Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обозреватель Белорусской службы Радио Свобода Марат Дымов об исторических и острополитических аспектах исчезновений видных политиков в Белоруссии


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие журналист Марат Дымов.



Кирилл Кобрин: Ровно год назад, 16 октября 2005 года, представители гражданского общества Белоруссии предложили провести День солидарности с белорусскими политзаключенными, исчезнувшими оппозиционерами, их семьями, независимыми журналистами. С тех пор в каждый 16-й день очередного месяца в 20.00 в квартирах белорусских граждан, поддержавших инициативу, на 15 минут гаснет свет, а на подоконниках появляются свечи - в память о тех, кому борьба за свободу и демократию стоила жизни.


Об исторических и острополитических аспектах исчезновений видных политиков в Белоруссии я побеседовал с обозревателем Белорусской службы Радио Свобода Маратом Дымовым.


В Советском Союзе в 70-е годы довольно часто прежде всего в официозной прессе обсуждались похищения и исчезновения людей и видных политиков, прежде всего в Латинской Америке. Диктатуры латиноамериканские - имелись в виду и чилийская, и хунта в Аргентине и так далее. Сейчас мы дожили до того, что политики исчезают - прошло 30 лет - в Белоруссии, в лукашенковской Белоруссии. Это не советский стиль - исчезновение людей, исчезновение политиков, это какой-то другой, латиноамериканский стиль. Считаете ли вы, что в истории постсоветского пространства наступает такой латиноамериканский период?



Марат Дымов: В известном смысле да. Знаете, все-таки коммунизм, марксизм были универсальные системы, а тут, в общем-то, это такие персональные деспотии - их можно так назвать. Я бы сказал, что та кампания, которую сейчас проводит белорусская оппозиция, действительно, в фокусе многих акций стоит вот эта проблема исчезнувших политиков, исчезнувших людей. Люди выходят на улицу с плакатами "Где Захаренко?", "Где Гончар?", "Где Завадский?". И это, конечно, оказывает воздействие, скажем так, если не на население, то по крайней мере на власть. Причем тут можно сказать, что была одна такая ситуация, когда омоновец ударил жену одного из пропавших журналистов, в данном случае это была Завадская. Какова реакция общества - это сложный вопрос.


Но один из белорусских политиков, Анатолий Лебедько, лидер Объединенной гражданской партии, один из инициаторов этой кампании, он говорит на этот счет так, что "по крайней мере польза наших акций заключается в том, что больше все-таки таких исчезновений, в общем-то, не происходит". Да, людей сажают, людей арестовывают, людям дают сроки, в том числе, и приличные, например, последний срок Козулина. Но вот такие исчезновения, такая совершенно чудовищная тактика, она, в общем, как-то ушла в прошлое. За исключением этих нескольких фигур, вроде бы пока таких ситуаций больше не возникает.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG