Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Нобелевский лауреат развенчал идею «вечного двигателя» экономической политики правительства


Нобелевскую премию дали человеку, идеи которого современные экономисты воспринмают так, как если бы они существовали всегда

Нобелевскую премию дали человеку, идеи которого современные экономисты воспринмают так, как если бы они существовали всегда

Лауреатом Нобелевской премии 2006 года по экономике стал 73-летний профессор Колумбийского университета в Нью-Йорке американец Эдмунд Фелпс. Отмечены прежде всего его работы 40-летней давности, в которых ученый доказывал, что инфляция и безработица взаимосвязаны отнюдь не так очевидно, как представлялось ранее и как хотелось бы правительствам.


Сегодня трудно представить, что до начала 60-х годов 20 века экономисты занимались в основном вопросами краткосрочных колебаний экономической конъюнктуры. На долгосрочную перспективу тогда особенно не смотрели, говорит научный сотрудник Гуверовского института Стэнфордского университета в Калифорнии профессор Михаил Бернштам, который прокомментировал РС решение Нобелевского комитета о присуждении премии 2006 года по экономике.


Эдмунд Фелпс в работе 1961 года, ему было тогда 28 лет, впервые заговорил о факторах долгосрочных сбережений населения. А позже, в ставших классическими работах 1967-1968 годов, поставил вопрос о выборе в экономической политике между сегодня и завтра? Как решения, которые принимаются правительствами по отношению к инфляции и безработице на короткое время, меняют долгосрочную перспективу? «Эти работы повлияли на все дальнейшее развитие современной экономической мысли, хотя сегодня подобные вопросы и кажутся тривиальными».


Манипулировать рынком - невозможно


Самые известные работы Эдмунда Фелпса, написанные им еще в 60-70-ые годы, посвящены анализу взаимозависимости безработицы и инфляции. Доминирующая в те времена точка зрения была отражена в так называемой «кривой Филлипса» (известный по учебникам график, названный именем британского экономиста, родившегося в Новой Зеландии, Албана Филлипса) – чем выше инфляция, тем ниже безработица, и наоборот.


Албан Филлипс – талантливый инженер, ставший экономистом. Рассмотрев историю Англии с 1860 по 1957 год, он показал, что в течение этих почти 100 лет каждый год, если безработица сокращалась, инфляция немного повышалась. Получалось, если повысить инфляцию, то снижается безработица. «Прямо-таки вечный двигатель для правительства! – иронизирует Михаил Бернштам. – Правительство и Центральный банк лишь за счет денежной политики и увеличения расходов могут повышать общее благосостояние, снижая безработицу! Понятно, что идею восприняли с восторгом».


Но девять лет спустя Эдмунд Фелпс показал, что такая схема – лишь механическая, а люди – не машины. Если цены растут, люди понимают, что их реальная зарплата падает. Поэтому они исходят из «ожидаемой» инфляции и требуют повышения заработной платы. Как только их требования хотя бы частично выполняются, сразу растет безработица, потому что работодатели нанимают меньше людей. «Таким образом, инфляция не дает возможности в долгосрочной перспективе «играть» на «кривой Филлипса» - люди не действуют механически, - продолжает профессор Бернштам. – А сами подобные «ожидания», как фактор развития экономики, вошли в последующие научные разработки. Стало понятно, что в долгосрочной перспективе манипулировать рынком – невозможно!»


Идеи ставшие очевидными


В современной экономической истории мира немало примеров, когда в стране могут быть одновременно и высокая инфляция, и высокая безработица. Как, например, было в США или странах Западной Европы в 70-ые годы 20-го века. «Именно тогда, в конце 70-ых, правительства разных стран и отказались от "кривой Филлипса", - продолжает Михаил Бернштам. – Практика показала, что в долгосрочной перспективе она не работает». А в Японии в последние годы складывалась прямо противоположная ситуация: низкая безработица на фоне дефляции, то есть падающих цен. И лишь в 2005 году она начала меняться...


Можно вспомнить и недавний опыт России. В первой половине 90-ых годов в стране росла и без того высокая безработица на фоне галопирующей инфляции. «Россия - особый случай, - поясняет Михаил Бернштам. – И Албан Филлипс, и Эдмунд Фелпс имели в виду страны с развитыми трудовыми рынками, где рабочая сила очень подвижна. В этом смысле в России трудового рынка, по сути, пока нет. Развитого рынка жилья не существует, и работники не могут легко переезжать с одного места на другое. Другими словами, конкурентного трудового рынка в стране пока нет».


Но во всех западных странах опыт показал, что возможны самые различные сочетания безработицы и инфляции – все зависит от реальной ситуации в экономике. Фелпс вновь вернулся к этим вопросам в 90-е годы, когда в США нарастал экономический бум при очень низкой безработице и – минимальной инфляции.


«Работы Эдмунда Фелпса стали в итоге столь органической частью современной экономической науки, что теперь этого никто даже не замечает! – замечает профессор Бернштам. - Большинство нынешних экономистов и не осознают, что говорят на языке Эдмунда Фелпса, пользуются его категориями. Его идеи воспринимаются ныне так, как если бы они существовали всегда!»



XS
SM
MD
LG