Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

На матраце под током


Следы побоев. Фото прислано заключенными ЛИУ-2

Следы побоев. Фото прислано заключенными ЛИУ-2

Как "исправляют" заключенных в омских колониях

Двое заключенных погибли в исправительной колонии №6 Омска. По версии следствия, причина их смерти – передозировка наркотиков. Однако, как сообщили в пресс-службе Следственного комитета России по Омской области, уголовное дело по факту смерти заключенных возбуждено по статье "Превышение должностных полномочий".

СМС, присланное заключенными ИК-6

СМС, присланное заключенными ИК-6

Известно, что заключенные прибыли в Омск по этапу из Московской области. По версии следователей, здесь они приняли наркотики и скончались в результате передозировки, и сейчас выясняется, кто из работников колонии в ответе за то, что запрещенные вещества оказались на территории исправительного учреждения.

С этой версией не соглашается правозащитница Ирина Зайцева. Еще в конце ноября она передала заявления родственников заключенных в Федеральную службу исполнения наказаний, Следственное управление Следственного комитета России, Федеральную службу безопасности России, Общественную палату России. Пакет документов правозащитница вручила и зампреду Государственной думы Владимиру Васильеву.

Ирина Зайцева

Ирина Зайцева

"Там были заявления о насилии в ИК№3, ЛИУ-2 и ИК№6, – говорит Ирина Зайцева. – Я передала целый пакет документов и заявлений, в которых прошу привлечь к уголовной ответственности должностных лиц, которые покрывают и финансовые преступления, происходящие на территории колоний, и пытки. В августе был бунт в ИК№8, но о нем никто не знает. Не все знают и о том, что сами работники УФСИН зэков больше не бьют, это делает специально созданный отряд добровольцев, так называемая "зондеркоманда".

О действиях "зондеркоманды" – спецотряда заключенных-добровольцев – большинство отбывающих наказание предпочитает молчать, а освободившись, никогда не вспоминать о том, что было за решеткой. Бывший заключенный ИК№8 УФИСН Омской области 23-летний Арсен Жиенбаев решил это молчание нарушить и подробно рассказал о том, что ему пришлось перенести:

"На вопрос: куда меня и за что, ответили коротко – "сейчас узнаешь", меня и еще шесть человек загрузили с жилой зоны ИК№8, кого-то с изолятора. До этого спрашивали: "Будем ли сотрудничать с администрацией"? Привезли на ЛИУ-2, по одному завели в помещение камерного типа, все сели на корточки, руки на голове. Грубо обращаться начали, как только мы начали заходить в помещение ШИЗО ПКТ. Навстречу нам выбежали человек 6-7 – это были заключенные в камуфляжной форме и с киянками (такие деревянные молотки обычно бывают у сотрудников следственных изоляторов). Сказали, чтобы мы бежали по коридору, и начали нас избивать ногами и этими киянками. В итоге хочешь или нет, ты побежишь по этому коридору, а если упал – начинают забивать ногами. Бьют неслабо, изо всех сил. Когда добегаешь до помещения, где находятся отсекатели, там надевают на голову пакет и выводят в другое помещение. Выводят по одному. Приказывают лечь на матрац головой вниз, связывают веревками кисти рук, ноги, то есть уже ничего не сделаешь… пинают ногами, матерят, говорят, что изнасилуют и т.д. У них провода оголенные, два разветвления – 220 вольт, включают в розетку и эти провода прикладывают к оголенным местам, иногда к гениталиям. Меня секунд 30 било, и так восемь раз – сознание теряешь моментально, меня держали четверо, но не смогли удержать – я согнулся от боли. Потом начали бить киянкой по пятке, еще раз помучили током и отпустили. Это продолжалось на протяжении 10-12 часов. В целях сохранения жизни ты скажешь, что понял, "куда ты попал", и выложишь всю информацию, которую они просят. Далее попадаешь в карантин – там или приседаешь, или танцуешь. Костяк зондеркоманды делает это не под прессингом, они уже вошли в кураж, правда, большинство их сейчас уже освободились по УДО. Но все, что они делают, – это с санкции администрации… и даже если кто из активистов откажется, он сам окажется на матраце".

Исправительно-лечебное учреждение ЛИУ-2

Исправительно-лечебное учреждение ЛИУ-2

Арсен Жиенбаев не первый, от кого правозащитница Ирина Зайцева слышит такие истории. Ранее в ее руках оказалось письмо заключенного, переданное из лечебно-исправительного учреждения №2 омского управления ФСИН. Это письмо Ирина Зайцева прочла журналистам:

"Кстати, мама, если не дай Бог дадут по суду принудительное лечение, то ты не представляешь, в какой ад мне придется ехать. Меня оттуда или в гробу, или дураком-инвалидом отдадут. Когда люди ехали на больницу, сначала заехали на ЛИУ №2, что увидели – страшно рассказывать…загрузили оттуда троих. У одного две руки сразу сломано, у другого селезенку отбили, третьего на "дурку" увезли – голову так отбили, что ничего не соображает, орет постоянно, как контуженный. Я никогда такого в жизни не видел. Когда обратно ехал, ребята рассказывали за три месяца – два трупа…убивают пацанов в прямом смысле. Ребята, чтобы туда не ехать – режут себе горло, глотают крючки…"

После публикации данных о пытках и издевательствах более 240 заключенных вдруг обратились в полицию с требованием возбудить уголовное дело по факту распространения Ириной Зайцевой ложных сведений об условиях их содержания. Управление МВД России по Омской области начало проверку. У следователей полиции побывал бывший заключенный Арсен Жиенбаев. Он утверждает, что заключенные писали свои заявления против Зайцевой по принуждению, если бы кто-нибудь отказался, "то сразу бы оказался на матраце под током".

Материалы по теме

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG