Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В издательстве Сретенского монастыря вышла книга "Воспоминания" баронессы Марии Федоровны Мейендорф.

Воспоминания баронессы Мейендорф впервые были напечатаны в 1990 году ее племянником Олегом Родзянко на типографском станке, стоявшем в подвале его дома в городе Наяк под Нью-Йорком. Второй раз мизерным тиражом эта книга была напечатана в "Ишимской библиотечке" журнала "СоборЪ" и разошлась мгновенно. И вот, наконец, третье издание. Оно было подготовлено внучатой племянницей баронессы Марии Мейендорф Елизаветой Муравьевой. Баронесса, тетя Маня, как ее любовно называли многочисленные родственники, посылала в Советскую Россию страничку за страничкой своих мемуаров простой почтой, сначала из Канады, где жила в доме своего племянника Федора Куломзина, а затем из Наяка из дома своего брата Никиты Куломзина. Письма, несмотря на жестокую перлюстрацию всей поступающей с Запада корреспонденции, дошли в целости, и это позволило Елизавете Муравьевой собрать, сохранить и сейчас, наконец, издать эту охватывающую целый век книгу. Елизавета Муравьева:

– Это мемуары Марии Федоровны Майндорф, а именно так произносят эту фамилию ее многочисленные родственники. Эта женщина родилась в 1869 году, т. е. в позапрошлом веке, а умерла в 1962 году. Причем до войны она жила в начале в Российской империи, а потом – в СССР и выехала за границу из Одессы в 1944 году, когда немцы отступали. Получается, что ее воспоминания охватывают целое столетие. Мне она приходится двоюродной бабушкой, она – старшая сестра моей бабушки, между ними очень большая разница. Замечательно то, что семья Майндорфов очень большая. У ее отца было девять детей, а у брата ее отца – тринадцать. Так в нашей семье теперь и говорят: "Вы из каких: из "девяти" или из "тринадцати"?" Моя семья – из "девяти". Все Майндорфы, кто не погиб в двадцатые годы, выехали из России. Судьбы у них сложились по-разному. Замечательно то, что тетя Маня, как мы ее называем, осталась в России после революции. Она осталась из совершенно благородных целей, чтобы заметать следы за своей сестрой, которая перешла границу с четырьмя детьми, пятый ее погиб, заболел и умер маленьким. Тетя Маня не хотела подвести людей, которые помогали бежать ее сестре. Она сама себе писала письма для конспирации. Фактически вся огромная семья Майндорфов оказалась за границей, а она одна осталась здесь. Но после революции ее не покинули ее помощницы: кухарка, две няни. Так вот они и жили. Эта книга замечательна и тем, что она позволяет проследить за судьбами не только самого автора, но и всех его родственников. Причем проследить можно, начиная с петровского времени до наших дней.

Воспоминания баронессы Марии Федоровны Мейендорф – это картина жизни человека, юность которого прошла в аристократическом высшем свете процветающей России конца XIX – начала XX столетия, зрелость – в ужасах и нищете Первой мировой войны и большевистской революции, сталинской тюрьме и ссылке, в оккупированной немецкими и румынскими солдатами Одессе, а старость – в эмиграции. Читая эти мемуары, поражаешься мужеству, сохранению внутреннего чувства достоинства, неколебимой вере в Бога, которые позволили преодолеть автору испытания, выпавшие на ее долю.

– Удивительно для современного читателя, что в этой книге нельзя найти осуждения вообще никого. Она не анализирует исторические события, не выносит никаких мнений или критики. Это отсутствует полностью. Рассказывает как свидетель о том, что происходило. Не выносит никаких оценок, но внутренний стержень у нее очень крепкий потому, что в каждой новой ситуации, в которой она оказывается, ей подсказывают, как надо действовать, и она это делает безошибочно. В первой части книги ее можно увидеть на приемах, на которых собираются все члены семейства Майндорфов, устраивают игры и веселятся, а во второй части книги – она с сестрой и с ее пятью детьми в каком-то неотапливаемом классе, в каком-то потерянном колхозе, где ждут приезда школьников. Им там дали корову, дали свинью, с ними в комнате живет теленок, старший племянник ее варит мыло из сала, которое добывает где-то на рынке, но настроение у тети Мани не меняется. Оптимизм не оставляет ее. Ей удалось поймать убежавшую корову, а Никите удалось сварить-таки мыло. И в этом книга бесценна. Она бесценна для современного общества, деградацию которого мы сегодня наблюдаем. В этом обществе все ищут виноватых сразу. А никаких виноватых нет потому, что мы не властны над событиями. И так и относилась Мария Федоровна к происходящему вокруг. Как складывается, так и складывается… А действовать в том или ином случае надо так, чтобы никому хуже не стало. По-моему, это единственный критерий жизни тети Мани. И все ее душевные переживания связаны не с потерей имущества, а связаны с гибелью близких, в основном, и с теми ситуациями, в которые они попадают, – говорит Елизавета Муравьева.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG