Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

200 лет без войны. И хватит?


Корвет шведских королевских ВМС "Стокгольм" патрулирует участок побережья страны

Корвет шведских королевских ВМС "Стокгольм" патрулирует участок побережья страны

Возможность отказа Швеции от политики нейтралитета велика как никогда

Шведский нейтралитет – явление в истории почти уникальное: лишь двум странам Европы – Швеции и Швейцарии – на протяжении веков удавалось избежать участия в военных действиях на континенте. Однако ситуация в мире меняется, и сегодня все больше шведов склонны считать, что в новых условиях невозможно в одиночку справиться со всеми угрозами безопасности страны. Не исключено, что в ближайшие годы Швеция откажется от своего нейтрального статуса, 200-летний юбилей которого отмечался (впрочем, без какой-либо государственной пышности) в августе этого года.

14 августа 1814 года в норвежском городе Мосс была подписана конвенция, фактически перемирие с Норвегией, после которого Швеция уже никогда и ни с кем официально не воевала. Принцип "неучастия в блоках в мирное время в целях соблюдения нейтралитета во время военное" был провозглашен шведским королем Карлом XIV Юханом в Декларации 1834 года о нейтралитете. (Парадоксально, что "отцом" 200-летнего мира для Швеции стал человек, начинавший свою карьеру как французский офицер, а затем – маршал наполеоновской империи). Именно нейтралитет помог этой стране уцелеть в пожарах двух мировых войн, хотя шведам до сих пор припоминают поставки железной руды для промышленности нацистской Германии. После Второй мировой Швеция старалась сохранять баланс между сторонами холодной войны. Это находит выражение в заключении масштабных кредитно-торговых соглашений с СССР в 1946 году, с одной стороны, и присоединении к американскому плану Маршалла двумя годами позже – с другой.

Памятник королю Швеции Карлу XIV Юхану (маршалу Франции Жану-Батисту Бернадоту) в центре Стокгольма

Памятник королю Швеции Карлу XIV Юхану (маршалу Франции Жану-Батисту Бернадоту) в центре Стокгольма

С приходом к власти в 1969 году социал-демократического правительства Улофа Пальме Швеция вступает в эпоху "активного нейтралитета": оборонный бюджет страны за годы правления левых урезается почти втрое. Однако завершение холодной войны и вступление Швеции в Евросоюз в 1995 году вновь поднимает в обществе вопрос о целесообразности политики неприсоединения – в данном случае по отношению к НАТО. Тем более что ни для кого не секрет, чью сторону займут шведы в случае гипотетической войны с восточным противником.

– От шведской свободы от участия в военных альянсах остались одни воспоминания. Наша свобода заключалась лишь в том, что эту позицию нам не навязывали – мы провозгласили ее сами, – говорит шведский эксперт по вопросам оборонной политики Юхан Тундеберг.

О том, что в годы холодной войны Швеция сотрудничала с НАТО, не афишируя это, в последнее время становится известно все больше из рассекреченных документов. Так, выяснилось, что вплоть до 1996 года в Швеции действовало секретное авиаформирование Flygenhet 66 ("Летное подразделение 66") из нескольких десятков гражданских самолетов, осуществлявших тайную переброску агентов НАТО, а также участвовавших в совместных учениях с членами альянса – Норвегией и Данией. Кроме того, официальный Стокгольм разработал план совместных действий с НАТО на случай советской оккупации Швеции под названием Stay behind ("Оставаться за линией фронта"). По замыслу разработчиков, в движении сопротивления должны были участвовать шведские рабочие, фермеры и служащие, то есть его вполне можно назвать "народным". От этого плана окончательно отказались спустя десять лет после распада Советского Союза.

Мне надоело лицемерие по поводу шведского нейтралитета. Вся моя военная карьера, начиная с 1955 года, когда я начал летать, была одним сплошным лицемерием

Об этих и других фактах шведской общественности стало известно после выхода в 2011 году документального сборника "Скрытый альянс – тайные связи Швеции и НАТО", автором которого является шведский журналист и один из признанных экспертов в области безопасности Микаэль Хольмстрем. Всего в книге упоминается около 25 эпизодов, свидетельствующих о секретном военном сотрудничестве Швеции с Североатлантическим союзом – главным образом с Соединенными Штатами.

– Мне надоело лицемерие по поводу шведского нейтралитета. Вся моя военная карьера, начиная с 1955 года, когда я начал летать, была одним сплошным лицемерием. И я уверен, что советская сторона все прекрасно знала, – говорит участник тайных операций Stay behind, бывший военный летчик Свен Хюгоссон, фигурирующий в книге Хольмстрема под именем Ян Даниэльссон.

У Советского Союза, таким образом, были основания подозревать Швецию в двойной игре. Но и шведы имели причины сомневаться в миролюбии русских – в 1981 году советская подлодка С-363 села на мель близ главной базы военно-морских сил Швеции, Карлскруне, в районе которой в это время проводились испытания новых торпед. Разразившийся международный скандал был сравним по силе с приземлением немца Матиаса Руста на Красной площади, а шведские СМИ еще долго пестрели сообщениями о неопознанных подводных аппаратах, которые автоматически считали советскими.

События на Украине вновь оживили в шведах давние представления о России как опасном соседе. В последние месяцы значительно участились случаи нарушения российскими ВВС воздушного пространства стран Балтийского региона, в том числе Швеции. Так, 17 сентября два фронтовых бомбардировщика Су-24, вылетевшие с аэродрома в Калининграде, вторглись в шведское воздушное пространство к югу от острова Эланд и скрылись после того, как им на перехват были направлены шведские истребители. А 12 декабря шведским авиадиспетчерам удалось предотвратить столкновение близ города Мальмё пассажирского лайнера компании Cimber с российским боевым самолетом, летевшим с выключенным транспондером.

– Речь идет о российском самолете-разведчике. Мы идентифицировали его с помощью шведских истребителей. Это серьезно. Это неуместно. Это просто опасно, – заявил министр обороны Швеции Петер Хультквист.

В октябре этого года шведский военно-морской флот был брошен на поиски иностранной субмарины, замеченной в районе Стокгольмского архипелага. Саму лодку найти не удалось, однако военные обнародовали снимки донного следа и сделанные с берега фото подводного аппарата. По версии местных СМИ, нарушителем была терпящая бедствие российская мини-подлодка, однако официальные шведские власти хранят молчание на этот счет.

Шведские военные корабли ведут поиск субмарины. Октябрь 2014 года

Шведские военные корабли ведут поиск субмарины. Октябрь 2014 года

Безуспешные поиски субмарины, в свою очередь, высветили проблемы, с которыми сталкиваются шведские вооруженные силы. Наблюдатели и военные эксперты отмечают, что два десятка лет урезания военного бюджета Швеции всеми правящими партиями не прошли даром – в настоящее время королевские ВМС не имеют ни одного противолодочного вертолета, а многие катера, задействованные в поисковой операции, были надувными. О том, что Швеции не по силам самостоятельно отразить нападение России, заявил в январе прошлого года главнокомандующий вооруженными силами королевства генерал Сверкер Йоранссон. По словам военачальника, в случае атаки шведской обороне удастся продержаться примерно неделю – да и то если вторжение будет носить локальный характер. Сюрприза, впрочем, тут никакого, ведь вооруженные силы страны давно переориентированы на участие в международных военных операциях далеко за пределами Швеции – в Косово, Ливии, Афганистане…

Мы уже давно не способны защитить себя сами, но лишь в последние два-три года начали это признавать открыто

– В течение долгих лет мы не задумывались о создании системы обороны, способной защитить нашу страну. Мы начинаем думать об этом только сейчас. И даже если Швеция, как было объявлено, закупит 60 новых боевых самолетов JAS-39 Gripen, модернизирует систему ПВО, укрепит флот, мы все равно не будем в состоянии защитить себя сами. Мы уже давно на это не способны, но лишь в последние два-три года начали это признавать открыто, – говорит аналитик Шведского института оборонных исследований (FOI), член Королевской академии военных наук Майк Виннерстиг.

Стокгольм свернул программу сокращения военных расходов, принятую в начале 90-х в связи с неактуальностью российской угрозы. Шведские власти планируют возобновить производство субмарин, увеличить парк отечественных боевых самолетов, а также нарастить группировку войск на стратегически важном направлении – острове Готланд в Балтийском море. В целом реформа шведской обороны завершится к 2019 году – тогда армия будет насчитывать до 50 тысяч солдат, почти половина из которых – контрактники.

На днях министерство обороны Швеции объявило о начале переподготовки находящихся в резерве военнослужащих. На месячные курсы обучения в специально созданных центрах призовут около 7,5 тысяч человек, проходивших службу в шведской армии с 2004 года. Как заявил глава шведского военного ведомства Петер Хультквист, военные сборы связаны с событиями последнего времени, в числе которых интенсивное перевооружение России, аннексия Крыма и конфликт на востоке Украины. По мнению министра, переобучение резервистов укрепит обороноспособность Швеции и позволит "увеличить оперативный потенциал":

Шведские истребители Gripen

Шведские истребители Gripen

– Мир изменился не в лучшую сторону. Обстановка в Балтийском регионе становится несколько неприятной, и наши действия являются четким сигналом, демонстрирующим реакцию шведского правительства на происходящее, – говорит министр обороны Швеции Петер Хультквист.

Усилившаяся военная активность России подталкивает "нейтралов" Северной Европы к пересмотру концепций национальной безопасности. Так, в начале декабря министр обороны Финляндии Карл Хаглунд выступил с предложением объединить финские и шведские военно-морские и военно-воздушные силы. А месяцем ранее аналогичную идею о коллективном руководстве военно-морскими силами двух стран выдвинул командующий ВМС Швеции Сверек Герансон.

Столь креативный подход, правда, не меняет того факта, что Швеция и Россия находятся в разных весовых категориях – в союзе с финнами или без него. И очевидным способом противодействия "угрозе с востока" для шведов является поддержка со стороны Североатлантического альянса. В сентябре этого года на саммите НАТО в Уэльсе Швеция подписала договор о качественно новом сотрудничестве с альянсом. Соглашение дает право натовским силам быстрого реагирования находиться и перемещаться по территории Швеции во время различного рода операций.

Однако и этот шаг в сторону НАТО некоторые шведские эксперты сочли недостаточным. "Оборонное сотрудничество – эффективность, солидарность, суверенитет" – так озаглавлен правительственный отчет, подготовленный послом по особым поручениям МИД Швеции и бывшим главой шведской дипмиссии в Москве Тумасом Бертельманом. В своей работе шведский дипломат приходит к выводу, что эффект от сотрудничества Швеции с альянсом в его нынешнем виде незначителен, реальную же гарантию безопасности дает 5-я статья Устава НАТО (о том, что нападение на одного из союзников является нападением на весь союз), но она относится только к членам альянса. Принятую же шведским парламентом "Декларацию солидарности", позволяющую в случае войны принимать и оказывать военную помощь странам ЕС, Бертельман и вовсе считает чистой лирикой, вспоминая знаменитое: "Во всем поступайте с людьми так, как хотите, чтобы они поступали с вами":

Эффект от сотрудничества Швеции с альянсом в его нынешнем виде незначителен, реальную же гарантию безопасности дает 5-я статья Устава НАТО

– Нагорная проповедь прекрасна, но эта красивая мысль не имеет сильной опоры в истории межгосударственных отношений. Эта солидарность политическая, но она не распространяется на оборонную составляющую, – говорит шведский дипломат Тумас Бертельман.

Но есть и другая точка зрения, согласно которой сближение с НАТО приведет к усилению напряженности и росту военных расходов. Так считает бывший статс-секретарь министерства обороны Швеции, член Королевской академии военных наук Свен Хирдман – он, кстати, тоже работал послом Швеции в Москве:

– Политику нейтралитета мы вели уже двести лет, и, по мнению большинства шведов, она хорошо нам послужила. Лично я считаю, что с вступлением в НАТО шведская безопасность только ухудшится. Став членами альянса, мы будем автоматически втянуты в военный конфликт, если он произойдет между Россией и НАТО. А если мы будем вне военного блока, то, как и раньше, у нас будет шанс остаться в стороне, – считает Свен Хирдман.

Очевидно, что возможное вступление Швеции в НАТО вызовет ответную реакцию Москвы. Ведь членство Швеции в НАТО, по мнению военных специалистов, – это прямой путь к появлению на северных рубежах России совместной шведско-норвежской ударной группировки, способной выступить против Балтийского и Северного флотов. А происходящее сейчас расширение присутствия НАТО в Арктике, усиленное шведским контингентом, сделает эту проблему для России еще более чувствительной.

Шведский контр-адмирал Андерс Гренстад рассказывает журналистам об инциденте с подлодкой, возможно - российской

Шведский контр-адмирал Андерс Гренстад рассказывает журналистам об инциденте с подлодкой, возможно - российской

В качестве участницы НАТО Швеция могла бы стать ценной боевой единицей. Шведы создали мощный военно-промышленный комплекс, занимая сейчас седьмое место в мире по продаже оружия. Продукция шведского ВПК включает в себя самолеты, танки, подлодки, надводные корабли, радиолокационные системы, зенитно-ракетные комплексы и многое другое. Особый успех на мировом рынке вооружений снискали истребители JAS 39 Gripen и артиллерийские радары ARTHUR, а шведские неатомные подводные лодки считаются лучшими в мире, в "условном бою" они одерживали верх над многоцелевыми АПЛ Франции и США. Еще одна область, в которой шведские военные традиционно сильны, – электронная разведка. Швеция – один из важных партнеров Агентства национальной безопасности США, через нее проходит целый ряд линий связи и интернет-трафика, в том числе с территории России.

Политики в целом перестали говорить о том, что Швеция – страна, не участвующая в военных альянсах

Совсем недавно идея присоединения к НАТО отвергалась шведским обществом, но теперь впервые за многие десятилетия опросы общественного мнения показывают перевес сторонников вступления в Североатлантический альянс над его противниками. Да и логика геостратегического положения Швеции, по мнению экспертов, говорит о том, что отказ от статуса нейтральной державы практически неизбежен:

– Политики, за исключением разве что шведских левых, в целом перестали говорить о том, что Швеция – страна, не участвующая в военных альянсах. В реальности мы очень сильно интегрированы в ЕС и в структуры НАТО. Мы – часть Запада, и свобода от военных альянсов попросту утратила свое значение, – подытоживает ситуацию аналитик Шведского института оборонных исследований (FOI) Майк Виннерстиг.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG