Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российские политики и правозащитники возмущены словами Владимира Путина по поводу убийства Анны Политковской


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Никита Татарский.



Андрей Шароградский : Сегодня российский президент Владимир Путин сделал то, чего от него ждали с момента убийства журналиста Анны Политковской. Он впервые публично высказал свое мнение об этом преступлении. Путин ответил на вопрос немецкого журналиста на пресс-конференции, которая прошла в Дрездене после переговоров с федеральным канцлером Германии Ангелой Меркель. Чуть позже Путин сделал еще одно заявление о том, что убийство Политковской, как и журналиста Пола Хлебникова, главного редактора русского издания журнала «Форбс», может быть хорошо организованной провокацией из-за рубежа с целью дестабилизировать обстановку в России и создать негативный имидж страны за рубежом. Слова Путина о том, что убийство Политковской нанесло России больший ущерб, чем ее публикации, возмутили многих российских журналистов, политиков и правозащитников. Некоторые мнения в материале, который подготовил мой коллега корреспондент Радио Свобода в Москве Никита Татарский.



Никита Татарский : Многие политики и общественные деятели в эти дни выражали свое недовольство тем, что президент России Владимир Путин не сделал никакого заявления об убийстве Анны Политковской. Накануне на саммите в Дрездене Владимир Путин сказал о Политковской впервые со дня убийства. Кроме слов о том, что это убийство омерзительное по своей жестокости преступления, что оно не должно остаться безнаказанным, президент также сказал, что степень влияния Политковской на политическую жизнь была незначительной, что гибель журналистки принесли России, действующей власти больший урон, ущерб, чем ее публикации. Эти слова президента России возмутили лидера движения "За права человека" Льва Пономарева.



Лев Пономарев: «России и действующей власти» - фактически он подразумевал априорно, что публикации Анны Политковской приносят вред России, действующей власти. Вот насчет действующей власти он признает, что она действительно влияла. Потом он сказал, что она не влияла на политические процессы. Так вот, здесь он был недобросовестен. Раз он сказал о том, что вред действующей власти она как бы наносила, значит, она, собственно, влияла на политические процессы. Да, она была оппонентом власти, и в этом смысле слово «вред», конечно, не очень приятное для слуха, тем не менее, да, она была оппонентом власти, и вред действующей власти, которая сейчас есть, она наносила. Но России она вред бесспорно не наносила, в этом я уверен.


Неслучайно мы говорим авторитарная власть у нас. Тем более, у Путина уже появляются такие мещанские ноты, что он как бы думает, что Россия и он - это одно и то же, и он призван вроде как спасти Россию. Он, к сожалению, не слышит никакой критики, не воспринимает ее. Он сейчас уже как бы ведет Россию, по-моему, по очень неправильному пути. И он уже наносит вред России, как мне кажется, особенно последними заявлениями, которые стимулировали этнические чистки грузин в Москве и в России, может быть. Я могу определенно сказать, что это его заявления этнические чистки спровоцировали. В этом смысл он уже наносит вред России.


Еще, когда я выступал на «Би-Би-Си», меня спросили: «Чем вы объясняете молчание президента?», и я сказал: «Ничем. Я не могу объяснить. Мне кажется, это просто чудовищно, непонятно». Я даже никаких не высказывал гипотез. Вот теперь он сделал заявление - и я должен сказать, что, конечно, оно сделано в духе Владимира Путина, то есть оно бесчеловечное по существу, в нем нет просто отношения к Анне Политковской как… Он хоть и говорит, риторика такая - «женщина» и так далее, но, обратите внимание, там есть еще одна у него фраза. Он сказал, что убийц, какими бы мотивами они ни пользовались, нельзя оправдать. То есть у него, как по Фрейду, выскакивают какие-то словечки, слова, которые допускают, что какие-то мотивы все-таки допустимы для убийц. Чудовищная фраза, которая его разоблачает как человека бездушного. Мне не очень симпатичен такой президент России.


Что до последствий, может быть, увеличится количество все-таки оппонентов президента, я надеюсь на это. С другой стороны, мне очень важно, что существующие оппоненты президента должны понять, что ситуация в стране критическая, особенно в связи с этническими чистками, и я надеюсь, что, в том числе, эти изречения Путина все-таки позволят консолидироваться оппонентам Путина. Я считаю, что реально оппонировать власти можно, только выводя толпы людей на улицы. Я надеюсь, что это произойдет.



Никита Татарский : Продолжает президент фонда "Индем" Георгий Сатаров.



Георгий Сатаров: Ну, в принципе, из этого текста следует, что своей работой она наносила вред стране, государству, вернее, в формулировке Путина. Просто надо иметь в виду, что у Путина «комплекс Людовика XIV », который считал, что «государство - это я». И в этой фразе все это проявилось. Имеется в виду, естественно, вред, наносимый лично ему, бюрократии, которую он «крышует» и пиар-акцией которой он является. И вообще, фраза, на мой взгляд, недостойная не только президента, но и мужчины вообще. В общем-то, это просто такой маленький стриптиз, такая откровенность, если угодно: да, она была нам вредна.


Читали ее чрезвычайно много. И возбуждено дел по ее материалам чрезвычайно много. Другим журналистам это просто не снилось. Так что это просто фактически неверно, но он, как обычно, не в курсе дела. Неслучайно он произнес это за рубежом, и неслучайно то, что сейчас транслируя внутрь России, эту фразу, так сказать, купируют. Потому что, это очевидно, это удар по себе, естественно. Я думаю, что когда-то это в копилочку ляжет. Я не уверен, что это может послужить последней каплей, но то, что это одна из капель, которые рано или поздно переполняют стакан, это безусловно.



Никита Татарский: Лидер партии «Яблоко» Григорий Явлинский обращает внимание на то, что официального заявления об убийстве Анны Политковской президент так и не сделал.



Григорий Явлинский: Я думаю, тем, кто услышал это заявление, комментарии особые по этому вопросу не нужны. Таким образом президент показал свое отношение к тем проблемам, о которых писала Политковская. А писала она о том, что она является принципиальным оппонентом, политическим оппонентом действующей власти. И убийство Политковской на самом деле представляет собой политическое убийство, физическое уничтожение оппонента действующей власти. Я бы сказал так, что это не заявление, а это ответ на вопросы журналистов в Германии. И это имеет совсем другой смысл, нежели официальное заявление президента. Это не является официальным заявлением. Он так и не сделал никакого официального заявления. Просто, отвечая на вопрос журналистов, он сформулировал свою позицию.





Материалы по теме

XS
SM
MD
LG