Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сколько Путин отвел Медведеву


Дмитрий Медведев и Владимир Путин в Горках в июне 2011

Дмитрий Медведев и Владимир Путин в Горках в июне 2011

Дмитрий Медведев дает интервью и пишет статьи (последняя - в сегодняшней "Независимой газете"), в то время, как его отставки от Путина требуют все настойчивее. Станут ли менять его на переправе? Обсуждают публицист Акрам Муртазаев и генеральный директор Совета по национальной стратегии Валерий Хомяков. Ведущая Елена Рыковцева.

полная видеоверсия программы

Елена Рыковцева: Обсуждаем под конец года, сколько осталось Дмитрию Анатольевичу Медведеву работать премьер-министром. Представляю гостей нашей программы: Валерий Хомяков, Совет по национальной стратегии межрегиональной общественной организации, Акрам Муртазаев, публицист. Сколько вы сами отводите Дмитрию Анатольевичу Медведеву? Создается ощущение, что сочтены уже дни премьера. Каждый, кто может, из выступающих политиков, журналистов, подталкивает Владимира Путина к принятию решения. Только что это сделал Григорий Явлинский, который просто заявил, что только Кудрин и никто больше не может спасти страну в этой ситуации. Есть журналисты тоже либеральной направленности, Николай Усков вот, что либо Кудрин, либо Собянин, подсказывает он, на кого сменить Дмитрия Анатольевича. Павел Гусев в нашем эфире сказал, что если не сменить его сейчас, катастрофа будет полная, окончательная. Правильное ли у меня складывается впечатление, что не осталось человека, который не толкал бы Дмитрия Анатольевича на это решение?

Валерий Хомяков: Я думаю, что тут мы наблюдаем некую информационную войну именно путинского окружения. Я не хочу никого из журналистов винить, что они кому-то подыгрывают, но давление такое есть. Видимо, Владимиру Владимировичу пытаются объяснить люди отнюдь не либеральных взглядов, которые считают, что эта так называемая либеральная политика, они почему-то считают, что правительство чуть ли не либералы, может завести страну и так далее.

Елена Рыковцева: Как не либеральных взглядов — Явлинский?!

Валерий Хомяков: Нет, я говорю о правительстве. А либеральная его часть экономическая, с большой натяжкой, кстати. Потому что на словах одно, а на деле либеральной политики нет, как душили бизнес, так и душат всеми способами, никаких прав собственности и так далее. Поэтому я думаю, что мы наблюдаем вот это. Уйдет ли Дмитрий Медведев? Я думаю, он может уйти только сам или с Владимиром Путиным. Исхожу я только из одного. Он может быть кому-то не нравится, но он ничем не вредит Владимиру Путину. И даже если заменить его на Кудрина, на того же Явлинского, ничего в стране в лучшую сторону в экономической части не изменится. Потому что правительство наше настоящее располагается не в Белом доме, а на Старой площади, в Кремле.

Елена Рыковцева: А зачем же подталкивают? Я специально перечисляю из либерального лагеря политиков и журналистов. Зачем они к такому решению подталкивают Владимира Путина?

Валерий Хомяков: Вы думаете, что Владимир Владимирович Путин все это прочитает и побежит подписывать указ?

Елена Рыковцева: Зачем они это делают? Я же про них спросила, не про него.

Валерий Хомяков: Я не знаю, надо у них спрашивать. Я так не считаю, потому что, предполагая, как устроена наша система власти, кто у нас в конце концов самый главный, а все остальные один чуть повыше, чуть пониже, но решения принимает именно самый главный человек в стране с огромным рейтингом, как ему преподносят социологи, с большим влиянием, в том числе и на Западе, как преподносят другие всякие службы, которые делают оценки. Поэтому я считаю, что от перемены мест слагаемых сумма не изменится.

Елена Рыковцева: Короче говоря, что касается вашего прогноза, то либо он уходит сам, либо они уходят вдвоем. А что значит - сам?

Валерий Хомяков: Скажет: я устал. Я хочу преподавать в петербургском университете, я хочу возглавить объединенный суд.

Елена Рыковцева: Как он скажет и оформит, я верю, что это будет так, но вы же не допускаете мысли, что он сделает это добровольно?

Валерий Хомяков: Я такое допускаю, что он может сделать добровольно.

Елена Рыковцева: Вот мой прогноз на новый год, я считаю, что Владимир Путин скажет: я устал, Медведев уходит.

Валерий Хомяков: Лучше было бы наоборот.

Елена Рыковцева: Акрам, как вам кажется, как будет?

Акрам Муртазаев: Версия того, что 31 декабря Медведев скажет: «Я устал. Владимир Владимирович, берегите Россию». Такого не будет. Насчет информационной войны, я тоже не думаю, что она ведется. Вы правильно сказали, что у нас все-таки премьер не действующий, а это организация мифическая, она сидит, но не функционирует. Основные функции происходят в администрации президента. Поэтому вести информационную войну бессмысленно. Единственное, чем это вызвано, это может быть самопиар, это такая смелость и такая решительность: ребята, нам надо заменить премьера. Они не могут сказать, что нам надо заменить руководство страны, а вот нам надо заменить премьера. Ребята, если вы говорите, что хотите заменить премьера, для чего? Что-то изменится? Ничего. Курс доллара опять резко вырос.

Валерий Хомяков: Если его сейчас снять, немножко рубль подрастет на пару рублей, а потом снова опустится.

Елена Рыковцева: Мне тоже показалось, что это некая сублимация. Люди, которые на самом деле хотят, чтобы ушел Путин, не могут себе позволить по многим причинам сказать: Путин, уходи. И говорят: Путин, убери Медведева. Подразумевая под этим, что хорошо бы, если бы ты и сам убрался.

Акрам Муртазаев: Они же наверняка знают, что между этими двумя людьми есть некая договоренность. Путину нельзя отказать, что он человек слова, он видит, что тот не справляется, особенно в критический период, когда нужен кризисный менеджер, человек, который умеет принимать решения быстро, мгновенно реагировать на всяческие изменения. Медведев не тот человек, но обязательства у Путина есть, он будет его держать до тех пор, пока у него есть эти обязательства. А какого числа у них поставлена дата этого договора, я не могу знать. Я думаю, что это никто не знает.

Елена Рыковцева: К вопросу об отношении Владимира Путина к Дмитрию Анатольевичу как к премьеру. Вы знаете, я не поленилась и посмотрела сайт президента Российской Федерации, и его фотоальбом — это очень любопытно. Фотоальбом распределен по месяцам, в каждом месяце столько-то фотографий, в основном 50-60, бывали месяцы, что 114. Смотрите: в октябре из 56 фотографий мы увидели один раз Дмитрия Медведева. В сентябре — ноль. Он без конца с Лукашенко, с Назарбаевым, с кем-то из правительства, с Рогозиным. Август — ноль. Апрель — ноль. 114 фотографий в июле и только одна из них - спина Дмитрия Анатольевича. Разве что в июне они сходили вдвоем на одно мероприятие, возложили цветы, поэтому там фотографии появились. То есть у меня сложилось впечатление, что не хочет Владимир Путин или его окружение, которое формирует его имидж, чтобы рядом с ним Медведев рядом с ним фиксировался, культурно выражусь.

Валерий Хомяков: У меня только одна версия. Помните, когда они сидели наоборот, один в Кремле, другой в Белом доме, тогда мы видели, как пресс-служба тогда президента Дмитрия Медведева была не в самых ласковых отношениях и нежных с пресс-службой председателя правительства Владимира Путина. Я думаю, что в данном случае мы наблюдаем примерно то же самое. Это не Путин сказал.

Елена Рыковцева: Нет, он этого не говорил. Он вообще не знает о существовании этого сайта, я думаю.

Валерий Хомяков: Тем более с интернетом не имеет пока еще серьезных взаимоотношений. Я думаю, это легкий укол. Посмотрите, обратная ситуация на сайте Дмитрия Анатольевича Медведева?

Елена Рыковцева: Там такой несчастный убогий сайт, я просто слезами облилась. Там событий, которые с ним происходят, буквально на одну страничку умещаются и какой-то десяток фотографий за год.

Валерий Хомяков: Тимакова не дорабатывает.

Елена Рыковцева: Так что здесь сравнение не очень корректное, там просто ничего нет, не с чем сравнить.

Валерий Хомяков: Я в данном случае говорю о тех, кто занимается пиар-сопровождением Владимира Путина.

Елена Рыковцева: Они почему не хотят, чтобы рядом с ним был Медведев?

Акрам Муртазаев: Я тоже думаю, что это реакция на события прошлых лет, когда президентом был Медведев. Верхняя часть газеты, чердак полосы посвящен Медведеву, фотография крупнее, шрифт покрупнее, заголовки повеличественнее, а внизу председатель правительства. И это постоянное давление сверху — это ответная реакция, реакция живого организма, которое долгое время был ущемлен. Теперь они на коне, они делают все возможное, хоть так, но унизить.

Валерий Хомяков: Вы правильно сделали, что поизучали, очень интересно.

Елена Рыковцева: Это очень мелкая деталь, но очень любопытная. Но с другой стороны вы же не можете не согласиться, что Путин взял на себя все управление всем и правительством в том числе. То, что и визуально хотят отодвинуть Медведева, это вписывается в его сегодняшнюю политику, что я беру на себя все. Противоречий нет, это не просто уколы команды.

Валерий Хомяков: Отсюда опять-таки, если вернуться к тому, с чего мы начали, он на себя все взял, что правда. Сейчас посмотрим 18 числа, будет большая пресс-конференция часа на четыре, будут всякие просьбы по поводу дорог, домов и всего остального, то, что должны решать местные власти. Журналисты приедут из регионов, а каждому скажут — спроси вот это, мы не можем пробить. Такая система власти и куда теперь от нее деваться. Никуда не денешься. Поэтому я и говорю, будет Медведев, не будет Медведева — да какая разница, если система власти остается прежней.

Елена Рыковцева: Он взял все на себя, он его отстраняет визуально или его команда - все равно менять не будет, он его такой никакой устраивает. Он его превратил в 0,0 и это его устраивает. Зачем ему Явлинский предлагает Кудрина, который нулем без палочки точно не будет?

Елена Рыковцева: То есть менять ситуацию нет никакого смысла?

Валерий Хомяков: Систему, которую он выстроил, на которой все держится.

Елена Рыковцева: Я думаю, что Кудрин тоже может не согласиться при несменяемой системе.

Валерий Хомяков: Я думаю, вряд ли он мечтает о премьерском кресле в этих условиях.

Елена Рыковцева: Кстати, вы свои ставки сделаете?

Валерий Хомяков: Это может быть только в одном случае, когда уйдут Дмитрия Анатольевича. Если вдруг, я в это не очень верю, но если вдруг социальный протест в связи с тем, что происходит в стране с экономикой, рублем и прочее, градус будет высокий по весне, предположим, то тогда, дабы исключить весеннее наступление трудящихся на капитал, как это был в свое время штамп журналистский в советское время, когда говорили о Западе, когда социальный протест будет нести угрозу существованию режиму, тогда возможно. Он должен сделать заявление, что правительство не справлялось, что это правительство довело нас до этого. То есть все виноваты, кроме того, кто эту систему сделал. Тут вспоминали Виктора Степановича, если посмотреть нашу новейшую историю, пожалуй, только Виктор Степанович Черномырдин не был техническим премьером, он сам рулил и правительством, и экономикой в силу очень многих обстоятельств, в том числе и нездоровья Ельцина, в том числе и других факторов, но он был настоящим премьером. В какой-то степени был настоящим премьером Михаил Касьянов в начале нулевых, до 2003 года. Потом, видимо, не понравилась эта самостоятельность, и Михаил Михайлович стал оппозиционером.

Елена Рыковцева: Я не исключаю, что Зубкова убрали, потому что он вдруг начал проявлять какую-то самостоятельность. И вообще он был очень перспективным с точки зрения избирательности. Он такой респектабельный и немножко коммунистического типа. Мне показалось, что ровно потому, что у него появились электоральные перспективы, его и задвинули побыстрее. Мы приняли ваш прогноз, что при условии протестов — это весна, без условия протестов он не будет с ним расставаться. Ваш прогноз поточнее, Акрам.

Акрам Муртазаев: Я опять же должен сказать, что пока не истечет срок договоренностей, никакого решения не будет принято.

Елена Рыковцева: Ваш прогноз, когда истечет срок договоренностей?

Акрам Муртазаев: Я могу сказать, что он может истечь летом.

Елена Рыковцева: Зима, весна, лето, мы свои ставки сделали, дальше будем проверять, кто выиграл. Переходим к следующему вопросу повестки дня, повод, который нас собрал здесь, если говорить о серьезном поводе — это огромная статья Дмитрия Медведева в «Независимой газете». Газета, сегодня честно прошлась по киоскам, ее никто не прочитает, потому что ее нет в киосках, она в них не поступает. То есть если кто-то захочет этот труд освоить, он освоит только в интернете, исключительно посвященный отношениям с Украиной. Что это за статья, зачем она такая? Какую цель она преследует, и почему такая тональность достаточно агрессивная?

Валерий Хомяков: Она удручающая. Мне кажется, что может быть Москва, Кремль, в данном случае и Медведев отказались от тактики с Новороссией, которая предполагала сначала отгрызть кусок Донецкой и Луганской областей, либо создать там самостийные республики. Теперь, мне кажется, они от этого отказались и выбрали другую тактику, которую бы я окрестил так: дождаться тихой смерти Украины. Мы здесь ни причем, мы туда не лезем. Может быть в ближайшем будущем увидим там чуть ли не совместное патрулирование российско-украинской границы нашими и украинскими пограничниками, кто его знает. Сейчас никто не хихикает по поводу санкций, как это было по весне, все понимают, что это больно. Поэтому, мне кажется, что этот негатив, там много вещей, которые спорны, подается так, что Украина возродилась в составе СССР только и благодаря тому. Там о культуре немножко сказано, хотя, мне кажется, фамилия Бабеля несколько притянута за уши. Одесса не была в составе Украины — это вольный город со всеми вытекающими последствиями, но бог с ней. А вот когда речь идет о создании промышленности, ни один украинский ученый не упомянут, а это и Челомей, Евгений Патон, который создал электросварку в сложнейшие годы, в 1940-х годах, когда шла война, и тем позволил создавать более быстро танки, орудия и так далее. Тут упоминаний таких нет, что вроде как мы тут Россия все насоздавали, понаделали, газопровод провели, нефтепровод и все остальное, а они такие халявщики, только сало жрут за наш счет и больше ничего не делают, такое ощущение. Отсюда, естественно, кто в этом виноват? Конечно, клятый Запад, Евросоюз, который спит и видит, чтобы лишить суверенитета Украину — эта фраза меня очень порадовала. А вы что сделали, откусив ее часть в виде Крыма, сейчас еще балуетесь там в Донецкой и Луганской областях? Для чего? Дмитрий Анатольевич очень мало о политике говорил, в основном экономика. Я представляю, насколько долго, если бы меня попросили такую публикацию сделать в деталях, я бы писал если не две недели, то дней десять точно, не отрываясь от компьютера. Дмитрий Анатольевич решил показать нашим элитам и отчасти западным, что он владеет ситуацией на Украине, а раз он владеет, значит Владимир Владимирович в деталях владеет экономической ситуацией на Украине, а раз так, то, ребята, вы туда без нас не лазайте. Вы к нам приходите, давайте мы пообсуждаем, господин Обама, с вами отдельно, где-нибудь посидим, не так, похлопав по плечу и выпив по стакану виски, а детально обсудим всю эту сложившуюся ситуацию.

Елена Рыковцева: То есть все эти 16 страниц рассчитаны на перевод на английский язык?

Валерий Хомяков: Конечно, переведут. Такие вещи, как правило, доводятся до президентов, руководителей западных стран. Я думаю, одна есть причина внутренняя — показать, что мы верным путем идем, товарищи, что Украине мы помогаем. Нашей вины в том, что там сейчас творится, нет ни грамма. Более того, мы это все унаследовали от СССР, когда Россия помогала несчастному украинскому народу перейти из аграрной страны в развитую, промышленную и так далее. Что действительно правда, я бывал на Украине, когда работал в ВПК, в Днепропетровске.

Елена Рыковцева: Я тоже бывала в те годы на Украине, они говорили, что это мы кормим Россию, если бы не эта связь, то мы бы давно уже процветали.

Валерий Хомяков: Тем не менее, мне кажется, это главная причина, хотя слишком объем большой, нормальный человек ее не прочитает.

Елена Рыковцева: Я хочу подчеркнуть, что вся статья набита графиками ужасающего падения экономики Украины, сплошные графики вниз с 2007 года. Как вы, Акрам, считаете, зачем Дмитрий Анатольевич все это написал?

Акрам Муртазаев: Наконец вопрос по специальности, я бы сказал. Когда пишутся подобные вещи, прежде всего выбирается целевая аудитория. В данном случае, публикуя материал в «Независимой газете», я не понимаю, какая целевая аудитория может быть у «Независимой газеты». Если это адресовано Обаме, то есть масса других изданий, есть выкупленное пространство в «Нью-Йорк Таймс», где публикуются наши перья. Что это может быть? Это от того, что «Независимая газета» в лице ее главного редактора сомневается в правильности нашей политики на Украине? Это такая китайская месть, пыточная статья при огромном количестве слов. Опять же, чисто профессионально она написана абсолютно бездарно, я думаю, что пресс-служба премьера должна признать свою ошибку и свою тщательную непрофессиональную неподготовленность. Если нужна какая-то правка, пришлите материал, я из него за два дня сделаю конфетку. По крайней мере, можно будет прочесть, если есть необходимость. Если вы хотели усыпить читателя, то это самый верный способ, публиковать такую статью в такой газете.

Елена Рыковцева: Как было раньше агрессивно послушное большинство, теперь агрессивно сонная статья.

Акрам Муртазаев: Это снотворное. И статья готовилась как раз в то время, когда все уже знали, что будет пресс-конференция Путина, перед этой пресс-конференцией публиковать программные свои работы, мне кажется, вопиющая ошибка. После послания в промежутке этом влезть со своим невнятным словом в этой ситуации.

Валерий Хомяков: Сначала интервью, потом вот это.

Елена Рыковцева: Это не от комплекса, показать, что я же есть, я живой?

Акрам Муртазаев: И это. Я должен сказать, затронуть самую важную тему, то, что когда приходят на такие посты люди профессионально не подготовленные, не имеющие опыта практической деятельности — это важно. Это наша кадровая болезнь. Если вы заметили, что ни одно кадровое решение президента не кажется мне успешным. Может быть Шойгу более-менее вписывается в какую-то ситуацию, остальные нет. Здесь приводился пример Черномырдина — это блистательный, конечно, но это советский кадр. Мы вспоминаем Устинова, но я должен сказать, что в 29 лет Устинов был наркомом обороны, но этот человек прошел от станка. Если мы возьмем биографии всех ныне действующих политиков, мы увидим, что первая выборная должность у человека — это президент Российской Федерации. Если бы это попало на стол заворгу ЦК КПСС, он посмотрел бы.

Валерий Хомяков: Его инфаркт хватил бы, такого не бывает.

Акрам Муртазаев: Нет опыта деятельности, что мы хотим? Вот и получается такая статья, получается такой курс валюты национальной.

Елена Рыковцева: Валерий, ваше мнение: из каких соображений он не возьмет Кудрина? Мне кажется, что это слишком сильная и самостоятельная фигура, поэтому он его не возьмет. А вам что кажется?

Валерий Хомяков: Я не уверен, что в нынешних условиях Кудрин может быть слишком самостоятельным.

Елена Рыковцева: Вы допускаете, что он его может взять?

Валерий Хомяков: Вы Владимир Владимирович Путин, а я Кудрин, вы ко мне приходите и говорите: прошу возглавить правительство. Я думаю: а мне это для чего? Он может предложить: только ты можешь страну спасти от краха.

Елена Рыковцева: Может ли он это предложить? Я бы, например, как Владимир Владимирович не пошла бы к Кудрину, потому что я знаю, что это не Медведев, я его не смогу так запросто задвинуть.

Валерий Хомяков: Он показал свою строптивость в хорошем смысле этого слова, когда покинул правительство, что я под Медведевым работать не буду. То есть это некая демонстрация самости.

Елена Рыковцева: Путин к такому человеку пойдет?

Валерий Хомяков: Я думаю, вряд ли.

Елена Рыковцева: Вот. И вопрос у меня денежный, порядки цифр мы просто не понимаем. Дмитрий Анатольевич Медведев в своем интервью этим пяти журналистам сказал, что до 2020 года Российская Федерация собирается вложить в Крым порядка 10 миллиардов евро, если пересчитать сумму в 680 миллиардов рублей на эту минуту. Что это за цифра?

Валерий Хомяков: Я не знаю, из чего они исходили. Наверное, посчитали численность населения пенсионного возраста, сколько требуется заплатить людям пенсий, по крайней мере, на нашем уровне российском. Дальше, судя по всему, у них в головах проекты есть инвестиционные. Я не думаю, что на Западе кто-то с деньгами туда пойдет, вряд ли таких дураков на Западе будет много. Поэтому это деньги наши с вами.

Елена Рыковцева: Это то, чего не должно было быть и из-за аннексии стало.

Валерий Хомяков: Разумеется, это наши траты. Откуда они их возьмут в нынешних условиях, я не знаю.

Елена Рыковцева: Скажите нам, это большая сумма?

Валерий Хомяков: Это большая сумма. Это приличная сумма для нас, это больше, чем у некоторых олигархов наших, которым пора сброситься на тему Крыма, раз они так одобряют политику Путина.

Елена Рыковцева: Все понимают, что сегодня вся ответственность на нем, он взял на себя две функции — президента и премьера, Владимир Путин. Но получается, что он взял на себя ответственность и за кризис, негатив он тоже, получается, взял на себя. Не звучит, что люди злятся на Медведева за то, что происходит, они не злятся, потому что понимают: он ничего не решает. При этом Путин не хочет взять человека сильного, на которого мог бы быть перенаправлен негатив народа. Почему, интересно?

Валерий Хомяков: Нет такой фигуры в его окружении, который мог бы стать настоящим, а не фиктивным громоотводом. Он один во всех ипостасях. Если когда-то уйдет Дмитрий Анатольевич, по весне, как я сказал, доллар немножко подергается и евро, потом опять все восстановится просто на ожиданиях. Если придет Кудрин, чуть-чуть подольше будет этот период, а дальше все будет опять так, как и было. Наша экономическая ситуация связана не с тем, что сейчас делает или не делает правительство, а с тем, что режим Путина ничего не делал в течение 15 лет. Там причины — в нулевых находятся, а не в настоящем времени. Кстати, мне в этой статье показалось одно, тут об этом не сказано, но в подтексте я увидел, что, видимо, Кремль и правительство очень опасаются того, что вдруг в сближении с Европой Украина встанет на ноги, и что тогда? Вот это, мне кажется, читается, они очень боятся, что вдруг получится у Украины, а тогда что здесь будет происходить?

Елена Рыковцева: Вся эта война, затягивание и дестабилизация тоже, наверное, из этих соображений, чтобы не случилось экономического подъема.

Акрам Муртазаев: Можно я вопрос задам? Какова вероятность возрождения Украины? Я напомню, было такое соревнование: Западному Берлину помогала Европа, а Восточному СССР. Результат понятен. Северной Корее помогал СССР, а Южной помогал Запад. Результат известен. Япония тоже возрождалась не при помощи СССР, а при помощи плана Маршалла. Возможно ли такое, что так страна, которая находится в состоянии, о котором написал премьер, вдруг начнет устойчиво ползти наверх?

Валерий Хомяков: Я надеюсь, что получится, хотя есть сомнения.

Акрам Муртазаев: Но мы же будем радоваться?

Валерий Хомяков: Я буду радоваться, я думаю, вы тоже. Мы всегда рады, когда у наших соседей все в порядке. Поэтому многое будет определяться, насколько решительно сейчас пойдут реформы и насколько консолидирована будет та правящая команда, которая сейчас находится в Киеве.

Елена Рыковцева: И насколько Россия перестанет теребить эту рану.

Валерий Хомяков: Это разумеется — это внешние факторы. Если тот план реформ, который они предъявят, они уже много разработали, очень быстро, кстати, я думаю, безусловно, подобный план Маршалла будет применен и к Украине. Хотя Медведев об этом пишет, что они обещают и не дадут денег и так далее. Мол, на кого вы надеетесь. Какая плохая жизнь в странах Восточной Европы, как они потеряли инвестиции и прочее. Но как-то ни одна из стран Восточной Европы не уходит из Евросоюза почему-то. Мне кажется, такие опасения у правящего режима просматриваются, как бы там чего хорошего не получилось.

Елена Рыковцева: Хотя, конечно, все центральное телевидение насыщено репортажами о разочаровании в Евросоюзе, которое испытывают в этих странах люди. Как вы можете прокомментировать совет Дмитрия Медведева не трогать деньги, не переводить в валюту?

Валерий Хомяков: Тем не менее, люди, насколько я знаю, идут в сбербанки, снимают суммы и стараются их конвертировать в условные единицы. Не слушают они Дмитрия Анатольевича, Владимира Владимировича. Видимо, доверие или общее недоверие наше к власти, поэтому думают: ага, раз говорят не берите, значит надо пойти снять. Кто его знает, чем это все закончится и куда этот доллар несчастный скакнет, хоть как-то сохранить свои деньги. У предпринимателей огромная проблема, где он кредит несчастный возьмет? На Западе нет дешевых денег, значит надо брать здесь. А где тут?

Елена Рыковцева: То есть, получается, не может сообразить Дмитрий Анатольевич, что не надо сейчас призывать людей сохранять деньги в рублях, потому что они сделают наоборот?

Валерий Хомяков: Он, наверное, решил успокоить, что да, наверное, кто-то поверит, собирался в «Сбербанк», потом скажет: да ладно, Медведев сказал, я не пойду. Я не думаю, что таких людей очень много, ажиотаж начинается.

Елена Рыковцева: Акрам, а что вы как журналист считаете демонстрирует сам факт того, что давал интервью так называемым сбитым летчикам — Михаил Зыгарь, канал которого по квартирам вещает из подполья, Марианна Максимовская, которую лишили программы «Неделя». Вы считаете, что это должно нам продемонстрировать?

Акрам Муртазаев: Я думаю, что это хороший преднамеренный шаг, рассчитанный на то, что он показывает всем: видите, я собираю журналистов всех направлений. Это должно было повысить интерес к интервью. Но когда началось интервью, мы увидели, что там трое профессиональных агитпроповцев, они не просто задавали подобострастные вопросы, они еще всячески старались ущемить представителей либеральных. Зыгарь в конце концов сказал: ребята, не вам же вопрос задают. То есть само приглашение можно приветствовать, но толку от этого никакого не было. Когда Максимовская спросила его: у нас такая агрессия в обществе, можно что-то сделать, чтобы люди не ненавидели друг друга, чтобы не кричали, что вы хотите зла России? А он ей сказал: ребята, вы же создаете атмосферу на телевидении. Он не понимает, что эти люди, которые сидели агитпроповцы, они же по прямому указанию Кремля действуют. Управление прессой — самое страшное, что может быть на сегодняшний момент. Даже в советские времена, когда ТАСС давал задание — эту заметку опубликовать на третьей полосе в левом углу, это было такое управление жесткое, но не такое, как сегодня.

Елена Рыковцева: Акрам, он на голубом глазу это говорит или он издевается? Он действительно не понимает, что он говорит? Да, агрессия на Украине, но какое отношение мы к этому имеем — он так говорит. Он верит в это?

Акрам Муртазаев: Мне трудно понять, когда он говорит, что я держу все сбережения в рублях. Кто-то написал, что если этот человек держит сбережения в рублях, то ему не надо быть премьером. Это же абсолютная глупость. Человек, который имеет хоть какое-то представление об экономике, он сегодня получил, бежит, меняет все на твердую валюту, потому что через час он потеряет. И этот человек говорит, что у нас нет управления СМИ, этот человек говорит, что мы ничего не делаем на Украине? Я не знаю, это лицемерие, глупость. Он же здесь пишет: это все основано на международном плане. В то же время он говорит, что референдум — это юридический акт и его должны признавать все. Какое международное право? Я его не понимаю.

Елена Рыковцева: Интересная еще такая тема существует по поводу гуманитарных конвоев, которые один за одним отправляет Россия. Он снова сказал, что мы будем отправлять эти гуманитарные конвои. Сейчас формируется 10-й. Кстати говоря, экономика этих конвоев меня тоже интересует. Количество груза в этих фургонах — это огромное количество тонн. Я пыталась считать первый — это огромные суммы. Какой здесь он вкладывает смысл в эту историю с этими конвоями, в то, что он так за это держится, педалирует, афиширует, хотя это исключительно скандальная ситуация с самого начала.

Валерий Хомяков: Скандальная изначально, сейчас поменьше стало. Появляется конвой, тут же через день, через два идет усиление боевых действий. Украинская сторона, Красный крест по первоначальному конвою не знали, что туда завозится. Я сижу дома, ко мне стучат в дверь: «Слушай, тебе гуманитарную помощь привезли, открывай быстрее». «Зачем, я не просил». «Нет, ты открывай». Кто его знает, что там в этой гуманитарной помощи. Так и здесь такая же обычная история. Я думаю, что сейчас немножко пошло на спад, и сейчас уже больше везут продовольствия.

Сколько Медведеву отвели слушатели РС - слушайте в звуке и смотрите в полной видеоверсии программы.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG