Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

18 октября - последний день подачи уведомлений о регистрации филиалов иностранных некоммерческих организаций в Федеральную регистрационную службу России


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Никита Татарский.



Александр Гостев: Завтра, 18 октября, последний день подачи уведомлений о регистрации филиалов иностранных некоммерческих организаций в Федеральную регистрационную службу России. Организации, не подавшие уведомления до конца завтрашнего дня, будут вынуждены приостановить уставную деятельность.



Никита Татарский: Такие сроки были установлены новым законом о некоммерческих организациях, принятым полгода назад. Пока уведомления подали около 150 зарубежных НКО. По разным данным, всего в России таких организаций около 500. Многие представители зарубежных организаций уже выразили свое недовольство сложностью процедуры регистрации. Глава российского представительства "Международной амнистии" Сергей Никитин рассказал о трудностях, возникших в подачей уведомления, и том, почему, по его мнению, процедура регистрации так сложна.



Сергей Никитин: С инициативой государства мы уже как-то смирились, вернее, уже привыкли к этому новому законодательству, которое даже сама Федеральная регистрационная служба называет сырой. Есть ощущение, что хотят всех поставить под тотальный контроль. Вот я сегодня читал интервью, которое давал Сергей Мовчан, и там буквально такие слова, что, как правило, никто толком и не знает, на что именно тратят деньги руководители этих фондов. Можно подумать, что Сергей Мовчан должен об этом знать, я совершенно не понимаю. Мы всегда отчитывались перед теми, кто дает нам деньги. Мы всегда отчитываемся финансово перед налоговыми инспекциями, которые находятся в Российской Федерации. Поэтому на что тратятся деньги, известно всем тем, кто занимался этим вопросом до этого.


Дело в том, что такое большое количество бумаг, их в значительной степени составлять надо было в нашем головном офисе в Лондоне. И зачастую люди, которые не привыкли к российской бюрократии, им просто непонятно, что от них хотят конкретно на этой или на той странице. Так что вот этот процесс был очень длительный, и вы понимаете, что большое расстояние между Лондоном и Москвой. Большая удача, что я находился в командировке в Лондоне как раз накануне истечения срока, и это ускорило в значительной степени процесс. Потому что можно понять, что международный секретариат "Международной амнистии" - это организация, которая занята своими делами, которыми она должна заниматься по определению, и мы только что перерегистрировались по предыдущему законодательству в ноябре прошлого года, и вдруг нам снова такой "подарок" - абсолютно все с чистого листа.


Когда наш юрист сдала документы, она сказала, что с той стороны еще пожелали увидеть справку, которая говорит о том, что мы - некоммерческая организация. Я сказал, что всему миру известно, что "Международная амнистия" - некоммерческая организация, занимается она спасением людей, а здесь нужно на это подавать справку. То есть получается, что буквально по любому поводу нужна справка. Это все немножко напоминает советские времена, когда надо было доставать справку, что ты лизоблюд.



Никита Татарский: Сотрудники российского представительства "Международной амнистии" успели. Но другим путем пошли представители Международного Фонда дикой природы, который, являясь зарубежной организацией, прекращает в прежнем виде свою деятельность на территории России.


Рассказывает директор российского офиса фонда Игорь Честин.



Игорь Честин: Иностранные организации должна подавать свою отчетность раз в квартал, подавать планы на квартал по работе. Ежегодно еще и подавать информацию обо всех тратах, которые делали третьи лица, то есть о тех тратах, которые делали те грантополучатели, которые получали от этой организации гранты. То есть, таким образом, возлагается ответственность за действия третьих лиц на эти организации. Всего этого не требуется для российских организаций. Всемирный Фонд дикой природы России был зарегистрирован в 2004 году как российская организация, и, строго говоря, к нам эти правила неприменимы. Но поскольку единственным учредителем у нас выступил народный секретариат WWF , мы решили на всякий случай подстраховаться и создать новую организацию, уже чисто с российскими учредителями и перевести туда всю свою деятельность. Учредительное собрание у нас состоялось 14 сентября этого года. В числе учредителей у нас Николай Николаевич Дроздов, Сергей Крикалев, космонавт, Александр Гафин из "Альфа-банка", наши давние партнеры, я, Леонид Григорьев. То есть у нас физические лица являются учредителями новой организации, в которой мы сейчас все будем работать.


Мы планируем полностью перейти с 1 января 2007 года, чтобы закончить всю финансовую деятельность, необходимую отчетность предоставить российским органам. Хотя представительством мы так и так себя не считаем, поскольку даже при том, что у нас учредителем был секретариат, мы все-таки были зарегистрированы именно как российская организация. Но, к сожалению, закон написан так, что допускаются множественные толкования. У нас будет подписано соглашение с секретариатом, которое даст нам право использовать на территории Российской Федерации название "Всемирный фонд дикой природы" и нашу эмблему - знаменитую панду.



Никита Татарский: Почва для бюрократических злоупотреблений -так называет новый закон об НКО Игорь Честин.



Игорь Честин: Отношение мое, конечно, крайне отрицательное. И как директор Всемирного фонда дикой природы России, и как член Общественной палаты Российской Федерации, я всегда выступал вообще против введения этого закона, который, на мой взгляд, не решает никаких проблем, а создает только почву для бюрократических злоупотреблений и новые рабочие места для чиновников.



Никита Татарский: О том, как новый закон отразится не только на иностранных, но и на российских некоммерческих организациях, рассуждает глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева.



Людмила Алексеева: Это, по-видимому, первый шаг в том, чтобы поставить все НКО в России, прежде всего правозащитные, потому что на самом деле все НКО не могут поставить под контроль, на самом деле этот закон направлен прежде всего против правозащитных организаций, которые раздражают власть своей критикой о несоблюдении прав человека и Конституции. Это первый шаг в организации этого контроля. В апреле все организации, которые пройдут перерегистрацию, должны сдать очень серьезную отчетность, не только финансовую, но и по существу нашей деятельности. Создатели закона сами признаются, что такую отчетность может подготовить только специально обученный юрист.


Отдельные положения этого закона есть в разных странах, но собранные воедино - это только у нас в стране. Я не знаю, может быть, в Корее такое существует, я не знаком с этим законодательством, но это только у нас. Потому что сама идея этого закона порочна, ведь в демократическом государстве все строится на том, что гражданское общество контролирует действия бюрократии, а этот закон построен как раз на обратном принципе: бюрократия контролирует организации гражданского общества. Московская Хельсинкская группа в состоянии выполнить эти требования, в отличие от подавляющего большинства наших партнеров из регионов. Но, понимаете, если останется Московская Хельсинкская группа и позакрывают большинство партнерских организаций, то и эффективность Московской Хельсинкской группы очень снизится.



Никита Татарский: Не внесенные в реестр организации с 19 октября смогут существовать на территории России только как юридические лица.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG