Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Пишет наш слушатель Краснов: «В одной из своих передач вы говорили, что рассудительных парней Навального с Ходорковским скоро забудут как раз за то, что они рассудительны, проявив эту похвальную черту дружным сообщением, что при их власти Крым будет оставаться нашим столько времени, сколько этого будет желать народ России. Вы сказали, что вот так, одним намёком, эти персонажи изменили своё общественное лицо. Мягко сказали. Надо было добавить: и политическую судьбу».

Разумеется, господин Краснов. Навальный с Ходорковским обращались к подавляющему большинству. Они сказали: пока вы уверены, что Крым - наш, мы, если станем у руля, будем считаться с вашим настроением. Казалось бы, они после этого должны были бы стать ближе, понятнее большинству. Почти свои, мать честная! А получилось наоборот. Это уже видно. Этого уже не изменить. Бывает так: вас гладят по шерсти, а вам как раз это не нравится. Вот не может русскому человеку нравиться противник Путина, заявляющий, что пойдёт, если что, воевать за Кавказ, - чтобы он, Кавказ, не отвалился от России. Русский человек хочет, чтобы Кавказ не оторвался, еще как хочет! А вот чтобы за это дело пошёл воевать противник Путина, - не хочет. Вот не нужен ему такой противник Путина, не интересен. Знаете, почему? Я знаю, но передам своё знание шуткой, памятуя, что в каждой шутке… и так далее. Русскому человеку путинский противник навального пошиба не интересен потому, что такого не за что повесить. А какой из тебя противник Путина, если тебя не за что повесить?! Коли ты архиерей, то и будь архиереем. Не рядись ни в расстригу, ни в митрополита. Будь кем тебе положено быть. Коли ты Навальный, так и будь Навальным. Коли ты Ходорковский, так и будь Ходорковским.

Свое объяснение политическому закату Навального с Ходорковским дает господин Феофанов. По его мнению, дело в том, что они – люди системы, которой не одна сотня лет. «Ни один из вельмож царизма не мог предложить отпустить ни финнов, ни поляков, никого. Были случаи, Пётр Третий поплатился за оставление Кенигсберга, Аляску продали ввиду невозможности её удерживать, а половину Сахалина уступили по причине успехов японцев на войне. Но это исключения. В головах деятелей царизма не умещалось, что вместо губерний могут быть республики. Ни один из советских политиков не мог помыслить отпустить не то что какую-нибудь республику СССР, но даже государство соцлагеря. Отпусти одних - посыплется всё. Ельцин обещал всем суверенитета сколько унесут, но упёрся с маленькой и чужеродной Чечнёй. Прямо так и говорилось: если сбежит Чечня, разлетится вся федерация. Распад советской империи был остановлен на границах РСФСР. Возникла уменьшенная, но империя. Преемники Ельцина готовы озолотить чеченских коллаборационистов и воровские верхушки всего Кавказа, лишь бы не отсоединились. Так же точно генерал Деникин велел повесить сторонников независимой республики Дона. Наши рассудительные парни Навальный и Ходорковский вполне искренни, даже себе во вред. Ясно ведь, что "ватников" они этим не обретут, а часть своего электората потеряют. Зато смогут существовать хотя бы как вечные маргиналы!», - пишет господин Феофанов. Вот и я про то же, господин Феофанов: бузотёра, признающего границы империи, не за что повесить, поэтому он никому не интересен – ни Кремлю, ни народонаселению.

Следующее письмо: «Пишу из Бухареста. Украинцы гораздо более похожи на румын в своем стремлении жить самостоятельно, чем на русских. А ведь ни языкового, ни иных существенных барьеров на протяжении последних лет восьмидесяти между Россией и Украиной не было! Не было границы с десятью рядами колючей проволоки. Значит ли это, что русские и украинцы похожи друг на друга лишь тем, что пережили коммунистическую диктатуру? Но почему они вышли из нее на свободу разными? В Бухаресте коммунистический режим был свергнут собравшимся на площадях народом, которого расстреливали снайперы. Русские же мечтают вернуться в ГУЛАГ только ради того, чтобы их боялись (в их понимании - уважали). Даниил Ильич».

Спасибо за письмо, Даниил Ильич. Я вспомнил, что шепнула супруга Чаушеску, когда выталкивала его на балкон, под которым гудел Майдан: «Пообещай им что-нибудь!». Когда бурлил бухарестский Майдан, тогда и русские в Москве не мечтали о ГУЛАГе. Это они сейчас… Так, стало быть, хочется им чувствовать себя важным народом, важнеющим. Сначала было не до важности, потом пришло ожидание: ну, вот еще чуть-чуть – и нас заметят, да не как-нибудь, а как нам желательно. А оно все не приходило, такое удовольствие. Вот и озлились, и захотели поместить в ГУЛАГ если не весь мир, то хотя бы себя. Назло маме нос отморожу.

Что касается украинцев, то у них всё ещё впереди. Вот слушайте письмо: «Уважаемый Анатолий Иванович! На моих глазах в поезде Москва-Харьков украинский таможенник требовал взятку с украинского заробитчанина. Эта скотина вывернула у парня все карманы, почти раздела его, нашла две таблетки кетанова, это средство от головной боли, я сама его принимаю, продаётся без рецептов. Нет, говорит эта скотина, - по рецептам, а раз так, то давай ему плати! Анатолий Иванович, я часто езжу из Москвы в Харьков, Киев, Полтаву. Харьковская таможня и харьковские менты – это шакалы, это что-то невообразимое, это что-то почти такое же страшное, как харьковская городская власть. Я говорю «почти», потому что по части бандитской наглости, беспредела первых лиц этого страшного города с ними не сравнится никто и нигде. Татьяна Егорова». В письме указано всё, что нужно для следствия, если бы в Украине оно уже существовало как таковое, - дата и время суток, номер поезда, вагона. Да, пока что в Украине очень мало делается для оздоровления страны. Есть сколько угодно дел, с которыми можно управиться без копейки, достаточно желания. Так рассуждает обычный житель. Разогнать и рассовать по тюрьмам таможенников-взяточников – мол, пара пустяков. Начни как следует этим заниматься – сами разбегутся или перестанут брать. Нагнать страху на гаишников, ментов, прокурорских-судейских – опыт других стран показывает, что это всё делается, если делается, в считанные дни. Взятки за места в земельных отделах вокруг Киева выросли при Порошенко и Яценюке в десять раз. Не в девять, не в одиннадцать, а в десять. Я это знаю из первых уст, говорит обыкновенный житель этой местности, а они, президент с премьером, не знают?! Я знаю, как с этим покончить, а они не знают?! Не знают, как устроить так, чтобы взяточники, воры, казнокрады, русские шпионы сами себя пересажали? Всё они знают лучше меня, рядового гражданина, намного лучше – и президент Порошенко, и премьер-министр Яценюк, и их министры, старик Ли Кван Ю им рассказывал и покойный Каха Бендукидзе. Не хотят, по общему мнению. Мало кто думает, что не умеют или не в силах. А почему не хотят – этим у них, боюсь, поинтересуется Третий Майдан. Похоже, его и впрямь не миновать. Думаю, Украина уже не остановится, хотя иногда хочется, чтобы остановилась, перевела дух. Идёт стихийный поиск людей, которым невтерпёж стать хирургами и терапевтами этой страны и которые знают, что и как делать потом. Думают, что знают – хочется добавить в угоду постылым скептикам.

Пишет профессор Барановский: «Уважаемый Анатолий Иванович, как агент развитого капитализма и резидент идеалов пофигизма в России посылаю отчёт о текущем состоянии общественного сознания. Есть у меня друг, любитель издеваться над развитым сервисом. Он заметил, что отношение к нему резко изменилось в магазинах, банках и других общественных местах со времени «покорения Крыма». Там, где раньше его встречали: «Чего изволите?» теперь говорят: «Что-то вы к нам зачастили и ничего не покупаете». Он, замечу, с пиететом относится к прошлому, когда люди ехали на работу, вися на подножках, а приехав, бросались точить снаряды. Я ему это прощаю, поскольку он из полной благополучной семьи, а я - найденный на помойке. Блаженная улыбка разливается по моему лицу в ответ на мантры зомбопанели, ибо цикличность в исторических процессах трудно игнорировать. На это указывал Александр Чижевский, который, как всякий приличный человек, посидел в советской тюрьме за то, что опубликовал свои догадки во французском журнале году так в тридцать девятом. Я солнцепоклонник, как и он, и провел своё расследование. На математическом языке есть коэффициент корреляции «ноль пятьдесят восемь», указывающий на существенную связь истории и активности Солнца. Это меня спасает от уныния, терзает только мысль, как можно добровольно отказаться от свободы. Остаюсь вашим слушателем Александр».

Спасибо за письмо, профессор! У меня есть книга Чижевского, изданная под занавес советской власти, - прекрасно изданная. В ней (или в другой?) помещены и его стихотворения. Первая строка одного из них у меня всегда в голове: «Созвучье полное в природе». Это знание и впрямь спасает от уныния – даже при том, что неведом смысл созвучья. Заметьте, кстати, у вас «коэффициент корреляции ноль пятьдесят восемь», а у него – созвучье полное. Поэтическое преувеличение?

Читаю, что написала Наталья Краснякова из Ялты: «Развалившись на кресле, здоровенный бугай с красной мордой и треугольным шрамом на лбу, как от лоботомии, орет на весь троллейбус: "Ну чё, хахлы, Крымнаш!" На что сидящий к нему спиной мужик, тоже изрядно поддатый, говорит: "Ты б помолчал, москалик". Детина продолжал сыпать: "Мы ж русские, самые сильные, и все это наше!" Вдруг его взгляд остановился на мне. «А вот вы, девушка, вы за кого?» - «Я за Украину», - быстро ответила я, не думая о последствиях. В троллейбусе повисла тишина. Кто-то тихо переспросил: "Что?" И кто-то так же тихо ответил: "За Украину". У бугая глаза налились кровью, а народ уставился на меня с видом: "Не жилец она больше, не жилец". Первым пришел в себя тот, что говорил "москалик". Он встал, подошел ко мне и протянул мне нашу украинскую пятидесятикопеечную монету."Возьмите, это вам на память". – «У меня такая есть», - сказала я. «Ничего, возьмите, на память». Народ затаил дыхание, все ждали развязки. Тут пришел в себя Крымнашовец. Встряхнув головой, он вдруг сказал: "А вы, девушка, красивая. Вот как с вами воевать, вас любить надо!" – «Вот и любите, а не воюйте», - парировала я. На этих словах он встал и, дыша перегаром, плюхнулся рядом, не сводя с меня пьяных глаз. Наклонившись, он сказал мне, но так, чтобы слышали все рядом: "Знай, вся Сибирь за вас!". Дальше была моя остановка», - пишет Наталья Краснякова.

Письмо с Камчатки, точнее, о Камчатке, от человека, впервые побывавшего на этом полуострове размером с материк. «Камчатка прекрасна, Анатолий Иванович, прекрасна! Термальные воды, гейзеры и прочее, чему нет цены. Люди красивые - высокие, светлоглазые, в большинстве - светловолосые. Нищета. Рыба под вопросом - последствия варварского вылова. Берега усеяны выловленной и распотрошенной рыбой (икра!), медведи сошли с ума от обжорства. Не надо тратить усилий - жри и жри себе, что валяется под лапами. И так утратили они последние звериные каноны порядочности - от бездельного обжорства: выходят к людям в поселки, задирают насмерть. Просто нашествие и смертоубийство».

Это письмо заставило меня вспомнить свои поездки по Северу, Сибири, Алтаю, по этим рекам, подобным морям, по бескрайним степям и лесам, долгие перелёты. Везде было одно и то же чувство: какая красота, какая мощь, какое богатство Богом данное и какое убожество всюду, где заметно присутствие человека! Помню, как воскликнул в одном месте на Оби: «Ну, сюда-то, Бог даст, строитель коммунизма не доберётся ещё лет сто»! Это было где-то в середине шестидесятых годов, я верил в хороший социализм, но бывали случаи, когда откуда-то из нутра в голову ударяла врождённая антисоветчина, и язык сам обозначал прямую связь между строительством рая на земле и погублением всего живого.

«На планете более семи миллиардов людей, - пишет наш слушатель Лукин. - Вы на полном серьезе считаете, что страна, где сто сорок миллионов, является для них угрозой или наоборот, спасительницей? Вы действительно думаете, что индуса, китайца или бразильца волнуют попытки Москвы вернуть под свой контроль потерянные когда-то территории? Ну, покорит Путин Украину - что это изменит в жизни Калькутты или Рио-де-Жанейро? Неужели вы полагаете, что весь мир следит за речами Путина или судьбой Донецка? Вы вот много следили за речами, к примеру, «чайника» по фамилии Чавес? Почитайте американскую или европейскую прессу. Думаете, Москва, Киев и Донецк – главные темы? Да ни хрена. Бразильских читателей футбол интересует больше, чем Путин. Помнится, летом слышал по радио «Свобода», что санкции против России станут бескровной войной, в которую включится весь мир, типа русских не будут обслуживать в ресторанах. Пока нашелся один такой отель в Чехии и один ресторан в Польше. Попробуйте поездить по миру с такой агитацией - вас просто не поймут или примут за сумасшедшего. Россия, она, конечно, играет свою роль, ищет себе новое место в мире, защищает свои интересы, как их понимает. Чем все это закончится, неизвестно. Однако глобальное значение политики Путина или, тем более, споров российских западников и антизападников почти нулевое. Россия – не спасительница мира и не угроза для него, это просто один из тех цветков, которые делают жизнь разнообразной», - пишет господин Лукин, молодой, видимо, человек. Такие портят настроение патриотам. Поборнику «Святой Руси» их речи - как нож в сердце. Зачем ему «Святая Русь», если она обаяет не всех в мире! Вообще, разглагольствования об особом призвании России, о её особой, великой, разумеется, миссии – это упражнение само по себе обычное, но всему своё время. Сказка о своей исключительности, о своём особом призвании нужна каждой нации в начале пути. Это как подвижные игры на свежем воздухе для ребёнка. Но когда детство затягивается, что тут скажешь, кроме того, что оно затягивается? Всё дело в отсталости страны. Всесторонняя отсталость: политическая, хозяйственная, бытовая, техническая. У отсталого общества и представления отсталые. Обо всем – и о себе, и о мире.

«В Киеве хватают всех молодых и старых, заставляют воевать. Мой
постоялец с другом перебирались в Россию огородами, огородами, чтоб
не попасться на глаза». Это мне пишет из Москвы старая женщина-профессор МГУ (или доцент, точно не знаю). У неё сейчас живёт родственник из Харцызска, здоровый, крепкий, по её словам, человек, заплакавший по ходу своего рассказа об ужасах войны, от которой и сбежал «огородами, огородами». Ни себя, ни кого-либо я не спрашиваю, как её убедить, что в Киеве никого не хватают – ни молодых, ни старых, тем более - всех. Думаю, в этом её не могло бы убедить и её собственное пребывание в Киеве, сколь угодно длительное. Там можно встретить старожила Крещатика, тоже уверенного, что хватают и заставляют воевать всех. Себя и других я спрашиваю, почему такие наши современники верят рассказам о подобных вещах. О чём свидетельствует их легковерие? Что стоит за их убеждённостью, что в Киеве правит хунта, способная на такое? Почему она, моя корреспондентка, не сомневается, что мирные поселения «Новороссии» поливают огнём озверевшие «укропы»? Я понимаю жительницу Донбасса, которая сидит у меня на кухне и рассказывает, что в пригороде Донецка, в некоем водоёме, водолазы искали случайного утопленника и обнаружили целый лес стоящих во весь рост людей, утопленных бандеровцами, - стоящих неподвижно уже несколько месяцев, ибо к ногам каждого привязаны громадные камни, они-то, мол, и удерживают трупы в вертикальном положении. Я слушаю её и стараюсь не спугнуть и не раздражить несчастную ни одним словом, только осторожно задаю уточняющие вопросы, узнавая таким образом, что один из водолазов, после того, как попал в этот лес, то ли сошёл с ума, то ли запил на неделю. Я веду себя с нею так, а не иначе, потому что она тёмная женщина, хозяйка маленькой швейной мастерской, ей, проводящей вечера перед российским зомбоящиком, положено верить и не в такие глупости. Но женщина-профессор (или доцент) МГУ, написавшая не одну книгу?! Вот с нею что происходит? Не стану на сей раз углубляться в психологию, а вспомню старое советское выражение: «политическая неграмотность». Женщина просто не знает, не видит из башни своего МГУ политической карты мира. Она не знает, какой политический режим в Украине, какая там форма правления, да, пожалуй, и где бы то ни было, в том числе у неё в России. Она не знает, что там за общественно-политический строй, в этой Хохляндии, что представляет собою украинская общественно-политическая жизнь. Если бы знала, ей этого вполне хватило бы, чтобы разразиться хохотом в ответ на чей-либо – хоть собственного сына! – рассказ, что «в Киеве хватают всех молодых и старых, заставляют воевать». Для неё этот рассказ имел бы такую же цену, как о том, что там все завтракают младенцами из Харцызска. Вдумаемся! Восемь месяцев идёт развязанная Россией русско-украинская «гибридная» война, в которой уже погибли тысячи с обеих сторон, украинцев, как говорит Кучма, - больше, чем за десять лет войны в Афганистане. Потери русских, по некоторым данным, тоже больше, чем в Афганистане. Погибших тайно вывозят в Россию камазами, вдовам и родителям приказывают молчать, трупы закапывают безымянными, к ямам стараются не подпускать живых. Так Россия ведёт войну за право участвовать в управлении миром. Она прямо, устами своего президента и казённых идеологов, заявляет, что хочет именно этого, - ведёт отчаянную, может быть, последнюю в своей истории и, безусловно, самую грязную войну, терпит в ней позорное поражение, вплотную подошла к внутренней разрухе, к обвалу, после которого может не подняться, а старая женщина-профессор МГУ, для которой это просто события в Украине, замечает: «Ну, дурость какая-то!». Святая простота. Да, святая простота или заурядная политическая неграмотность, что в данном случае одно и то же.

«Часть населения, - следующее письмо. - была, конечно, рада присоединению Крыма, для них это было вроде заброшенной шайбы. Придурки с колорадскими тряпками не думали, что придётся хоть чем жертвовать. Великая хоккейная держава, шайбы забрасывает. Настроение после лета, однако, существенно отравили цифры на обменниках. У кого были сбережения в рублях не на текущие нужды, естественно, побежали их превращать в настоящие деньги или покупать чего ещё можно, с немалой потерей, до трети. Ещё не дошло, что крах только начинается. Ещё верят обещаниям верхов. Мол так всё и остановится, рассосётся. Чуть потерпим, а там нефть снова подорожает. 3апад посердится и потихоньку отменит санкции. Торжество изгажено, но ещё не явно. Что-то подорожало, но не всё и не в разы. Где-то начались увольнения, но пока не массовые. Подтянули пояс, но на одно отверстие. И ещё всё образуется, хочется так думать. А ведь провал только ещё начинается. Предполагаю, что это будет не одномоментный крах, а вялотекущая катастрофа, очень изнуряющая. Может, и до вас, Анатолий Иванович, ещё не доходит, что конфронтация не ослабнет. Все пойдут до конца, одни из принципа, другим терять нечего. Да, восстания не подымут, но всё время будет ощущение, что происходит что-то не то. Всё время в напряге. В верхах будет зреть, как в благостные годы Брежнева, скрытое недовольство», - так видит будущее этот слушатель «Свободы». Мы говорили о «политической неграмотности». Сейчас часто звучит слово «аполитичность» в том же смысле. Иная дама даже кокетничает: «Я - аполитичная». В том редчайшем случае, когда такая вдруг осознает, что на самом деле происходит, она скажет, что у неё нет времени серьёзно следить «за политикой». Это, конечно, отговорка. Грамотному человеку, чтобы не оказаться в путинском большинстве, требуется не так уж много времени. Иному может быть достаточно постоянно следить за новостями по одному из солидных источников (например, по газете «Ведомости») и за тем, что говорят первые лица свободного мира. Всё! Плюс, конечно, здравый смысл, неизменно подсказывающий, что Кремль лжёт даже тогда, когда говорит правду. Знал и знаю людей, которые только так и ориентируются в мире и – безошибочно.

Материалы по теме

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG