Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Правозащитник Олег Орлов обратился с просьбой вывести его из членов Совета при президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Вашингтоне Аллан Давыдов.



Андрей Шарый: В разных странах мира продолжают прощаться с Анной Политковской, и эти прощания, конечно, демонстративное выражение отношения к России к политике администрации Владимира Путина.


Из Вашингтона сообщает корреспондент Радио Свобода Аллан Давыдов.



Аллан Давыдов: В Национальный фонд поддержки демократии пришли десятки людей - политики, эксперты и общественные деятели, те, кто был знаком с Политковской, и те, кто впервые увидел ее в продемонстрированном здесь же 10-минутном видеофильме о ее профессиональной и общественной деятельности.


Озабоченность официального Вашингтона этим и другими покушениями на журналистов в России выразила заместитель государственного секретаря США Пола Добрянски.



Пола Добрянски: Подобные убийства направлены на то, чтобы российские средства массовой информации покончили с независимой журналистикой и от свободы слова перешли к самоцензуре. Цель ясна: заткнуть рот свободным и храбрым голосам. Этого нельзя допустить. Это преступления не просто против отдельно взятых людей, а против россиян, которые хотят и заслуживают свободного общества.



Аллан Давыдов: Бывший помощник президента по национальной безопасности Збигнев Бжезинский назвал Анну Политковскую героем-одиночкой, противостоявшим циничному и жестокому правительству.



Збигнев Бжезинский: Узнав об убийстве Анны, я не могу отогнать от себя мысль о том, что убийство Анны, если даже и не было заказом сверху, то поощрялось всей динамикой нынешней российской политики с привкусом фашизма, произрастающего на почве националистических и шовинистических настроений в российском обществе. Политковская поплатилась за то, что отстаивала надежды и ценности множества россиян, которые, возможно, не находили в себе столько героизма для противостояния. И я убежден, что смерть Анны увеличит число порядочных людей в России. Но хочу напомнить и об ответственности Запада. Сделали ли мы все необходимое за все эти годы чеченской трагедии? А разве хоть один американский президент за последние 12 лет осудил внятно преступления, совершенные в Чечне? Чеченскую проблему для нас заглушила наша собственная война с террором, и это позволяет господину Путину говорить то, что он говорит, и, что еще хуже, поступать так, как он поступает.



Аллан Давыдов: На собрании в Вашингтоне памяти Анны Политковской присутствовал бывший чемпион мира по шахматам, а ныне лидер Объединенного гражданского фронта России Гарри Каспаров.



Гарри Каспаров: К сожалению, в вопросах геополитики отдельная трагедия, даже столь значимая, как безжалостное убийство Политковской, может не сыграть решающую роль. Другое дело, что оно накладывается на многие другие события. Это же не случайная трагедия, произошедшая в путинской России. Даже тем, кто не хочет этого признавать, им приходится считаться с общественным мнением в этих странах, которое видит, что путинский режим разрушил основы демократии в России и перешел к жесткому подавлению, включая физическое устранение неугодных. И, соответственно, на это придется как-то реагировать. Я думаю, все равно реакция будет недостаточной, но она уже будет какой-то реакцией. Продолжение политики умиротворения, которой придерживался Буш и его европейские партнеры, становится невозможным.



Аллан Давыдов: Вы полагаете, что может пойти разговор в более жестком тоне с Россией?



Гарри Каспаров: Я не думаю, что эта администрация будет ужесточать тон разговоров с Россией. Вопрос не в том, что они говорят, а в том, что они будут делать. Уже много из того, что делается сегодня, является подготовкой к тому, в какой атмосфере будут происходить внешнеполитические дебаты кандидата-демократа и кандидата-республиканца. Я полагаю, что многие представители правящей ныне Республиканской партии понимают, что история взаимоотношений Буша и Путина - это серьезный минус, с которым им придется как-то распрощаться.



Аллан Давыдов: Участники собрания в Национальном фонде поддержки демократии почтили память Анны Политковской минутой молчания.



Андрей Шарый: Известный московский правозащитник Олег Орлов обратился с просьбой вывести его из членов Совета при президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека. С таким письмом Орлов обратился к председателю Совета Элле Памфиловой. Свое решение правозащитник объясняет реакцией на слова президента Российской Федерации, которые сказаны Путиным по поводу убийства Анны Политковской. Вот как разъяснил мне свою позицию сам Олег Орлов.



Олег Орлов: Мое решение вызвано словами президента, сказанными им по поводу убийства Ани Политковской. Вполне очевидно, что мое представление о том, что приносит пользу России и любой власти, избранной народом моей страны, коренным образом отличается от представления президента. И в этих условиях я не могу считать плодотворным свое дальнейшее пребывание в членах Совета.



Андрей Шарый: А можно назвать плодотворной вообще работу самого Совета? За то время, пока вы состояли его членом, удалось что-то сделать?



Олег Орлов: Ну, конечно, как и все правозащитные структуры, в нынешней тенденции России много успехов на таком поприще нет, безусловно. Понимаете, Совет - это один из небольшого количества, буквально единичных каналов, которые остаются еще пока у общества и власти, у правозащитного, в частности, сообщества и власти. Хотя среди членов совета далеко не все - правозащитники, а есть, скажем, даже и наоборот.



Андрей Шарый: В правозащитном сообществе ведутся дискуссии относительно отношения к власти. Кто-то считает, что нужно каким-то образом сотрудничать с режимом Владимира Путина, был там Гражданский конгресс, в котором участвовала часть правозащитных организаций. Другие придерживаются более жесткой точки зрения, говорят о том, что с этой властью ни на какое сотрудничество идти нельзя, она не уважает права человека. Ваше решение свидетельствует о том, что ваша точка зрения изменилась?



Олег Орлов: Я не сказал бы о правильном слове "сотрудничать". Сотрудничать, не сотрудничать с властью... Речь идет не о сотрудничестве, а о взаимодействии с властью. А если мы - неправительственные правозащитные организации - хотим действительно не только мониторить, четко фиксировать нарушения прав человека и громко об этом говорить, а это важнейшая составляющая часть нашей работы, но если мы хотим не только этим заниматься, но пытаться помочь конкретным людям, пытаться повлиять на ту или иную ситуацию, то мы обязаны взаимодействовать с властью. На мой взгляд, это наша обязанность, по крайней мере, пытаться до власти донести свои представления, свои точки зрения, пытаться добиться от власти решения в пользу тех граждан, которых ущемляют. Это абсолютно не значит, что власть не надо самым жестким образом критиковать, но есть возможность - надо пытаться с властью как-то взаимодействовать. Когда нет - ну, что ж сделаешь...



Андрей Шарый: Вы сейчас считаете, что таких возможностей нет, они существенно ухудшились? Смерть Политковской кажется вам в этом отношении знаковым событием?



Олег Орлов: Вы знаете, это решение мое личное. Это не решение, которое может быть алгоритмом для всех. Я абсолютно свою точку зрения никому не навязываю, с громадным уважением отношусь к тем моим коллегам, которые остаются в Совете. Просто я для себя, я лично для себя быть в качестве советника президента не вижу. Это не значит, что я не буду взаимодействовать с тем же самым президентом, например, направляя ему те или иные письма, обращения, требования и так далее.



Андрей Шарый: Вы как-то по-новому увидели президента России после этого заявления? У вас были еще какие-то вопросы к нему до того.



Олег Орлов: Нет, я на самом деле не видел совершенно ни в каком новом образе. Просто бывает, знаете, последняя капля, бывает, уже когда дальше нельзя, потому что тут речь шла не вообще о некой ситуации - о конкретном человеке, о нашей близкой коллеге, с которой мы постоянно общались и много, спорили, ругали друг друга, но вместе с тем были близкими коллегами. Для нас всех это, в общем, личная трагедия - убийство Ани.



Андрей Шарый: Председатель правозащитного движения "Мемориал" Олег Орлов о причинах своего выхода из состава Совета при президенте России по содействию развития гражданского общества и правам человека.


XS
SM
MD
LG