Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Есть момент, когда люди прекращают вести переговоры и говорят: мы здесь встали, и вы можете нас отсюда унести только вперед ногами"

Протестная активность родителей и учителей, не согласных с политикой московских властей, сегодня развивается в нескольких направлениях. Там, где не работает опыт предыдущих лет, когда пикеты у стен департамента и личная встреча с главой столичного образования могли отменить решение о реорганизации школы, родители пытаются отстаивать интересы своих детей с помощью закона.

Массовые слияния школ привели к тому, что возникли общественные организации и группы, в которых родители и педагоги стремятся не только решить свои проблемы, но и помочь друг другу. Практика большинства показывает, что договориться на первом, школьно-административном уровне, несмотря на государственно-общественный характер управления, прописанный в законе «Об образовании», не могут ни родители, ни учителя, поскольку судьба учебного заведения зависит исключительно от решения департамента образования.

Митинги и акции протеста на территории школ также не приносят желаемого результата. Наиболее наглядный тому пример – история СОШ № 1 (для детей с девиантным поведением). Все чаще родители и педагоги ищут справедливости в суде. Так, 28 ноября состоялось второе заседание по исковому заявлению одного из родителей, отстаивающих школу «Интеллектуал».

Какая тактика - митинги, исковые заявления или переговоры более эффективна, радио Свобода рассказали администратор группы «В защиту образования!» Константин Окуньков, педагог Екатерина Богатырева и учитель школы «Интеллектуал», член профсоюза «Учитель» Всеволод Луховицкий.

Константин Окуньков, администратор группы «В защиту образования!»:

- Конечно, наиболее активно выступают родители, поскольку учителя в большинстве своем люди подневольные, и даже если какие-то острые вопросы есть, они ставят их либо намеками, либо приватно. Движущая сила защиты образования – родители, потому что ни учителя, ни директора сами себя поддержать не смогут. Поэтому, если в школе есть хотя бы минимальное количество активных родителей, способных организовать нужную деятельность, то школу можно отстоять. В 2012 году я лично участвовал в акции протеста у департамента образования, и нашу школу тогда оставили в покое.

Сейчас это сложнее, хотя ситуация со слияниями школ только ухудшилась. Если год-два назад мы говорили, что митинги – это очень важно, это главное средство противостояния, то сейчас митинговая сила начинает, к сожалению, терять эффективность. Официальные структуры научились бороться с митингами - устраивают антимитинги, включают административный ресурс, публикуют интервью с подставными родителями, и так далее.

иногда происходят ужасные вещи, а формально придраться не к чему

На мой взгляд, и учителям, и родителям в первую очередь нужно идти в суды, писать обращения в Департамент образования с копией вышестоящим администрациям, в прокуратуру с просьбой разобраться и дать объяснения. А вот есть нарушения или нет – мы это родительскими и учительскими силами в группе подробно обсуждаем и разбираем. Иногда происходят ужасные вещи, а формально придраться не к чему. Но главное сейчас, на мой взгляд, - фиксация проблем, обращение с ними в правоохранительные органы и прочие инстанции.

Просто потому, что разговаривать с нами уже не хотят. Если раньше играли в демократию, то сейчас перестали, и ситуация стала сложнее и жестче. Но именно в таких обстоятельствах очень важно не быть пассивными. Говорят же, что если вы не интересуетесь политикой, то она интересуется вами, так и тут – когда родители не интересуются состоянием школы, это потом скажется на качестве образования их детей.

Екатерина Богатырева, педагог:

- Недавно, 14 ноября мы, педагоги и родители последней в Москве школы для детей с девиантным поведением сделали попытку зайти в школу и поговорить с администрацией. Никакого митинга не устраивали, просто приехали родители учеников, представители прессы, из "Яблока", хотели побеседовать с директором.

У нас есть две проблемы. Это последняя школа такого рода, и она очень мешает департаменту образования, не дает завершить программу по уничтожению подобных учебных заведений. И вторая проблема – поскольку раньше было финансирование с повышенным коэффициентом, педагоги получали в среднем около 50 тысяч рублей, а в этом году нам предложили по 14 тысяч в месяц.

И вот 14 ноября, когда родители и педагоги собрались у школы, чтобы обсудить эти вопросы, директором была вызвана группа быстрого реагирования. То есть через четыре минуты приехали люди в бронежилетах, с автоматами, в касках и подошли к родителям с вопросом: "Что здесь происходит?" Родители сказали, что ничего не происходит, они просто хотят пообщаться с директором. Когда родители попытались зайти в школу, оказалось, что дверь заперта, людей не впускали и не выпускали. Тогда уже родители вызвали полицию.

через четыре минуты к школе приехали люди в бронежилетах, с автоматами

В конце концов, пришел начальник ОВД "Коптево", который долго беседовал с директором, убеждал ее, что надо или людей пустить внутрь или выйти к ним, но она отказалась. В итоге люди 2 часа простояли на улице, а потом пошли в отделение полиции писать заявления о том, что их на непонятных основаниях, не мотивируя это никакими документами, не пустили в школу к их собственным детям.

Надо сказать, что на реорганизацию ни коллектив, ни родители не соглашались. Нам обещали, что мы будем структурным подразделением в комплексе, и нас никто не тронет, но девять школ свое существование уже прекратили, даже как структурные подразделения. Во всяком случае, на вопрос заместителю руководителя Департамента, Васильевой Татьяне Викторовне, куда делись эти 9 школ, нам не ответили. То есть какие-либо переговоры в этой ситуации практически невозможны – нас просто не слышат.

Всеволод Луховицкий, учитель школы "Интеллектуал":

- Надо сказать, что родители и педагоги сопротивлялись и раньше. Слияния начались в 2011 году, и в 2012 году прошел целый ряд митингов и пикетов. Классическая ситуация тогда была такая: решили объединить две школы в одну, родители взбунтовались, встали в пикет перед Департаментом образования, покричали, к ним вышел представитель, и от школы отстали. И еще два года назад мы говорили, что объединяют тех, кто не сопротивляется, достаточно поднять шум – и вашу школу не тронут.

Но, к сожалению, выяснилось, что, помимо ресурса административного, у департамента есть финансовые рычаги, которые оказались гораздо более эффективными. И перед многими школами встала альтернатива – либо вы сливаетесь, либо финансово не выживете. Заметьте, что сейчас протесты идут не только по поводу слияния школ. 17-го числа в Подмосковье, в городе Краснознаменске вышли учителя, преподаватели дополнительного образования, потому что им предлагают сократить часы.

То есть, помимо слияний, идут постоянные попытки секвестирования, урезания всего, что можно, в образовании. Я думаю, это связано с тем, что на будущий финансовый год запланировано реальное уменьшение бюджета. Про Москву уже сказано, что на 5 процентов бюджет на образование будет сокращен, пошли уже разговоры о том, что так называемые майские указы президента можно не выполнять. Так что масса протестов, которая сейчас нарастает, связана не только со слияниями школ, а с тем, что – достали!

Миф о том, что все российские учителя чрезвычайно зависимы, это не более чем миф. Учителю никто ничего не может сделать. Невозможно учителя уволить, в отличие от директора школы, без объяснения причин. И пока что все суды, которые были у профсоюза по увольнению или по вынесению выговоров, нами выиграны.

мы здесь встали, и вы можете нас отсюда унести только вперед ногами

Вообще, если сравнить количество родителей в стране и активно борющихся родителей, количество педагогов и активно борющихся педагогов, то я не знаю, в чью пользу это соотношение будет. Более того, по нашему профсоюзному опыту, ситуация, когда родители начинают бороться одни, заведомо проигрышная, точно так же как ситуация, когда учителя выступают без поддержки родителей.

Я сомневаюсь, что сейчас все начнут подавать иски. Потому что прошел год, два, три, а люди обладают терпением и приспособляемостью, и очень многие сказали, как обычно: потерпим, лишь бы не было войны. Я не думаю, что, даже если сейчас школа «Интеллектуал» выиграет в суде, это послужит примером для многих. В лучшем случае иски подадут 2-3 обиженных родителя, но это не станет массовым явлением.

Хотя я учитель права, я принципиально не согласен, что нам надо сейчас рассчитывать на суды. Суд – одна из возможностей. И более того, если в суде перед зданием и внутри здания не будет толпы, готовой кричать "судью на мыло", то судья решит так, как надо Департаменту. Если в суде не будет независимых СМИ, то мы проиграем обязательно. Поэтому как раз общая тактика должна заключаться в комбинировании всех возможных средств.

А суть, мне кажется, одна. Глава департамента, министр образования, кто угодно должны понимать, что есть некий момент, когда люди прекращают вести переговоры и говорят: вот мы здесь встали, и вы можете нас отсюда унести только ногами вперед. Каждый раз, когда это происходит, власть отступает. Например, в прошлом году закрыли сельскую школу в Молжаниново. Тогда родители заняли местную управу, сказали, что именно здесь, в хорошем четырехэтажном здании будут учиться их дети, и с ними тут же подписали договор о том, что начнут ремонтировать школу и так далее. Все зависит от степени уверенности человека в том, что ему в самом деле отступать уже некуда.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG