспомню ни одного ролика, кроме рекламы машин, правда, за большие деньги, «Нисан», «Опель», и так далее. А так «Твикс», «Сникерс», я уже не буду говорить о другом - это самые обычные вещи, необходимые в быту, это все могут купить. Где вы видели, что в рекламе всех зовут: станьте богатыми, чтобы у всех были машины «Форды» и так далее?



Виктор Ерофеев: Там, конечно, есть какой-то образ очень сладкого мира.



Тим Собакин: А кто сказал, что успех это плохо? Если все будут успешны, то и страна будет успешна.



Виктор Ерофеев: Это верно. Давайте мы еще послушаем наших слушателей. Наконец стали звонить женщины. Наталья Александровна звонит нам из Москвы. Здравствуйте.



Слушательница: Здравствуйте. Вы знаете что, мы сейчас строим капитализм. Почему вы считаете и многие люди считают, что при капитализме все те, которые были хорошие черты социализма и коммунистического воспитания, почему нам не подходят?



Виктор Ерофеев: Почему вы так решили, Наталья Александровна? Никто из наших гостей.



Слушательница: Никто не сказал, что надо воспитывать в детях честность. И при капитализме очень пригодится.



Виктор Ерофеев: Наталья Александровна, погодите, а вы думаете, нам честность при социализме пригодилась? Давайте мы сейчас не будем. Скажите, вы были пионеркой?



Слушательница: Да, и комсомолкой была. Ведь человек человеку друг, товарищ и брат – что в этом плохого, почему отвергать надо?



Виктор Ерофеев: Христос так тоже утверждал.



Слушательница: Я в комсомол вступала, я этот текст прямо говорила, что человек человеку друг, товарищ и брат. Или - все лучшее детям. Или - товарищеское отношение к женщинам. Разве это плохо? Почему мы это не используем?



Виктор Ерофеев: Наталья Александровна, безусловно, хорошо. Я не спорю, что человек человеку может быть братом, я не спорю, что к женщинам надо проявлять товарищеские чувства. Но, я думаю, Наталья Александровна, что если мы будем только товарищеские чувства проявлять, мы будем тогда с грустью вспоминать о коммунизме, как вы это делаете сейчас на нашей программе. Давайте дадим слово другой даме. Галина Владимировна тоже из Москвы. Галина Владимировна, а как вы относитесь к детям?



Слушательница: Добрый вечер. Во-первых, большое вам спасибо за такую передачу. Нужно сказать, что на нашем радио и телевидение очень мало передач о детях, особенно в последнее время.



Виктор Ерофеев: Это правда, с этим все согласны.



Слушательница: Я хочу сказать, что реклама и прочие экономические проблемы, они меркнут перед проблемами, которые встают перед родителями – проблема наркотиков. Это такая серьезная проблема, что это просто я даже не могу выразить, что это за проблема. Потому что когда это касается тебя лично, просто некуда бежать, некого просить, кроме своих родственников о поддержке. Потому что милиционеры специально стоят около вузов и вылавливают тех детей, которые выкурили сигарету с травой, для того, чтобы позвонить в ректорат, сообщить, чтобы этого ребенка исключили. И у родителей вымогают деньги.



Виктор Ерофеев: Это совершенно верно. А вот как Игорь Анатольевич воспринял нашу передачу: «Все, кто калечит детские души, могут сказать вам спасибо за эту ханжескую передачу». Вот Игорь Анатольевич тоже отличился. Хотелось бы знать, чем она ханжеская? И наши звонят слушатели, тоже ведут ханжескую передачу? Вот когда скажешь, что есть проблемы, надо их решать, тут же некоторым кажется, что это лицемерие. Мне кажется, не надо быть буддистом, и христианином, и коммунистом, чтобы понимать, что надо ставить перед собой светлые задачи. Правда, Катя?



Екатерина Елисеева: Согласна.



Тим Собакин: И потом было бы очень странно думать, что мы вчетвером собрались, один час поговорили и проблемы каким-то образом или сами собой решились или мы дали точный совет - делайте так и так. Мне кажется, что опять же что мало того, что любой человек должен сделать свой выбор, но и приложить усилия, чтобы проблемы решить. Это очень, я по себе знаю, у меня целая куча проблем. Слава богу, не как у Виктора, думаю, что с мамой и папой все в порядке.



Виктор Ерофеев: Хотя 86 лет, и вообще падать в этом возрасте не рекомендуется.



Тим Собакин: И каждый день я прилагаю огромные усилия, чтобы их решать. Но я же не говорю, как мне плохо. Извините, конечно.



Виктор Ерофеев: Надо настроить так жизнь, чтобы чему-то учиться от людей с позитивным мировоззрением. Я помню, путешествовал по Индии, сейчас, говорят, что там лучше, но было ужасно - и деревни, и все, но я видел эти лица улыбающиеся. Я понимал, что они хуже, чем мы живем, но почему-то они улыбались. А у нас такое нытье разводят порой. Давайте еще женщину послушаем - Лену из Московской области.



Слушательница: Здравствуйте. Я очень рада за эту передачу. Дело в том, что хочу сказать насчет родителей, особенно мам, особенно то, что они рожают детей в 12 лет. И они даже не воспитывают. Надо детей всех воспитывать, учить жизненному опыту. Приведу свою подругу, она у меня красавица, окончила институт и дело в том, что она никуда не может устроиться работать, ничего.



Виктор Ерофеев: Спасибо. Опять все перемешалось. Чувствуется, женщина активная. Всякие несчастья случаются с людьми.



Тим Собакин: Судя по звонкам, все вообще беды от детей, что бы ни случилось. Я могу сказать одно, что касается наркотиков - это в самом деле ужасная беда и несчастье, все остальное можно превозмочь. Но только мы вчетвером никак не можем помочь.



Виктор Ерофеев: Почему не помочь? Мы можем просто об этом и говорить.



Тим Собакин: Дать надежду.



Юлия Кринчик: Конечно, можно предотвратить. Для этого каждый конкретный родитель должен с первого дня жизни своего ребенка таким образом устроить совместную жизнь, чтобы окна в мир, о которых я говорила, открывать. Очень много в мире интересного. Если родители дают себе труд с ребенком проживать много интересного, то у него формируются какие-то ценности, интересы и он просто-напросто не пойдет по этой дорожке. Но это труд, это требует времени.



Виктор Ерофеев: Я всегда удивлялся вот чему: что с самого начала жизни ребенок, кажется, гораздо больше знает, чем мы думаем, что он знает. Я помню, что когда первый раз нашу Майку поместили в ванну, она так внимательно посмотрела на нас, она хотела своими глазами получить уверенность в том, что мы делаем правильно. Просто совсем младенец. Она уже сейчас большая девочка, ей год и два месяца. И она все равно, то есть какая-то сила жизни, личность, это не просто коллективное. Она посмотрела: правильно делаете? Ну купайте. И была в этом большая человеческая позиция. Надежда из Петербурга.



Слушательница: Здравствуйте. Очень рада слышать голос Тима Собакина. Тимофей Собакин нам знаком, у меня трое детей и со старшими мы его читали, а с младшей почему-то не получается. Может быть он бы прочел что-нибудь любимое.



Виктор Ерофеев: Коротенькое есть? Отлично, Надежда. Вот наконец-то автор займется своим делом.



Тим Собакин: Для какого возраста?



Виктор Ерофеев: Для любого.



Тим Собакин: Тогда для всех.


На травке у леса густого паслась луговая корова.


А в море, водою плеская, ныряла корова морская.


И где-то на дерево ловко карабкалась божья коровка.


Везде успевают коровы. Коровы - они будь здоровы.



Екатерина Елисеева: Можно я закончу одним стихотворением? Я хочу прочитать стихотворение Волошина, вы поймете, почему.


Пройдемте по миру как дети


Полюбим шуршанье осок


И терпкость прошедших столетий


И едкого знания сок.


Таинственный рой сновидений


Овеял рассвет наших дней.


Ребенок - непризнанный гений


Средь будничных, серых людей.



Виктор Ерофеев: В таком поселке Коктебель действительно приходят в голову светлые мысли. Владимир из Московской области, очень коротко.



Слушатель: Добрый вечер. Всю неделю Свобода обсуждает тему детей, потому что она была задана тем, что сына Патрушева назначили после академии ФСБ советником директоров Роснефти. Пока в обществе попрана мораль и нравственность, говорить «начни с себя» очень сложно, потому что все воспитываются на примерах. А если пример аморален, то, извините, у нас вопрос к детству…



Виктор Ерофеев: Понял. Да, примеры играют огромную роль в нашей жизни, но все равно начните с себя.



Екатерина Елисеева: И покажите пример.



Виктор Ерофеев: И покажите пример, добавила наша молодая журналистка Катя.


XS
SM
MD
LG