Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Предыстория человечества». Руководство для «чайников»


В книге отражены последние раскопки, например, находки очень древних предполагаемых Homo erectus в Грузии и в Португалии

В книге отражены последние раскопки, например, находки очень древних предполагаемых Homo erectus в Грузии и в Португалии

Хотя книга Роберта Мейера «Предыстория человечества» — вполне серьёзная, я, подобно Гаргантюа в день рождения Пантагрюэля, все никак не могу определиться: приветствовать мне выход такой книги в издательстве «АСТ» или, напротив, оплакивать. С одной стороны, замечательно, что сейчас, когда на читателей обрушивается лавина всякого мракобесия (не обязательно церковного), американский профессор антропологии пишет обстоятельную книгу по своему предмету, причем не для коллег — для широкой аудитории, а крупнейшее наше коммерческое издательство её воспроизводит на русском языке не через 10 лет, а через 3, то есть, просто по горячим следам. Значит, есть и спрос на реальное знание, и есть, чем его удовлетворить. Хотя злополучная надпись про идиотов, которую лучше бы перевести в стиле компьютерных пособий: «для чайников» — она и в таком виде не слишком точна. Книга профессора Мейера — не примитивный ликбез, а серьёзная наука, и терминология специальная присутствует, но при этом автор ссылается не только на учёных коллег, но и на Индиану Джонса, стараясь — насколько я могу судить — о сложном писать легко и с юмором.

Почему «насколько я могу судить»? Тут заздравный мотив плавно перетекает в заупокойный. Потому что переведена книга так… Ну, начиная с биографии автора: «Основные моменты его путешествий включают поездку на Исследовательскую станцию Дарвина на Галапагосских островах». Параграф о древнейших каменных орудиях озаглавлен большими буквами: «Первые рок (каменные) звёзды». Понимай, как знаешь. А у автора, видимо, игра слов. По-английски «рок» – не только музыкальное направление, но также «горный», «каменный». Если бы текст хоть раз перечитывали перед тем, как сдать в типографию, наверное, дали бы соответствующую сноску. В общем, «победило достаточно логичное рассуждение: древние люди некогда соседствовали вместе с древними животными», «…нет и намёка на возможность внутриземного происхождения заселения», и так далее в том же духе. Самый примитивный подстрочник вместо перевода. Про научного редактора уже не говорю. Научный редактор — это же страшный пережиток тоталитарного режима. В результате, разночтения между специальной терминологией, принятой в англоязычной и отечественной литературе, оборачиваются провалами смысла.


Теперь впечатления читателя, который во всеоружии высшего исторического образования сумел пробиться сквозь перевод. Если помните, недавно мы обсуждали книгу о питании древнего человека. Роберт Мейер обращает внимание на другие факторы, способствовавшие эволюционному прогрессу. То, что все мы слезли с дерева, а там «в мире из трех измерений», «понадобились следующие качества: стереоскопическое зрение или глубокое восприятие; высокая визуальная активность (способность видеть мелкие детали); способность видеть цвета». Далее: стоматологические карты семейства гоминид, как и почему мы лишились таких красивых клыков; новые данные о переходе к прямохождению: когда и как это могло произойти. Огромное достоинство — то, что в книге отражены последние раскопки, например, находки очень древних предполагаемых Homo erectus в Грузии и в Португалии: мальчик примерно 4 лет, в облике которого сочетались признаки современные и неандертальские. С учётом новых материалов автор показывает расстановку сил в самом, пожалуй, принципиальном конфликте между антропологами. Далёкий отзвук гипотетической войны неандертальцев с кроманьонцами. Для начала: это отдельные виды или подвиды? Как возникли люди современного типа (в книге — «люди с современной анатомией»)? Конкретно в Африке между 200 и 100 тысячелетиями до нашей эры и оттуда распространились по планете, вытесняя или просто истребляя свою родню? Или же они — результат сложного переплетения локальных эволюционных процессов? Одно время казалось, что генетики обеспечили полную победу «африканской модели» над «мультирегиональной». Но сегодня дискуссия разворачивается по новой, и если модель африканского происхождения «лучше всего вписывается в данные из Западной Европы и самой Африки», то «мультирегиональная модель получает большую часть поддержки от Восточной Европы, Дальнего Востока и Австралии».


В отдельный раздел вынесена история эволюционного учения, вплоть судебных процессов с креационистами о том, что именно преподавать в школе (нас это все ещё ждёт). Потом — расселение человека по планете, включая острова Тихого океана, что, может быть, хронологически выбивается из темы, но нельзя не оценить того, что сегодня, когда многие историки соглашаются с тем, что само понятие «уроки истории» — это, дескать, предрассудок, автор книги показывает, какой жизненно важный урок для человечества заключен в истории Полинезии, где островитяне каменными орудиями изводили под корень условия собственного существования. «Это не должно повториться в высокотехнологичном мире… Неужели мы действительно обречены беспомощно наблюдать, как надвигается катастрофа…? Сколько ещё потерянных тропических лесов мира потребуется, чтобы убедить нас?..» Вот такой мостик из тумана холодного прошлого в глобальное потепление проблематичного будущего.


XS
SM
MD
LG