Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Накануне нового 2015 года умерла киноактриса Луиза Райнер. Ей было 104 года – не дожила двух с небольшим недель до 105-летия: Райнер родилась 15 января 1910 года в Дюссельдорфе, Германия, в интеллигентной еврейской семье. Театральную и кинокарьеру начала в Германии и Австрии; участвовала, между прочим, в спектаклях знаменитого Макса Рейнхардта. В 1935 году ее пригласили в Голливуд, где она тотчас же достигла головокружительного успеха. Два года подряд – в 1936 и 1937-м годах – Райнер получила премию "Оскар". Ее соперницей в борьбе за "Оскар" 1936 года была сама Грета Гарбо в фильме "Дама с камелиями", и мало кому известная иммигрантка сумела обойти великолепную всемирно известную кинодиву.

Но после этих двух нашумевших побед – то был первый случай, когда один и тот же актер завоевывал "Оскар" два года подряд, – карьера Луизы Райнер не то что сошла на нет, но больших триумфов ей больше не принесла. И нас, людей живших в Советском Союзе, это особенно удивляет – потому что в 1938 году она снялась в фильме, который как раз в СССР стал культовым – "Большой вальс" о композиторе Иоганне Штраусе. Луиза Райнер играла его жену Польди, тем еще завоевавшую сугубую симпатию советских зрителей, что по ходу фильма балованный любимец публики Штраус все собирается бросить ее и уйти к оперной диве, да так и не уходит; вернее сама Карла Доннер (имя певицы) удерживает его у жены, отбывая на дальнейшие гастроли. Как и положено в таких по-голливудски облегченных фильмах, все остаются хорошими людьми, в том числе австро-венгерский император Франц Иосиф: в конце фильма его вместе со Штраусом приветствует публика, собравшаяся у императорского дворца в день юбилея композитора.

Вот так и нужно разговаривать с власть имущими – напоминать им, что они не вечны

Нет в Советском Союзе человека, жившего в то время, который не сохранил бы особой памяти о фильме "Большой вальс". Начать с того, что эта лента была любимой картиной Сталина, смотревшего ее бессчетное число раз. Приглашая смотреть фильм видных советских кинорежиссеров, даже Эйзенштейна, вождь приговаривал: вот как надо фильмы снимать! Расчувствовавшись, Сталин сделал подарок советским людям – велел купить фильм, и в 1940 году "Большой вальс" на законных основаниях демонстрировался на советских экранах. Мне в сороковом году было три года, но я тоже выступал фанатичным энтузиастом этого сочинения. Сам не помню, но мать рассказывала: стоило нам пройти мимо кинотеатра, где шел фильм, как я ложился на тротуар и требовал: хочу на Ивана Страуса. Мать с удовольствием уступала: сама была не прочь еще разок посмотреть.

Советским кинозрителям было невдомек, что в 1940 году "Большой вальс" приобрел некое высокое символическое значение. Ведь он был сделан командой европейских кинематографистов, в разное время уехавших из Европы, попавшей под власть диктаторов Гитлера и Сталина, как раз об эту пору демонстративно задружбанивших и поделивших старинный культурный континент. Так что "Большой вальс" стал своеобразным документом европейского сопротивления. Вспомним имена: режиссером фильма был француз Дювивье, роль Иоганна Штрауса исполнял опять же француз Фернан Граве, Польди – Луиза Райнер, Карла Доннер – Милица Корьюс, эстонка, родившаяся в Москве, жившая потом в Питере и в 28-м году сумевшая вернуться в Эстонию, после чего она сделала большую карьеру в оперных театрах Европы и США и снялась в Голливуде. В мемуарах Майи Плисецкой рассказывается, как во время гастролей в США к ней за кулисы пришла Милица Корьюс, бывшая в восприятии балерины по тем же старосоветским воспоминаниям куда большей "звездой", чем она сама, – пришла выразить свой восторг искусством Плисецкой и, к ее удивлению, заговорила на русском языке.

"Большой вальс" шел в СССР и после, уже в пятидесятые годы, когда его дублировали на русский язык. Луиза Райнер, недовольная Голливудом, вернулась в Европу, успела даже поучаствовать в испанской гражданской войне, потом осела в Лондоне. Снималась она мало, но в возрасте 87 лет сыграла в экранизации "Игрока" по Достоевскому, в роли, понятно, бабуленьки, наскандалившей в игорном доме Рулетенбурга. Луиза Райнер, не желая играть в мусорных фильмах, вошла в конфликт с главой компании "Метрополитен" Луисом Майером. Он сказал ей: я вас породил, я вас и убью. Актриса ответила: не вы меня родили, а мои отец и мать, а через двадцать лет я еще буду молодой, а вы умрете.

Вот так и нужно разговаривать с власть имущими – напоминать им, что они не вечны.

Борис Парамонов – нью-йоркский писатель и публицист

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции Радио Свобода

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG