Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Руководители одной из крупнейших американских корпораций обвиняются в шпионаже. Вашингтон и сексуальные скандалы. Почему политики так часто становятся жертвой своих желаний


Юрий Жигалкин: Руководители одной из крупнейших американских корпораций обвиняются в шпионаже. Вашингтон и сексуальные скандалы. Почему политики так часто становятся жертвой своих желаний? Таковы темы уик-энда рубрики "Сегодня в Америке", у микрофона в Нью-Йорке - Юрий Жигалкин.


В конце прошлой недели генеральный прокурор Калифорнии предъявил уголовное обвинение бывшему председателю совета директоров крупнейшей компьютерной корпорации "Хьюлетт-Паккард" Патрише Данн, юрисконсульту корпорации и еще трем действующим лицам истории, пролившей свет на малоизвестную сторону корпоративной жизни. Данн обвиняется в том, что она санкционировала проведение незаконной, по сути шпионской операции с целью выяснения того, кто из совета директоров стал источником утечки служебной информации. Рассказывает Аллан Давыдов.



Аллан Давыдов: Для того, чтобы узнать, кто из членов совета директоров "Хьюлетт-Паккард" делился корпоративной информацией с журналистами, нанятые детективы использовали разнообразные шпионские приемы, как самые современные, так и старые, как мир. Например, засылали журналистам емейлы, обеспечивающие доступ к содержимому их компьютеров, и рылись в мусорных корзинах подозреваемых в утечке информации. Самым сомнительным, с точки зрения закона, выглядит так называемый претекстинг, то есть процедура, во время которой детективы от имени репортеров или членов правления "Хьюлетт-Паккард" запрашивали в телефонные компании подробную информацию о том, с кем они говорили по телефону. Генеральный прокурор Калифорнии Билл Локиар назвал "Хьюлетт-Паккард" наиболее уважаемой в штате корпорацией, однако, по его словам, прибегнув при внутреннем расследовании к обманным способам заполучения данных о телефонных переговорах людей, компания встала на порочный путь.



Билл Локиар: Те, кто участвовал в этих усилиях по дезинформации, попирали право на частную жизнь и нарушали законы нашего штата.



Аллан Давыдов: Патриша Данн, ушедшая две недели назад с поста главы совета директоров "Хьюлетт-Паккард", утверждает, что поначалу ей не было известно о незаконности претекстинга, хотя минувшим летом ее стали посещать первые сомнения. На специальных слушаниях в Конгрессе в сентябре Данн призналась, что до сих пор в этом не разобралась, потому что во всех юридических хитросплетениях полагалась на юриста компании Кевина Хансейкера, который, как и она, сейчас проходит обвиняемым в данном деле. Вместе с тем Патриша Данн все же склонна считать, что она не нарушила закон, организовав поиск источника утечки информации. По ее словам, такой поиск является стандартной служебной процедурой в корпоративном мире.



Патриша Дан: Наивно думать, что "Хьюлетт-Паккард" единственная компания, вынужденная организовывать служебное расследование. Мы, кстати, привлекли к нему специалистов, которые в прошлом работали в правоохранительных органах. Как нормальные частные детективы, они занимались слежкой, а если надо - выдавали себя за других. В конце концов, любое расследование по своей природе является непрошенным вторжением в чью-то личную жизнь.



Аллан Давыдов: Каждому из пяти обвиняемых по делу "Хьюлетт-Паккард" инкриминируются четыре уголовные статьи: мошенничество с целью добычи конфиденциальной информации, несанкционированный доступ к компьютерным данным, кража идентичности и сговор в совершении вышеуказанных действий. Все это в совокупности может тянуть на тюремный срок от 1,5 до 3 лет. Между тем, Патриша Данн давно страдает раком и в конце прошлой недели она начала очередной курс химиотерапии. Однако эксперты, знакомые с судопроизводством Калифорнии, считают, что это обстоятельство вряд ли может способствовать смягчению приговора.



Юрий Жигалкин: Эта история вызвала всеобщее внимание явно из-за того, что она, по сути, впервые позволила заглянуть в мир корпоративной интриги, разворачивающейся в самых высоких эшелонах власти. И открывшаяся картина, надо сказать, малоприятная. Что мы знаем о том, насколько характерно такое поведение в корпоративных советах, откровенный шпионаж? Об этом я спросил профессора-экономиста, члена совета директоров Массачусетского банка Маршалла Голдмана.



Маршалл Голдман: Мы практически не знаем ничего, поскольку такие эпизоды держатся обычно в секрете. Но то, что незаконная деятельность ведется, сомнений нет. Достаточно посмотреть на сравнительно свежий феномен появления целой индустрии частного сыска, десятки, если не сотни фирм предлагают сегодня свои услуги для охраны корпоративных секретов, для расследования утечек. Интересно, что в случае с "Хьюлетт-Паккардом" все началось с вполне законного желания председателя совета директоров выяснить, кто из членов совета выдал прессе служебную информацию. Сейчас председателю совета предъявлены уголовные обвинения в том, что это расследование велось незаконными методами. Она, скорее всего, будет утверждать, что не имела понятия о незаконной методе, использованной сыщиками. Однако не столь давно принятый закон "сорбейн оксли экт" возлагает на председателя совета директоров и его членов прямую ответственность за то, что происходит в корпорации. Наказания за невыполнение контрольных функций довольно жестки.



Юрий Жигалкин: Что бы вы ответили тем, кто говорит, что поведение титанов американского бизнеса мало, чем отличается от поведения их коллег в коррумпированных странах третьего мира?



Маршалл Голдман: Существенная разница в том, что эта удивительная история стала объектом широкого внимания и дискуссии после того, как она всплыла на поверхность по инициативе члена совета директоров, сомневавшегося в законности такого расследования. Я не удивлюсь, если будут приняты дополнительные законы, предохраняющие неприкосновенность личной информации. Мало того, руководителям корпорации преподан хороший урок. Такая реакция - неслыханное дело во многих других странах. Помнится, 2-3 года назад, когда я был гостем в российской Государственной Думе, к моему дикому удивлению, мой собеседник депутат сказал, что наш разговор наверняка прослушивается ФСБ. Он говорил об этом совершенно спокойно, как о естественном явлении. Для меня это лично неприемлемо, я бы не смирился с этим. И тот факт, что эта история вызвала такое общественное внимание, такое внимание правоохранительных органов - отражение того, что, с точки зрения американцев, такая практика неприемлема.



Юрий Жигалкин: Говорил профессор Маршалл Голдман.


Почему сексуальные желания так часто ведут к краху политической карьеры? Внезапный уход в отставку члена Конгресса Марка Фоли, уличенного в интимной переписке с несовершеннолетними практикантами Конгресса, не исключено, станет определяющим политическим событием года. Как предрекают некоторые политологи, сексуальные желания бывшего конгрессмена, пытавшегося совращать мальчиков, могут привести к поражению его партии на выборах в Конгресс через месяц.


Почему столь часто преуспевающие политики наступают на знакомые грабли, оказываясь не в состоянии противостоять своим сексуальным желаниям? Этот вопрос задают сегодня многие американские комментаторы.



Ян Рунов: Марк Фоли, ушедший в отставку из-за интимных посланий школьникам, проходившим практику в Конгрессе, теперь оказался в одном ряду с кандидатом в президенты Герри Хартом, сенатором Бобом Паквудом, с президентом Биллом Клинтоном. Кстати, конгрессмен-республиканец Фоли был одним из самых ярых сторонников импичмента президента-демократа Клинтона, когда его пытались выдворить из Белого дома за ложь под присягой. Чем объяснить, что вашингтонская политическая кладбище постоянно пополняется? Вот что говорит Джеймс Эдвардс, политолог из Гудзоновского института.



Джеймс Эдвардс: Члены Конгресса такие же люди, как вы и я, и ничто человеческое им не чуждо. У них те же желания и они подвержены тем же соблазнам, что любой другой. Разница в том, что они занимают ответственное место и находятся на виду у всей страны и их ошибки, их поступки отражаются на довольно большой группе людей. Например, если вы руководитель небольшого бизнеса в американской глубинке, то вы оказываете влияние на жизнь своих работников, партнеров по бизнесу, то есть на определенный небольшой круг людей. Но если вы работаете на Капитолийском холме, то ваше влияние, хорошее или дурное, намного шире.


Что касается сексуальной жизни, то надо учитывать специфику работы. Конгрессмены и сенаторы часто работают до поздней ночи, их семьи находятся далеко от Вашингтона, в родном штате. Во время долгих командировок, путешествий, деловых поездок многие чувствуют себя в иных, непривычных условиях, будто вырываются на свободу и начинают делать то, что, живя дома, не делали бы. Точно так же ведут себя и некоторые конгрессмены. Долен сказать, что если бы не приближающиеся выборы и не политическая борьба между двумя партиями, скандал был бы гораздо меньше. Бывали случаи намного хуже, но виновные оставались на выборной должности. Вспомним хотя бы конгрессмена-демократа Джерри Статса, который был уличен в интимной связи с практикантом-школьником, но получил всего лишь порицание и остался в конгрессе. Это намного хуже, чем случай с Фоли.



Ян Рунов: Как вы оцениваете роль средств массовой информации в этом деле?



Джеймс Эдвардс: Пресса играет и положительную, и отрицательную роль здесь. Говорящие головы, то есть телекомментаторы, беспрерывно муссируют слухи и предположения, что не приносит пользы. То, что наши солидные газеты "Вашингтон пост" "Нью-Йорк таймс" выносят эту историю на первые полосы, считая эту тему важнейшим мировым событием, это абсурд. Они попросту смакуют ее. На мой взгляд, этим газетам не к лицу пускаться в описание скабрезных деталей, и некрасиво утверждать, что подобные скандалы типичны для политической жизни на Капитолийском холме. Это не так. Это нечасто происходит на Капитолии. Это не правило, а исключение, и потому случай стал скандальным. Мне интересно не столько то, что знали о сексуальных склонностях Фоли его коллеги в Конгрессе, сколько то, что эта история выплыла именно накануне выборов. Кто и с какой целью поднял ее на щит? - вот в чем должна была бы разобраться пресса, вот что помогло бы делу.



Ян Рунов: В эти дни политические комментаторы вспоминают наиболее скандальные похожие случаи в недавней истории Америки. Секс-скандалы в Конгрессе связаны не только с именем Джерри Статса, но и другого конгрессмена - Дэна Крейна, соблазнившего школьницу-практикантку. Кстати, он раскаялся в содеянном, а Статс - нет. Вспоминают Берни Фрэнка, демократа от Массачусетса, любовник которого использовал вашингтонскую служебную квартиру этого конгрессмена для ведения секс-бизнеса Ну и, наконец, президент Клинтон, изменявший жене прямо в Овальном офисе Белого дома. Были и другие случаи, когда президенты изменяли женам: Вудро Вильсон, Франклин Делано Рузвельт, Джон Кеннеди. Теперь делом бывшего конгрессмена Фоли занимаются Федеральное бюро расследований и прокуратура его родного штата Флорида. А почти 50 процентов избирателей, по данным последнего опроса, заявили, что подобные скандалы могут повлиять на их решение, за кого голосовать.


XS
SM
MD
LG