Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Петербургские ученые помогают своим донецким коллегам выжить во время войны

Петербургские ученые помогают украинским коллегам, сотрудникам Донецкого физико-технического института, выжить во время войны и сохранить свое научное учреждение.

"Недавно я прочла, как воспитывали императорских детей в России: если они хорошо учились, то им давали деньги, которые они... могли раздать бедным, а если плохо, то давали за обедом только суп, но не давали второе. Занятно, правда? То есть имелось в виду, что ты получаешь удовольствие, когда можешь кому-то помочь". Это строчки из письма Любови Мясниковой, ведущего научного сотрудника петербургского Физико-технического института имени Иоффе Российской академии наук. Письмо – ответ одному из украинских корреспондентов, точнее, ответ на изъявления благодарности за помощь.

Помощь Любовь Мясникова организовала, узнав, что ее коллеги в Донецке бедствуют, не получают зарплаты, сидят под обстрелами без воды и света, а в некоторых случаях даже голодают. Судя по всему, в ее сознании до сих пор существует образ единой страны и единого народа, а также единого дела, которое она долгие годы делала вместе со своими коллегами из разных республик бывшего СССР. Да и донецкий ФизТех, по словам Мясниковой, – это филиал петербургского ФизТеха, можно сказать, его "внук", а за судьбу внука волноваться вполне естественно.

– Им там 4 месяца не платят зарплату, а киевские власти предупредили, что не будут поддерживать ученых, которые работают на оккупированной территории, не будут присуждать звания и выдавать дипломы студентам. Они предлагают переехать к ним, под юрисдикцию Киева, да только все, кто туда попытались переехать, вернулись обратно. Им говорят: "Вы – террористы, чемодан – вокзал – Россия".

Так это или нет, мы не знаем. Видимо, слова Мясниковой основаны на письмах, которые она получает. Вот фрагмент одного из них (орфография и пунктуация оригинала сохранены): "…Мы же все в одни школы ходили, одно воспитание, дедушек-ветеранов наших застали, слушали истории про войну, про фашизм, неужели амнезия на всех и сразу напала? Как люди быстро поменялись...У нас некоторые знакомые уезжали кто в Киев, кто в Харьков, Днепропетровск и Херсон, и всех кого не встречу, все были в разных городах, а рассказы о "тёплом приёме" как под копирку, у всех одно и тоже: "Что вы сюда припёрлись, езжайте в свою Россию, чемодан вокзал Россия, вы все террористы, когда вы все там попередохните". И даже если опять начнутся обстрелы города, то из них уже никто никуда не поедет, если кто то и сомневался "ЛНР, ДНР, ах зачем же?", то Украина сама отбила все сомнения и охоту объединятся, побывали как на чужбине. Вот мы эти разговоры слушаем и сравниваем во что превратилась Украина? А у России как была душа так и осталась! С ув. Луганск. Софья".

Любовь Мясникова признает, что такой прием оказывают далеко не всем.

Я за Путина не голосовала, я за нашего Янека голосовала пять раз, и вот она расплата пришла в мой дом, этот гад как запахло жареным первым смылся, а мы тут

– У моей сотрудницы племянница живет в Одессе, она говорит, что у них учится много студентов из Луганска и Донецка, так что все бывает по-разному. А в донецком ФизТехе осталось 400 человек, их директор Виктор Варюхин пытался, кого можно, разослать в разные командировки. А те, кто остался, работают, хоть им денег и не платят, как мы работали в 90-е годы. Во время блокады ленинградский ФизТех эвакуировали в Казань, но кто-то все равно остался здесь, чтобы сохранить институт, сохранить оборудование. Осталось 103 человека, они разбирали дома на Ольгинской улице на дрова, научились делать масло из олифы. Выжили 43 человека, но институт они сохранили. Я думаю, что те, кто сегодня остались в донецком ФизТехе, не уезжают по тем же соображениям. У нас, кстати, с ними очень тесные связи.

Есть люди, которые хотят просто выжить, есть люди, которые хотят сохранить институт, и та, и другая позиция имеют право на существование. Чтобы помочь донецким коллегам, Любовь Мясникова составила подборку из писем своих украинских знакомых о жизни в условиях войны.

"…Целыми сутками всё громыхает, гудит, бахает, то пушки, то грады, то пулемётная очередь, а когда потемнеет, всё! конец света! я такие фейерверки из градов насмотрелась, ужас, пока где-нибудь не приземлится не понятно куда это все летит, все время кажется что в нашу сторону. А недавно было что то новенькое, я не знаю что это, летят по две ракеты, через минуту еще две, да так высоко выпуливают, чуть ниже полярной звезды, а грохот ... как будто девятиэтажку с самолета скинули и звук с каким-то металлическим оттенком, грады так не работают, страшно жуть", – пишет Софья из Луганска.

Следующее ее письмо похоже на подведение горьких итогов: "Я за Путина не голосовала, я за нашего Янека голосовала 5 раз, и вот она расплата пришла в мой дом, этот гад как запахло жареным первым смылся, а мы тут. Эти взрывы все ближе и ближе, я вижу, как горит лес. И чего я Вас не послушала, мы теперь ох как жалеем, что не уехали".

Мы призываем тех, кто еще определенное время вынужден быть и проживать под властью боевиков, не становиться соучастниками их преступлений, не воспитывать молодое поколение в антиукраинском духе, находить возможность прививать ему идеалы патриотизма и человечности

К частным письмам Любовь Мясникова добавила текст обращения Коллегии Министерства образования и науки Украины к сообществу научно-образовательной общественности Донецкой и Луганской областей (донецкий ФизТех входит в структуру Национальной академии наук Украины). В этом обращении есть такие строки: "…Министерство образования и науки заявляет: никакая образовательная и научная деятельность, которая будет осуществляться вне соответствия требованиям законов Украины, не может быть признана, и никакие дипломы, которые будут выдаваться "учреждениями ДНР и ЛНР", не будут иметь какой-либо юридической силы… Министерство приносит извинения тысячам и тысячам честных, патриотически настроенных педагогов и ученых Донбасса от имени государства, которое не смогло защитить их в условиях российской агрессии. Мы выражаем глубокие сожаления тем, кто потерял в этом конфликте родных и близких людей. Мы понимаем: далеко не все в силу тех или других причин смогут выехать из оккупированных территорий. Поэтому мы призываем тех, кто еще определенное время вынужден быть и проживать под властью боевиков, не становиться соучастниками их преступлений, не воспитывать молодое поколение в антиукраинском духе, находить возможность прививать ему идеалы патриотизма и человечности… Мы предостерегаем: тем, кто сегодня стал частью управляемой из Кремля идеологической машины "ДНР" и "ЛНР", места в демократической европейской Украине уже не будет. Мы убеждены: все академическое сообщество Украины должно дать четкую оценку лицам, наделенным учеными степенями и учеными званиями, которые стали на путь прямой измены своей РОДИНЕ, призывают к кровопролитию и к отторжению от нее земель вымышленной кремлевскими политтехнологами "Новоросії". Со своей стороны, Министерство в ближайшее время разработает изменения к порядку присуждения ученых званий, которые дадут правовые основания лишать таких лиц званий профессора и доцента".

Эту подборку – частные письма об ужасах войны и обращение Министерства образования и науки Украины Любовь Мясникова снабдила собственным обращением к петербургским коллегам – обращением о помощи. И люди откликнулись, благодаря энергичную женщину за предоставленную возможность помочь. В Луганск и Донецк пошли "ходоки" с деньгами и даже поехали тайными тропами машины с продуктами и одеждой. Из ответных писем ясно, как непросто было принимать эту помощь взрослым людям, еще недавно прилично по местным меркам зарабатывавшим и привыкшим надеяться на свои руки и голову. "Просто нет слов описать, что мы сейчас испытываем, когда прочитали Ваши… письма, Большое Вам спасибо и низкий до земли поклон!!! …вокруг идут бои, от взрывов в Счастье у меня дрожат стёкла на балконе... Просить ни чего не смею, стыдно в 39-то лет, но и отказываться не буду, тяжело все это, особо не тратьтесь!!! машина может не доехать до Луганска, развернут, у нас только разговоры и ходят по городу, то ту, то там машину не пустили в город, кто продукты вёз, кто стройматериалы, почти всех разворачивают, геноцид в новой форме. Примите нашу благодарность и поклон за Ваше внимание и заботу".

В бывшем СССР была сплошная дружба, мой муж очень много работал с Мариуполем, я – с донецким ФизТехом, и поскольку у нас есть контакты, мы пытаемся узнать правду

– Конечно, не мы одни помогаем, есть организации разные, есть люди, – говорит Мясникова. – К сожалению, кроме денег, мы сейчас уже мало что можем послать, да и деньги только с "ходоками" – почта-то не работает. Но иногда удается и машины собрать, этим у нас Дарина занимается, у нее бабушка не захотела из Донецка уезжать, у бабушки собака, собаку не бросишь. Дарина Дружина – артистка театра "Приют комедианта", ее мама окончила наш Политехнический институт, по распределению ее послали в Славянск, там она вышла замуж, там родилась Дарина, через 3 года семья вернулась в Петербург, но каждый год летом Дарина отправлялась к бабушке, и она до сих пор считает Славянск своей родиной. Когда это все началось, они хотели бабушку вывезти в Питер, но бабушка сидит в подвале с собакой. И тогда Дарина стала помогать бабушке и другим людям в Славянске. А мы собираем деньги и продукты для сотрудников ФизТеха, и если набирается машина, Дарина знает, как ее отправить.

Но все это, конечно, ни о чем – что такое деньги и продукты? – продолжает Мясникова. – Это все на один раз, надо решать вопрос глобально, а это может сделать только начальство. Помогая людям, мы получаем информацию из первых рук – ведь идет информационная война, никому нельзя верить, кроме тех, кого ты знаешь лично. А в бывшем СССР была сплошная дружба, мой муж очень много работал с Мариуполем, я – с донецким ФизТехом, и поскольку у нас есть контакты, мы пытаемся узнать правду. Хотя сейчас я даже боюсь звонить в Мариуполь и даже писать: там стоит украинская армия, и если придет кому-то письмо от "москаля", то как бы это не навредило. Мы действуем без афиши, а поскольку я здесь блокаду в детстве пережила, то у меня тут столько друзей и знакомых в этом городе, что мы можем сделать свою сеть – без шума и паблисити. И эта сеть уже существует.

Беженцы из Донецка в Петербурге

Беженцы из Донецка в Петербурге

Наш разговор происходит в старой обшарпанной квартире на Петроградской стороне, которую Мясникова помогла снять четырем украинским семьям – четырем женщинам с восьмью детьми, бежавшим из Донбасса. То есть сеть простирается и на юго-восток Украины, туда, где рвутся снаряды, и на соседнюю улицу – помогая беженцам обрести крышу над головой, кусок хлеба, одежду, работу. Подопечные Мясниковой одеты, обуты на зиму, хотя бежали во всем летнем, мамы работают швеями и поварами, дети ходят в школу, но продолжают рисовать войну.

– Понимаете, везде эта политика! – объясняет Мясникова. – Только скажешь что-нибудь, и тебя сразу обвинят или в расизме, или в экстремизме, или в антисемитизме, или в истерическом патриотизме, или в болезненном патриотизме, – поэтому я вообще не хочу об этом говорить.

Да, об украинцах Любовь Мясникова и ее добровольческая сеть может отозваться весьма нелестно – наверное, часто несправедливо. Тут не пахнет ни толерантностью, ни политкорректностью, ни любовью к демократическим идеалам. Но что делать – такова жизнь. Она не предлагает нам идеальных людей с набором правильных взглядов и симметричных им добрых дел, а вместо этого преподносит совсем других, из породы, которую в соцсетях давно окрестили "ватниками". И вдруг у них оказывается такое доброе сердце и такие деятельные руки, что перед этим меркнут любые правильные рассуждения.

Принять таких людей – это испытание, прежде всего, для людей с противоположными взглядами, потому что совсем не просто задать себе вопрос: а что я, такой умный и все понимающий, сделал для тех, кому сейчас холодно, голодно и страшно?

О ситуации в Донецком ФизТехе, жизни в городе и его окрестностях российские ученые судят из полученных ими писем. Как комментируют эти письма в Киеве, что говорят в Верховной Раде депутаты-выходцы из Донецка? Корреспондент Радио Свобода в Киеве обратился с просьбой прокомментировать ситуацию к троим сотрудникам Донецкого ФизТеха, имеющим аккаунты в Facebook. Никто из них не откликнулся. В Национальной академии наук Украины, в подчинении которой находится данный научный институт, письма комментировать отказались, сославшись на то, что сомневаются в их подлинности. В одном из поселков под Петербургом, как свидетельствуют результаты расследований западных журналистов, “под крышей” ФСБ действуют так называемые “путинские тролли”. Они, в том числе и от имени украинцев, пишут на разных сайтах комментарии, осуждающие официальный Киев. Не исключено, что и эти письма, говорят в НАНУ, – провокация, организованная российскими спецслужбами.

Впрочем, тональность, стиль и некоторые описанные подробности из жизни ученых в контролируемом сепаратистами городе практически не оставляют поводов для сомнений. В Донбассе есть разные люди. Часть из них, похоже, остались в некоем виртуальном пространстве между СССР и Украиной. Очевидно, что настроения и этих людей были использованы Кремлем для разжигания войны в Донбассе. Да, не всем, наверное, вынужденным переселенцам сегодня оказывают “теплый прием” в украинских регионах, особенно там, где на фоне похорон земляков, погибших на востоке страны, видят донецких мужчин, “воюющих” в ресторанах. С просьбой прокомментировать письма сотрудницы ФизТеха Радио Свобода обратилось к украинскому политику, который окончил Донецкий госуниверситет, был его преподавателем и у которого остались в Донбассе родственники, члену парламентской фракции “Батькивщина” Григорию Немыре:

– Во-первых, я считаю, что позицию таких людей следует уважать, нужно уважать позицию людей, которые имеют другое мнение. С чем я согласен, так это с тем, что решение Кабинета министров об отказе предоставлять социальные услуги, включая выплату пенсий, особенно тем людям, которые или по состоянию здоровья, или по другим причинам нетранспортабельны, должно быть пересмотрено. Во-вторых, я считаю, что апелляция к прошлому создает определенный эмоциональный фон. Понимая ситуацию своих земляков из Донецка, которые находятся в абсолютно ужасных, трагических условиях, я считаю, что существуют возможности в рамках правового поля Украины помогать там, где можно и нужно им помочь.

Григорий Немыря

Григорий Немыря

В частности, если это касается вопроса функционирования Донецкого национального университета, выпускником которого я сам являюсь, то он "переехал" в Винницу. Недавно мои коллеги по фракции “Батькивщина” были там – в городе создаются условия для преподавателей и студентов, но, конечно же, пока не сравнимые с теми, которые были в Донецке. Однако учеба идет. Что нужно сделать? Нужно создать больше мест для студентов в общежитиях и нужно устроить как можно большее число преподавателей.

Я поддерживаю тезис о том, что научные школы не имеют границ, и эти границы не должны быть административными, политическими границами Украины или Российской Федерации, а должны быть границы глобального мира. И поэтому также, возможно, сотрудникам ФизТеха, коллегам, которые преподавали на физфаке Донецкого университета, могла бы быть оказана другая помощь – с точки зрения их интеграции в образовательные и научные программы, к которым Украина получит расширенный доступ - после того, как заработало Соглашение об ассоциации с Европейским союзом. Имеется в виду доступ к грантам, возможность выезжать на научные конференции, для ученых это интеллектуальная пища и интеллектуальный хлеб.

Если речь идет о ностальгии по бывшему могучему Советскому Союзу, государству на одной шестой части суши, где существовала одна лишь партия и выборы были таковыми только по форме, то я не думаю, что по такому прошлому следует тосковать

В отношении социальных проблем, обеспечения заработной платы или пенсий... Я считаю, что ключом здесь должен быть пересмотр соответствующего постановления Кабинета министров, и в сотрудничестве с международными организациями, такими как Международный Красный Крест, структуры ООН, Совета Европы и Европейского союза (должен быть, и мой парламентский Комитет по правам человека готов в этом участвовать) нужно искать способ, чтобы эти граждане Украины могли выполнять свои профессиональные обязанности. Естественно, они имеют право на достойный уровень жизни.

– У меня сложилось впечатление, что автор упомянутых писем и думающие так же, как она, ее коллеги – люди, которые стремятся вернуться в спокойное и стабильное в их понимании советское прошлое, которые за 23 года украинской независимости так и не стали настоящими гражданами Украины.

– Ну, знаете, категорию “прошлое” очень сложно измерить. Можно сказать, что у каждого человека на Украине есть, возможно, элементы постсоветского мышления, так же, как и центральноевропейского. Я не думаю, что кто-то чисто "советский" или "постсоветский", а кто-то – чисто "европейский". Все мы – выходцы из одного прошлого, каким бы это прошлое ни было. Но жить прошлым, жить ностальгией нельзя, особенно в тех условиях, когда Украина переживает самое сложное время в своей новейшей истории. Все-таки во имя будущего нужно смотреть, что можно сделать уже сейчас. Ниточки, которые связывают этих людей, – научные связи, возможность заниматься наукой и получать при этом интеллектуальное удовлетворение и, соответственно, материальные стимулы. Естественно, нужно искать способы и механизмы для того, чтобы эту связь с прошлым поддерживать. Если же речь идет о ностальгии по бывшему могучему Советскому Союзу, государству на одной шестой части суши, где существовала одна лишь партия и выборы были таковыми только по форме, то я не думаю, что по такому прошлому следует тосковать, – считает депутат Верховной Рады Украины Григорий Немыря.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG