Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

К концу 2014 года ясно обозначилась перспектива дальнейшего развития России: если она не избавится от путинского режима, то скатится в православно-фашистское средневековье. Это следствие банкротства Путина и проводимой им политики.

Обвал рубля и декабрьские финансовые конвульсии стали первыми видимыми проявлениями надвигающегося системного кризиса. Они показали, что экономическая ситуация в России намного хуже, западные санкции намного болезненнее, а действия Запада намного более последовательные и жесткие, чем это считалось еще полтора-два месяца тому назад. Поэтому, накануне пресс-конференции 18 декабря, в российских средствах массовой информации можно было встретить осторожные намеки, робкую надежду на то, что Путин, осознав, сколь скверно обстоят дела в стране, попытается снизить напряженность в отношениях с Западом и заявит о прекращении агрессии против Украины – с тем, чтобы снять или, по крайней мере, смягчить санкции.

И в самом деле, импотенция власти налицо

Ничего подобного не произошло. Населению было порекомендовано потерпеть несколько лет. В очередной раз сказано о коварстве Запада, столетиями стремящегося подчинить себе Россию; о государственном перевороте и карательной операции Киева на юго-востоке Украины. Крым, как оказалось, имеет "сакральное" значение для русской государственности. Навязчивое отождествление российским лидером себя с медведем, "хозяином тайги", у которого враги намереваются вырвать ядерные когти и зубы, представляет интерес не столько для политологов, сколько для психиатров. Похоже, это параноидальная смесь мании величия с манией преследования. Нельзя исключать и "компенсаторной агрессии", направленной на вытеснение собственной слабости, незначительности и неспособности достичь поставленных целей.

И в самом деле, импотенция власти налицо. У Кремля нет ни сколько-нибудь вразумительной программы выхода из кризиса, ни понимания остроты и опасности складывающейся ситуации, ни, соответственно, готовности изменить экономическую и политическую стратегию. В демократической стране это немедленно приводит к отставке руководства и досрочным выборам. Но в России, как и в большинстве стран с авторитарными режимами, обанкротившуюся власть сменяют иными путями. Один из них – так называемый "пакт": правящая верхушка осознает свою неспособность изменить положение дел к лучшему и уходит в обмен на гарантии личной безопасности. Другой – "цветные революции", сценарий которых обычно включает в себя массовые протесты, раскол элит, нейтралитет армии и сил безопасности или переход их на сторону оппозиции и, в конечном итоге, смену режима. И, наконец, – дворцовый переворот, цель которого, как правило, – смена высшего руководства ради сохранения системы.

Уходить от власти добровольно Путин не собирается. Это понятно. Ему придется отвечать за украинскую авантюру, обернувшуюся новой холодной войной, которую Россия заведомо не может выиграть, и гибелью тысяч российских граждан, отправленных на "гибридную войну" в Донбассе, за зимнюю Олимпиаду в субтропическом Сочи, стоившую 50 миллиардов долларов, за фантастический рост военного бюджета, чудовищную коррупцию, деградацию здравоохранения и образования, за убийство Александра Литвиненко и некоторых других критиков режима и многое другое. В итоге, Путин и его окружение намерены всеми силами держаться за власть, будучи при этом неспособными преодолеть кризис или хотя бы смягчить его.

Поющие осанну сегодня завтра будут вопить "Распни его!"

Результат очевиден: быстрое исчерпание накопленных резервов и экономический спад, нарастающая борьба в верхах за сокращающиеся ресурсы, охота на ведьм и "национал-предателей", закрытие страны, истерическая мобилизация населения на борьбу с внешним врагом, пытающимся поставить Россию на колени. Все это уже не раз проходили авторитарные режимы, вступающие в пору своего заката. Иногда таким образом удавалось оттянуть крах обанкротившегося режима, но никогда не удавалось, в конечном итоге, его избежать.

Декабрьские речи Путина свидетельствуют, что он не собирается отказываться от конфронтации с Западом. Следовательно, неизбежно ужесточение санкций, силовое сдерживание российской экспансии. Впереди – прогрессирующее сокращение закупок российских углеводородов, запрет на операции с долларом, отключение российских банков от международной финансовой системы, массовые аресты российских счетов и других активов за рубежом и, в конечном итоге, коллапс путиномики со всеми вытекающими социально-политическими последствиями.

Хотя 85% населения, как считается, поддерживает Путина и его политику, падение жизненного уровня чревато массовыми протестами. Социологи не могут определенно ответить: произойдут они или нет. Одни ссылаются на исторический опыт, доказывающий, что настроение толпы чрезвычайно лабильно. Поющие осанну сегодня завтра будут вопить "Распни его!". Другие утверждают, что россияне не способны выступить против власти: вырождение нации зашло слишком далеко. Но как бы то ни было, игнорировать перспективу российского Майдана или, скорее, Тахрира невозможно. Неясно, под какими знаменами бунтующие массы пойдут на штурм Кремля, Лубянки, областных администраций и управлений ФСБ – красными ультралевых, черными анархистов или черно-желтыми русских имперцев. Но тот факт, что подавляющее большинство российских граждан одобряет аннексию Крыма, собирание "Русского мира" и лозунг "Россия – для русских!" показывает, что массы, скорее, поддержат окончательную фашизацию, а не демократизацию страны.

Итог – превращение нынешнего полуфашистского режима в жесткую тоталитарную диктатуру, своего рода общероссийскую Новороссию, основанную на фантасмагорической смеси левых идей с православным фундаментализмом. Впрочем, бунт может быть подавлен силой. И тогда власть в России попадет в руки преторианской гвардии, которая установит свой вариант военно-фашистского режима. Все более реальной становится и перспектива дворцового переворота. Его цель – смена лидера с целью спасения системы. В российских средствах массовой информации и блогосфере уже открыто обсуждается возможность смены высшего руководства, не дожидаясь выборов 2018 года. Это – верный признак того, что тема обсуждается не только на кухнях оппозиционно настроенной интеллигенции, но и в особняках на Рублевском шоссе. В этом есть своя логика. Еще в начале осени российская номенклатура была уверена, что у Путина "все под контролем", и действовала по принципу "не надо думать, с нами тот, кто все за нас решит".

Сегодня все острее встают вопросы: зачем понадобилась украинская авантюра, если в ее результате Россия приобрела Крым, который ей не нужен, но испортила отношения с Западом, нарвалась на санкции и оказалась в международной изоляции со всеми вытекающими из этого последствиями? Как предотвратить появление фашистского режима, который сделает нынешний правящий класс козлом отпущения, виновником всех обрушившихся на Россию бед? Пытаться предугадать сейчас, когда и как произойдет дворцовый переворот, кто в результате его придет к власти, бессмысленно. Важнее другое: станет ли он начальным моментом демократизации системы подобно тому, как горбачевская перестройка, предназначенная для обновления и укрепления "реального социализма", стала началом его конца?

Юрий Федоров – военно-политический эксперт

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG