Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кадыров: каждый день по врагу. На разных ступенях эволюции. И снова об "оскорблении чувств". Не стоит обвинять мультикультурализм

Лайвблог о дискуссиях в Сети


17:58 9.1.2015
Александр Бобраков-Тимошкин

Рецепты борьбы с террором. Не стоит обвинять мультикультурализм. "Жертва всегда права". Кадыров: каждый день по врагу

Как шутят (или не шутят?) в комментариях, можно было бы послать кадыровцев. Вот еще одна - злая - шутка:

Пока российского спецназа в Париже нет, зато "диванных" советчиков в российской сети предостаточно. Вот, например, анонимные советы на сайте АПН:

Сам факт спокойного существования во Франции боевиков Исламского Государства и их яркого, но нетолерантного выступления, является вовсе не "эксцессом межцивилизационного столкновения", не "злоупотреблением гостепреимством". Он является логическим продолжением политики французского государства, которая систематически проводилась в последние годы.

Господа из руководства Французской Республики позволили себе активно поучаствовать в раскрутке исламистских террористических движений, которые выступили тараном для смены власти в Тунисе, Ливии, Египте и едва не свалили светские власти Сирии.

Французское государство не просто попустительствовало этим людям, оно оказывало им активную организационную, финансовую, учебную, логистическую, а в Ливии - даже и прямую военную поддержку. Прямым и явно запланированным результатом действий французских властей стало превращение Ливии и части Сирии в дикое поле, контролируемое террористами.

Мы даже не будем обсуждать мотивы.

Мы просто укажем на то, что в лучшем случае мы сейчас в Париже обнаружили ситуацию когда "бомба взорвалась в руках террориста" - произошло внеплановое срабатывание живого оружия, которое готовилось к применению по соседям.

Это взгляд, так сказать, "геополитика". А вот рецепты борьбы с террором от правого либерала Альфреда Коха:
Вапще-та мировой опыт говорит, что пожалуй единственный способ остановить террористов - это заложники. Да, да, господа, простите меня за негуманность. Я, собссно, в гуманисты никогда не метил... Да, я думаю, никто в этом отношении, на мой счет иллюзий не питает.

Вот, например, у Израиля богатый опыт борьбы с террористами. Они тему заложников решили по-своему: заложниками выступают родственники террориста: их дома разрушают. Кстати, этот опыт (правда без законодательного оформления, что есть не гуд) попытался давеча использовать Кадыров. Что (при всем моем настороженном отношении к этому персонажу) в общем-то шаг в правильном направлении.

Есть и те, кто не дает советы, а уверенно констатирует:

Матвей Ганапольский развивает эту мысль.

В воздухе витает новый Крестовый поход – видимо, в любой стране наступает час Х, когда нужно наводить порядок. Я знаю, что французская полиция жестка в поиске убийц, а французская политика умеет железной рукой наводить конституционный порядок. Французская Конституция не предусматривает массовое убийство своих граждан. Нет сомнения, что порядок будет наведён, да так, что другим будет неповадно.

Но и это не всё. Полагаю, что французы найдут такую модель усмирения (да-да, именно это слово) вооружённых негодяев-исламистов, которую будут использовать и другие европейские страны, поражённые метастазами исламистского террора. Каждый должен знать и помнить своё место: европейцы, любовно строившие цивилизацию, должны жить в Париже, а приверженцы ИСИЗа должны прятаться за камнями в Пакистане, Сирии и Афганистане.

Автор "Петра и Мазепы" Дмитрий Саввин уверен, что во всем виноват "социализм":

Происшедшее в Париже – это, действительно, урок для всех. Но урок не в том смысле, что сейчас нужно заявить, что мы тут все Шарли. Проблема совсем не в этом.

Франция – это страна, сумевшая, так или иначе, построить свое демократическое и правовое общество. Как это происходило, какие у французской демократии родимые пятна – это особая и очень грустная история, но сейчас не об этом, а о том, что система состоялась и система работала.

Однако потребовалось, в сущности, не так много, чтобы поколебать ее устои. Государственные и общественные институты накренились влево, правовая система начала сбоить – казалось бы, не сильно – и в Париже уже проходит антитеррористическая операция. АТО. В благополучном, богатом, всему миру известном Париже.

Государство и общество подобны организму, в котором всегда присутствуют болезнетворные бактерии. Пока организм силен, иммунитет их успешно подавляет. Но как только силы иссякают, болезнь вырывается наружу.

Французское общество и государство болеет социализмом, пусть и в легкой форме. Правовая система потеряла тонус, и следом за этим неизбежно усилился вирус исламизма.

Результат налицо.

Речь идет, разумеется, о пресловутом "мультикультурализме", за который якобы расплачивается Франция. На этот счет, впрочем, есть разные мнения:

Olga Dukhnich
Тем, кто на фоне трагических событий торжественно в очередной раз говорит о провале мультикультурализма во Франции. Не соглашусь.
Не соглашусь по нескольким моментам. Между политикой мультикультурализма, риторикой мультикультурализма и реальностью мультикультурализма три большие разницы. Если реальность (совместное проживание представителей разных культур) присутствует в Европе везде, риторика практически везде, то реальную политику мультикультурализма проводили только Нидераланды, Швеция и в некоторых аспектах - Великобритания и Германия. Все от нее отказались на заре 90х, потому что дорого. Но при этом перечисленные сообщества остались инклюзивными. Во Франции никакого мультикультурализма как политики не было. Лаицизм и верность идеалам республики, а не веротерпимость. Протестующие исламисты Франции - родились в Европе во втором-третьем поколении, социализировались в той же Франции и по сути европейцы, а потому никакого отношения к традиционному исламу своих предков не имеют, очень редко кто был на культурно-исторической родине. Их ислам нечто вроде протестной социальной идентичности по форме напоминающей этническую, родом из горячих бедных кварталов.
Теперь к Франции. С инклюзивной политикой во Франции вообще плоховато, с мультилингвальностью тоже, с социальными лифтами для этих голодных, молодых ищущих - еще хуже. Потому сложно упрекать в провале французскую политику мультикультурализма, которой не было.

У Айдера Муждабаева прогноз оптимистический:
Утрите-ка ваши слезки, плакальщики по Франции.

Нет, не погибнет, не станет ни халифатом, ни рейхом. Останется собой — цивилизованной, мультикультурной, мультирасовой, многонациональной.

Почему? Потому что, к счастью, вы не французы.

Вы, сторонники простых решений, просто неразвитые люди. А Франция — зрелая демократическая страна, французы не изменят своим ценностям по воле преступников, и им не требуются ваши дурацкие советы.

Как и у Александра Филиппова:

Во всех странах благополучного Запада время от времени случаются теракты. Ни одна из них от этого не погибла и не погибнет. Погибнут террористы. Чтобы снова вернуться в другом месте и с другими словами.
А всех, кто пытается произошедшее в Париже связать с кризисом западной культуры, необходимо срочно уволить с занимаемых должностей с запретом занимать оные в течение пяти лет. Их экспертиза слишком дорого обходится нашей великой родине.

И у Антона Носика:

Западная Европа — это очень давно сформировавшийся и весьма устойчивый организм. Как в цивилизационном, так и в политико-экономическом плане. Да, этот организм кормит сегодня немало паразитов, натурализованных в странах ЕС в постколониальную эпоху. Да, от этих паразитов однажды придётся принимать антибиотики. И, будьте уверены, Европа их в нужное время примет, безо всякого ущерба для своих ценностей и своего уклада.

У Дениса Тукмакова (следует пояснить, что он скорее поддерживает позицию, что карикатуристы "сами виноваты") есть сомнения:

Хотелось бы понять, для чего сейчас французы вывалили на площади. Чего они хотят-то?

Накостылять арабам? "Вот сейчас! сейчас! явится Карл Мартелл! вспомнят нехристи Пуатье!" Для этого?

Но я поглядел другие карикатуры расстрелянного издания.
На одной из них — прямо на обложке — Христос, в терновом венце, с ранами на кистях рук и с глазами навыкате, сношает Бога-Отца в задний проход, а в него самого воткнулся сзади треугольник с оком и надписью "Святой дух". <...>

А может, люди на площадях собрались взывать к власти?
С жёстким таким требованием: чтоб впредь никто и никогда не расстреливал в центре Парижа средь бела дня французов, даже если они деграданты и пошляки?

Но тут я наткнулся на новогодние новости: оказалось, что в ночь на 1-е января в романтическом Париже было сожжено 940 автомобилей (просто в Москве такое представить, на одну только минутку!).
А полиция... Ну, она сочла это прогрессом, потому что год назад в такую же ночь было сожжено "на 12% больше".

И я подумал, что — нет, требовать подвигов от полиции французы не стали бы.

О настроениях французов, ведущих их в том числе и на площади, пишет Наталья Саморукова:

Я уважаю французов. Но иногда просто обожаю. Не видела сегодня ни одного призыва мочить арабов, ибо от них все зло. Но сотни и сотни постов, статей, комментариев в поддержку свободы слова. Да, наверное это трудно понять с нашей российской колокольни. Но свобода слова для многих в мире реальная ценность. Больше чем страх.

А о своем понимании лозунга "Я - Шарли" - Таня Сушенкова:

Я - Шарли.
Я - мусульманка и христианка. И зануда-атеистка, взывающая к обязательным непосредственным опытам, логике, разумному обоснованию.
Я - квир, женщина, мигрантка и мигрант.
Я - араб и еврей, и солдат второй мировой, с любой стороны. И уклоняющийся от армии, от призыва, от войны, но ценящий ее опыт с приобретенными там навыками в борьбе с собой, генералами, президентами, царями.
Я...
Несколько лет назад, пока не кончился маркер, писала "Я Pussy Riot -> я не Pussy Riot -> я Pussy Riot -> я не Pussy Riot".

Я - Шарли, значит я не Шарли, значит я Шарли, значит

Что-то здесь есть перекликающееся со словами дьякона Андрея Кураева:

Диалоги (в моем ЖЖ):

"Вы поддерживаете их карикатуры?"

- Я не признаю право религиозных фанатиков на расстрелы

«Наверное вам очень импонирует изображения Троицы и рождества Христова у этих "журналистов"?»

- Мне импонирует Нагорная Проповедь. Не читали такую?

"А если завтра убьют за нетрадиционную ориентацию, что вы будете говорить из солидарности".

- То же самое: жертва всегда более права, чем ее убийца.

«если"я-шарли",то значит и"я-порнуха","я-безбожник","я-богохульник","я-педераст". Вы уверены что это и есть "традиционные европейские христианские ценности христианской европы"?»

- Традиционная христианская ценность - быть с теми, кого убивают, а не с палачами.

Татьяна Становая на "Слоне" пишет о консолидации французской нации и ее уроках для России:

Во-первых, это консолидация конкурентной внутри себя политической элиты. Президент Франсуа Олланд провел встречи со своими главными политическими противниками: Николя Саркози, Марин ле Пен и другими, демонстрируя тем самым (и это носило абсолютно взаимный характер), что удар нанесён по общим ценностям. И дело вовсе не в том, что французские политики лучше, честнее и правильнее российских. Дело в том, что там не выгодно провоцировать политический раздрай, когда под ударами фундаментальные ценности нации. <...> Рассуждения о ценностях в итоге снова ведут к вечному поиску национальной идеи. Получается, что у Франции такая национальная идея есть, и для этого не нужно писать философские трактаты, проводить просветительскую работу с редакторами СМИ, давать рекомендации ручным экспертам. Единое понимание национальной идеи, как фундамента широкого общественного консенсуса либо есть, либо его нет. Именно поэтому в одних странах сменяемость элит будет осуществляться посредством выборов, сохраняющих фундаментальную преемственность, а в других странах – с майданами, революциями и переворотами. Носителем национальной идеи, как и единственным источником власти является народ, который либо берет на себя ответственность определять рамки допустимого для политиков, либо самоустраняется, допуская возможности паразитировать на общественных и политических институтах.

Евгений Варшавер на том же "Слоне" тоже дает Франции совет, но не столько политический, сколько, так сказать, житейский - выстраивать личные отношения между представителями разных социальных групп:

Что делать? Противоречие идеологических систем, однако, не мешает людям дружить «через идеологические границы». Большинство людей, тяготеющих к той или иной идеологической системе, не будут ни убивать за пророка, ни рисовать карикатуры, потому что вообще-то это мешает нормальным отношениям у себя в районе или на рабочем месте. Наука о стереотипах и этнических границах, говорит одну определенную вещь: чем больше люди общаются, тем меньше они думают друг о друге стереотипами. И тем дороже для них будут отношения с конкретным человеком, ради которого можно немного отложить общественные ценности – исламские или либеральные. Ведь они – идеология. А идеология – она всегда немного внешняя по отношению к человеческим отношениям. И если дороги отношения – можно попробовать вытеснить «своих» радикалов на границу консенсуса.

А вот Рамзан Кадыров - пожалуй, одна из центральных фигур российского "посткрымского" консенсуса - каждый день находит себе новых врагов. Вчера был Ходорковский, сегодня Венедиктов:

руководитель радио "Эхо Москвы" Алексей Венедиктов проводит опрос на тему, нужно ли рисовать карикатуры на Пророка (с.а.в.). Сама постановка вопроса носит провокационный характер. Это стремление оскорбить мусульман России и всего мира, вызвать вражду между народа, посеять хаос и беспорядки. Если кто-то, воспользовавшись случаем, кинет камушек в сторону "Эха", это сразу же припишут мусульманам. Мусульмане России давно уже видят, что Венедиктов превратил "Эхо Москвы" в главный антиисламский рупор. В этом можно убедиться, прослушав или прочитав материалы любого дня. На этой теме специализируется целая бригада авторов, которых ничто не связывает с Россией. У Венедиктова нет ни семейных, ни религиозных ценностей. Но это не дает ему право бесконечно обливать грязью и оскорблять десятки миллионов мусульман. Я твёрдо убежден, что власть должна призвать к порядку радио, сеющее вражду и ненависть между людьми и народами. Иначе найдутся те, кто призовет Венедиктова к ответу.

Олег Кашин

Известно, что Европа погрязла в толерантности, и там скоро будет мечеть Парижской Богоматери, а последним оплотом традиционных европейских ценностей остается Россия

Ждем предложений от Леси Рябцевой.

16:35 9.1.2015
Александр Бобраков-Тимошкин

Новый консенсус. Разные ступени эволюции. РФ в антиевропейском авангарде. Крестоносцы из Новороссии. И снова об "оскорблении чувств".

Александр Морозов
российская реакция на расстрел в Париже сразу обнаруживает сторонников "национал-социалистического консенсуса" в России - независимо от того, были ли они ранее левыми или правыми.

Что в этом консенсусе национального, а что социалистического - вопрос открытый, но то, что сам консенсус существует - вполне очевидно, и в его рамках Рамзан Кадыров и крайний националист Дмитрий Стешин из "Комосомольской правды" - союзники. Если Кадыров сконцентировался на фигуре Ходорковского, то Стешин решил проклясть богомерзкий Запад как таковой:

Раньше я надеялся, что у современной европейской культурки когда-нибудь найдется днище, какой-то предел оскотинивания, за которым все ужаснутся, опомнятся и начнется движение вверх. Но надежд больше не осталось - «творцы» этого контента, а так же 70 тысяч читателей «юмористического» журнала, не являются людьми в полной мере. Объяснять им нормы поведения бессмысленно. С таким же успехом можно увещевать и стыдить обезьян в зоопарке, публично занимающихся онанизмом. Хотя, если у проповедника морали в обезьяннике в руках будет палка - коммуникатор, дело быстро пойдет на лад. При первых же криках: «это художественный акт-перформанс!», «я художник — так вижу реальность!», нужно лишь увеличивать силу и частоту ударов. С животными по другому нельзя — они любят ласку, но понимают только побои. <...>

Одно я знаю теперь — мы, христиане, мусульмане, иудеи и даже буддисты, стоим на одной ступени эволюции, а либеральные европейцы на другой, и все неумолимо двигаются в разные стороны. И нет таких слов, из которых над этой пропастью можно построить мост.

Самое, навреное, страшное тут в том, что это говорится с полной серьезностью.

Alexander Orlov

Ну в какой-то степени он прав. Дейтсивтельно разные ступени, действительно разнонаправленное движение

(если, конечно, трактовать христиан и мусульман по-стешински - то есть как тех, кто готов убивать за свою веру). Дмитрий Энтео тоже в строю:

Alexey Kascheev
Важный вывод, который следует сделать россиянам из французской трагедии. Напоминаю, что у нас есть Рамзан Кадыров с его золоченым пистолетиком, присягой президенту, инстаграмчиком, законами, весьма приближенным к шариату, а также целой локальной армией, держащей в заложниках всех налогоплательщиков страны. Помимо этого, у нас есть ряженое воинствующее <дурачье>, называемое "православными активистами", со всеми их походами по гей-клубам, срывом спектаклей и выставок, казачество с его блестящими бутафорскими шашками, Милонов и тому подобные уродцы. Все эти приятные ребята почти не учиняют неконтролируемого насилия лишь потому, что власть им приплачивает, заигрывает с ними, сердито треплет по загривку, когда они начинают гулить. Стоит ли сомневаться, что, когда бабло закончится, мы станем свидетелями не менее кошмарных событий. А оно, бабло, как раз скоро закончится.

Есть мнение, что все уже началось - и плацдарном для наступления нового мракобесия становится "Новороссия".

Михаил Соломатин
Исламская составляющая парижского теракта – это частность. Кем бы конкретно ни была исполнена расправа в редакции Charlie Hebdo, ее заказчиком стал не ислам, а антиевропейский интернационал, возглавить который в последнее время пытается Россия. Захлестнувшая как мусульманский, так и русский мир ненависть к европейским ценностям объективно направлена на уничтожение европейской цивилизации, даже если часть обличителей Запада и пытается выдать себя за спасителей старой доброй Европы от новой "гейропы". Голубая радость, плескавшаяся вчера в глазах сторонников "Новороссии", настолько разительно напоминает реакцию жителей сектора Газа на сообщения о терактах в Европе и США, что не заметить духовное единство ближневосточных и российских масс невозможно.

<...> Нет смысла толковать, что ислам-де изначально содержит в себе эту агрессию и что мусульмане должны нести коллективную ответственность за террористов, если мы никак не реагируем на превращение России в идеолога антизападного джихада. В Париже хорошо подготовленные противники Запада расстреляли 12 человек? На востоке Украины они захватили территорию больше, чем Иль-де-Франс.

Kirill Martynov
Возможность рассматривать веселые картинки и смеяться - одна из многих возможностей, к которой мы привыкли и которую не ценим. Также как отказ от телесных наказаний или восьмичасовой рабочий день, карикатуристы когда-то долго боролись за свое и наше право смеяться. Сейчас оказывается, что эта борьба вовсе не закончена. Напоминание явное, а грань, отделяющая нас от варварства очень тонка. Мы в один момент можем превратиться в жителей Исламского государства или Луганской народной республики. Только карикатуристы готовы драться с этой ордой. Бородатые мужчины с калашниковыми - это метка о том, кем мы являемся и кем мы должны быть. Мы европейцы, в нашем мире нельзя убивать людей за слова и рисунки.

Российские крымнашисты сейчас в неловком положении. Они оправдываются: - Мы против исламского фундаментализма. Мы против такого насилия. Но оправдания выглядят неубедительными, и крымнашист, похоже, сам в них не верит. Друг, если ты против Европы, ее ценностей, ее образа жизни, признай наконец, что исламские террористы твои друзья. Будь честным с собой, как Лимонов. Если ты против сытой жизни, прав человека, и буржуазной демократии, что бы это последнее выражение не значило, то ты в авангарде того человечества, которое убивает карикатуристов.

Ayder Muzhdabaev
Читали фетву Халифа Всея Руси о наказании Ходорковского? Может, РФ, ИГИЛ и Талибану стоит объединиться? Идейных разногласий уже практически нет. А то одни против Запада, боюсь, не потянем.

У Павла Лобкова на "Слоне" другие параллели:

В известном смысле война на востоке Украины и история про Русский мир — это типичная идеология крестоносцев готфридо-бульонского разлива. Важнейшая политтехнологическая задача, которую решали крестовые походы и теперь решила война в Украине — это избавление российского общества от пассионариев. Подобно крестоносцам, этих ополченцев, представлявших бы угрозу режиму и уютному «котреарху» в России, направили в безопасное русло. Собственно, Гиркин и признался, что он по приказу из Москвы поднес спичку к донецкому тлеющему углю, и в пламени этого минерала сгорели сотни тех, кто могли бы сейчас возглавить если не майдан, то такой майданчик в России. Теперь они все герои-добровольцы, сложившие свои головы. Правда, по свидетельствам моих конфидентов, Родина не очень заботилась об их посмертной репатриации, спустя много дней после боев их тела в камуфляже плыли по реке Донец в центре Луганска.

Идея Русского мира подобна идее Святой земли крестоносцев, простиравшейся от Туниса до Иерусалима. Этот идеальный мир обязательно должен быть вынесен за пределы исторических границ, только тогда он лаком и мало достижим, на пути к нему должны подстерегать страдания и болезни. Сам этот «Русский мир», как и мир крестоносцев, должен быть устроен по типу небольших княжеств с ужасной инфраструктурой, подчеркивающей святость.

Впрочем, Стешин объяснил нам, что между христианами и мусульманами sub speciae борьбы с бездуховной Гейропой разницы нет вовсе никакой. Потому не удивительно, что одни и те же люди поднимают на щит Марин Ле Пен и аплодируют парижским налетчикам.

Впрочем, следует признать, что и в среде самих сторонников "Новороссии" нет единства. За свободу слова восстал Дмитрий Ольшанский:

Специально для наивных и невежественных людей, считающих, что можно и нужно наказывать других людей за мыслепреступления, публикую список русских литераторов - писателей, журналистов и политиков, - которых по законам РФ о мыслепреступлениях можно было бы посадить в тюрьму, а книги их - запретить. <...>

Александр Пушкин. Кощунство, оскорбление чувств верующих.
Виссарион Белинский. Оскорбление чувств верующих.
Федор Достоевский. Разжигание розни и высказывания, содержащие ненависть в адрес отдельных национальностей.
Лев Толстой. Кощунство, оскорбление чувств верующих, экстремизм.

И так далее, вплоть до Лимонова, позиция которого по отношению к атаке на "Шарли" известно какая. За европейские ценности вступился и редактор "СиП" Егор Просвирнин:

Само собой, русские азиаты поддерживают расстрел французских карикатуристов, потому что считают насилие в отношении сограждан допустимой практикой и потому, что идея свободной личности, тем более имеющей какие-то неотчуждаемые права, им абсолютно чужда, а идея публично оскорбляться от имени коллектива — наоборот, крайне близка. <...> Во Франции всё будет хорошо — сотни тысяч людей там высыпали на улицы по всей стране, искренне и яростно протестуя против попытки замолчать неудобный голос, против попытки посягнуть на базовые неотчуждаемые права личности, на которых покоится процветание Французской Республики. У нас же… судя по массовому кровожадному северокорейскому вою в соцсетях «И правильно расстреляли, и мало расстреляли, и больше надо стрелять!», нам предстоит гигантская работа по реевропеизации, и не в смысле бесящихся украинских кимирсенов, но в том смысле, который вкладывал в европеизацию Петр I.

- за что и получает на орехи от бывших соратников.

arguendi

В рамках русской культуры свобода слова никак не может быть полной. Во-первых, нам, русским, никогда не была свойственна пустая трескотня. Правом голоса у нас обладали лишь люди дела, за которыми стоял богатый жизненный опыт и реальные дела. А пухленькие балаболки из интернета - их бы даже и слушать никто не стал, какая уж тут свобода слова. Ну а во-вторых, русская культура основана на Евангелии, поэтому любая свобода, в том числе и слова, у нас всегда была ограничена идеей Бога и никогда не носила абсолютного характера.

Шах и мат, интеллектуальный русский национализм.

Максим Горюнов возвращает смысл высказыванию о ворюгах, более милых, чем кровопийцы:

товарищи, братья и сестры, россияне, опомнитесь!
зачем вы публично издеваетесь над российскими чиновниками, выкладывающими в сеть свои фото, где они в это рождество пьют французское вино, кушают фуа-гра, гуляют по елисейским полям?
неужели непонятно: от перехода к военному коммунизму и чучхе нас охраняют бог и желание российского начальства потреблять как белый европейский человек?
пока чиновник ворует и тратит наворованное в сан-ремо и монте-кало, россию невозможно повернуть в сторону дугина и у нас есть надежда.
как только чиновник проникнется идеями и перестанет воровать,
как только он реально наденет ватник и начнет
грызть сырую свёклу на завтрак, обед и ужин,
россию накроет крышка гроба и застучат молотки истории

поэтому, увидав в сети фото очередного вице-губернатора на фоне эйфелевой башни не надо его дразнить.
наоборот, ради светлого будущего своей родины, вам следует сказать
- какая у вас, господин вице-губернатор, ̶т̶о̶л̶с̶т̶а̶я̶ ̶р̶я̶з̶а̶н̶с̶к̶а̶я̶ ̶м̶о̶р̶д̶а̶ благородная высота лба. вы случайно не аристократ? ваша форма носа часто встречается на фамильных портретах князей ладыженских.
а как вам идут костюмы от кутюр, как тонко вы разбираетесь в винах, галстуках и люксовых комплектациях Porsche Cayenne.
для мира высокой моды и сезона трюфелей в ресторане Pavillon LeDoyen будет невосполнимой утратой, если вы вдруг не сможете выезжать из этой ужасной серой россии. у вас талант к блеску и красоте, не дайте ему увянуть среди покосившихся заборов и колючих ёлок.

это единственный шанс, россияне. иначе нам кирдык, хана и евразийство.

В общем, единственными европейцами в России опять оказываются Рявкины:

Есть и мнение, что никаких специальных "европейских" ценностей нет, а есть ценности человеческие - и, соответственно, нечеловеческие. Осознание ценности жизни относится, понятное дело, к первым.

Nikolay Epplée
Случившееся вчера в Париже - и реакция на это во Франции и во всем мире - очень и очень серьезно. Правильно сравнивают это с 11 сентября. И кроме всего прочего, о чем еще будет очень и очень много сказано и написано, эта история показала самое по-моему, важное: нет никаких специальных "европейских" или "либеральных" ценностей, есть ценности человеческие (и свобода - в их числе) и есть их отрицание, вот и все.
И да, je suis Charlie.

Андрей Шипилов считает, что к последователям ислама в связи с этим есть вопросы.

Вот все вокруг говорят, что ислам - религия мира и добра и нельзя по отдельным выродкам-террористам, искажающим идеи ислама, судить о религии в целом.

Я как слышу, то сразу проникаюсь сочувствием к мусульманам, ведь это же неприятно, когда всякие выродки искажают идею твоей религии.

И как где-то какой-то выродок-террорист устраивает теракт во имя ислама, я так и жду, что мусульмане выйдут на митинги протеста против выродков, искажающих идеи их религии. Ан нет не выходят. На митинги одобрения - случается выходят. А вот на митинги протеста - ни разу не видал. <...>

Вот сегодня читаю заголовок, о том, что "Совет муфтиев России осудил теракт в Париже".

Ну, думаю, наконец-то. Читаю и вижу, что осудили они что-то совсем другое. Потому, что если выбросить из заявления всю воду, то в сухом остатке останется буквально следующее:

"Эти грешники-журналисты получили по заслугам и сами виноваты в том, что их наказали, но то, каким способом это было сделано - недопустимо. Мы конечно осуждаем способ, каким были наказаны эти грешники."

Воля ваша братцы мои, но мне кажется существует некоторое взаимное недопонимание в трактовке фразы о том, что ислам религия мира и добра.

Те же вопросы и у Владимира Милова

Всем мирным мусульманам, вроде как непричастным к таким вещам, пора понять, что все это стремительно становится ИХ проблемой, и ИМ придется внутри своего комьюнити ее решать. Люди-то в итоге разбираться не будут, кто там из вас умеренный, а кто нет.

Mikhail Krutikhin
Вот что я писал в ЖЖ в ноябре 2004 года:

Я не раз возвращался к размышлениям о том, почему в исламе нет хорошего стёба на религиозные темы. В иудео-христианской традиции есть - от Гольбаха и Лео Таксиля через Марка Твена и Емельяна Ярославского до Жана Эффеля. Примеров таких издевательств и хорошего, и дурного вкуса предостаточно. А в исламе что-то не припомню. Омар Хайям и анекдоты про Муллу Насреддина даже близко не лежали по остроте с названными примерами. <...>​ У мусульман отношение к их религии сейчас точно такое же, как у иудео-христиан в средневековье. У одних были - костры, у других сейчас - меч и камни с кнутами, взрывчатка и автомат. Ислам живет в ином времени. Очень серьезном времени. Общество, не способное с юмором относиться к себе и собственным воззрениям, - страшная сила.

Но, как мы могли заметить, вопросы эти можно адресовать отнюдь не только мусульманам.

Bakhyt Kenjeev
По поводу трагедии в Париже. Вопрос к гг. прохановым, лимоновым, ольшанским и прочим умникам - имя им легион - твердящим: спровоцировали... не надо дразнить гусей... надо уважать религиозные чувства... и проч.)
Как бы вы отреагировали на убийство г-на Пушкина каким-нибудь дьячком в качестве отмщения за "Гавриилиаду"?
Напомню, что мало есть в истории литературы произведений более кощунственных по отношению к христианской вере.
Перечитайте, если не верите.
Впрочем, могли бы убить и за "Сказку о попе и работнике его Балде".
Боюсь, тогдашний русский народ был менее кровожадным, чем двести лет спустя...

Andrei Desnitsky
Скажите, пожалуйста, а вот правда я "мира ради церковного" должен утверждать, что у нас одна вера с теми, кто откровенно солидаризуется с террористами именно потому, что так он верит в Бога? Да, один патриарх, одна конфессия, согласен. Но вера?
И это не единственный пример такого вопроса...

Александр Плющев

Есть те, кто говорит, что журналисты сами виноваты. Так же говорили после теракта 11 сентября, только тогда была виновата Америка целиком. Это стопроцентная поддержка террористов.
Есть те, кто говорит, что словом можно убить, что есть какие-то моральные рамки, нельзя провоцировать, нельзя разжигать межрелигиозную рознь, и, хотя убивать за это тоже вроде бы как нельзя, журналисты сами спровоцировали. Это тоже поддержка террористов и экстремистов. И мне совсем не хочется, чтобы мы жили под их диктовку, 21-й век все-таки.
Есть законы (часто плохие и несовершенные), есть суд, который в числе прочего может наказать за оскорбление, унижение достоинства и прочее. Идите туда и не поддерживайте террористов.

Anna Fedorova
Поздравляю всех, кто пишет "французские карикатуристы сами виноваты". Сегодня вы помогли исламским террористам.

Когда вы говорите "да-да, убивать нехорошо, но..." - вы сочиняете террористам смягчающие обстоятельства, которых здесь нет и быть не может. Вы частично оправдываете заказное убийство.

Не надо притворяться, что вы здесь видите этакий спонтанный акт - шли мимо редакции люди с автоматами, оскорбились и давай стрелять. Когда вы говорите, что "карикатуры были плохими", вы идете по самой гнусной линии - blame the victim, обвините жертву! - и оправдываете хорошо спланированное заказное убийство безоружных людей.

Психологическую реконструкцию "оскорбленных чувств" дает Людмила Петрановская:

везде и всюду как будто уже нормой стало, что взрослые люди перестали различать чувства, сколь угодно оскорбленные, и реальный ущерб. Мыслепреступление (словопреступление, картинкопреступление, рубашкопреступление) и реальное насилие. Отдельным пунктом перестали различать прямое оскорбление и такое, когда, чтоб оскорбиться, надо сначала специально купить журнальчик или найти в ютубе ролик, всмотреться пристально, кто как одет, потом хорошенько пофантазировать (а что, если кто-то, увидев и услышав вот это, вдруг решит, что...) и уж тогда оскорбляться по полной, как в анекдоте про старушку: если встать у окна на табуреточку, и вот так изогнуться, то увидишь тааааакое!

Нормой стала психопатия, для которой границы между "чуйствами" и реальностью не существует, "чуйства" являются безусловным, не подлежащим критике и анализу руководством к действию.
Это состояние оскорбленности, в котором все дозволено, состояние истерики, особенно коллективной - оно на самом деле очень сладостно, это измененное состояние сознания, опьянение собственной обидой и правотой, своего рода наркотик. Можно все, можно отпустить тормоза и отдаться потоку "священного" гнева. На этом основаны 99% процентов успеха "профессиональных психопатов" а-ля Жириновский - они делаю и говорят то, что слушатели хотели бы, но не смеют. Истерика привлекательна, она соблазняет возможностью сбросить все пошлые ограничения самоконтроля и приличий, она дает возможность Тени вырваться наконец на свободу и заговорить в полный голос. И Тень оказывается тем более могучей и безжалостной, чем дольше она просидела за фасадами лицемерия, "защиты прав униженных" , "восстановления справедливости", "великого служения" и прочего в таком духе.
Если эта истерика еще и постоянно получает позитивное подкрепление (заверещи погромче и помассовей - и все будет так, как ты велишь), стоит ли удивляться, что этот паттерн только разрастается, становится все более выраженным. Обида так легко и естественно переходит в насилие, ах, этот славный треугольник Карпмана, как стремителен бег по нему!

У лимоновцев такой ответ на все поставленные вопросы:

Но это хотя бы остроумно, хотя и основано на нехитром психологическом приеме, который разбирает Андрей Тесля:

- "почему переживаете за Париж, а за Пакистан - нет?" -
- интенция этого вопроса, увы, не в том, чтобы начать переживать по поводу пакистанских ужасов, а в том, чтобы перестать переживать за Париж. еще один шажок к отъединению от "человечества". поскольку последнее никогда не бывает "вообще", оно всегда воплощается в конкретном - и да, парижанин для большинства из нас "более человек", чем пакистанец. только вот такое рассуждение направлено как правило к тому, чтобы для нас вообще стало меньше "людей", а не к тому, чтобы расширить круг "человечности".

А вот это - кажется, опять всерьез:

Пишет, кстати говоря, действующий депутат Госдумы.

14:14 9.1.2015
Александр Бобраков-Тимошкин

Кадыров: "Ходорковский поставил на себе крест". Ходорковский: "Нас не запугать". От ИГИЛ до Грозного. Больше оскорблений. "Мы все умрем"

Вслед за Дукувахой Абдурахмановым, о Ходорковском высказался и сам Рамзан Кадыров. Как обычно, в своей разудалой инстаграм-манере:

Был в истории российского государства некий Михаил Ходорковский, который стал богатейшим человеком планеты, не получив в наследство от родителей ни одного ломаного гроша. Отсидел в лагерях десять лет. Начал там скулить. И был помилован. Видимо, в колонии приходилось часто кукарекать, но вышел он шизофреником. <...> Ходорковский требует от всех журналистов повторения опыта парижского издания и печатания карикатур. Эти призывы с осуждением встречены большинством, кто их читал. Своими безмозглыми действиями Ходорковский поставил на себе крест. Он объявил себя врагом всех мусульман мира. Значит и моим личным врагом. Я уверен, что в его любимой Швейцарии найдутся тысячи законопослушных граждан, которые призовут беглого уголовника к ответу. И, видимо, этот спрос будет жестким и чувствительным.

Особое внимание привлек, конечно, последний пассаж.

Boris Nemtsov
Кадыров назвал Михаил Ходорковский своим личным врагом и прозрачно намекнул, что с ним расправится. Можно к этому относиться спокойно, если бы не факты. За последние годы убито немало личных врагов Кадырова- братья Ямадаевы ( в Москве и Дубаи), Мовлади Байсаров ( в Москве), Умар Исраилов ( в Вене)...
Недавно он назначил своими врагами депутатов Рады Березу, Мосийчука и Левуса, а также миллионы граждан России, критикующих Путина.
Это, конечно, обнадеживает. Перестрелять всех несогласных с Пу его 20 тысячам боевиков не под силу.
Но случай с Ходорковским особенный. Он личный враг не только Кадырова, но и Путина.
МБХ стоит завести охрану, хоть в Швейцарии это и не принято.

Один из популярных комментариев:

Vladimir Mavrodi

Михаилу надо за языком следить и охрана не нужна будет

Ну а поскольку Ходорковский "не уследил за языком" так, что призвал перепечатывать карикатуры из Charlie Hebdo, это возвращает нас к сути проблемы - убийствам за слова (и угрозам расправы за слова же). Сам Ходорковский пишет именно об этом:

В ответ на мое заявление пропагандисты из Кремля развернули кампанию, в которой лживо пытаются представить отказ идти на поводу у убийц, как неуважение к мусульманам.
Глава Чеченской Республики Рамзан Кадыров объявил меня личным врагом и выразил надежду, что найдутся «добровольцы» и для расправы со мной.

Я услышал и принял к сведению угрозу преданного сторонника Владимира Путина. Эта угроза по своей направленности ничем не отличается от вчерашнего террористического акта в Париже: ее цель — запугать, лишить голоса, остановить слово.

Но я сказал вчера и повторю сегодня: нас не запугать. Мы будем твердо отстаивать свободу слова - базовую ценность современного общества. Убежден, что абсолютное большинство мусульман такую позицию понимают и поддерживают.

Свобода слова — это миллион разных голосов. Не всегда эти голоса говорят, пишут или рисуют то, что нам нравится, кажется приемлемым или уместным. Но каждый из миллиона голосов должен находиться под защитой общества. Каждый из них продолжит звучать.

Конечно, еще вопрос, насколько "мусульмане всего мира" могут считать Кадырова своим голосом.

Александр Шумилин

Похоже, Рамзан Кадыров допустил серьезный просчет, назвав Михаила Ходорковского «своим личным врагом» из-за его призывов к свободным СМИ перепечатывать карикатуры из журнала Charlie Hebdo. Можно сколь угодно негодовать по поводу карикатур, негодовать по поводу высказываний Ходорковского, но угрожать ему достаточно откровенно силой означает лишь одно: в данном случае Рамзан Ахматович де-факто позиционирует себя весьма близко к исламским радикалам. Это их методы: «кто не с нами, тот против ислама» (не больше и не меньше). <...> Нормальным, умеренным мусульманам не нужна такая «борьба за ислам» от их имени, которая формирует искаженные представления об их религии. Именно по этой линии и проходит сегодня главное и весьма драматическое противостояние – внутри самого мусульманского сообщества.

Вот еще любопытный аспект:

Впрочем, на фоне общей ненависти к Западу эти разногласия кажутся частными.

Собственно, об этом же писал Олег Кашин:

У нас в России есть свой внутренний ИГИЛ со столицей в городе Грозном. Нормальная исламистская террористическая феодально-фашистская диктатура, числящаяся формально девяносто пятым, что ли, регионом Российской Федерации.

Интересно, кстати, не оскорбил ли "всех мусульман" друг Кадырова Жерар Депардье:

А за Ходорковского уже начали назначать награду.

Впрочем, сумма вскоре возросла.

Асланбек Дадаев
Только что говорил с Зяудином Евлоевым по телефону. Он подтвердил свое объявление, что заплатит 400000 долларов за то, что к нему привезут Ходорковского. Убивать не будет, но наказание по Шариату он получит сказал

А вот замечательный в своем роде диалог Максима Шевченко с Кариной Орловой на "Эхе Москвы":

К. Орлова― А если завтра Рамзан Кадыров или кто-либо другой призовет, например, расправиться с Максимом Шевченко.

М. Шевченко― Ради бога.

К. Орлова― Это можно.

М. Шевченко― А я вас уверяю, что если призовет, я поеду в Грозный…

К. Орлова― И сам сдамся.

М. Шевченко― Я не буду сдаваться. Я просто подойду к Рамзану Ахматовичу, посмотрю ему в глаза, скажу: Рамзан Ахматович, а что это вы призываете с Максимом Шевченко разобраться. Что я вам сделал.

К. Орлова― А он вас расстреляет в ответ.

М. Шевченко― Ну я не боюсь, во-первых, Карина, раз, я вообще ничего такого не боюсь. А во-вторых, думаю, что после этого мы с ним разберемся, правильно ли поняли друг друга.

К. Орлова― А почему вы не боитесь, Максим Леонардович?

М. Шевченко― Потому что все мы умрем, Карина, чего бояться.

Ilya Klishin
Вообще все последние события показывают, увы, что Сорокин в «Теллурии» был во всем прав

Да и не только в "Теллурии".

Виктор Милитарев в "Известиях" пишет, что самому Ходорковскому ничего не угрожает, а вот за тех, кто последует его призыву, он в ответе. И вообще, Ходорковский - это такой Стрелков, но хуже Стрелкова:

Вы вообще представляете себе последствия Вашего предложения? Ведь все социальные сети, включая Инстаграм, персонализированы. То есть по публикации в Инстаграме легко можно установить реального автора этой публикации и его местонахождение.

Михаил Борисович! Вы готовы лично отвечать за жизни тех людей, которые последуют Вашему совету? Вы готовы предоставить этим людям за свой счет вооруженную охрану? Ну, может, не такую, как у Вас лично. Но хоть какую. Или Вы считаете невероятным теракты против людей, которые последуют Вашему совету?

Не знаю, как Вы лично, но очень многие Ваши единомышленники в чрезвычайно резкой форме упрекают Игоря Ивановича Стрелкова в том, что он «развязал войну на Украине». Я с этими обвинителями категорически не согласен. Но в данном случае это неважно. Важно то, что Вы, вряд ли сознательно, скорее, по недомыслию, готовы развязать реальную «молекулярную» войну в международном масштабе. При этом, Вы, кажется, этого не понимаете.

Мурад Мусаев - в продолжение той же логики:

Ряд политических бомжей, больших поборников свободы слова от правых радикалов до записных либералов, включая "наше либеральное всё" Михаила Ходорковского, призвал мировые СМИ перепечатать оскорбительные карикатуры на Пророка, ставшие поводом к расстрелу "Шарли Эбдо".

В чём логика этих людей? Они призывают отомстить боевикам, ещё раз плюнув в лица сотням миллионов мусульман? Включая тех, кто вчера полночи простоял в акциях протеста, кто осудил расправу, включая родных и близких убитого Ахмеда Мерабета?

Нет здесь никакой логики, и свобода слова здесь ни при чём. Просто ксенофобы, исламофобы, активные и латентные, нашли повод дать выход чувствам и заодно обратить на себя внимание.

У кого-то позиция Ходорковского, напротив, вызвала уважение.

Дмитрий Бавырин
К Михаилу Борисовичу я всегда относился ровно (с уважением, однако и с прохладцей), но после того, как разные бородатые дикари на него ополчились... Нет, ну как еще я могу относиться к врагу "всех мусульман", чеченского народа-академика и лично Рамзана Ахматовича? Секта, потеснись, к тебе лезу.

Станислав Яковлев
Вообще когда Михаила Борисовича Ходорковского не одобряют такие разные люди, что с одной стороны академик Кадыров, а с другой политолог Морозов — и это мы еще не поминаем тех, кто обосновался в обозначенном этими крайностями промежутке, а там ведь тоже попадаются фамилии — в моем заледеневшем сердце снова начинает разгораться легкий огонек надежды.

Александр Морозов упомянут здесь потому, что он осудил Ходорковского за его призыв.

Непонятно, зачем было делать заявление в поддержку "републикации карикатур". Понятно, что надо было публично осудить теракт и (если подходить политически), то указать на значение этого теракта для России (потому что Ходорковский - российский политик). Но призыв к републикации - это заведомое вычеркивание из списка потенциальных избирателей российских мусульман. А зачем это делается? Низачем. Это делается машинально и, видимо, только потому что что такова "оптика" восприятия ситуации из Европы.

Зато российские мусульмане теперь, наверное, пойдут голосовать за Лимонова. У него с оптикой все в порядке:

Алиса Зюс
Фантастическая все-таки оптика в России. МБХ сказал что надо, чтобы все газеты вышли завтра с карикатурами. А они и правда вышли завтра с карикатурами. И тут выясняется, это не потому что они сами так решили, а потому что МБХ им так сказал. Им - датским, немецким, французским, английским изданиям. Всесильный МБХ, практически демон. Идей что журналисты сами по себе приняли такое решение, а МБХ просто сказал очевидное, не возникает. Конспирология их религия, а не то что вы думали.

Возможно, ключ к тому, чем руководствовался Ходорковский (и, разумеется, не он один) - в статье Росса Даузета в The New York Times о "необходимости кощунства", русский перевод которой публикует Анатолий Воробей:

"Если достаточно большая группа людей готова убить тебя за то, что ты нечто сказал, тогда это "нечто" почти наверняка следует говорить и повторять еще больше и чаще, потому что иначе у этой группы будет право вето над свободным обществом, а когда такое происходит, то это уже не свободное общество. Еще раз подчеркну: либерализм не требует, чтобы все всех все время оскорбляли, и совершенно нормально предпочитать такое общество, в котором бесцельных оскорблений избегают. Но когда за оскорбление грозит убийство, тогда нам нужно больше таких оскорблений, а не меньше, потому что убийцам нельзя позволить считать, что такая стратегия будет эффективной".

Если за публикацию "Сатанинских стихов" угрожают смертью, то критика богохульства в этой книге, даже искренняя, значит очень мало в сравнении с необходимостью защитить свободное общество от права вето религиозных фанатиков. Если мы не хотим, чтобы имамы диктовали нам, что можно, а что нельзя говорить, то важнее становится защитить право на богохульство, чем уважить чьи угодно религиозные чуства.

татьяна малкина
безо всяких "но". мне никогда не нравился шарли эбдо. и я считаю, что все газеты должны были выйти сегодня с этими карикатурами. вместого того, чтобы тиражировать слезоточивый мем "я шарли".
сатира - это социально приемлемый заменитель насилия, агрессия, облеченная в слова и рисунки, а не в броню.
смех вместо убийства - высокое достижение века просвещения.
если люди не готовы отстаивать это достижение, то туда им и дорога, впрочем.

Впрочем, с перепечаткой карикатур вышли отнюдь не "все газеты". Кто-то этим опечален -

Мнение Леонида Волкова:

Сто раз об этом писал, и куда более умные люди писали. И все-таки еще раз. "Терроризм" - от слова "страх", цель терроризма в том, чтобы запугать, в том, чтобы боялись.
Поэтому газеты, которые перепечатали карикатуры из Charlie Hebdo - победили, а издания, которые решили этого не делать - проиграли, уступили террористам.

Я бы очень хотел, чтобы были самолеты, где нет никакой авиационной безопасности. Никаких рамок, переодеваний, всех этих унизительных процедур. Приходишь за 10 минут до вылета, садишься и летишь. В таких самолетах летали бы только люди, которые не боятся, что их взорвут (и пассажиры, и пилоты). И их никто бы никогда и не взрывал, потому что какой в этом смысл - если люди и так не боятся. Я бы летал только такими самолетами.

Но есть и такая точка зрения -

Nataliya Gergo

Леонид, я бы ни при каких обстоятельствах не опубликовала бы эти карикатуры, но не потому что боюсь террористов. Я отношусь к ним так же, как Вы. И теракт против журналистов в Париже безоговорочно осуждаю, соболезную семьям погибших и считаю тех, кто его совершил, дикарями. Жизнь не может быть равноценна ни одной самой прошлой и крамольной картинке. Но я так же категорически не приемлю манеру самовыражения этих журналистов. Перепечатывая их карикатуры я тем самым выражаю солидарность с их методами и стилем. А это не так. Свой протест против терроризма я готова выразить любым другим методом, хоть предложенным Вами - летать на самолётах без предварительного досмотра. Но не перепечатывать эти неприемлемые для меня карикатуры. Оставляя при этом право создавать и перепечатывать их за другими.

И чего на самом деле добивались террористы - действительно ли страха? или ответной ярости и "разжигания"? Продолжение российских дискуссий вокруг парижского теракта - в следующей записи.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG