Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Какую пользу Петербургу принесут новые инициативы городского правительства


Программу ведет Татьяна Валович. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Татьяна Вольтская. Гость студии - депутат Законодательного собрания Петербурга Сергей Андреев.



Татьяна Валович: В Петербурге опубликованы результаты исследований Социологического института Российской академии наук, сделанного совместно с социологическим центром «Мегаполис». Тема исследований - оценка деятельности губернатора Валентины Матвиенко по итогам трех лет ее работы.



Татьяна Вольтская: По оценке специалистов, общественный имидж действующего петербургского губернатора складывается из двух основных составляющих: Валентина Матвиенко - соратница президента и Валентина Матвиенко - хозяйка города. Если в начале ее губернаторства главную роль в глазах петербуржцев играла близость к президенту, то со временем хозяйственная деятельность явно стала перевешивать. И она оценивается, в основном, положительно - в части благоустройства города, работы общественного транспорта, привлечения инвестиций и укрепления международного престижа города. Оценку 4 и 5 баллов в начале 2004 года губернатору ставили 37 процента горожан, в октябре 2006 - 53 процента. Между этими цифрами зияет провал: с осени 2004 по весну 2005 года чуть больше четверти петербуржцев оценивали работу Матвиенко на хорошо и отлично. Но это, по мнению социологов, связано с волнениями по поводу монетизации льгот. Впрочем, несмотря на высокие показатели доверия, среди горожан у губернатора всегда есть противники, - говорит старший научный сотрудник социологического института Российской Академии наук Татьяна Протасенко.



Татьяна Протасенко: Самые важные противники, недовольные концентрируются в пожилых слоях населения. Там очень сильна поляризация, там больше, чем обычно, людей, которые голосуют «за», и больше тех, которые голосуют «против». Очень серьезно влияние фактора семейного дохода: чем ниже доход, тем больше недовольных. Причем недовольство там общее властью, даже, может быть, не столько Матвиенко. Они плохо живут, не получают то, что нужно. Проблемы сейчас очень серьезные возникли с лекарствами, с этим социальным пакетом.



Татьяна Вольтская: Кроме того, в разных районах города потребности у горожан могут быть разные, и власть должна это учитывать.



Татьяна Протасенко: Где-то нужны детсады, где-то нужны социальные дома, где-то нужно еще что-то. Если говорить о толерантности, тоже очень важно знать, какое где население у нас живет.



Татьяна Вольтская: Еще одна группа недовольных - это те люди, которые возмущены уплотнительной застройкой и амбициозными городскими проектами, которые, по их мнению, ущемляют имущественные интересы горожан и ухудшают экологическую обстановку.



Татьяна Валович: Хочется отметить, что интернет-издание "Фонтанка.Ру" тоже провело буквально в последние два дня свое социологическое исследование и попросило тех, кто пользуется услугами "Фонтанки.Ру", ответить на вопрос: "Как вы оцениваете работу властей Петербурга за последние три года?" Так вот, из 1741 человек на "четыре" и "пять" оценили только 20 процентов, 34 и 39 процентов ответили, что на "три" и "два". Видимо, те, кто посещает интернет-издание, у них протестный электорат выявлен гораздо более значимо, чем в том социологическом исследовании, которое представила Татьяна Протасенко.


Об этих исследованиях, а также о тех амбициозных проектах городской администрации, которые за последний год предложены, мы поговорим с нашим сегодняшним гостем, депутатом законодательного собрания Петербурга, председателем комиссии по образованию, культуре и науке Сергеем Андреевым.


Сергей Юрьевич, вы, наверное, тоже можете уже свой социологический срез представить, как часто вы общаетесь со своими избирателями и что они говорят по поводу оценки работы властей города за последние годы?




Сергей Андреев

Сергей Андреев: Я могу выступить здесь как специалист, доктор экономических наук, знающий изнанку этой всей нашей кухни. И как специалист могу сказать, что есть плюсы, есть минусы. Тут надо думать, что перевешивает. К хорошему я бы отнес то, что у нас привели в соответствие с некой системой оплату труда бюджетников. То есть раньше их маленькие базовые оклады компенсировались дополнительными так называемыми губернаторскими надбавками, там 2,5 тысячи было в базе, и это, конечно, унизительно было. Теперь мы сделал существенную поправку и впервые в России перешли на то, что бюджетники знают, когда, кому и за что будут платить в зависимости от должности, стажа, квалификации и так далее. То есть никаких надбавок не будет, будет увеличение объемов зарплат по уровню инфляции каждый год, плюс если вы стали, например, кандидатом наук или доктором, вам еще добавляют, должность повысили - еще добавляют, и так далее, вы всегда знаете, когда и за что вы получите деньги. Это хорошо.


Втаскивание крупных фирм в наш город, крупных, - это хорошо. Это налоговая база. Хотя, конечно, превращать Петербург в отверточную сборку, "желтую" - так ее назовем, как это делает "Тойота" или "Форд", - это, конечно, не совсем правильно. Но это рабочие места и это налоги. Хорошо - это кольцевая автодорога. Надеюсь, когда-нибудь ее полукольца соединятся. Хорошо - это доплата пенсионерам до прожиточного минимума. Конечно, не всем, но сейчас планируется, что постепенно будет и всем. Вот это все хорошо. И очень хорошо - это юго-западные очистные сооружения. Их ввели - и канализация юго-запада теперь увеличилась в объемах, эта вода и все наши фекальные стоки, которые сбрасывается теперь не в Неву, а именно в эти очистные, они проходят фильтрацию.



Татьяна Валович: Но в этом помогли страны Балтийского региона, потому что они были очень заинтересованы, чтобы Петербург им не сбрасывал.



Сергей Андреев: Да. Мы это сделали, и теперь целый Юго-Западный район, огромный анклав, примыкающий туда, может увеличивать свои площади для жилищного и коммунального, прочего коммерческого строительства. Вот хорошее.


А теперь возьмем то, что не хорошо. Все говорят о проблемах - проблема не решается в принципе, потому что нужно ее решение в системном варианте. Нет такой системы, пробки будут, причем они заклинят город, видимо, так, что дышать скоро станет нечем. Уплотнительная застройка. Пришла Валентина Ивановна, еще тогда она махала рукой, будучи кандидатом в губернаторы, и говорила: "Остановим!" Не просто не остановила, а усилила эту уплотниловку, потому что деньги чудовищные за эти "пятна" платятся, и строители получают такие сверхприбыли, что об обязательствах перед гражданами можно забыть. Вот по доллару в каждом глазу, выгода застит любые обещания.



Татьяна Валович: Но строители-то сами плачут и стонут, что "нам не дают даже тех "пятен", которые нам бы позволили воплощать и социальное жилье, и жилье, которое можно продавать подороже. Потому что те "пятна", которые оснащены инфраструктурой, за это нужно или давать взятки, а те маленькие компании, которые получают лоты, они не делают погоды в городе.



Сергей Андреев: Я вам скажу, себестоимость строительства как была, примерно так и осталась - на уровне 600-700 долларов за метр. Все, что сверху, - это так называемая коррупционная емкость, то есть сколько нужно положить в карманы по дороге. И то, что можно положить в карманы, в том числе и себе в виде прибыли, - это и есть та надбавка свыше 700 долларов за метр, уже 4 тысячи платят, 5 тысяч, цены полезли, как в Москве. Поэтому посчитайте, сколько чиновники с этого получают, как вертикаль эта возносит чемоданы с деньгами, - и вы увидите, что все это берется из карманов частных граждан или приезжих, что характерно для Севера, для Юга. К нам же едут и из Норильска, и из Тюмени, и с Кавказа, они покупают, и покупают за немереные деньги, и эти деньги ту коррупционную емкость подпитывают.


Есть очень важная проблема хрущевок, они начали фактически рушиться. Аварийными их не объявляют, потому что страшно - одну объявишь, а захотят все остальные, а их 13 процентов жилфонда в городе. Это колоссально, это 300 тысяч человек, проживающих в крайней тесноте, без инженерной инфраструктуры, то есть уже канализация не работает, горячей и холодной воды нет, потому что все внутри дома разрушено, и стены начинают потихонечку уже гнить под влиянием плесени.



Татьяна Валович: Но ведь какие-то попытки создать программу реконструкции, даже с привлечением московских строителей сначала озвучивались. Сейчас почему-то об этом замолчали.



Сергей Андреев: Не просто замолчали, пытаются замотать целевую программу, которая до 2020 года рассчитана. До 2010 года документики будем принимать, потом немножечко начнем, пару-тройку домов... Это все настолько не соответствует потребностям, что я считаю это крайне отрицательным явлением в городе. Ее надо решать, эту проблему, "пятна" под застройку выдавая будущим инвесторам, переселяемым волновым образом "хрущевщикам". То есть построили дом, переселили из ближайших хрущевок людей, те хрущевки снесли, и на их месте, уже используя дворовую даже территорию между ними, построили новый большой дом, куда отселили новых "хрущевщиков" по принципу "2-4-8". И это очень легко, если бы город давал инвесторам, чудакам, которые вдруг начнут этим заниматься, дополнительные площади с выносом за территорию города или там, где развивается инфраструктура, вот просто как подарок. И тогда бы они рентабельно осуществляли этот хрущевский проект. Поверьте, за 5 лет переселили бы всех, кто живет хотя бы в этих панельках. Не делается этого.


Ужасная история - с гаражами. В Западном скоростном диаметре, по линии его продвижения 16 тысяч гаражей попали под снос, и людям не дают компенсацию, говорят: "У вас тут постройки незаконные". И вот, с одной стороны, в бюджете есть деньги на компенсацию, а с другой, говорят всем "пошли вон" и денег не платят. Люди встают на дыбы, создают отряды самообороны, уже народные дружины эти делают "коктейль Молотова", то есть заряжается бутылка горючей смесью, и когда техника подъезжает, чтобы сносить без суда и следствия этих гаражи, ребята говорят: "Подъезжайте поближе. Чем ближе подъедете, тем нам удобнее". И в технику бросают, товарищи с бульдозеров, естественно, уходят. А начальство как стояло перед гаражниками, так и стоит. Это явный минус!


Тарифы вверх лезут? Лезут. А ЖКХ услуги предоставляются? Не предоставляются. Потому что система отвратительная создана. Это вот наши 47 так называемых "Жилкомсервисов", которые как получали деньги из бюджета, так и будут наши квартплаты получать, - сделали они что-то? Не сделали. Вот все на этом и заканчивается. Вот это черная дыра, в нее вливаться сейчас будут большие деньги, а толку с этого никакого.


И последнее, о чем скажу, наверное, - это вот та распродажа имущества городского. Она связана еще и с тем, что, например, из 32 кинотеатров 20 сейчас собираются уничтожить как государственные учреждения и в частные руки отдать наши бывшие "стекляшки" - вместо того, чтобы вложить в них деньги, сделать мультисервисы, которые показывают кино, конфетами детей угощают.



Татьяна Валович: Хотя бы какие-то досуговые центры.



Сергей Андреев: Да. И сделать это в пользу бюджета города, причем инвесторы туда с удовольствием добавят свои деньги. Не делается. А уж про лекарства я не говорю, про соцпакет не говорю. Поэтому если минусы с плюсами сравнивать, я бы здесь поставил жирную "тройку" с минусом, да еще этот минус сделал бы длинным. Я категорически от лица жителей это заявляю.



Татьяна Валович: Очередной амбициозный проект, объявленный на прошлой неделе, - это создание в Петербурге Нефтяной российской биржи. То, что она будет создана, это уже не вызывает сомнений, эту идею поддержал и президент. А вот то, будет ли она размещена в историческом здании, - каковы ваши комментарии по этому поводу? Опять выселяют музей, куда-то его хотят перенести. Или это действительно настолько с экономической точки зрения оправданно, обоснованно, что принесет Петербургу очень серьезные дивиденды?



Сергей Андреев: Вы знаете, тут встает вопрос принципиальный. Конечно, с экономической точки зрения для семьи оправданно, если жену послать на панель зарабатывать деньги. Это нормально, она принесет доходы. Но где-то есть та грань, которую нельзя переходить. И вот то, что нам говорят, что из исторического центра города уведут музеи куда-нибудь на Смоленку, куда никто не доедет, причем такого уровня, как Военно-Морской, означает, что мы идем за деньги на любые идеологические преступления, любые. Это здание историческое, с 1939 года там музей. Я послал 11-го числа запрос депутатский через наше Законодательное собрание Валентине Ивановне Матвиенко.


Тут самое главное вот что. Ведь похоже на то, что деньги нефтяная биржа будет платить по месту своей работы, в Ханты-Мансийске, где она, собственно, и осуществляет деятельность, где она закреплена как налогоплательщик. И перевод ее из офисного здания, рабочего здания в это помещение Военно-Морского музея никакой экономической выгоды городу не принесет. Есть еще одна деталь. Ведь готовится, и Кудрин об этом объявил, закон федеральный о том, что налоги будут платить там, где зарегистрированы и где работают реально. Например, вся нефтянка от нас сразу же уйдет туда, где она осуществляет свою деятельность, - в Тюменскую область.



Татьяна Валович: То есть то, что пришел "Газпром-Сити"...



Сергей Андреев: Так он и уйдет как налогоплательщик. А мы за это время построим ему башню за 2 миллиарда долларов, 300-метровой высоты, которую подарим - заметьте, подарим - от лица города, не имея никакой собственности там. Подобный чудовищный шаг, вообще говоря, как с архитектурной, так и с экономической точки зрения может обернуться тем, что мы, собственно говоря, ничего и не получим с этого. Вот такие вот "подарочки". И теперь мы жертвуем историческим местом, где действительно экспозиция Военно-Морского музея - я неоднократно там была - практически эквивалента Эрмитажу, то есть столько же экспонатов, сколько и там. Просто в Эрмитаже они распределены иначе, там 22 километра, если идти по Эрмитажу, выставочный площадей, а здесь они скомпонованы на каком-то маленьком участочке. Но Военно-Морской музей - это федеральное ведомство. Я задаю вопрос: согласовали с Министерством культуры, с Министерством военно-морского флота? В конце концов, получены оттуда положительные результаты, или вот так вот монарший жест - быть посему - и мы указываем пальчиком, что тех выселить, этих сюда?


Разрушается не просто исторический центр, разрушается историческая память. Потому что, действительно, это здание наиболее точно соответствует тому, как люди приезжают: Зоологический музей, Военно-Морской музей, Кунсткамера - вот они на одном пятачке видят все.



Татьяна Валович: Да, а как тогда таким планам соответствует программа по привлечению туристов в Петербург? Кто поедет на Смоленку? И даже сейчас, я знаю, существует в очень многих школах программа по патриотическому воспитанию, и в нее как раз включена экскурсия в Военно-Морской музей. Все из окраин Петербурга дети, приезжая в центр, имеют возможность посмотреть на этот исторический центр, на этот настоящий красивый город, хоть что-то у них шевельнется в душе. Смоленка - это и очень интересное старинное кладбище.



Сергей Андреев: Тоже заброшенное, кстати.



Татьяна Валович: Может быть туда больше будут ездить.



Сергей Андреев: Я не уверен.



Татьяна Валович: И опять же, с экономической точки зрения, я не знаю, поможет ли снизить цену на бензин то, что в Петербурге будет открыта эта биржа, это тоже спорный вопрос. А вот с точки зрения того, что там, может быть, очень плохое состояние здания биржи...



Сергей Андреев: Да нет, она нуждается исключительно в косметическом ремонте, если нуждается, - покрасить, побелить. Там никакой капиталки делать не надо, это я могу сразу сказать. Во-вторых, по ценам на бензин. Никакого отношения нефтяная биржа к ценам на бензин иметь не будет. Вот сейчас у нас падение цен на нефть - и падения цен на бензин не будет. Это не связанные вещи. То, что у нас в Питере будут торговать нефтью, скажем, уральской, - ну и что? Это будут мировые торги, бумажки, циферки и не больше. Поэтому бензина больше не станет, и цены на колонках от этого не изменятся. Так вот, я все-таки возвращаюсь к тому, нужно ли не нужно историческую память у нас отшибать. Так давайте продолжим, телевидение уже старается вовсю на эту тему, нас действительно делают каким-то заложниками этой трубы, которая выливает только грязь на мозги людям. А теперь мы еще и музеи начнем из центра города уводить. Вот тенденция понятна.


Если я не добьюсь ответа от всех ведомств, которые дадут добро или не дадут добро на это, то я не успокоюсь до тех пор, пока эту проблему мы не будем решать все-таки в пользу музеев.



Татьяна Валович: А какие у вас есть рычаги воздействия? И кто поддерживает вас еще? Мне хотелось бы коснуться депутатского корпуса. Понятно, что эти проекты должны обсуждаться потом, но как строительство небоскреба "Газпрома-Сити", как Васильевский остров, намывные территории, они все нашли поддержку у большинства депутатов.



Сергей Андреев: Понимаете, тут надо останавливать зло по мере его возникновения. Например, когда у нас сейчас шла попытка еще с марта месяца продать все наши городские кинотеатры в частные руки, и даже указывалось, в чьи, и там сын Когана возникал, Игорек, с его вирджинской фирмой. Вот просто целевым назначением, не глядя даже на законы, мне чиновники отвечали, даже официально отвечали, что ему будет дана такая вот "стекляшечка" - 17 миллионов долларов примерно она стоит - ему в частные рученьки. Я съездил в Госдуму - Кобзон прислал Матвиенко письмо о том, что нельзя так делать, куда люди ходить-то будут, если вы эти все кинотеатры просто закроете? Съездил в Министерство культуры, с Сергеем Мироновым переговоришь - глядишь, у нас до октября отложилась эта вакханалия.



Татьяна Валович: А сейчас что будет?



Сергей Андреев: Ну, будем бороться до конца. По крайней мере, некоторые кинотеатры отстоять удастся. А вот если здесь Министерство обороны, предположим, скажет свое веское слово или часть министерства, связанная с флотом, скажет "нет", я не уверен, что у Валентины Ивановны хватит сил переломить ситуацию и нефтянкой ударить по военным.



Татьяна Валович: Ну, если господин президент попросит Сергея Иванова, может быть, военному ведомству трудно содержать такие культурного наследия памятники... Что с "Новой Голландией", тоже уже слышали, наверное, оно принадлежала очень долго Министерству обороны.



Сергей Андреев: Вы не забывайте, скоро выборы. И перед выборами трясти ситуацию и показывать свое истинное лицо, наверное, власть не очень хочет. Или скажет: "Ну, ладно, товарищи, раз вы возражаете, ну и ладно, пусть музей". В конце концов, дом можно построить и для биржи, а не для музея. Понимаете, нам удалось Вавиловский институт отстоять, чтобы там все эти... Триллион долларов стоит коллекция! Ее на улицу выкидывали и перевозили в грузовиках куда-то. И здесь возможность есть, почему бы ни попробовать?



Татьяна Валович: У нас есть вопрос от слушателя. Добрый день.



Слушатель: Добрый день. Я хотел спросить у доктора экономических наук, он не мог бы рассказать, как живут петербургские чиновники высшего эшелона, которые принимают решения, какие у них дома, какие у них квартиры, какие у них машины? Мы хотим порадоваться за наших депутатов, чтобы еще проголосовать, чтобы еще попытаться создать новый средний класс за счет них. А так ведь народ не знает...



Татьяна Валович: Ну, я думаю, что не знает народ - это он сам виноват. Конечно, с одной стороны, не очень хорошо залезать в чужой карман. Но, с другой стороны, я очень хорошо понимаю нашего слушателя, потому что все происходит на глазах граждан, и то, как живут, и какие доходы за счет налогоплательщиком имеют. Как вы прокомментируете?



Сергей Андреев: В бюджете следующего года предусмотрены вновь доплаты чиновникам. Пришел из Смольного представитель Бродский, бывший депутат собрания, и от лица губернатора предложил - и депутаты с радостью согласились, - что всем чиновникам будет от 4 до 6 должностных окладов доплачиваться теперь, в следующем году. И сумма общая на это - 240 миллионов - это примерно столько, сколько всем нашим пенсионерам от 55 до 60 лет будут доплачивать к пенсии, вот до прожиточного минимума. Вот эквивалент - сколько чиновникам, столько и пенсионерам. Поэтому говорить о том, что у нас чиновники плохо живут и депутаты, не приходится. Поверьте, очень хорошо живут. И поэтому вдруг принимается с подачи Матвиенко очень любопытная деталь: депутаты поднимают рученьки за то, чтобы за счет денег города построить чиновникам "Газпрома", топ-менеджерам жилье на 60 миллионов долларов, и подарить. Вот такие дела.



Татьяна Валович: Сергей Юрьевич, задели мы бюджет следующего года, в котором, вы сказали, первой строкой стоят доплаты чиновника. Но вы же тоже будете их получать как депутат.



Сергей Андреев: Не сомневаюсь.



Татьяна Валович: А отказаться вот так вот не пробовали? Может быть, это еще коммунистический взгляд, но вот пойти и сказать: "Я не буду, пускай эти деньги куда-то пойдут". Или хочется...



Сергей Андреев: Понимаете, тут история такая. Закон проводится для категории, то есть все, кто получают по какой-то тарифной сетке, все чиновники поднимаются в окладах, начиная с самого мелкого и кончая самым крупным уровнем, включая губернатора и председателя собрания. Поэтому говорить о том, что мы никому не дадим, понимая, что многие, находящиеся на местах, и взятки-то берут из-под полы, потому что им не хватает, - ну, наверное, это неправильно.



Татьяна Валович: Может быть, тогда взяток будут меньше брать, если поднимут? Какая должна быть зарплата, чтобы не брали взятки?



Сергей Андреев: Не зарплата должна быть, а премиальный фонд в зависимости от результатов деятельности. Скажем, по вашей части, по вашему комитету увеличились вдвое доходы бюджета - вы получите, обязаны получить существенную надбавку именно за это.



Татьяна Валович: Такого закона нет?



Сергей Андреев: Это делать, вообще говоря, законом не надо, это делается росчерком пера губернатора, и это называется премиальная система оплаты труда госслужащих. То есть вы даете им базовый оклад, чтобы существовать, и все остальное он зарабатывает, как менеджер, своим горбом. Я эту систему видел в работе, и поверьте, она приводит к дикому увеличению доходов бюджета, к дикому совершенно. Потому что люди пашут за свои 10 процентов, как обычные топ-менеджеры. И остаются только зубры настоящие, которым взяток не надо, они гораздо больше получат от того, что город прирастит доходы. А вот этой системы нет, поэтому все тянут из-под стола, и сопротивляться этому...



Татьяна Валович: Вероятно, потому что всем выгоднее тянуть, как вы сказали, из-под стола, чем инициировать введение такого механизма.



Сергей Андреев: Совершенно верно. И говорить, что я положу свою зарплату на стол, я от нее откажусь, один я, это будет просто фанфаронством неким. Вот такую систему, как я предложил, премиальную для чиновников ввести - я за это бьюсь уже не первый год. И поверьте, что, будучи губернатором, например, я бы ее ввел на второй день. Она очень проста, соответствует КЗОТу, и все понимают свой стимул.


Теперь по бюджету. У нас доходы приросли на 31 процент примерно, это очень существенно, потому что к нам пришли вот эти крупные фирмы и начали платить здесь налоги. Расходы более-менее пополам делятся между социальной сферой, социо-культурной, как она называется, и инвестиционными проектами. Что хорошо, стали осваивать новые территории, дали деньги на дороги, инженерную инфраструктуру, подготовку территории. Что плохо, продолжается все точно так же - за взятки "пятна" распродают, уплотняют в городе, вместо того чтобы вывести все крупные проекты за территорию освоенных районов уже, строить жилье на окраинах, куда дороги и трубы протянуты.



Татьяна Валович: На прошлой неделе было громко заявлено, что впервые в Петербурге прошли общественные слушания по бюджету.



Сергей Андреев: Я был на них. Общественные слушания - 9 человек отбубнили свое с трибуны и ушли, все. Вопросы задали три депутата и я в том числе, и все. Вот вам общественные слушания.



Татьяна Валович: То есть очередная профанация.



Сергей Андреев: Абсолютная. Это у нас сегодня будет слушание бюджета в Бюджетно-финансовом комитете - вот это будет настоящее слушание профессионалов, там и депутаты, там и представители общественности, там и, самое главное, ответственные по комитетам, которые дадут на любой вопрос поставленный - почему здесь денег больше, почему меньше и так далее. И вот сегодня все и начнется.



Татьяна Валович: Скажем, возьмем вашу сферу - культуру. Увеличиваются средства? И на что увеличиваются?



Сергей Андреев: Да, могу сказать, что увеличилось практически по всем статьям, там не только культура, но и образование, что мне радостно, начали делать адресную программу капитальных ремонтов школ. То есть уже отдельным образом будут финансировать.



Татьяна Валович: То есть родители уже не будут платить якобы, да?



Сергей Андреев: За капремонты не будут, нет. Но будут платить, видимо, за текущий ремонт, на приобретение - вот на это будут собирать. Но это теперь узаконено. И действительно большие расходы вливаются в ЖКХ, в сферу ЖКХ. Чем это обернется? Я полагаю, ничем. Просто 16 миллиардов добавляют рублей. В эту дырку, в которой работают Жилкомсервисы, можно сливать все, что угодно, это треть бюджета города, и наша квартплата. Что, лестницы будут мыть больше? Я не верю в этою. Убирать дворы? Не верю в это. Мусор вывозить? Нерешенная проблема - куда, как, сколько, по какому графику. И вот поскольку системы здесь нет, все будет, условно говоря, отмываться.



Татьяна Валович: Сергей Юрьевич, в пятницу в Петербурге прошла акция "Взрослые, помогите нам". Школьники протестовали против того, что из школ убираются кружки. То есть там, видимо, юридически и законодательно запрещается сдавать в аренду школьные помещения, и это, наверное, с одной стороны хорошо, потому что некоторые школы сдавались совсем не тому, кому надо. Но если это школьные, детские секции?



Сергей Андреев: Вот эти перегибы - по ним я сейчас как раз собирают сведения и буду выходить в комитет. Никто письменно приказа не отдавал разорвать арендные отношения с непрофильными учреждениями... Я даже знаю, в некоторых школах баньку пристроили, вроде как коммерческие организации дают доход школе, а сколько дают и на что это тратится - непонятно. Так вот, такие вещи надо обрубать, это правда. А вот спортивные секции, кружки лепки, все что хотите - это ведь профильное. Теперь школа разрешено иметь внебюджетные доходы именно от оказания дополнительных услуг в области образования. И вот допобразование - это та сфера, которую школа обязана делать, вообще говоря, и проводить, и деньги собирать за это факультативно с родителей желающих детей чему-то обучить дополнительно. Да ради бога. И вот я сейчас выяснил, у нас из разных школ, из разных районов звонки идут, я собираю материалы, сейчас выйду в комитет по образованию - что происходит. Видимо, решили сначала все обрубить, а потом опять начать заново собирать, но уже на новых условиях.



Татьяна Валович: У нас есть вопрос от слушателя. Здравствуйте.



Слушатель: Марина. Здравствуйте. Меня не убеждают ваши аргументы по поводу заботы о музее. Дело в том, что у нас сейчас были вывезены абсолютно все, и еще вывозятся, архивы из Госархива, и это трагедия для хранилища. Кроме того, мы знаем, что произошло в Эрмитаже, сколько там было безвозвратно, видимо, уже теперь потеряно драгоценных коллекций. Здесь-то вроде бы уже меньше можно беспокоиться. Если они отдадут часть территории своего музея, к ним поступят деньги, из которых они смогут охранять оставшуюся часть, может быть, это будет лучше? И еще, мы слышим по радио, что в Петербурге есть "Народный контроль", они о себе очень громогласно заявляют. А почему бы вам не объединиться с этими людьми, которые на основе общественного контроля за государственными учреждениями смогли бы вам оказать помощь? Спасибо большое.



Сергей Андреев: Сразу отвечу, Марина. Дело в том, что деньги, которые даст Нефтяная биржа, они уйдут в федеральный и городской бюджет. Никакого отношения к тому, что получит музей, это не имеет. Ни копейки он не получит с этих денег. Поэтому, часть помещений отдав, себе за остальное получить охрану за эти денежки просто законодательство не дает. А во-вторых, их или выселят или не выселят - в этом вопрос. Я считаю, что если их выселят, то их выселят так, что мы потеряем этот музей, как вы верно сказали, с ним то же, что и с Госархивом, произойдет: выкинут и все. А я как раз противник этого. И не понимаю, почему вы со мной не согласны. А что касается народного контроля, я их знаю четыре, и все четыре...



Татьяна Валович: Да, я только что хотела сказать, что один был создан как раз в то время, когда госпожа Матвиенко баллотировалась, это громко очень было, но потом что-то затихли. Дальше знаю народный контроль - Общество потребителей, но они совсем другим занимаются. Вы еще знаете какие-то?



Сергей Андреев: Еще два, да, - это общественные организации, которые с этим громким именем взяли на себя функцию проверки всего и вся. Видимо, они имеют какой-то интерес к проверяемым организациям. Поверьте, что их деятельность настолько была приурочена к избирательной кампании Валентины Ивановны, что дальше, наверное, и рассосались они, их просто нет. Их привлекать к подобного рода расследованию, наверное, смешно. А вот то, что депутаты могут сделать, - запрос послан, теперь посмотрим на ответ. Я послал запрос, который касается музея. Посмотрим, если биржа будет платить деньги в Ханты-Мансийске, то сюда ее пускать точно не надо. Вот такие следствия будут у этого ответа губернатора, от него все и зависит.



Татьяна Валович: На ваш взгляд, то, как обсуждаются вообще такие проекты в Законодательном собрании, можно ли ожидать изменения ситуации в ближайшие годы? Сейчас, вы правильно сказали, и в Законодательное собрание скоро начнутся выборы у нас, предвыборная кампания.



Сергей Андреев: Тут есть шанс вот какой. Я помню, как продавливали через собрание закон по "китайскому кварталу" так называемому. Я сразу скажу, эта территория предназначалась для тех, кто выселится из хрущевок, там будут построены комфортнейшие дома, как бы городок, действительно, со всей инфраструктурой: школами, больницами, бассейнами, спортзалами, а сами хрущевки будут сноситься, как раз в Юго-Западном районе, и на их месте будет строиться коммерческое жилье. Это оправданно было с экономической точки зрения, но пришли китайцы - и мы теперь получили то, что получили. Это через собрание продавливалось со скандалами, с огромным количеством обсуждений в комиссиях профильных, с протестами. В итоге продавили. Теперь такие обсуждения занимают ровно пять минут, приходит представитель губернатора и говорит: "Ручки подняли" - и все ручки оп, кверху. "На кнопочки нажали" - все нажали. Там два-три человека протестуют, вот и вся, собственно, история. Но появилась ситуация, когда вроде бы под Мироновым "Родина" эта, люди собираются, и она может служить альтернативой, и не все так пойдет гладко. То есть я надеюсь на некую борьбу мнений.



Татьяна Валович: Спасибо, Сергей Юрьевич.


XS
SM
MD
LG