Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Левиафан" в поисках духовности. Ответ богородицы. Катарсис в Париже. "Бог есть Шарли". Битва между мистиками и имперцами. Учиться у Кадырова

Лайвблог о дискуссиях в Сети


Продюсер Александр Роднянский и режиссер Андрей Звягинцев с Золотым глобусом

Продюсер Александр Роднянский и режиссер Андрей Звягинцев с Золотым глобусом

19:19 12.1.2015
Ольга Серебряная

Это он, это он, ленинградский почтальон! Ценность человека и религия черной кошки. Пропаганда, контрпропаганда, массовые митинги. Грядущая Венесуэла. Ответ богородицы

В связи с русской реакцией на расстрел карикатуристов в Париже слово «фашизм» все часто встречается в характеристике российского общественно-политического устройства. Сегодня в обсуждениях появилась эстетическая нотка:

Андрей Шипилов: Подсознательные скрепы так и лезут изо всех дыр.

Александр Морозов: При нынешнем накале борьбы с мировым фашизмом, как бы мужики в деревне под горячую руку не поубивали бы почтальонов-то...

Павел Соболев: Глядя на презентационные фото новой униформы "Почты России", вспоминаю пророчество Тимура Новикова, согласно которому человечество однажды согласится с "эстетическими выкладками Гитлера".

На самом деле не только с эстетическими. Отчего-то страшной популярностью сегодня пользуется вот эта новость:

Если вернуться в поле политических дискуссий и попытаться обойтись без слова «фашизм», то проблема, которую через этот ярлык то и дело обозначают, будет выглядеть примерно так, как ее описал Иван Курилла в колонке на РБК:

Речь идет о соотношении фундаментальных ценностей общества: признается ли в нем высшей ценностью человек, либо же есть ценности, которые ставятся выше человеческой жизни (религия, государство, идеология). Признание существования таких «более высоких» ценностей объединяет террористов – религиозных фанатиков с теми, кто взрывает людей ради политических идей, – таких в недавнем прошлом Европы было много.

В нашей стране признание человека высшей ценностью до сих пор не укоренилось. Об этом можно судить и по состоянию здравоохранения и образования, которые часто приносятся в жертву другим государственным интересам, и по множеству отзывов на теракт в социальных сетях, где наши сограждане пишут: убитые «сами нарвались». В позапрошлом веке образованная публика в России рукоплескала политическим террористам. В прошлом веке коммунистическая идеология и государственные интересы стояли в России выше ценности жизни отдельного человека. Но и сегодня многие сограждане не понимают, что в этом неправильного.

По мнению Ивана Преображенского, сограждане не понимают не только этого – они вообще ничего не понимают. В колонке на сайте «Немецкой волны» сильно достается россиянам, а заодно и ни в чем не повинному средневековью:

Современный россиянин верит в иррациональное и не верит в загробную жизнь. Культ суеверий сегодня - главная религия в России, в том числе и ее правящего класса, который рискует превратиться в одну большую секту. <…>

За последние 20 лет из советского рационального атеизма россияне провалились в дикий оккультизм с элементами шаманизма и внешней оболочкой из русского православия.

Серьезной статистики, к сожалению, нет. Известно, что около 75-80 процентов жителей России называют себя православными. При этом в "жизнь после смерти" большинство россиян не верит, а церковь регулярно посещают лишь от 2 до 7 процентов населения. Цифра эта не выросла даже после того, как власть начала борьбу за "традиционные ценности". В то же время, судя по опросам общественного мнения, более половины россиян признаются, что верят в вещие сны, приметы и так далее. <…>

Практически каждый россиянин знает, что значит словосочетание "масонский заговор", а попытка ввести это слово в поисковик уводит в чудовищные фашистские дебри русского интернета. В книжных магазинах труды о масонах, геополитике и всемирном заговоре мирно стоят в разделах "История" и "Философия", а вовсе не на полках с оккультной литературой. Что означает этот всеобщий культ черной кошки? Скорее всего, это признак примитивизации сознания российского общества, произошедшей за последние 20-25 лет. Советский Союз был даже на последних этапах своего существования авторитарным государством, которое вело борьбу за умы своих граждан. Суеверия там были в запретном списке, потому что гражданин должен был руководствоваться коммунистической моралью, а не необходимостью поплевать через левое плечо. Но их ставили в один ряд с религией и сумели убедить граждан, что разницы между верой в Иисуса Христа и натиранием носа бронзовой собаки практически нет.

При этом "культ черной кошки" - можно сказать уверенно - это еще и признак полного нежелания, а может, и неспособности значительной части россиян отвечать за свои действия. Кто виноват, если ты опоздал на работу? Понятное дело, черная кошка, которая перебежала дорогу. Кто виноват в том, что у страны проблемы с экономикой? Разумеется, организаторы мирового заговора против нее. Почему надо было присоединить Крым? Потому что полуостров имеет "сакральное значение" для русского народа.

Что это как не новая дикость? Речь явно не идет о возвращении к традиционным ценностям 19-го века расцвета русской культуры. Это ранее Средневековье с домовыми, лешими, черными кошками, бронзовыми собаками. А также, к сожалению, с масонами, геополитикой, "зелеными человечками", ядерными бомбами и гуманитарными конвоями из танков. И никогда нельзя уверенно сказать, принималось то или иное решение российских властей действительно на рациональной основе или же оно стало результатом того, что черная кошка перебежала дорогу государственному деятелю, а может, по рекомендации знакомого шамана или астролога.

Как со всем этим бороться, - отдельный вопрос. Тактику просвещения и объективной подачи информации лучше не предлагать, считает российский МИД:

Андрей Рогожин: Российский МИД занервничал - ребята думали, что они будут монополистами на бла-бла по-русски. И вот вам, бабушка, Юрьев день!

Существование RT в контексте свободы слова Российский МИД не беспокоит. А зря. Аркадий Бабченко рассказывает на «Слоне», насколько вредна деятельность RT в деле воспитания российских патриотов:

Один мой друг - на тот момент убежденный патриот, националист и приверженец имперских идей - одно время работал наемником в частных военных компаниях. В основном по Ближнему Востоку, хотя и в Африку с Сомали заносило. К войне, как таковой, отношения не имели. Работали, как правило по частным заказам. Освобождение заложников, проводка конвоев с гуманитарными грузами и так далее.

И вот приходит к ним новая работа. Какой-то очередной яппи, который катался на своей яхте не там, где надо и не тогда, когда надо, попал в гости к каким-то очередным мужикам с гранатометами, и они хотят перепродать его обратно родственникам за некоторое количество денег. А родственники столько платить не хотят. И нанимают ЧВК, чтобы оно их сына из плена вытащило.

Ну, собирают группу, разрабатывают план, съезжаются в точку сбора, работают, возвращаются.

И вот сидит мой друг после рабочего дня, попивает пивко со своими сослуживцами-сербами в Иракском Курдистане. Задание выполнено. Дело сделано. Очередной попавший в плен к борцам за идеи шариата миллионер удачно освобожден, и даже почти целиком, все живы, чувство удовлетворения от хорошей работы, деньги ждут на горизонте, настроение расслабленное и даже жара под вечер спала.

И вот сидят они, значит, на терраске, попивают каждый свое: миллионер новокаин с валерьянкой, мой товарищ - пивко с сербами.

А фоном телевизор работает.

И они пультом так щелк, щелк - и наткнулись на "Раша Тудей". <…>

За те пятнадцать минут, пока мой товарищ со своими сербами сидели в ступоре с отвалившейся челюстью - а парни поездили по миру, повидали всякого, даже Сомали-лэнд, но такого не вынесла даже их закаленная психика - "Раша Тудей" успела обгадить весь мир, измазать дерьмом всю планету, и на этом фоне заявить, какой у нас классный Царь и какие мы от этого все Великие и Особенные.

Больше этот канал они ни разу не включали, об этом случае не разговаривали и вообще старались забыть об этих пятнадцати минутах, как о чем-то постыдном, унизившем личное достоинство каждого и в первую очередь моего товарища, патриота, которого его государство поставило в неловкое положение перед своими товарищами, патриотами других стран. <…>

Так что дорогие друзья, когда в следующий раз кто-то пересечется с "Марго", передайте ей, пожалуйста, что она настолько не справляется со своими обязанностями, что её пропаганда не действует даже на наемников-сербов в Иракском Курдистане.

Но это еще не значит, что она не воспитывает суеверных патриотов внутри страны. Делать в такой ситуации можно только одно – выходить на улицы, считает Алексей Навальный. Он отменил акцию в собственную поддержку, запланированную на 15 января и призывает собрать крупный митинг позже:

Мы начинаем подготовку к большой политической акции, которая пройдёт в виде массовых акций в Москве и нескольких крупных городах. Даты сейчас нет (нужно немного времени на коалиционные переговоры), но ориентироваться предлагаю на вторую половину февраля.

У нас есть больше месяца на подготовку и надо действительно готовиться, а не ограничиваться созданием фейсбучных групп (хотя они важны и недооценивать их не надо).

В качестве первого шага мы уже запустили специальный социологический опрос по Москве (потом по другим нужным городам), который поможет нам в решении организационных и политических вопросов, возникающих каждый раз при подготовке таких мероприятий.

Кроме того, рассчитываем получить гораздо больше ясности о наиболее эффективных направлениях затрат на рекламу и агитацию.

В ближайшее время опубликуем план подготовки, постараемся сделать его так, чтобы вовлечь в подготовку и агитацию десятки тысяч людей по стране.

Борьба за свободу - это большая кропотливая работа. Нас не пускают на выборы, нас не пускают в СМИ, нас вытеснили даже из экспертно-законодательной деятельности. Значит, приложим усилия к тому, чтобы наш голос был услышан на улицах.

Улично-митинговое движение 2011-2012 года сошло на нет, не добившись своих целей. Сейчас настало время сделать всё в три раза лучше, исправить все ошибки и собирать людей больше.

Лозунги он выдвигает традиционные: борьба с коррупцией, выборы губернаторов и мэров, честные суды, справедливое распределение нефтегазовой ренты, поворот бюджетного планирования в сторону «инвестиций в человеческий капитал» и т.д. В то же время, в России давно сложился негласный консенсус, что все эти призывы только тогда возымеют действие, когда большинство постов в фб станут такими, как вот эта запись Ильи Клишина:

В районном супермаркете (в центре Москвы) дней пять не было картошки. Сегодня картошка есть, но нет лука. Вообще. Никакого.

Ну то есть когда станет более или менее нечего есть. Борис Грозовский в «Ведомостях» пишет, что до этого уже недолго:

Нефть дешевеет седьмую неделю подряд и с лета потеряла более чем половину стоимости. 9 января баррель Brent стоил около $50. Так дешево нефть не стоила с конца 2008 г. За последнюю неделю цена упала на 11%, трейдеры говорят — без видимой причины. В США пятую неделю продолжается сокращение работающих буровых установок, но их все равно больше, чем годом ранее. К тому же нужно время, чтобы сокращение разведки отразилось в снижении объемов добычи.

Наблюдать, как дешевеющий рубль и растущие цены съедают благосостояние россиян, сейчас можно практически онлайн. Пока статистики, оценив рост потребительских цен в 2014 г. в 11,4% (продовольствие подорожало на 15,4%), отдыхали, приходилось довольствоваться эмпирикой. РИА Новости сообщают, что во Владивостоке 800-граммовая пачка гречки подорожала с 70 до 84 руб. по сравнению с концом декабря (развесная гречка — с 50 до 65 руб. за 1 кг). Хлеб там же подорожал на 10-15%, мясо — примерно на 10%. Быстрее продовольствие дорожает в магазинах среднего класса, но подтягиваются и товары эконом-класса (особенно сыр, подсолнечное масло, соль, сахар, яйца). Дешеветь будет только алкоголь — по настоянию Путина Росалкогольрегулирование опускает с 1 февраля минимальную цену водки на 16% до 185 руб. за 0,5 л (из них около 54% — замороженный на два года акциз).

Главное теперь, чтобы российские политики не учились регулированию у Венесуэлы. Для этой страны нефть — около 96% валютных доходов. Инфляция в стране — около 64%, производство падает, в конце октября были введены лимиты на отпуск товаров в одни руки (молоко — по 1 л). Венесуэла надеется на помощь Китая (вроде пообещал $20 млрд инвестиций), России и Ирана. Жители стоят в многочасовых очередях за молоком, мылом и туалетной бумагой по регулируемым правительством ценам. Полки магазинов пустые, популярность президента на минимуме, выступающий по ТВ министр Эрнесто Вильегас говорит, что все подстроено врагами венесуэльского правительства, которые «проникли в народ, чтобы организовать насильственные действия против правительства» (цитата по WSJ). Как бы защитительные настроения политиков и манера регулировать цены не перекинулись на дружественную Венесуэле Россию.

Опасаться, кажется, уже поздно.

Александр Морозов: Я все думаю: мы все видим, конечно, ответ Богородицы на призыв Пусси Райот. Он страшен. Хотя смысл ответа до конца еще не раскрылся...

17:09 12.1.2015
Александр Бобраков-Тимошкин

Война вернулась в Донецк. Янукович в розыске. Финальная битва между мистиками и имперцами. На кладбище надежд. Учиться у Кадырова. Политрук лжет

В России закончились праздники - а в Донецке возобновились бои. Пока в виде артиллерийских "дуэлей".

Пострадали и жилые районы.

Большую популярность приобрела живая трансляция видеокамеры RT, направленной на донецкий аэропорт. Войну в камере не видно (автомобили спокойно едут по шоссе, как в мирное время), но слышно.

В украинской Сети вновь распространяются привычные подробности об уничтожении десятков и сотен российских военнослужащих - не подтвержденные собственно говоря, ничем:

Хотя, возможно, косвенным подтверждением можно считать, что сторонники "Новороссии" не хвастают о своих победах, а обвиняют противника в расправе над мирным населением.

Дмитрий Бавырин
В социальных сетях начали массово расходиться сообщения с хэштегом ‪#‎яВаня‬, таким образом люди выражают свою поддержку страдающим детям Донбасса.Свое несогласие с такими двойными стандартами пользователи социальных сетей выражают с помощью гневных записей на своих страницах: «Я не Шарли, #яВаня с горящего Донбасса». Название #яВаня появилось по аналогии с‪#‎яШарли‬ – хэштегом, под которым проходит акция в память о расстрелянных террористами французских карикатуристов из журнала Charlie Hebdo, передает телеканал «Звезда».

Вот после таких новостей правда хочется свалить подальше. Потому что просто так они не Ваня (просто так у нас "Петр Алексеевич" и уголек на продажу), как бы дети Донбасса ни страдали. Они только "по аналогии" Ваня, чтоб проклятых французов уесть, которые имеют наглость возмущаться террором в своей стране. Понятно, что моб запущен "кем надо", но в целом очень ясно показывает наше место на лестнице Линнея - в жопе.

Эльдар Аватов
Довести идиотскую идею до максимального абсурда: сделано. #АЙВАНЯ.

"Под шумок". Под него же, по мнению Лаврова, ВСУ готовят наступление:

Украинские силовики, кажется, не в курсе. Константин Машовец предсказывает, что активные боевые действия (связанные с наступлением одной из сторон) начнутся не раньше весны. При этом он отмечает, что Россия пытается укрепить так называемые "вооруженные силы Новороссии", взяв их под свой прямой контроль:

Время Моторол, пьяных атаманов и обдолбанных винтом "ветеранов российского спецназа" проходит. Совсем скоро в куцой Недороссии воцарится единоначалие и распорядок дня. И посему не надо себя тешить необоснованными надеждами на то, что с наступлением весны украинским войскам будет противостоять мало управляемые и заодно мало вменяемые разрозненно-самостоятельные банды удельных альфа-самцов, местами подкреплённые переодетыми российскими "контрабасами". Вполне возможно так называемая "Армия Новороссии" к началу очередной активной фазы в конце концов "поймёт всю глубину наших глубин" и предстанет совершенно в другом свете, нежели то, что сегодня она из себя представляет, избавившись от определения "так называемая" и приобретя хотя бы начальные черты военной организации.

Вот, например, злоключения одного из ближайших сподвижников Стрелкова - так называемого "Хмурого":

И снова Ростов. "Место встречи изменить нельзя".

Gleb Pavlovsky
Интерпол разыскивает старину Януковича

И вправду разыскивает.

Арсен Аваков

Есть две новости.

1. Одна и не новость , а констатация - Россия снова лжет на государственном уровне.
Генеральный прокурор России, в духе лживых и циничных действий своего патрона Путина, манипулируя правдой - лжет по сути, когда заявляет: "Генеральная прокуратура РФ до сих пор не получала запросов от украинских коллег о выдаче экс-президента Украины Виктора Януковича и других политиков."
Запрос о ВЫДАЧЕ разыскиваемого или преступника происходит в органы страны, где разыскиваемый был ЗАДЕРЖАН по ранее объявленному розыску.
Россия, в соответствии со своими обязательствами, действующими в рамках соглашения СНГ о розыске преступников ОБЯЗАНА была выставить в систему розыска поданных Украиной персонажей. И Януковича и еще 23 человек.

Федеральная казенная организация "ГИАЦ МВД России", последовательно игнорируя все запросы Украины, не выставляла в систему розыска в странах СНГ розыск на Януковича и Ко. Тем самым нарушая все установленные процедуры. <...>
2. Сегодня , спустя несколько месяцев с момента обращения в марте 2014 года, аргументации и подготовки пояснений, Интерпол, по подготовленным запросам МВД, Генпрокуратуры Украины и СБУ, специальная комиссия Интерпола приняла решение.
Объявлены в международный розыск Интерпола ( красная карточка -задержание для экстрадиции в Украину): Янукович Виктор Федорович, Янукович Александр Викторович, Азаров Николай Янович, Багатырева Раиса Васильевна, Колобов Ю. В. ( экс министр финансов Украины), Дзекон Г.Б. ( экс руководитель Укртелекома).

На фоне всего этого (и с возобновлением трудовых будней в России) возобновилась "борьба за Путина" в среде самих идеологов "Новороссии". Александр Дугин на "Свободной прессе" утверждает, что ее снова "сливают":

со стороны Москвы наметились две линии по Новороссии – жестко патриотическая (Малофеев/Стрелков), и двусмысленно-технологическая (типичная «сурковщина»). При этом еще в апреле 2014 преобладала линия Малофеева, тогда как с мая позиции Суркова стали все более и более укрепляться. Это было напрямую связано с изменением отношения к Новороссии со стороны Москвы. <...> После исключения из позиционной битвы за Новороссию патриотического полюса и аппаратной победы Суркова Путин утратил одну из опор, которая в его стратегии была чрезвычайно важной. Теперь между событиями в ДНР и ЛНР и им самим через Суркова идет прямая линия, а, следовательно, вся ответственность ложится непосредственно на него. При этом, поскольку Сурков ориентирован на переговоры с хунтой и на включение в разрешение ситуации украинских олигархов (в первую очередь Ахметова, но не только), то это автоматически проецируется и на самого Путина.

Кажется, более реалистичная версия того, как именно в Кремле принимают решения -

в статье Александра Сытина на белорусском сайте "Брама":

Начиная с подготовки Вильнюсского саммита Восточного партнерства осенью 2013 г. ситуация развивалась в логике цугцванга. Эти события хорошо известны, и отчасти мы будем возвращаться к ним в ходе разговора. Однако сейчас речь не об этом.

Закономерен вопрос, как можно было допустить подобное развитие событий, не предвидеть не только их хода, но и последствий. Можно, конечно, списывать все на массовое помешательство, влияние средств массовой информации, оболванивание и зомбирование. Но пока мы остаемся в рамках рациональных логических схем, подобные постулаты вряд ли нас удовлетворят.

По мнению автора, суть в вопиющей некомпетентности российских кремлевских экспертов.

Одной из достаточно важных экспертных площадок является малоизвестный широкой публике Российский институт стратегических исследований (РИСИ), в котором автор этих строк проработал более 10 лет. <...> Все изменилось, когда весной 2009 г. РИСИ был выведен из состава СВР и переформатирован в структуру, учредителем и основным заказчиком работ которой выступала Администрация Президента (АП РФ). В документах, определяющих задачи учреждения, появилось добавление – к информационно-аналитическому обеспечению работы соответствующих государственных органов добавилось идеолого-пропагандистское. <...> Постепенно в Институте появились новые люди, отращивающие бороды и старательно пытающиеся копировать почерпнутые из советских фильмов типа Адъютанта его превосходительства манеры белогвардейских офицеров, публично демонстрирующие свою православную воцерковленность развешиванием икон над рабочим компьютером и истово осеняющие себя крестным знамением над тарелкой супа в институтской столовой <...> Православный разведчик, выпускник Харьковского университета и невежественная взбалмошная, истеричная, но обладающая колоссальной энергией дама постбальзаковского возраста составили неразрывный тандем, в сознании которого не было места пониманию самого факта существования украинской государственности. Эта пара, при поддержке зависимых от них и подчиненных им научных сотрудников-экспертов, не могла высказвать ничего другого, кроме «Никакой Украины – только Малороссия», «украинская государственность – это блеф и failed state», «результат преступного разрушения большевиками Российской империи», «украинский язык искусственно создан австрийцами и поляками в целях разрушения русского единства», «консолидация постсоветского пространства на основе территориального и духовного возрождения…» и т.п. В сущности они воплощали крайнее антиукраинство, суть которого состояла не в том, чтобы в Украине существовала русская культурная среда и допускалось употребление русского языка, а в том, чтобы в ней не было ничего украинского, за исключением, может быть, Львовской и Тернопольской областей.

Ну и так далее, результаты известны.

Валерий Соловей

Текст немаленький, но заслуживает прочтения. Со своей стороны добавлю: я знаю некоторых из упомянутых персонажей и стиль их мышления. Поэтому у меня нет сомнений в точности описания.

Впрочем, тот же Дугин считает провал плана с "Новороссией", разумеется, результатом не глупости, а измены. Финал его текста пессимистичен - России, мол, поможет только духовно-нравственное обновление (значит, точно конец). На "Слоне" под старый новый год - текст Андрея Перцева о погибших в прошлом году надеждах:

За телеэкраном, за кольцом дорожным, за елочным шаром, стоит стена. За стеной дворец, во дворце дверь. За дверью – полковник усатый, мужик в шерстяном свитере бородатый, Новороссия, русский мир, Ходорковский Михаил, наш Крым, европейская dream. За 2014 год в России появилось столько новых героев-спасителей — они же будущие президенты, и надежд, сколько не было за предыдущие лет пять. Неожиданно появлялись, говорили – «будущее будет примерно таким», и рушились также внезапно случившимися перспективными персонажами и обстоятельствами. К концу года образовалась целая свалка таких обломков – кладбище героев и надежд.

На кладбище - Олимпиада (как мечта о "европейской России"), Чалый (символ звезды и гибели лозунга "Крым наш"), Стрелков (символ "Русского мира") и московский Майдан (не случившийся 30 декабря и вряд ли возможный вообще).

Но есть ли надежда? Надежда есть. Юнна Мориц, например, надеется на Диктатора:

Хочу диктатора – такие времена,
Так много русофобских душегубок,
И ждут с восторгом, что моя страна
Самоубьётся, превратясь в обрубок, -

Но не дождутся! В адской злобе дня
Хочу диктатора для праведного дела.
Какая же фашистская свинья
Тут завелась, чтоб я диктатора хотела!

Если последний вопрос не риторический, то его в принципе можно обсудить.

А вот идеал Павла Губарева:

Timofey Shevyakov
Мы должны учиться у ребят из Чечни, как в 30 лет иметь пятерых детей.

Великие мысли великих людей. Павел Губарев

Станислав Яковлев
"В Рамзане я вижу традиционный стержень, который русский народ потерял в себе".

Гусары в комментариях не молчат.

Итог прениям подводит Александр Морозов:

да... тяжело у нас идет борьба между "чеченцами-имперцами" (Сурков, Кургинян, Стариков, Кадыров) и неонацистами-мистиками (Дугин, Лимонов, Малофеев). Разорили две украинские губернии, довели Владимира Владимировича до финансовой разведки США, обрушили рубль, закрыли импорт...

Все Божья роса, - отвечает редактор прокремлевского паблика "Вечерний Политрук" и пишет длинное письмо украинцам, призывая их - сюрприз! - немедленно упразднить Украину и, подобно блудному сыну, попроситься обратно в "Империю":

До того, как у наших границ начали эту хрень с «евроинтеграцией вас», забытая вами Империя занималась вот чем: строительством Союза (вас звали и вам было выгодно), развитием спорта, транспортом, хайтеком, стартапами, трубой до Китая, модернизацией автопрома, нанотехом, новёхоньким космодромом «Восточный»…

При взгляде на такой перечень достижений империи хочется плакать - не то от умиления, не то от какого-то иного чувства. Сам Сергей Лавров, впрочем, свидетельствует, что политрук лжет:

Ну а граждане "империи" от жизни в ней в немалом количестве поехали как раз на Донбасс.

Елизавета Александрова-Зорина
В мою родную Мурманскую область пришёл груз-200, Олег Сериков из Ревды погиб на Украине. Не поленитесь, посмотрите фотографии нашей с Сериковым малой родины. И вы поймёте, почему он поехал. И почему едут другие. Не ради русского мира, русских, русскоговорящих или православных, не ради империи, ДНР, ЛНР, справедливости или ещё чего-нибудь. Едут, чтобы не сдохнуть, от ужаса и тоски.
(Только не подумайте, глядя на эти фото, что у нас на Кольском была война. Нет, войны не было. Само развалилось).

Фотографии напоминают кадры из того самого "Левиафана".

15:15 12.1.2015
Ольга Серебряная

Левиафан поглощает библейского Иова, или в поисках другого глобуса

Кинообщественность, конечно, рада.

Виктор Зацепин: Молодец Звягинцев, надеюсь, и кино хорошее

Собственно, в том и загвоздка, что в России из-за разных глупых проволочек вроде мата (которого там, в общем, нет – просто несколько раз полицейский произносит монолог) фильм еще не вышел в прокат. Но это в России проблема решаемая – фильм выложен кем-то на ютьюбе, и авторы фильма на радостях даже заявили, что не собираются преследовать пиратов.

По какой причине, объясняется в паблике TJournal ВКонтакте:

Фильм «Левиафан» Андрея Звягинцева, который полюбился западным критикам и имеет все шансы побороться за «Оскар», слили в сеть и даже с особой наглостью целиком опубликовали на YouTube почти за месяц до начала российского проката.

Мы позвонили в компанию «Нон-Стоп Продакшн», чтобы выяснить, почему хотя бы с YouTube фильм никто не удаляет, но нам ответил только охранник: «Праздники, воскресенье, сами понимаете».

Ну ладно.

Некоторые, впрочем, пытаются проявлять сознательность:

Или даже вот в таком виде:

Только вот вспомнив ноябрьское интервью режиссера (англ.), начинаешь сомневаться, стоит ли эту сознательность проявлять:

У вас нет особых перспектив - ни в жизни, ни в профессии, ни в карьере, если вы не "подключены" к ценностям системы. Это глупое устройство общества, которое является вечным проклятьем нашей территории. Здесь крайне трудно обсуждать идеи верховенства закона и равноправия, а дискуссия в обществе существует, но она бессмысленна. У меня есть ощущение абсолютной бесполезности обладания здесь правом голоса. Мне 50 лет, и я ни разу в жизни не голосовал на выборах, потому что я абсолютно уверен, что в нашей системе это совершенно бессмысленно.

Уже получив «Золотой глобус», Андрей Звягинцев в эфире «Эха Москвы» так охарактеризовал свой фильм:

Мы никуда не отдалялись от наших пределов, целиком и полностью фокусируясь на фактуре русской действительности, российской действительности, сегодняшнего дня в частности, на наших реалиях русской жизни, что называется, рассказываем историю, которая абсолютно универсальна: подавление маленького человека бездушной и равнодушной системой с этим механистичным орудием подавления индивидуального в человеке, свободы человека и так далее.

Луч света в темном царстве и что там еще, от чего зевотой сводило челюсти еще тридцать лет назад. Или, словами Ильи Клишина:

Если бы мы разбирали "Левиафан" на литературе в моей школе, учительница бы назидательно сказала, что в этом фильме только один положительный герой, и это красота русской природы. На что я бы поднял руку и спросил: а как же автомат Калашникова?

В общем, как сегодня часто пишут в блогах, дайте мне другой глобус.

Константин Бандуровский: Забавный феномен восприятия: мнения людей, укравших вчера Левиафана, строго делятся на две категории: фильм либо абсолютно честный, либо абсолютно фальшивый, при этом ни одна из этих точек зрения никак не аргументируется (если не считать аргументами статьи, в которых пишется, что фильм хороший (плохой) потому что сценарий х(п), режиссура х(п), гл. м. р. х(п), эп. м.р. х(п), гример х(п), Гласс х(п) ну и т.д.). Интересно, это особенность поэтики Звягинцева, или особенность нашего массового сознания, все более тяготеющего к восприятию через абсолютные противоположности?

(Если интересует мое имхо, то фильм никакой, но, пожалуй, менее фальшив, чем остальные фильмы Звягинцева или чем украденный мной вчера же считающийся самым лучших западным фильмом "Интерстеллер", фактически снятый на ту же тему).

Наталия Санникова: Рискну предположить, что это "особенность поэтики" манипулятивного кино, к которому Звягинцев имеет непосредственное отношение. Когда зрителя видят не собеседником, а говном, которое желательно перевоспитать кнутом. Одни честно впечатляются, другим манипуляция застит другие возможные достоинства.

Основная массовая претензия к «Левиафану» - в том, что это кино для зарубежного зрителя:

Или вот так, без обвинений в очернительстве:

Чуть тоньше, но о том же – у Леонида Кроля:

Посмотрел Левиафана. Фильм хорош, чувства смешанные. Как всегда у Звягинцева блестяще выстроен кадр, кажется, что с усиленно наведенной резкостью. Смотреть можно и без звука, и без драматургии, красиво так, что дух захватывает. Своеобразная претензия на библейскую пронзительность, простоту и рентген "про главное в жизни". Герои искренни и фальшивят одновременно, все предельно реально и при этом надуманно, хребет жизни как она есть и масса точных деталей, до костей холод во всем и попытки согреться водкой, матом, безысходностью тупика без иллюзий, за которым не будет ничего, а значит -еще холоднее. Играют блестяще, картина держит, но и тянется, вязко наворачивая подробности. Характеры и судьбы черно-белые, "нет правды на земле, но правды нет и выше", точная фактура лиц и образов, все "на пять", но вот чувствую себя институткой, тургеневской девушкой у пруда, хочется света, не сусального, не розового, хочется подмигивания надежды и выхода, иронии и хотя бы теней неоднозначности. Этот свет прозекторской, труп Родины под увеличительным стеклом, бараки и хоромы, одновременно тронутые тленом разрушения... не то чтобы через чур, но все же кажутся лишь одной стороной медали, а на другую -автор не велит заглядывать. Не думаю, что мне хватит мазохизма посмотреть еще раз, конечно, большое кино, с профессиональными находками и нервом, но все же этот экспириенс правды жизни напоминает визит к стоматологу и отказ от анестезии, -чтобы узнать последнюю правду, после которой нельзя не выпить. Так что опыт не для непьющих.

Но это если критиковать по смыслу. А если по политической линии, то вот мнение политолога Сергея Маркова (все слова в кавычках):

Фильм Звягинцева Левиафан это типичная российская чернуха? Нет, не типичная. Это фактически внешний заказ. Гос департамента? Нет. Фильм сделан под вкус кинофестивальной тусовки, которая временами принимает мафиозные черты, - по клановой закрытости, по оторванности от общественных интересов. Профессионально сделанный получился антипутинский кино манифест, проклинающий российскую государственную бюрократическую машину, заодно и антиправославный акцент не забыли. Это фильм времен новой холодной войны Запада против России, только в отличие от прошлой холодной войны, снят на российские бюджетные деньги, наверное. Характерно, что актер, играющий главную роль, как я понимаю, эмигрировал из России, проклиная ее. Политический заказ торчит ослиным ухом. И радоваться нечему, что я вижу по российским каналам. Призы на фестивалях получает не российский фильм, а антироссийский.

На Украине фильм воспринят положительно. Юрий Романенко интерпретирует «Левиафана» как картину о Русском Мире, проявления которого можно наблюдать теперь и в Донбассе, и спорить с таким восприятием в нынешней обстановке как бы сложно:

Действительно гениальный фильм о Русском мире. Вся суть передана. Беспощадно. Без надежды. Без иллюзий о жизни маленьких слабых людей, которых давят низкие серые горизонты русского севера. Это фильм об проклятии огромного пространства, которое невозможно упорядочить. Лишь на несколько часов от него можно сбежать в алкоголический бред, чтобы забыть проблемы, которые маленькие русские люди не хотят, не способны и даже не надеются решить. И в финале все эта безнадега освящена православным Богом, который молохом пожирает своих чад ... ради правды и истины, которая одному ему ведома. Занавес

Социолог Александр Филиппов на примере «Левиафана» поясняет правила функционирования современного российского кино и культурного продукта вообще:

У меня тут -- вопреки моим обещаниям, увы, но все-таки, надеюсь, теперь уже точно последний раз начался курс по "Левиафану" Гоббса. Поэтому на переменке выскажусь о "Левиафане" Звягинцева.

Тем более, что я фильм не смотрел, а только собираюсь.

По-моему, люди, критикующие исторические сочинения министра Мединского, совершенно напрасно считают его идиотом. Он если и не гений, то очень талантливый человек.

Для внутреннего употребления у нас Никита Михалков. Но он уже больше никогда ничего не получит в смокинге, в прожекторах, в Каннах (С). Поэтому поддержка Звягинцева -- это поддержка отечественного производителя экспортного продукта. И ничего смешного. А чтобы обезвредить заразу, на него сразу спускают Ольшанского, чтоб погавкал. И все хорошо. И призы наши, и духовное здоровье нации сохранено.

А что претензии к Звягинцеву могут быть чисто художественного свойства, так это кто же сомневался. У нас других и не бывает. Мы народ тонкий, ранимый и художественно одаренный. Бездарность мы не простим.

И вот, значит, Ольшанский. Пост о фильме Звягинцева озаглавлен «Метрвечина»:

Все, казалось бы, там на месте - и картинка хорошая, и артисты, и вечнозеленая голливудская история про положительного простого парня, которого парни плохие выгоняют из собственного дома, и типажи подобраны вполне правдоподобные, и действие движется, и не скучно. Но какая же тухлая, вялая, тягостная ложь в каждом кадре и каждом слове.

Этот фильм буквально кричит о том, что сделан он с одной целью: во имя того, чтобы приличные люди в жюри приличного фестиваля дали ему приличную премию, а потом написали в своих газетах о том, как Звягинцефф смело показал этот рюсски koshmar.

Этакий Михалков наоборот: и если у Никиты Сергеевича сплошной бравый коззак за тсар-батюшка пьет с локтя, то здесь, наоборот, рюсски мьюжик от безысходност пьет свой водкА.

Рюсски мьюжик должен пить много водкА, причем обязательно из горла, иначе приличные люди на фестивале не оценят. <…>

Он вроде бы говорит о России, о человеческой и социальной драме, о провинциальной тоске и невозможности справиться со злом, а ты смотришь, и почему-то думаешь об одном: в ресторане сидели, наверное... в Лондоне... в хорошем ресторане... контракты подписывали... надо, чтобы не меньше пяти раз в кадре рюсски мьюжик пил свой водкА, так в контракте написано... а хороший ресторан-то....

И даже когда в финале выясняется, что на месте дома главного героя построили храм, где молятся чиновники и произносятся проповеди в стиле Патриарха Кирилла, - то и в этом финальном акценте ровно ноль страстного антиклерикализма в стиле, например, Бунюэля, а один только механический расчет.

Рюсски. ВодкА. Пусси Райот. Пусси Райот Черч. Йе, йе, мы знаем об этом, да!

Пост заканчивается художественным заворотом про мертвую рыбу, который я сознательно опускаю ради того, чтобы текст этот выглядел нагляднее в качестве иллюстрации к тезису Александра Филиппова.

Еще одно обвинение в конъюнктурности – у Сергея Шмидта:

Вот захотелось режиссеру Звягинцеву сделать «большое русское кино» - это, значит, не маленькую историю на большом экране рассказать, как у американцев, а большой смысл на маленьком экране представить. «Книга Иова» оказалась отличным запалом для вдохновения. История хорошего и богобоязненного человека, история спора Сатана и Бога - спецразрешение, полученное Сатаной от Бога на испытание Иова через доведения его до полных крайностей… Ну и т.д.

И получился отличный фильм со всеми поправками на реальность постбиблейских времен. То есть вместо Сатаны – Левиафан государства и сподручная ему фарисейская церковь. Вместо жаркой библейской пустыни – холодная пустыня северной или дальневосточной России. Ну, Иов – вообще один в один, разрушение сложившейся человеческой жизни до состояния атомов.

Итак, фильм вроде бы получился. До этого момента все понятно.

Но получилось еще вот что. Dmitri Orlansky: «Я смотрел фильм на Мюнхенском кинофестивале. Перед фильмом вышел ведущий (немец) и рассказал, что фильм повествует о тотальном разрушении нравственности в России и полной коррупции госаппарата. Потом начался фильм и пошли титры про «при поддержке министерства культуры». Зал стал смеяться…».

Вот мне и интересно. Это случайно так получилось или автор все-таки лукаво и сознательно на это рассчитывал, то есть в данном «большом (библейском) кино», в котором не история рассказывается, а смыслы представляются, присутствуют-таки большие элементы того, что именуется небиблейским словом «конъюнктурность»?

Положительные рецензии тоже есть. Главная, пожалуй, у Антона Долина:

Наполнив мир условного северного городка людьми и наметив штрихами готовое пожрать их всех чудо-юдо, Звягинцев бесстрашно обратился к тому, за что его пинают уже десять лет: духовности (слово, которое уже неуютно писать, не поставив в иронические кавычки). Где ей отыскаться, если все пространство и время заняты водкой, шансоном, несущим какую-то чушь телевизором? В развалинах старой церкви, где, собравшись у костра, подростки травят анекдоты, бренчат на гитаре и пьют пиво? В утешительных словах встреченного в магазине — в очереди за водкой, кстати, — батюшки, цитирующего отчаявшемуся герою Книгу Иова? Или попросту в смирении, ведь выбор элементарен: умри сразу или терпи пожизненно? Эта доктрина исключительно удобна российскому Левиафану, и фильм Звягинцева можно рассматривать как жест протеста против нее. Духовность в этом случае не имеет отношения к догмам любой религии. Духовность – это внутреннее напряжение, позволяющее не только проживать свою жизнь, но и осознавать ее. Рефлексия — тоже способ борьбы. Отказ от молебна в храме, где поклоняются Левиафану, — тоже молебен.

Обсуждать фильм вне политических реалий предлагают многие.

Олег Кашин: Мне ужасно (два раза ходил в кино) понравился фильм "Левиафан" и, видимо, поэтому сейчас неловко за людей в ленте, которым он тоже понравился, и которые, оставаясь под впечатлением, расшаривают всякие ссылки по теме, типа про какой-нибудь ад про Единую Россию, или про ад из РПЦ, или про Роснефть какую-нибудь, то есть явно имеют в виду, что посмотрели разоблачительный фильм про нынешние российские порядки и именно своей разоблачительностью и остротой он им понравился.

Дмитрий Бавырин: Важно, конечно, удержаться от обсуждения "Лефиафана" в контексте этой вашей сраной политоты - что охранительной, что освободительной. Ибо в обоих случаях это очень скучно, до крайности предсказуемо и к фильму никакого отношения не имеет.

А к чему имеет? К призыву «назад, к духовности»? Здравствуйте, Василий Макарович, мы снова с Вами? В этом смысле лучшая рецензия на фильм в контексте русской неполитической жизни получилась у Всеволода Зельченко:

"Левиафан - чудовище, которое поглощает как библейского Иова, так и..." (Эхо Москвы о звягинцевском фильме, только что)

Валерий Дымшиц: Ага, а в Арбитраже висит картина Рубенса "Персей прибивает мезузу".

Широкие, в общем, перспективы для духовности.

13:45 12.1.2015
Александр Бобраков-Тимошкин

3,7 миллионов. Катарсис в Париже. Выйдут ли на улицы русские. Лавров в шестом ряду. Здравый смысл стал экстремизмом. Крестовый поход российских либералов. "Бог есть Шарли"

Масштабы состоявшегося вчера в Париже Республиканского марша солидарности - реакции на убийство журналистов Charlie Hebdo и других жертв террора - действительно поражают. Лучше всего атмосфера акции видна на фотографиях с места событий, вот, например, фоторепортаж Евгения Фельдмана:

Восхищение, - главная эмоция тех, кто сам принял участие в марше или был его свидетелем:

Tikhon Dzyadko

Невероятное, просто невероятное ощущение. Из меня фотограф никакой, но даже не знаю, как это все возможно в фото передать - полтора миллиона только в Париже, сотни тысяч в других.
Не марш скорби - марш силы и единства. "Имя - Шарли, профессия - полицейский, национальность - еврей" - очень частый плакат. И - "мы не боимся".
В толпе - черные и белые, христиане, евреи и мусульмане, люди разного цвета кожи, вероисповедания и разреза глаз, флаги разных стран, карандаши, плакаты и - люди, люди, люди.
Что-то незабываемое
.

Natalia Gevorkyan
Журналистское удостоверение творит чудеса -- выбралась через перекрытые полицией улицы. Горячая ванна, телек, еда) Мне плевать на начальство. Люди на улице были прекрасные, в том числе дети, старики (некоторые с палочками и в инвалидных колясках), а также собаки)) Рада, что это видела и чувствовала. Франция жива и живая, и любимая.

Лев Рубинштейн
То, что произошло в Париже несколько дней тому назад, это, разумеется, трагедия.

То, что произошло в том же Париже сегодня, можно с полным правом назвать катарсисом.

И это обнадеживает: Европа и выстраданные ею идеалы свободы живы, слава Богу.

А это значит, что все еще живы и мы с вами.

Это если предположить, что "мы" - все еще часть Европы.

Lev Ginzburg

А теперь, ребята, вспомните, что было у нас после Норд-Оста и Беслана. Много нас вышло? Вот поэтому у Франции есть шанс, а у нас -нет.

Павел Пряников
Чтобы собрать в Москве, как в Париже, на марше 2,5 млн. человек, пришлось бы бюджетников со всей России свозить.

Ну и очевидное соображение:

Alexander Filippov
Прочитал у французской коллеги -- ее сообщение я сначала перепостил, а потом увидел, что оно только для друзей и что мало кто увидит и его, и мой комментарий; убрал цитату и не называю имени, -- как она со всем французским народом поет "Марсельезу" в своей маленькой деревне. И я написал:
--------------------------
Для меня это очень важное свидетельство, наводящее на тривиальную, но все равно грустную мысль.
У меня довольно сильно развито социальное воображение. Я могу вообразить себе и приятное, и неприятное, и вообще все возможное и даже невозможное, что совершается чудом, нежданно и раз в эон.
И я могу себе представить многомиллионную, а не стотысячную демонстрацию в России. Могу представить себе людей, которые стали внезапно объединены куда сильнее, чем нам казалось. Я не хочу вслух говорить, что их объединит. Надеюсь, не трагедия.
Но есть один пункт, в котором мое воображение отказывает.
Я не могу представить себе, что эти люди поют Гимн России. Музыка А. Александрова, слова С. Михалкова.

Вопрос, конечно, в том, за что могут выйти русские в таком количестве.​

Александр Морозов
Мощнейшая акция в Париже. Смотреть тяжело, потому что - на этом фоне - думаешь о нашем многострадальном обществе и опохабившемся государстве. Конечно, хорошо, что хоть в 2011-2012 гг. мы тоже в заметном количестве выходили на акции солидарности.
И не совсем уж - на фоне других европейских народов - выглядим в гражданском смысле несуществующими. (И все же - вспоминаешь убийство Маркелова и Бабуровой... Помню митинг на Пушкинской после избиения Кашина...).

Roman Popkov считает, что логичным требованием российского "республиканского марша" могла бы стать борьба с "Кремлем":
Я восхищен сегодняшним Республиканским маршем, парижские площадь Республики и площадь Нации потрясают. В этой французской драме мои симпатии - целиком на стороне французского народа. Солидарность с французами нужна, и всегда нужна солидарность с добром и разумом. Но нам, русским, следует помнить и еще кое-что. У нас, в России, государство под видом "борьбы с терроризмом" за 15 лет отняло многие килограммы свобод - макрополитических и повседневных, бытовых. Под девизом "борьбы с терроризмом" у нас задушена республика и отстроена абсолютистская монархия. Для нас, русских, для наших исторических перспектив, Кремль опаснее десяти исламских халифатов. Вот об этом нельзя забывать.

А вот Наталья Осипова, например, печалится о том, что русские не вышли "за Донбасс".

Жесткой урок преподал нам теракт в Париже. Посмотри, как выглядишь ты. Мы были на Болотной! - раздается крик. Да, но требование честных выборов без базового права на жизнь и уважения к человеку - это детский лепет, это в итоге желание перераспределять ресурсы своими силами, отняв рычаг у Сечина. Вот и все. Подмену люди чувствуют хорошо. И презрение к согражданам.
Поэтому остается только заявлять "Я - Шарли", стучась в господские ворота. Хотя пропуск в Европу - это заявить "Я - Волгоград, я - Москва, я - Донецк". Про себя надо плакать и себя отстаивать. Вот как французы, которые в горе - вместе.

Можно, впрочем, сказать, что за Донецк вышли как раз участники "Марша мира" - но их же московские патриоты Донбасса записали в национал-предатели. А есть и такое мнение:


Viktor Loginov
"Норд-Ост", Беслан, метро, Волгоград и так далее. Не так выходят, мол.

Есть случаи, однако, абсолютно исторически подтвержденные, когда русские выходят. Они вышли, к примеру, в 1917 году, и не зашли обратно несколько лет, пока всю скорбь не высказали.

Затем пришлось выйти в 1941. И в течение 4-х лет выходили.

Вышли и в 1991, чего греха таить.

Прежде чем тыкать русскому, что он де, не выходит, трижды подумайте, точно ли вы этого хотите.

Официальная РФ выразила солидарность с Францией, а министр Лавров принял участие в парижском марше. Правда, его долго не могли найти среди мировых лидеров.​

Зоя Светова
Потрясающая демонстрация в Париже! Молодцы европейские лидеры! Премьер Израиля и Аббас почти вместе! Лаврова не видно. Это все таки настоящая демократическая страна. Эти европейские лидеры показывают, что человеческая жизнь для них значит очень многое. Они не побоялись выйти на этот марш, ведь несмотря на все меры безопасности и снайперов, это, безусловно, опасная штука. Вот так выйти на улицу.

Потом Лаврова нашли. "Я в шестом ряду, меня узнаете ль, маэстро".

Но если бы Лаврову пришло в голову выйти на подобный марш в Москве, так легко он бы не отделалася.

Предположение основано на реальных событиях -

Марк Гальперин

В конце одиночного пикета власть подослала провокатора, который встал с небольшим белым листком недалеко с нашего активиста, державшего плакат с известным слоганом «JE SUIS CHARLIE», что в переводе означает «Я – Шарли». Полицейские тут-же схватили нашего пикетчика и отвели в автозак, якобы пикет теперь не одиночный, а массовый (два одновременно стоящих с плакатами человека). Задержали и меня, как говорится до кучи. Задержали и провокатора, которого по дороге в ОВД … просто выпустили из автозака. Но это не важно.

Важно то, что ни до одного полицейского, ни до одного эшника, ни до одного куратора в Кремле, не дошло, что задерживать людей, осуждающих террор – это нонсенс. И скандал. Более того, подсылать провокатора в этом случае означает поддерживать международный терроризм и плевать на могилы только что убитых карикатуристов и офицеров полиции.

В первом ряду мировых лидеров на парижском марше был Петр Порошенко:

Александр Морозов озабочен.
Вторая грустная мысль, глядя на акцию в Париже. Смотришь на первую линию и видишь: "измельчал европейский лидер" в массе своей.
Никакого "отпора" ничему этот состав дать не сможет. А то и хуже.

Большинство комментаторов, впрочем, эту озабоченность не разделяют.

Yuri Smirnov

По моему, это очень русский взгляд. Отпор дают харизматические лидеры в блестящих доспехах, а народ смотрит на них в телевизоре и восторженно рукоплещет. А в республиках, как например французской, просто все по-другому устроено. Там народ выходит миллионами на площадь, а сменяемые лидеры, не блестя доспехами, просто идут во главе колонны.

Один из самых популярных постов на тему "Россия не Франция" написал Sputnik & Pogrom:
Касательно же моды ставить черные квадратики с надписью "Je suis Charlie" ("Я - Шарли", расстрелянная исламистами французская редакция) - вы не Шарли Эбдо.

Вы живете в стране, где существует сразу несколько статей УК, прямо ограничивающих свободу слова, причем большинство из них прописаны так, что под них можно натянуть что угодно. Если бы вы попытались быть Шарли, вас бы тупо посадили. <...>

Я понимаю ваше желание солидаризироваться с цивилизованным миром, но вы не живете в цивилизованном мире. Вы не Шарли. Вы в стране, где не бывает Шарли, с законами, специально придуманными, чтобы Шарли не появились. Спуститесь с небес на землю. Вам не угрожают боевики "Исламского государства". Вам угрожает депутат Мизулина. И депутата Мизулину не будет искать полицейский спецназ, чтобы застрелить при задержании. Он будет искать вас. <...>

Вы не Шарли. Я не Шарли. Никто не Шарли, мы все лишь забитое восточноевропейское население авторитарной петрократии, где за танцы в церкви дали два года колонии, а за французские карикатуры вообще бы голову отрезали под торжествующий вой защитников традиционных ценностей в соответствии с решением какого-нибудь собора пятивековой давности.

Ваша солидарность выглядит лишь как попытка убежать от <кошмара> вокруг. Крестьяне, радостно перетирающие господские сплетни. "У бар-то, говорят, двенадцать ихних постреляли, охохонюшки, горе-то какое!" Какое тебе горе, забыл где живешь? Марш на барщину вилами говно <ворочать>, с первого января опять оброк на всё подняли.

Вагиф Абилов

Представляю, в какое смятение Просвирнин вогнал своих проновороссийских читателей.

Но в целом позиция российских СМИ, ориентированных на "проновороссийских читателей", примерно такая:

Других "экспертов" у них для нас нет. Или есть?

Vladimir Varfolomeev
Френды пишут, что по единственному из госканалов, который сейчас показывает Париж, трансляцию комментируют... Зюганов и Жириновский. А чего уж тогда Кадырова с Гиркиным не позвали, или кого-нибудь из родственников Куаши?

Российский феномен - одновременное осуждение Запада за "кощунство" в стиле Charlie Hebdo и осуждение Запада же за недостаточную жесткость по отношению к мусульманам - подметили многие, один из наиболее логичных анализов - у Ильи Колмановского:

Спектр, как я его вижу, состоит из двух основных дискурсов. Моя проблема в том, они, хотя вроде бы полностью противоположны -- вместе с тем и перемешаны. Это наверное и называется "синкретическое мышление". Одни говорят, что исламский фундаментализм, все эти скрепы и ценности, им ближе, чем растлевающий либерализм. Другие, что европейская толерантность дошла до логического конца, и что надо брать заложников, уничтожать мечети, в которые ходили боевики, и высылать всех их друзей и родственников (заголовок на ленте.ру "Им толерантно", блог Коха). Эти два основных голоса никак не конфликтуют, и отлично уживаются в головах многих людей одновременно.

В любом обществе есть спектр, разнообразие. А есть границы спектра - и за ними - экстремизм. И вот докатилось до того, что спектр наполнен разными чудесами, и лично я не понимаю, где в нем лево и где право. Единственное, что остается за границами такого спектра - это здравый смысл. <...>

Единственное, что остается за границами спектра, что-то, что все же как-то... это... ту мач что ли - для любого действующего мейнстримного дискурса - так вот, за границами спектра, что-то что не сделало ни одно СМИ и кажется почти ни одна из мейнстримных фигур: это вроде бы единственно возможная человеческая реакция. Которую - простите за очевидность - я все же хочу произнести вслух. JE SUIS CHARLIE....

Вот, например, сегодняшняя титульная страница "экстремистской" "Новой газеты":

Олег Кашин на "Слоне" пишет о том, что логика, по которой "быть Шарли" - хуже, чем быть убийцами - культивируется самим устройством путинской России:

Логика парижских убийц, нашедших карикатуры в журнале достаточным основанием для лишения жизни авторов этих карикатур — это та же логика, которая в путинской России культивируется на государственном уровне. Наблюдая за скорбящей Францией, Россия, несмотря на командированного в Париж министра Лаврова, обнаруживает себя на стороне тех мужчин с автоматами — автоматами, кстати, Калашникова, нашей гордостью и славой, еще большей, чем фетишизированные «искандеры». Это смутное чувство, что наше место по праву — в первых рядах парижского марша, а мы почему-то оказались рядом с братьями Куаши, — это чувство пока еще есть, но оно уже почти неуловимо, и никто не может гарантировать, что к следующему разу мы его не растеряем совсем и не станем аплодировать убийцам.

В доказательство почитайте свежего Рамзана Кадырова.

Мы приветствуем единодушное осуждение террора лидерами мировых держав в Париже.
Но какой именно терроризм они осудили? Терроризм во всем мире или в отдельно взятой Франции? Почему президенты, короли, премьеры ни разу не возглавили марши протеста в связи с гибелью сотен тысяч афганцев, сирийцев, египтян, ливийцев, йеменцев, иракцев? Почему они молчали, когда в Грозном взорвали Дом правительства, когда взорвали трибуны стадиона и погибли всенародно избранный президент Ахмат-Хаджи Кадыров и его соратники, когда захватили школу в Беслане и заложников на Дубровке, когда в декабре захватили Дом печати и школу в Грозном, в результате чего погибли и пострадали более пятидесяти человек?

И наконец:

Народам важнее мир и стабильность, а не право кучки людей на неуважительное отношение к Пророку (с.а.в.).

Andrei Desnitsky
"Народам нужны мир и стабильность, а не право кучки людей..."
Достаточно точная формула фашизма.
Но ни мира, ни стабильности он не приносит.

Георгий Мирский на "Эхе Москвы" напомнил об угрозах Кадырова в адрес "Эха".

Сотни тысяч людей выходят на Западе на улицу, демонстрируя свою солидарность с журналистами, убитыми в Париже.
У нас вышло два человека, да и тех схватила полиция.

Я не поддерживаю публикацию карикатур на пророка Мухаммеда, который для миллионов людей является символом не только их религии, но их идентичности, принадлежности к мировой мусульманской общине. Не следует задевать их чувства.

Но оправдывать убийц? Невозможно. Вот кто заслуживает смерти – Аль- Каида, Талибан, Исламское государство. Чума ХХ1 века, угроза для человечества. Был бы я моложе и здоровее, сам бы вышел с надписью на груди: Je suis Charlie, я – Шарли.

А что касается защиты свободы слова– хорошо, если бы журналисты в ответ на угрозы в адрес «Эха Москвы» и его руководителя вышли с надписью « Я – Венедиктов».

Впрочем, "Я - Шарли", кажется, помимо прочего, предполагает и "Я-Венедиктов" (в этом, конечно, контексте).

Какими все же будут последствия парижского марша? Принесет ли он "мир и стабильность"?

Олег Козырев

Парижский марш собрал миллионы французов, акции поддержки прошли по многим странам мира. Лидеры государств сочли важным присутствовать на этой беспрецедентной акции.

Мне показалось, что именно парижские события все же смогли достучаться до сердец миллиардов людей по всему миру и до разума тысяч политиков. Мир всегда не одобрял теракты. Волны сочувствия вызывали и события в Беслане, и события в Нью-Йорке, и события в Индии, и события в Мадриде, и события в Мюнхене. Но пожалуй никогда еще мир, цивилизованный мир, мир разумных думающих людей разных конфессий и национальностей не был так объединен. <...>

В непростой борьбе с терроризмом критически важна солидарность цивилизованных людей. Когда нет этой солидарности, когда есть раздрай - появляется пространство для роста фанатизма.

Европе, да и всему миру придется пересматривать свою миграционную политику, а равно и политику социализации. Придется научиться не сдавать свои европейские ценности ради "уважения" ценностей варварства.

Вопрос, конечно, в том, при чем здесь, например, миграционная политика, и не будет ли являться ее пересмотр в ответ на теракт (совершенный все-таки гражданами Франции) как раз поворотом к "ценностям варварства". На темы ислама и исламизма в Европе, толерантности, ксенофобии, "европейских ценностей" и т.д. в российской Сети тоже яростно полемизируют. Многие видные деятели с репутацией либералов призывают Европу к ужесточению миграционной политики и борьбе с "исламизмом".

Альфред Кох:

Во Франции какой-то кромешный <кошмар>. Такое ощущение, что мусульмане решили ее захватить. Я не знаю деталей, но раз они так поступают, значит верят, что у них есть шанс. Что ж, поздравим Францию.

Как тут не вспомнить, что она, после Наполеона, всегда отличалась тем, что легко давала себя оккупировать. Пруссаки спасли ее от Парижской Коммуны, а англосаксы - от Гитлера....

Кто-то теперь ее будет спасать? И надо ли?

И множество постов в подобном же духе.

Marat Guelman
Возможно ли вообще создать терпимое общество если одна его часть не собирается быть терпимым? По моему ответ - нет. Библия (ветхий завет уж точно) тоже жестокая книга. Но церковь из века в век так или иначе адаптирует христианскую традицию к современному миру. Нет больше крестовых походов, не казнят еретиков, не сжигают рыжеволосых женщин.

Мне как-то трудно это писать, так как это противоречит моей картине мира, но либо С исламом как с религией что-то сделают сами лидеры исламского мира, либо его приравняют к такой бесчеловечной идеологии как нацизм.

(вскоре, впрочем, Гельман оговорился, что такие лидеры нашлись).

Людмила Улицкая

Кто виноват в парижском теракте? Прямой ответ – вооруженные террористы. Более общий – полное непонимание Европой той угрозы, которую несет современной цивилизации исламское государство.

Конфликт этот возник не позавчера, он зреет много лет, его центр – на Ближнем Востоке. Главный узел – Израиль и Палестина. До тех пор, пока мир не поймет, что поддержка палестинского государства Европой приведет, в конечном счете, к укреплению Исламского государства, цель которого – борьба с неверными, сначала с евреями, а потом и с христианами. Бедственное положение Палестины не может не вызывать сочувствия, но именно палестинское государство, признанное мировой общественностью или не признанное, оказывается плацдармом для наступления «Хамаса» и «Аль-Каиды» на европейскую цивилизацию в целом.

Konstantin von Eggert
3,7 миллиона. Главная цифра 2015 года - уже 11 января. Исламофашизм получил самый лучший из возможных ответов

В общем, в некотором смысле русский либерал кончается там, где начинается "исламский вопрос". Но есть, конечно, и иные точки зрения:

Ostap Karmodi
Чем больше я читаю Коха, Навального, Ходорковского, Макаревича и прочих столпов российской несистемной оппозиции, тем более Россия напоминает песочные часы: сменится когда-нибудь власть, перевернется страна вверх тормашками, но со стороны понять, что верх вдруг стал низом, будет совершенно невозможно. <...>

Еще один клоун в коллекцию. Ревзин решил объяснить, что свобода слова относится только к тому слову, которое не оскорбляет его эстетическое чувство.
От него, впрочем, вполне ожидаемо. Но как же все это противно.

Речь идет вот об этом тексте Григория Ревзина, который, опираясь на Бахтина, приходит к выводу, что европейцы со своим je suis Charlie отнюдь не правы:

Мне кажется неверным считать журнал "Шарли Эбдо" выражением свободы слова. Если мы делаем это, то оказывается, что свобода слова нужна для того, чтобы производить бессмысленные непристойности. <...>
Да, конечно, из-за той роли, которую сыграла французская карикатура в эпоху французской революции, она стала частью дискурса европейской свободы. Но это не значит, что она ею и является. Она явление гораздо более древней свободы – освобождения от оков цивилизованности, раскрепощения животного начала в себе. <...>
Ужасный расстрел карикатуристов двумя исламскими фанатиками трактуется как столкновение средневековой дикости с модерновой европейской свободой. Я согласен с тем, что расстрел ужасный, я вчера был у французского посольства и оставил там цветы, я согласен с тем, что расстреляна европейская свобода – но не современная. Вообще-то если глядеть на это дело глазами отстраненного культуролога – это столкновение одного средневековья с другим.

Роман Лейбов
Кто еще из властителей дум не сказал по поводу карикатур своего "но"?
Ожидаю мнений гг. Куклачева и Петросяна, которые не менее других заслужили право называться вашими Беньяминами и Арендтами.
Да и Задорнов - чем не Адорно?

Kirill Martynov

Глядите-ка, оказывается есть «правильная свобода слова», а есть такое, что не имеет к ней «ни малейшего отношения»; и решать это будет культуролог Ревзин именем святого Бахтина.

Также было бы замечательно ознакомиться с теорией автора, находящей средневековые корни South Park

А также узнать о том, кому наследует поэт Орлуша, углядевший среди участников марша еще одного персонажа.

Смерть для Бога – дело житейское.
- Журнал бы смешнее делать могли, -
Ворчал Создатель, по Елисейским
Шагая с плакатом Je Suis Charlie.

Его в толпе узнавали люди –
В ночнушке, с нимбом и бородой,
А он гордился, что завтра будет
На новой обложке «Шарли Эбдо».

А Антон Красовский связал две основные темы, которые обсуждают сейчас в Фейсбук - Charlie и попавший в торренты одновременно с завоеванием "Золотого глобуса" фильм "Левиафан":

Многие увидели вчера "Левиафана" и ужаснулись, – мрак, отчаянье, безысходность. Нет сил ни идти, ни смотреть. Страшно. И всё это лишь подтверждает известное, – "Россия до сих пор не крещена". Не было со времен "Андрея Рублева" более христианского русского кино. Кино о хождении по мукам, о крестном пути, о лжи и фарисействе, о страдании и горе. Но и о настоящем тихом Боге, о вечной жизни, о любви и вере. Даже там, где эти любовь и вера должны были бы сгнить, как сгнили тут и Иона, и кит. А остались только голые ребра, орга́ном торчащие у скал. Но не этими ребрами, другими – нашими – строится Церковь. И построится. Вот увидите. Или не увидите. Богу, впрочем, все равно. Потому что Бог – есть Шарли.

Загрузить еще

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG