Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Памяти Клода Лютера, парижского ново-орлеанца


Министр культуры Франции Рено Донедьё де Вабр: «Со смертью Клода Лютера страна потеряла одного из своих лучших джазменов, талантливого кларнетиста, который околдовывал слушателей в течении полувека»

Министр культуры Франции Рено Донедьё де Вабр: «Со смертью Клода Лютера страна потеряла одного из своих лучших джазменов, талантливого кларнетиста, который околдовывал слушателей в течении полувека»

6 октября в Париже скончался один из последних могикан великой джазовой эпохи Клод Лютер. Он был одним из последних представителей легендарной эпохи послевоенного Сен-Жерменского ренессанса, он был не пассивным ее свидетелем, а активным участником. Клод Лютер — дирижер, кларнетист и сопрано-саксофонист, парижский ново-орлеанец, ученик Сиднея Беше. Ему было 83 года. Чтобы понять Лютера, нужно, прежде всего, понять эпоху. Но, сначала — о нем самом.

Клод Лютер появился на свет в июле 1923 года в Париже, в пролетарском квартале 20-го округа, недалеко от кладбища Пер-Лашез. Музыкальное образование он получил в детстве, причем дома — родители его были музыкантами. Героями молодого трубача, а начинал он с трубы, были два короля новоорлеанского джаза: Луи Армстронг и Сидней Беше. Лютер с младых ногтей впитал ритмы новоорлеанского стиля и остался верен ему до последних дней. В 15 лет ему уже можно было ставить диагноз: неизлечимо болен джазовой лихорадкой, бредит именами Мортена и Кинга Оливера, Сатчмо, Кида Ори и братьев Доддс, подвержен сложным ритмическим конвульсиям, бормочет и напевает, используя вместо слов ничего не значащие звуки.


Джаз во Франции в довоенные годы


Франция в довоенные годы, благодаря варьете «Ревю Нэгр», Джозефине Бейкер и Жаку Канетти, который в возрасте буквально первых усов, не имея в кармане ни сантима, пригласил в страну на гастроли Луи Армстронга, Франция была знакома с джазом, и в стране начали появляться собственные оркестры: в 1934 году Стефан Граппели и Джанго Рейнхард уже играли в парижском «Кларидже», уже существовал Hot Club de France. В предвоенные годы в Париже на гастролях побывали такие звезды американского джаза, как Колмен Хокинс, Бенни Картер, Рекс Стюарт, Флетчер Эллен, Дикки Уэллс и Барней Бигард. Но война и оккупация резко оборвали и развитие французского джаза, и распространение информации о том, что происходит на родине американской музыки. Джаз был под запретом, как и в одной стране на Востоке, он считался музыкой дегенеративной, что не мешало парижским подросткам устраивать время от времени концерты на дому.


Клод Лютер в годы оккупации не только играл на таких подпольных вечеринках, но создал вместе с друзьями джазовый клуб на рю де Ренн в Париже.


Джазовая столица Европы


Освобождение Парижа было освобождением от запретов, и, буквально за несколько месяцев, Париж стал джазовой столицей Европы. Не только американская армия наступала по всем направлениям, снабжая население лекарствами, сигаретами, сгущенкой, но и джазовыми пластинками знаменитой серии V — Victory Discs. Вместе с танкистами и артиллеристами в страну из Англии переправились и джазмены. Как мы помним, один из них исчез в небе над Ла Маншем — король свинга — Гленн Миллер. По последним данным, он погиб не из-за неполадок двигателя «Носмана С-64», а став жертвой генерала-контрабандиста.


Миллер собирался играть в Париже на новогоднем концерте, и Клод Лютер, хоть он и не любил свинг, потенциально должен был быть в толпе слушателей.


Джаз был музыкой новой эпохи, эпохи Сен-Жермен-де-Пре. Эта, как говорят про мини-кварталы парижане, «деревня», начала складываться, приобретать новый облик еще во время войны. Я помню из рассказов писательницы и журналистки Зинаиды Шаховской ее реплику о Сен-Жермен-де-Пре военных лет: «В кафе "Флор" мы ходили греться, там была буржуйка, дома было невыносимо холодно».


Жан-Поль Сартр и Альбер Камю, Пабло Пикассо, Жюльет Греко и Борис Виан, все участники движения экзистенциализма, Раймон Кено и сюрреалисты жили, буквально, между улицей Сен-Пер и Латинским кварталом, и джаз окончательно пустил корни именно здесь: на улице Святого Бенуа и на rue des Carmes, где Клод Лютер, в подвале отеля, открыл свой клуб Lorientais. К тому времени он уже оставил трубу и играл на кларнете и саксофоне.


Его подвальчик был одним из самых популярнейших мест в столице. Джаз, в те времена, был музыкой танцевальной, и во всех джазовых погребах Парижа пахло сигаретами Lucky Strike , виски и по́том.


Трудно, конечно, себе представить Жана-Поля Сартра, отплясывающего джиттербаг на пару с Симоной де Бовуар, но и Сартр приходил на rue des Carmes с друзьями экзистенциалистами.


На первом каннском джазовом фестивале, в 48-м году в Ницце, Клод Лютер и его оркестр Lorientais представляли французский джаз. На фестиваль были приглашены кумиры французских джазменов: Сатчмо, Бейби Доддс, Эрл Хайнз. К огромному удовольствию музыкантов Lorientais был записан совместный с американцами диск.


В 1949 году Клод Лютер открывает новый клуб — «Клуб Старой Голубятни» — Vieux Colombier — и выступает на парижском джазовом фестивале, аккомпанируя самому Сиднею Беше. Он играет вдохновенно, со свойственным ему нажимом, «атакой» — как говорят джазмены, и становится на шесть лет компаньоном Беше, его учеником, кларнетистом его знаменитого оркестра.


В 1955 году Клод Лютер уходит от Сиднея Беше и, в основном, руководит собственным оркестром, реже — выступая в составе трио или квартета. В 1957 году он отправляется на гастроли по Латинской Америке, в 1962 году — по Советскому Союзу. Начиная с 1949 года (фильм Жака Бекера «Июльское рандеву»), Клод Лютер работает для кино, выступая либо в роли актера-музыканта (вместе с Сиднеем Беше в фильме «Инспектор знаком с музыкой»), либо как композитор и исполнитель.


Парижский ново-орлеанец


Если в начале своей музыкальной карьеры Клод Лютер играл и развивался под влиянием кларнетиста Джонни Доддса (брата ударника Бейби Доддса), то позже он впитывал каждую ноту Сиднея Беше. Отсюда вполне логичен был и его переход на сопрано-саксофон.


Многие историки джаза, в том числе и трубач и писатель Борис Виан, записывавший, скорее, хронику джазовой и интеллектуальной жизни Сен-Жермен-де-Пре, считали Клода Лютера неким анахронизмом, джазменом, застрявшем в новоорлеанском периоде, в то время как на дворе был би-боп и хард боп. Позже, уже в 1980-х и 1990-х годах, резвые перья, называли его «джазовой окаменелостью».


Но Клод Лютер был верен себе, своей первой любви — Новому Орлеану. В каком-то смысле он вернул в Париж этот, за сантимы перепроданный Наполеоном Америке, город, Viex Carree, Старый Квартал, родину джаза.


В сентябре этого года он все еще держал в руках кларнет. Его штаб-квартирой был джазовый клуб на бульваре Сен-Мишель «Журнальчик», «Petit Journal», где, говорят, время от времени подавали своим блюда креольской кухни.


Министр Культуры Франции Рено Донедьё де Вабр сказал: «Со смертью Клода Лютера страна потеряла одного из своих лучших джазменов, талантливого кларнетиста, который околдовывал слушателей в течении полувека».


Клода Лютера нет. Магия джаза продолжается.


XS
SM
MD
LG