Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Власти Кабардино-Балкарии называют события 2005 года трагическим стечением обстоятельств


Программу ведет Марк Крутов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Юрий Багров.



Марк Крутов: Сегодня в Нальчике пройдет минута молчания и траурные мероприятия. Год назад утро этого дня в столице Кабардино-Балкарии началось с автоматных выстрелов. Несколько вооруженных групп напали на отделения милиции и ФСБ. Бои продолжались в течение всего дня. Итог - десятки погибших сотрудников правоохранительных органов, мирных жителей и тех, кого позже власти назвали террористами. Многое в событиях 13 октября 2005 года до сих пор остается непонятным.



Юрий Багров: Причастные - так в Кабардино-Балкарии называют тех, чьи близкие участвовали в нападении на объекты правоохранительных органов 13 октября 2005 года. К ним особое отношение со стороны местных жителей, повышенное внимание милиционеров и работников спецслужб. Год назад в разных районах Нальчика началась перестрелка. Бои шли два дня. Хронологию событий напомнит моя коллега, корреспондент Радио Свобода Ольга Вахоничева.



Ольга Вахоничева: В 9 утра несколько групп боевиков, около 150 человек, совершают вооруженное нападение сразу на ряд объектов в городе. Это аэропорт и здания, принадлежащие правоохранительным органам республики, - министерство внутренних дел, управление Федеральной службы безопасности, городское отделения милиции, военкомат.


Около 10 утра в городе слышны выстрелы и взрывы, охвачено огнем отделение милиции. Через час приходит информация - есть убитые и раненые. Расстреляны и сожжены десятки автомашин.


Сразу после нападения в городе частично отключается телефонная связь, боевики грабят магазин, торгующий оружием.


Уличные бои идут практически по всему Нальчику.


Через два часа после нападения военным удается отбить атаки на аэропорт, МВД, ФСБ. Исходя из хроники событий, 13 октября в Нальчике боевики атакуют те объекты, где имеется оружие.


К полудню, напуганные мирные жители спешно покидают Нальчик, но авиа- и железнодорожное сообщение прервано.


"Скорая помощь" Нальчика сообщает о многочисленных жертвах среди населения.


Около часа дня началась перестрелка у Центрального рынка. Дежурный УФСБ сообщает предварительную информацию - на город напали 300 боевиков, погиб один и ранены семь сотрудников ФСБ.


К семнадцати часам МВД сообщает: подавлен последний очаг сопротивления бандитов. Однако, бои и столкновения продолжаются еще и на следующий день.


По официальным данным, в результате нападение на Нальчик 13 октября 2005 года в ходе перестрелок погибли 11 мирных граждан и 36 сотрудников правоохранительных органов, убиты 94 боевика.



Юрий Багров: О том, что в перестрелках в Нальчике участвовали вооруженные группы из так называемых "джамаатов", говорят не только в правоохранительных органах, это признают и правозащитники, работающие в регионе. Однако, их точка зрения существенно отличается от официальной версии. Власти республики называют события годичной давности трагическим стечением обстоятельств. Говорит председатель комитета по средствам массовой информации при парламенте Кабардино-Балкарии Борис Паштов…



Борис Паштов: К сожалению, в прошлом году именно в городе Нальчике произошло в некоторой части закономерное, в некоторое части случайное стечение всех неблагоприятных обстоятельств, которые могли быть. Действительно, мы столкнулись в большей мере с тем, что в период нашей как бы глобализации, потому что сейчас так модно говорить... это все повлияло на то, что сюда, на Кавказ, стремились всевозможного радикального толка идеологи религиозные. Это с одной стороны. С другой стороны, конечно, несомненный фактор - чеченская кампания. Конечно, сыграл фактор, наверное, и определенной закрытости системы руководства, которое было в республике. Сыграло определенную роль, опять-таки, негативную, то, что спецорганы, которые должны были заниматься вот этим всем - радикальными явлениями, оружием, да, они действительно занимались и сделали свое дело, но они делают так, как они умеют это делать, и, наверное, были какие-то перегибы на местах, я это допускаю. Я не могу не согласиться, что действительно очень много было разговоров на тему того, что имеют место нарушения и процессуальные. Но что здесь я могу сказать? Все-таки, наверное, нужно нормальное сообщество адвокатов. Почему-то сообщество адвокатов наших, именно республиканских, да, может быть, и московских, где-то немножко в стороне.



Юрий Багров: Московский адвокат Елена Липцер накануне вернулась из Нальчика, где она встречалась с родственниками погибших.



Елена Липцер: Я была в Нальчике. Общалась там в том числе с родственниками тех людей, которые погибли в результате вот этого события, которое было 13 октября. У всех у них один вопрос: почему их родных, которые были убиты, всех без суда признали террористами, не выдают им их тела и не допускают их никак к расследованию этого дела?



Юрий Багров: По словам Елены Липцер, родственники во время опознания обнаружили на телах погибших следы пыток.



Елена Липцер: Многие из них на этих трупах видели следы насилия. То есть были трупы, на которых были привязаны какие-то веревки, были трупы с привязанной проволокой, были трупы, на которых были следы явно не того, что их убили во время вот этого мятежа, а видно, что были телесные повреждения, которые могли быть получены только в результате пыток. И многие говорили, что даже уже после этих событий приходили, их родных забирали из дома, и потом они оказывались убитыми. То есть был факт, что людей добивали уже и после событий 13-го числа. При этом они пытаются добиться какого-то объективного расследования, действительно, кто участвовал, кто что совершил, кто стрелял, кто не стрелял, кто стоял рядом, кто вообще, может быть, там не был. Потому что многие говорят, что сын ушел утром на работу, в итоге они его три-четыре дня разыскивали, никто им не сказал, что их сын убит в ходе предотвращения мятежа, террористического акта, чего угодно. И потом, когда они, уже отчаявшись его найти, на четвертый день где-то нашли вот этот рефрижератор, там нашли труп. И только после этого им сказали: да, вот он у вас террорист. То есть там таких ситуаций очень много. Не происходит объективного расследования этих событий, никто не хочет ту правду, которая там была, установить и наказать виновных.



Юрий Багров: Среди так называемых "причастных" есть семьи, чьи близкие погибли под перекрестным огнем. До окончания расследования, правоохранительные органы считают их террористами. Свою оценку событиям годичной давности в Нальчике дал директор движения "За права человека" Лев Понаморев…



Лев Понаморев: Точка зрения правозащитников уже известна на события в Нальчике. Мы считаем, что к событиям в Нальчике привели многочисленные факты преследования людей за религиозные убеждения. Мы знаем, что были закрыты десятки мечетей. Мы знаем, что там преследовали всех муфтиев, которые не подчинялись фактически одному человеку, и поэтому люди были лишены возможности реально отправлять свои духовные потребности. Именно поэтому они собирались на квартирах, и все это потом интерпретировалось, как заговор, всех их назвали ваххабитами. Преследование это носило в том числе и полицейский характер: людей задерживали, избивали, пытали, заставляли признаваться, что не ваххабиты. Все это происходило как раз перед событиями 13 октября.



Юрий Багров: С мнением Льва Пономарева согласен и кабардино-балкарский правозащитник Валерий Хатажухов. По его словам, роковую роль в событиях 13 октября 2005 года сыграли преследования властями части мусульман республики.


XS
SM
MD
LG