Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Поначалу я был исполнен решимости остаться в стороне от спора о недавних высказываниях и намерениях Елизаветы Глинки, шире известной как доктор Лиза. И не потому, что у меня нет мыслей по этому поводу, а напротив, потому, что мысли эти, может быть, чересчур радикального свойства, мне уже приходилось высказывать некоторые из них в связи со спорами вокруг поведения актрисы Чулпан Хаматовой, и безнаказанным это для меня тогда не осталось.

Если скандал неизбежен, то в нем есть кому поучаствовать и без меня. Но поскольку мнения резко поляризовались, а моего собственного так никто из участников и не высказал, обет молчания приходится снять. Доктор Лиза, если кто не в курсе, уже много лет занимается медицинской помощью тем, кто выпадает за пределы внимания общества, особенно такого сравнительно неблагополучного общества, какое мы наблюдаем сегодня на постсоветском пространстве: в частности бездомным, малоимущим и смертельно больным. В этом качестве она возглавляет благотворительный фонд "Справедливая помощь". Не буду лишний раз впадать в тавтологию и распространяться по поводу того, сколь благородно такое подвижничество: я согласен с теми, кто согласен со мной.

Однако есть нюанс. В интервью порталу "Православие и мир" Елизавета Глинка заявила, что в Донецке нет никаких российских войск. Свое мнение она, надо полагать, на чем-то основывает: она посещала территории вооруженного конфликта 16 раз, доставляла гуманитарную помощь и эвакуировала детей. Западные журналисты, посещавшие те же территории, неоднократно сообщали о наличии таких войск, их свидетельства подтверждены многими очевидцами, и даже если порой трудно разобраться в фиктивном обмундировании и принадлежности репатриируемых в Россию жертв, массовая доставка военной техники с российской территории подтверждается Госдепартаментом США и опять же очевидцами, которые, в отличие от Глинки, не побывали в этих местах, а просто там живут.

Доверие к объективности Глинки подрывается другим ее заявлением в том же интервью: о намерении присоединиться к прокремлевскому маршу в Москве, оправдывая это желанием продемонстрировать единство и стремление к миру, а также клеймя "санкции и ничем не подтвержденные обвинения" – в частности, видимо, обвинение в аннексии Крыма. То есть у благотворительницы есть сторона в конфликте, которой она симпатизирует, в то время как респектабельные организации такого профиля, например Международный комитет Красного Креста, тщательно уклоняются от демонстрации своих пристрастий. Таковы факты, а спектр мнений весьма широк: от прямых угроз физической расправы над доктором Лизой до объявления ее святой: святых-де мы, простые смертные, судить неправомочны.

Лично для меня проблема так называемой "святости" снимается очень просто. Даже церкви, культивирующие этот институт, канонизируют своих святых исключительно посмертно и, надо надеяться, после детального анализа их жизненного пути: в Ватикане для этой цели была специальная функция "адвоката дьявола", к сожалению, ныне упраздненная. Имело бы смысл, например, прислушаться к свидетельству покойного Кристофера Хитченса о матери Терезе, которая в своих хосписах отказывала больным даже в анальгетиках, тогда как сама при малейшем недомогании фрахтовала самолет и мчалась в лучшие клиники США.

Любая филантропия есть в некотором смысле раздача бесплатного сыра, и существуют два полярных взгляда на этот род деятельности. Первый: бесплатный сыр не бывает плохого качества. Второй: бесплатного сыра не бывает. Истина, как обычно, лежит где-то посередине, но в данном случае она заметно ближе к полюсу цинизма

В любом случае человек я неверующий и считаю, что любой из нас подсуден человеческому суду, исключений нет. Деконструировать заявления доктора Лизы у меня желания нет. Но я хочу обратить внимание на то, что ее благотворительная деятельность протекает на фоне массового сокращения сферы здравоохранения в самой России, закрытия больниц и роддомов, увольнения персонала и урезания многим из оставшихся зарплаты. 2 ноября многие медицинские работники вышли в Москве на собственный марш – вот с ними бы ей имело прямой смысл продемонстрировать единство, а не с теми, кто их лишает куска хлеба, а их пациентов – медицинского обслуживания, и эту брешь никакая "Справедливая помощь" не заполнит. Мне почему-то кажется, что чем надежнее сеть здравоохранения, тем меньше клиентов у медицинской благотворительности.

Или вот другая сторона той же медали. Россия резко наращивает военные расходы и уже вышла по этой статье на третье место в мире, после США и Китая, обойдя Великобританию и Японию. С учетом предыдущего пункта она явно делает это не от финансового избытка, а именно за счет здравоохранения и образования (в этих пунктах Россия никаких почетных мест не занимает), невзирая на санкции. Значительная часть этих расходов покрывает то, что Елизавета Глинка называет украинской "гражданской войной", якобы подтвержденной ООН, хотя на самом деле не подтвержденной.

В действительности в глазах большинства достойных доверия правительств речь идет о российской агрессии, и именно жертвам этой агрессии, которую она отрицает вопреки очевидности, "доктор Лиза" по мере своих возможностей пытается помогать. Спасать детей – благородное дело, но все же предпочтительней не ставить их в положение, в котором их надо спасать, тем более что спасти удается не всех. Любая филантропия есть в некотором смысле раздача бесплатного сыра, и существуют два полярных взгляда на этот род деятельности. Первый: бесплатный сыр не бывает плохого качества. Второй: бесплатного сыра не бывает. Истина, как обычно, лежит где-то посередине, но в данном случае она заметно ближе к полюсу цинизма.

Алексей Цветков – нью-йоркский политический комментатор, поэт и публицист

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG