Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Инициатива российского президента оставить в России 4 изолированные игровые зоны ставит крест на региональном игорном бизнесе – считают на Урале


Программу ведет Никита Татарский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Екатеринбурге Евгения Назарец.



Никита Татарский: В Екатеринбурге 24 казино, более 280 клубов игровых автоматов. Эти заведения регулярно посещают около 4 процентов екатеринбуржцев. Примерно 60 процентов их них составляют люди до 30 лет, еще треть – от 30 до 40, остальные – игроки весьма зрелого возраста. Екатеринбургский игорный бизнес в последние годы стремился к хорошей репутации: создавал ассоциации, находил взаимопонимание с местными властями. Инициатива российского президента оставить в России лишь 4 изолированные игровые зоны ставит крест на региональном игорном бизнесе – считают на Урале.



Евгения Назарец: В начале сентября 43-летняя директор школы города Нижний Тагил Свердловской области оказалась под следствием за то, что проиграла школьные деньги на игровых автоматах. Истории о том, как проигрываются екатеринбуржцы или бедные жители уральской глубинки, регулярно публикуются в местной прессе. Мораль их всегда одинакова: нелегальный игровой автомат-грабитель, установленный в доступном месте, – это зло, преднамеренное и подлое искушение пенсионера и подростка. На протяжении трех-четырех лет власти пытались заставить администрации игровых залов сообщать в милицию о заигравшихся подростках, принимали решения о вынесении игровых автоматов за черту населенных пунктов, настаивали на ужесточении охраны, ежегодно повышали ставку налога на игорный бизнес. «Закон итак достаточно строг для легального бизнеса», - аргументирует Алексей Кочев, владелец зала игровых автоматов.



Алексей Кочев: Выставить, допустим, что активы игорной фирмы должны быть не менее 50 миллионов, допустим. Это завышенная цифра, потому что игровой автомат дает максимальный выигрыш – 210 тысяч максимум можно снять. Причем таких выигрышей на 100 автоматов может быть один в год. Зачем 50 миллионов активов? Они сомневаются, что игорная фирма рассчитается что ли с игроками? Она, конечно, рассчитается, иначе она существовать не сможет.



Евгений Назарец: В июле 2006 года Свердловская облдума приняла решение с 2007 года ввести максимальную ставку налога на игорный бизнес. Но обе ассоциации игорного бизнеса, работающие в Екатеринбурге, подали недовольный голос, лишь когда в первом чтении в Госдуме прошел законопроект, предложенный «Единой Россией». Минимальный размер активов игорного объекта должен был составлять 600 миллионов рублей. По данным Уральской Ассоциации развития игорного бизнеса, этому требованию соответствуют 4 из 24 казино Екатеринбурга. Но и этот, казавшийся жестким, законопроект теперь отклонен. Вариант президента Путина, который предполагает открытие в России лишь четырех нежилых игровых зон, ставит крест на региональном игорном бизнесе, – считает президент Уральской ассоциации развития игорного бизнеса Владимир Петров.



Владимир Петров: С теми поправками, которые были озвучены недавно президентом, отечественные предприниматели вынуждены будут уйти, их место займут крупные зарубежные компании. Те фирмы, кто удерживал этот рынок, наши, отечественные, не смогут строить новые города.



Евгений Назарец: Зонирование, о котором говорил президент, по мнению представителей уральского игорного бизнеса, выглядит как попытка взять под государственный контроль крупные финансовые потоки рынка. Свердловский региональный бюджет потеряет от исчезновения казино и залов игровых автоматов около 200 миллионов рублей.


XS
SM
MD
LG