Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Нынешняя зима может стать началом "газового развода" ЕС и России

Этой зимы в Европе вновь ждали с тревогой. Отношения с Россией – на точке замерзания, и если в связи с этим возникнут перебои с поставками российского газа, на той же точке может оказаться температура в домах многих европейцев. Аналитики, однако, успокаивают: за последние годы зависимость европейских стран от энергетического импорта из России заметно снизилась.

Так все же велика ли для стран ЕС этой зимой вероятность замерзнуть из-за украинского кризиса и непредсказуемости Кремля?

Российский газ составляет сейчас чуть более четверти общего объема газового потребления стран Евросоюза. Но распределение этих поставок между отдельными членами ЕС крайне неодинаково. Увереннее других чувствуют себя на западе Европы – не только из-за относительно мягкого климата, снижающего общую потребность в газе, но и из-за того, что Россия уже не главный источник этого топлива для стран региона.

Так, в Париже, как и в других европейских столицах, вздохнули с облегчением, когда Москва и Киев в конце октября достигли договоренности о продолжении поставок российского газа на Украину и его транзите в Европу до марта 2015 года. Вместе с тем на сей раз французы были гораздо менее обеспокоены возможным прекращением поставок российского газа, нежели в 2009 году, во время предыдущего острого кризиса, отмечает Мари-Клер Аун, директор Центра энергетики Французского института международных отношений (IFRI):

– Эффект прекращения поставок российского газа во Францию был бы очень ограниченным. Ведь главным поставщиком газа в страну является Норвегия – примерно 36% всего импорта. Россия на втором месте с 18% процентами. Крупными поставщиками являются также Нидерланды и Алжир. Кроме того, Франция располагает тремя собственными месторождениями.

"Так погибают замыслы с размахом..." Церемония начала строительства газопровода "Южный поток". Краснодарский край, 7 декабря 2012

"Так погибают замыслы с размахом..." Церемония начала строительства газопровода "Южный поток". Краснодарский край, 7 декабря 2012

Около 30% потребляемого Францией газа она добывает сама. Так как зима только началась и пока не была суровой, эти месторождения сейчас заполнены почти на 90%, говорит Мари-Клер Аун. По ее словам, после кризиса 2009 года объем поступающего во Францию через Германию российского газа был существенно сокращен:

– Уже тогда не произошло никаких сбоев в импорте газа из других стран во Францию, а на сегодняшний день ситуация в этой сфере еще лучше. Единственным негативным эффектом нового кризиса может стать рост цен на газ, поскольку французам придется добывать большее количество метана, а сжиженный природный газ (СПГ), перевозимый по морю, стоит дороже, чем тот, что поступает по трубопроводам.

На территории Франции расположены три терминала для приема СПГ, и еще один строится в Дюнкерке. Помимо импорта природного газа из стран Европы и Северной Африки, говорит эксперт, рассматривается возможность выхода на такие рынки СПГ, как Катар, Нигерия, Тринидад и Тобаго. Решение России прекратить строительство газопровода "Южный поток" Мари-Клер Аун называет чисто политическим:

Приоритетом Брюсселя является диверсификация энергоресурсов и поиск альтернатив российскому газу

– Учитывая нынешнюю ситуацию, когда в отношениях России и Европейского союза царит крайняя напряженность, и ввиду жесткого подхода ЕС, согласно которому приоритетом Брюсселя является диверсификация энергоресурсов и поиск альтернатив российскому газу, российский ответ не заставил себя ждать, – отмечает директор Центра энергетики Французского института международных отношений.

Ей вторит и немецкий специалист, руководитель отдела окружающей среды и энергоресурсов Рейнско-Вестфальского института мировой экономики (Германия) Мануэль Фрондель:

– Германия получает из России около 35% общего необходимого ей объема газа. Поэтому не стоит удивляться, что в свете нынешнего политического кризиса мы стремимся избавиться от этой зависимости. Этим частично объясняется также и стремление усовершенствовать инфраструктуру газопроводов внутри самого Евросоюза. А это, в свою очередь, как мы надеемся, даст нам возможность более гибкого реагировать в случае необходимости. Так что отказ от проекта “Южный поток” не является для Европы какой-либо трагедией.

Сложнее ситуация в странах Центральной и Восточной Европы. Чешский эксперт в области энергетики Вратислав Людвик, глава наблюдательного совета Пражской газовой компании, перечисляет потребности некоторых стран региона в газе и роль топливного импорта из России:

– Польша потребляет в год около 16 млрд кубометров газа, в том числе 6 млрд покрывает за счет собственной добычи, а остальное импортирует из России и Норвегии. Масштабные планы по развитию добычи сланцевого газа позволяют думать, что в среднесрочной перспективе Польша сможет полностью обойтись без российских поставок. Но не сейчас. Словакия нуждается в 4 млрд "кубиков" газа ежегодно, при этом абсолютное его большинство поступает из России. У Словакии, правда, есть крупные газохранилища, предполагаю, что сейчас они заполнены "под завязку".

В Брюсселе 30 октября было подписано российско-украинское соглашение об условиях поставок газа на Украину и его транзита в европейские страны

В Брюсселе 30 октября было подписано российско-украинское соглашение об условиях поставок газа на Украину и его транзита в европейские страны

У Венгрии высокие потребности в газе – более 10 млрд кубометров в год. Объем собственной добычи – 2,5 млрд. Раньше газ в Венгрию шел практически исключительно из России по трубопроводам через Украину, но сейчас венгры подключились к европейской газотранспортной системе, дающей возможность "подпитываться" и от других поставщиков.

Ну и, наконец, Чехия. У нас дела неплохи. В хранилищах сейчас находится свыше 3 млрд кубометров газа. Контракт с Норвегией позволяет импортировать в год примерно такое же количество. Объем потребления газа снизился с 9 млрд кубометров в 90-е годы до менее чем восьми. В общем, даже полная остановка российских поставок нас бы не парализовала. Зато нас могут парализовать некоторые колеблющиеся и непредсказуемые политики, – считает чешский эксперт Вратислав Людвик, очевидно, намекая на недавние пророссийские заявления президента Чехии Милоша Земана и некоторых членов правительства страны.

В соседней Польше пока тоже нет тревожных настроений по поводу возможных перебоев с поставками российского газа. Но на будущее здесь считают важной реализацию концепции энергетического союза, который сделает единой политику европейских стран в области газового импорта. Автор концепции, бывший премьер-министр Польши, а ныне председатель Европейского совета (иногда эту должность неточно именуют "президентом ЕС") Дональд Туск, предлагает создать единый европейский орган, который будет отвечать за закупки газа для всех 28 стран ЕС. Другим элементом, по его мнению, должны стать "механизмы солидарности", с помощью которых страны Евросоюза приходили бы на помощь членам блока, которым грозят отключением поставок газа.

Мы будем стараться, чтобы ЕС воплотил в жизнь принцип энергетической солидарности. Теперь эту идею поддерживает абсолютное большинство европейских лидеров

Инициативу Туска полностью разделяет и новый премьер-министр Польши Эва Копач. Она говорила об этом в своей первой речи в качестве руководителя кабинета министров:

– Мы будем стараться, чтобы ЕС воплотил в жизнь принцип энергетической солидарности. Теперь эту идею поддерживает абсолютное большинство европейских лидеров. Мы не можем допустить, чтобы Польша и другие страны нашего региона были обречены на милость или немилость внешних поставщиков газа, которые ставят цены сырья или его поставки в зависимость от текущих политических целей. Мое правительство будет убеждать ЕС в необходимости эффективно бороться с монополизмом и манипуляцией ценами в этой отрасли.

Но идея европейского энергетического союза не воплотится в жизнь в одночасье – здесь необходимо согласие всех 28 стран-членов ЕС. При этом некоторые из них, причем ключевые, например Германия, ведут собственную политику в области импорта энергоносителей и особого внимания на мнение других, кажется, не обращают. А зима уже здесь. Хватит ли Польше газа в ситуации серьезных перебоев с поставками этого топлива, например, через Украину? Сможет ли Варшава в такой ситуации рассчитывать на реверсные поставки, например, от своих западных соседей? Специалист по топливным рынкам Анджей Осядач оценивает ситуацию довольно пессимистично:

– В случае затяжного конфликта с Россией каждый будет придерживать газ, который имеется у него в наличии. Тогда мы останемся одни. Правда, запасы газа у нас теперь самые большие в истории – около 2,6 миллиарда кубометров. Однако в условиях очень холодной зимы этого хватит на полтора, максимум два месяца. Так что на данный момент без российского газа мы не обойдемся.

Следует подчеркнуть, что около четверти потребляемого в Польше газа составляет газ собственный, добытый на польской территории, так что на него можно рассчитывать. А вот что касается сланцевого газа, то о нем можно говорить пока что исключительно теоретически: ряд корпораций занимаются бурением пробных скважин, но весомых результатов пока нет.

Сербский участок "Южного потока". В Белграде недовольны крахом проекта

Сербский участок "Южного потока". В Белграде недовольны крахом проекта

Важным для энергетической безопасности Польши проектом является строительство порта в городке Свиноуйсьце, который будет принимать танкеры со сжиженным природным газом – до 5 миллиардов кубометров в год. Порт должен был быть готов в середине нынешнего года, но завершение его строительства перенесли на шесть месяцев.

В связи с прекращением строительства "Южного потока" довольно острые проблемы возникли у Болгарии. Правительство этой страны заявило, что активизирует поиски газа и нефти на своей территории. 3 декабря София объявила об условиях двух новых тендеров на разведку двух районов Черного моря – “Терес” и “Силистар”, общей площадью около 11 тысяч квадратных километров. В официальном сообщении говорится, что победившие фирмы смогут проводить поиски на протяжении пяти лет, а в случае успеха получат концессию на добычу.

Оптимистические расчеты связаны с тем, что недалеко от этих двух районов, расположенных на юге болгарской акватории Черного моря, турецкая сторона уже открыла немалые запасы газа. Пессимисты же утверждают, что на территории Тереса и Силистара когда-то уже проводились работы, которые ни к чему не привели. Премьер-министр Бойко Борисов относится к оптимистам:

Болгария не только обеспечит свои потребности, но даже сможет превратиться в экспортера газа

– Я долго обсуждал с экспертами данные насчет блоков “Силистар” и “Терес” и могу сказать, что Болгария не только обеспечит свои потребности, но даже сможет превратиться в экспортера газа. В Болгарии – огромное количество газа, огромное.

Решение правительства комментируется в средствах массовой информации с подчеркнутой симпатией и расценивается как ответ на сообщение российской стороны об отказе от "Южного потока", хотя в целом по этому вопросу мнения в стране разделились. Но внезапное решение России, принятое без предупреждения, расценивается однозначно негативно. Говорит член Еврокомиссии, представитель Болгарии Кристалина Георгиева:

–То, как было принято это решение, всего лишь доказывает, насколько важно не ставить себя в зависимость от единственного энергетического источника. Диверсификация – очень давний европейский приоритет, и ничего в этом отношении не менялось в последнее время так, чтобы можно было говорить, будто решение России о прекращении строительства спровоцировано Европейской комиссией. Все наоборот: Россия не хотела соблюдать правила и не желала допускать к "Южному потоку" газ из других источников.

Болгария почти полностью зависит от российского газа. Во время российско-украинского кризиса в 2009 году, когда Россия прекратила поставки газа, страна осталась без отопления. Резервов хватило всего лишь на два-три дня, и они были использованы для больниц и других объектов первой необходимости. Множество школ тогда прекратили занятия. Выход из этой ситуации все еще не найден. Ведь даже если добыча собственного газа окажется возможной, им можно будет воспользоваться только через несколько лет, тогда как на предстоящую зиму у Болгарии нет запасного варианта. Об этом заявил и премьер-министр Бойко Борисов:

Бойко Борисов: запасного варианта на эту зиму у Болгарии нет

Бойко Борисов: запасного варианта на эту зиму у Болгарии нет

– Проблема в том, что перевозка газа в танкерах через Босфор не разрешается. Остается как-то решить эту проблему путем создания других портов, расположенных недалеко от Болгарии, но это произойдет не сразу. Хотя я уверен, что строительство таких портов, в том числе в Греции, будет приоритетом Европейского союза в ближайшие годы. В нашем бюджете на следующий год не случайно предусмотрено строительство интерконнектора с Грецией.

В 2015 году закончится ключевой этап предварительных работ по поискам газа в северной части болгарской акватории Черного моря – недалеко от уже работающей румынской базы “Нептун”. На болгарской базе “Хан Аспарух” разведка ведется уже несколько лет совместными усилиями фирм Total, OMV и Repsol.

Общий тренд ясен: страны Евросоюза намерены ускоренными темпами избавляться от газовой зависимости от России. Литва в октябре ввела в эксплуатацию терминал по регазификации сжиженного газа, что, по заявлениям литовских политиков и экономистов, заметно снизит потребность страны в российском газе, поступающем по трубопроводам. Аналогичную цель – резко увеличить долю СПГ в газовом импорте – поставил себе и Евросоюз в целом: к середине будущего десятилетия она должна достичь 40% общего газового импорта. Правда, это бег на длинную дистанцию, отмечает в интервью Радио Свобода немецкий эксперт Мануэль Фрондель:

– Более высокой ценой сжиженного газа объясняется как незагруженность европейских морских терминалов, так и то, что в качестве альтернативы сжиженный газ пока не играет особой роли. И мне трудно представить, что в ближайшие несколько лет в этом ценообразовании что-либо существенно изменится, причем вне зависимости от развития ситуации на Украине.

С учетом украинского кризиса словаки перестраховались и закачали в хранилища топлива на 180 дней

Закачка газа в хранилища велась этой осенью в странах ЕС, исходя из наихудшего варианта: полного прекращения импорта из России. Глава правления словацкой государственной газовой компании SPP Штефан Шабик отмечает, что его фирма сейчас при необходимости готова обеспечить 30% потребностей своих потребителей из диверсифицированных источников, хотя в остальном вынуждена полагаться на "Газпром". (Словакия – одна из наиболее зависимых от России в газовом отношении европейских стран.) По словам Шабика, закон требует от SPP располагать запасами газа в зимний период по меньшей мере на 30 дней, но с учетом украинского кризиса словаки перестраховались и закачали в хранилища топлива на 180 дней.

При подписании договора между Россией и Украиной об условиях газовых поставок до конца марта 2015 года Жозе Мануэль Баррозу, тогдашний глава Еврокомиссии, пребывавший в должности последний месяц, заметил, что "жители Европы не замерзнут этой зимой благодаря достигнутым соглашениям". Судя по всему, так и произойдет. Но можно без большого риска дать и другой прогноз: "газовый развод" России и Европы принял конкретные очертания, и в обозримом будущем доверие к Москве как поставщику вряд ли будет восстановлено.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG