Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Deutsche Bank предложил руководству ЮКОСа провести переговоры о возможности выкупа контрольного пакета её акций и долгов кредиторам


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Сергей Сенинский.



Александр Гостев: Deutsche Bank предложил руководству российской нефтяной компании ЮКОС провести переговоры о возможности выкупа контрольного пакета её акций, а также миллиардных долгов кредиторам. Многие эксперты полагают, что немецкий банк действует в интересах потенциального российского покупателя и что круг таковых невелик - "Газпром" и "Роснефть".



Сергей Сенинский: О том, что такое предложение поступило, нынешний руководитель ЮКОС Виктор Геращенко сообщил конкурсному управляющему этой компании, находящейся в стадии банкротства, Эдуарду Ребгуну, что тот, в свою очередь, подтвердил в интервью агентству Associated Press .


Что представляют собой те активы ЮКОСа, которые остаются в распоряжении самой компании осле продажи в декабре 2004 года на аукционе главного добывающего подразделения ЮКОС - компании "Юганскнефтегаз"? Наш первый собеседник - в Москве - аналитик инвестиционной компании "Проспект" Дмитрий Мангилев.



Дмитрий Мангилев: У ЮКОСа осталось еще две крупных добывающих компании - это "Самаранефтегаз" и "Томскнефть", и еще остались нефтеперерабатывающие заводы - это Ачинский нефтеперерабатывающий, Ангарский и Самарский куст заводов, в который входит Новый Куйбышевский, Самарский и Сызраньский НПЗ. Поэтому у ЮКОСа все-таки достаточно много активов крупных.



Сергей Сенинский: Но, помимо активов, у ЮКОСА - долги, составляющие, по разным оценкам, более 15 миллиардов долларов.



Дмитрий Мангилев: Дело в том, что эти активы сами практически полностью очищены от долгов, все долги висят на материнской компании, на самом ЮКОСе.



Сергей Сенинский: Некоторые эксперты полагают, что на активы ЮКОСа могут претендовать две "конкурирующих" между собой государственных компании - "Газпром" и "Роснефть". Но если и так - те или иные активы компании, как и "Юганскнефтегаз" в 2004 году, государство могло бы и раньше "изъять" в пользу своих компаний за долги ЮКОСа по налогам, проведя, скажем, такой же аукцион, как и для "Юганскнефтегаза"... Аналитик инвестиционной компании FIM Securities Дмитрий Царегородцев.



Дмитрий Царегородцев: Действительно, очень интересный вопрос. Дело в том, что через два месяца после аукциона "Юганскнефтегаза", то есть в феврале 2005 года, иностранные суды полностью признали и подтвердили, что ЮКОС и его активы вне юрисдикции иностранных судов, после этого фактически исчезли последние опасения, которые были у "Роснефти", которые могли быть у "Газпрома". После этого, в принципе, можно было совершенно спокойно возобновлять этот механизм и, копируя продажу "Юганскнефтегаза", продавать и другие добычные "дочки" - "Томскнефть", "Самаранефтегаз", потом завод. Однако государство по непонятной мне причине на полтора года взяло паузу. В результате компания находилась полтора года в подвешенном состоянии. Поэтому мне кажется, что от такой невнятной паузы в целом всем стало немножечко хуже.



Сергей Сенинский: Какое или какие именно решения западных судов вы имеете в виду?



Дмитрий Царегородцев: Речь идет об одном простом решении, которое сокращенно называют "решение Хьюстонского суда", то есть решение суда Хьюстона не рассматривать дело ЮКОСа по существу в той связи, что компания не подпадает под юрисдикцию властей США. Вот, собственно, это событие имеется в виду.



Дмитрий Мангилев: Надо понимать, что продажа "Юганскнефтегаза" - это все-таки была продажа, то есть ЮКОС получил какие-то средства от реализации этого актива, средства пошли на оплату долга. Надо полагать, что и продажа остальных активов будет проходить по подобной схеме, вопрос вызывает только цена. И основная интрига, которая сохраняется для последующей продажи активов ЮКОСа, - это какая цена будет заложена при продаже.



Сергей Сенинский: Только что, 16 октября, была определена группа российских компаний, которые должны провести инвентаризацию и оценку оставшихся активов ЮКОСа. А уже весной 2007 года планируется провести первые торги по ним. Реальных участников, видимо, будет немного.



Дмитрий Царегородцев: Безусловно, потенциальных покупателей только два - это действительно "Газпром" и "Роснефть". Не вижу ни одной частной компании в России, которая бы решилась связаться с ЮКОСовскими активами или, по крайней мере, соперничать с госкомпаниями. Потому что, безусловно, если актив уходит не к госкомпании, и та обижена, то победителя могут ждать самые необычные сюрпризы в виде разнообразных проверок. И я думаю, что тут смельчаков нет. Но иностранные компании - для них просто риски слишком велики.



Сергей Сенинский: Среди активов ЮКОСа есть и компании газодобычи, и газоперерабатывающий завод. Именно они могут интересовать "Газпром" - или другие, нефтяные?



Дмитрий Мангилев: Помимо газовых активов, сейчас "Газпром" могут интересовать также и нефтяные активы, потому что компания с недавних пор является активным игроком на нефтяном рынке, после приобретения "Сибнефти", у которой также падает добыча. И один из интересов, который "Газпром" может проявлять к активам ЮКОСа, может выразиться в интересе к "Томскнефти". "Газпром" уже заявлял о том, что ему может быть интересна эта компания.



Сергей Сенинский: Компания "Роснефть" - второй по величине кредитор ЮКОСа, то есть держатель его долгов, после государственной налоговой службы. Что, по идее, упрощает для неё дело... Но к обретению каких именно активов ЮКОСа она может стремиться?



Дмитрий Мангилев: Для "Роснефти", судя по всему, основной интерес будут представлять перерабатывающие заводы ЮКОСа. Дело в том, что, приобретя "Юганскнефтегаз", компания сейчас продолжает перерабатывать нефть "Юганскнефтегаза" на заводах ЮКОСа, то есть у нее переработка существенно ниже, чем добыча. Поэтому в первую очередь это, безусловно, НПЗ. Кроме того, это может быть "Самаранефтегаз". Дело в том, что этот актив расположен в непосредственной близости от самарских заводов ЮКОСа, и логистическая схема выстроена таким образом, что очень удобно было бы перерабатывать эту нефть, добытую "Самаранефтегаз", на НПЗ в Самаре.



Сергей Сенинский: Учитывая внутренние потребности каждого из обсуждаемых ныне претендентов - "Газпрома" и "Роснефти", - покупка активов ЮКОСа кому из них, на по вашим оценкам, более необходима?



Дмитрий Царегородцев: Конечно, для "Роснефти" потребность в активах ЮКОСа намного сильнее. То есть очевидно, что если полностью закрыть глаза на какие-то политические факторы, то чисто экономически "Роснефть" пошла бы дальше всех, торгуясь за эти активы. И она бы в наибольшей степени стремилась получить нефтеперерабатывающие предприятия ЮКОСа. "Газпром" имеет более сбалансированный нефтяной бизнес на сегодня. "Газпром", может быть, и отступился бы от активов, вообще за это не боролся бы. Другой вопрос, что у "Газпрома" гораздо более мощный финансовый рычаг, и замахнуться на покупку компании в целом "Газпрому" куда проще, чем "Роснефти". Таким образом, если говорить в целом о конкурентной позиции, у "Газпрома", может быть, чуть-чуть больше шансов.



Сергей Сенинский: Спасибо. Напомню, на наши вопросы отвечали в Москве аналитики инвестиционных компаний по нефтегазовой индустрии России - Дмитрий Царегородцев, компания FIM Securities , и Дмитрий Мангилев, компания "Проспект".


XS
SM
MD
LG