Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Новая газета» начинает публиковать результаты расследования убийств журналистов


Убийство Анны Политковской займет в журналистском расследовании отдельный том

Убийство Анны Политковской займет в журналистском расследовании отдельный том

«Новая газета» начинает публикацию серии материалов-расследований о погибших журналистах издания. Убийство Игоря Домникова, смерть Юрия Щекочихина, гибель Анны Политковской. Сотрудники "Новой" идут по следу преступников параллельно с оперативниками. Центральный материал номера «Новой газеты», который выйдет в четверг, посвящен делу журналиста Игоря Домникова. Верховный суд Татарстана рассматривает дело организованной преступной группировки из Набережных Челнов, членов которой обвиняют в том числе и в убийстве редактора отдела спецпроектов «Новой газеты».


12 мая 2000 года в Москве в подъезде собственного дома двое мужчин напали на Игоря Домникова. Неизвестные несколько раз ударили журналиста по голове молотком. От полученных травм, не приходя в сознание, Игорь спустя два месяца скончался в Институте нейрохирургии имени Бурденко. Главной версией нападения стала профессиональная деятельность Домникова, об этом сразу же заявили коллеги журналиста.


Вчера в Казани прошло заседание суда, на котором выступали журналисты «Новой газеты» и вдова убитого Маргарита Домникова. «Проводя журналистское расследование и получая определенные материалы от следствия, я попытался выяснить, кто мог быть заказчиком этого преступления, - говорит военный обозреватель "Новой газеты" Вячеслав Измайлов. – Подозрения пали на занимавшего в тот момент пост вице-губернатора Липецкой области Сергея Даровского. У нас на этот счет была определенная информация. Деятельности Даровского были посвящены материалы, которые Игорь Домников публиковал в 1999 и в 2000 году. По нашим сведениям, один из этих материалов Даровский показал своему, можно так сказать, партнеру по бизнесу - Павлу Сопоту, который с юных был знаком с членами банды Тагирьянова. По заданию Тагерьянова и произошла расправа с Домниковым. Все исполнители - Тагерьянов, Безуглов, Кузин, Бабков и Казаков – находятся на суде в качестве обвиняемых. А вот те, кого мы считаем заказчиками - Павел Сопот и Сергей Даровский - на свободе, они проходили по делу в качестве свидетелей. При этом Сопот в течение двух месяцев на предварительном следствии проходил по делу в качестве обвиняемого, а затем по каким-то причинам стал свидетелем. Может быть, заплатил за это. Но следователи, которых я считаю высокими профессионалами (мне с ними на протяжении нескольких лет приходилось общаться), и оперативники говорят, что, действительно, доказательств его вины было мало.


Мне тогда пришлось лично встретиться с Даровским и Сопотом. Я сказал им: вот, готовлю материал, и, думаю, вам будет небезынтересно, что я о вас лично напишу. Даровский заявил, что готов встретиться, но затем меня всячески избегал. Сопот предложил мне встретиться за пределами редакции, я отказался и сказал: "Только в редакции". В конце концов мы встретились. Я нашу встречу записывал на диктофон, разговор наш состоялся. Я показал Сопоту фотографии всей банды Тагерьянов, в том числе тех, кто совершил убийство Игоря Домникова. Сопот узнал по этой фотографии многих, назвал их по именам, говорил, что это замечательные люди, что с Тагерьяновым многие годы дружен. Было понятно, что если Даровский попросил Сопота – значит, он знал, кто такой Тагерьянов. К 2000 году на этой банде было уже более десятка убийств. Сопот заявляет, что он не знал, как общаться с журналистом, и попросил об этом Тагерьянова - научить его общаться с журналистами».


Сейчас на скамье подсудимых в Казани вместе с главой банды киллеров Эдуардом Тагерьяновым находятся еще 15 человек, которых обвиняют в 23 убийствах, а также изнасилованиях, вымогательстве, похищениях людей. Очевидно, что судебное разбирательство продлится не один месяц.


По мнению Вячеслава Измайлова, суд будет продолжаться не менее года. «Рассмотрение судом этого дела началось 4 сентября текущего года, а до этого следствие велось более трех лет, а до этого еще три года искали вот этих убийц. Суд должен рассмотреть все эпизоды с убийствами. 16 сентября рассматривались только эпизоды, связанные с убийством Домникова, до этого рассматривались другие».


В ближайших номерах «Новой газеты» будет опубликован и материал о смерти Юрия Щекочихина. Журналисты провели большое расследование, которое позволяет возбудить уголовное дело об убийстве. Речь, в частности, идет о серии репортажей погибшего, посвященных мебельным центрам «Три кита» и «Гранд». Юрий Щекочихин обвинял в махинациях с контрабандой мебелью в том числе и сотрудников ФСБ. «Новая» писала о «черной растаможке» крупных партий мебели, которую прикрывали сотрудники ФСБ. Коллеги погибшего считают, что это расследование, последнее в жизни журналиста, стало причиной его гибели.


«Мы считаем, - говорит шеф-редактор "Новой" Сергей Соколов, - что у нас набралось достаточно большое количество оснований в результате журналистского расследования, кропотливого и тяжелого, чтобы ходатайствовать перед правоохранительными органами, перед прокуратурой о возобновлении следствия по делу Щекочихина за неполнотой проведенного предварительного расследования. Естественно, все наши аргументы я раскрывать не буду, они достаточно серьезные. Сейчас проводится большая работа, все обобщается для официального заявления по этому поводу. Мы бы это сделали раньше, если бы не трагедия с Аней Политковской. Две недели назад мы собирались довести эти факты до сведения наших читателей и официальных структур. Я предполагаю, что в ближайшие дни, может быть, в течение недели, это будет сделано. Будет еще заметка в "Новой газете", где мы свои аргументы изложим. И попробуем вернуться к этому, подключив Генеральную прокуратуру».


Сергей Соколов подтвердил, что среди нескольких версий гибели Юрия Щекочихина есть и дело «Трех китов». Шеф-редактор «Новой газеты» дал понять, что у журналистского коллектива есть все основания подозревать, что их коллега был отравлен. «По крайней мере, - сказал Сергей Соколов, - его смерть кажется нам более чем странной, учитывая тот медицинский документ, который в итоге правдами и неправдами попал к нам в руки, а именно - акт судебно-медицинской экспертизы, где было сказано, что смерть наступила в результате воздействия неизвестного химического агента. Весь ход болезни - странный, тяжелый и скоротечный, все симптомы, от которых лечили Юрия Петровича, все-таки были вызваны - это официально звучит - неизвестным агентом. Что это такое - экспертиза не удосужилась определить. То ли это пищевой продукт, то ли это какое-то вещество, которое вызвало такой необратимый ход болезни - в заключении, которое есть у нас на руках, ничего об этом не говорится. Следовательно, можно предположить, что раз ответ на этот вопрос не был дан, то надо же его искать дальше, в конце концов».


Расследование гибели Анны Политковской силами журналистского коллектива «Новой газеты» также продолжается. Но, как говорят сами сотрудники редакции, расследование расследованием, однако решающее слово в этом деле - за правоохранительными органами.
XS
SM
MD
LG