Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Уолл-стрит отмечает рекордный взлет курсов акций. Соединенные Штаты намерены защитить свои интересы в космосе. Подпольный бизнес нью-йоркских похоронных домов




Юрий Жигалкин: Курсы акций ведущих американских компаний, буквально рвущиеся вверх в последние три месяца в среду достигли важного рекордного рубежа. Впервые в истории индекс Доу-Джонса - показатель стоимости акций 30 крупнейших американских корпораций пересек 12-тысячную отметку. Буйный оптимизм инвесторов выглядит явным контрастом совсем недавнему пессимизму, который сопровождался серьезным падением акций на американских и мировых рынках и ожиданием глобальной рецессии. Что изменилось за три месяца? Вопрос профессору экономики сотруднику Гуверовского института Михаилу Бернштаму...


Михаил Бернштам: Рынку свойственно колебаться и рынку свойственна нервозность. Ожидали, что будет большая инфляция, ждали, прежде всего, что федеральная резервная система повысит учетную ставку, из-за этого уменьшится кредит, из-за этого замедлится экономика, а в итоге оказалось, что ставка стабильна, и, в общем-то, все достигло равновесия. Поэтому рынок, в общем-то, тоже достигает равновесия на высоком уровне, и этот высокий уровень - это реальный уровень, который отражает состояние в американской экономике.



Юрий Жигалкин: Иными словами, мы можем сказать, что рынок верит в том, что американская экономика в ближайшие месяцы, год будет развиваться нормально?



Михаил Бернштам: Считается среди специалистов, что рынок смотрит вперед примерно на полгода - не больше и не меньше. За пределами этого полугода мы не можем сказать о настроениях рынка. Но в ближайшие полгода - да, ожидается, что экономика будет расти, скажем, больше 3% в год.



Юрий Жигалкин: Профессор, известно, что главные действующие лица на российском рынке ценных бумаг внимательно смотрят за развитием событий в Соединенных Штатах. Как вы считает, то, что происходит на американских рынках, может ли как-то отразиться на российских рынках?



Михаил Бернштам: Дело в том, что российские рынки (также как и, вообще, все развивающиеся рынки - Бразилия, Чили, Латинская Америка в целом, Индия) - это рынки, которые как бы живут отраженным светом. И, соответственно, когда американский рынок идет вверх, то покупают и акции на развивающихся рынках. При этом, поскольку развивающиеся рынки очень рискованные, то, соответственно, там спекулятивные колебания намного больше, чем на американском рынке. Поэтому когда американский рынок идет вверх, то рынки развивающиеся идут вверх больше. Когда американский рынок падает, то тогда рынки развивающиеся падают больше. Поэтому если американский рынок устойчиво идет вверх, то еще более высоко можно ожидать, что пойдут рынки развивающихся стран, включая Россию.



Юрий Жигалкин: Это может как-то отразиться на долларе?



Михаил Бернштам: Безусловно. Когда идет вверх американский рынок, доллар укрепляется.



Юрий Жигалкин: Соединенные Штаты не пойдут на соглашения, ограничивающие свободу действий в космосе, и будут готовы защитить себя от попыток противников использовать космос во враждебных целях. Таковы некоторые из положений новой космической доктрины США, отражающей нынешние представления Вашингтона о перспективе использования космического пространства.



Аллан Давыдов: В документе, в частности, говорится, что Соединенные Штаты не только не будут вступать, но и будут препятствовать новым международным соглашениям, которые ограничивали бы свободу действий США в космосе. Этот тезис заставил некоторых экспертов предположить, что администрация оставляет за собой право использования космического пространства в военных целях.


Но представители администрации утверждают, что новая стратегия не направлена на разработку или размещение вооружений в космосе. Комментируя документ, пресс-секретарь Белого дома Тони Сноу отметил, что заявление о необходимости защищаться из космоса не равнозначно милитаризации космоса.


Насколько реалистично предположение о готовности США использовать космос в оборонительных целях? Поделиться своим мнением я попросил аналитика вашингтонского фонда «Наследие» Бейкера Спринга.



Бейкер Спринг: Я не думаю, что это сильно отразится на ситуации в космосе. Милитаризация космоса потребовала бы от США огромных затрат. Но, в сущности, директива администрации не является чем-то неожиданным. Точно таким образом Соединенные Штаты уже довольно долго отстаивают право любой страны на проход своих судов в международных водах с сопутствующим ему правом использования военной силы для защиты этих судов. Сложится ли ситуация, в которой космическое пространство может стать полем вооруженных действий, зависит о того, будет ли какая-либо страна пытаться не допустить в космос других, включая Соединенные Штаты.



Аллан Давыдов: Согласно сообщению руководства Национального управления воздушно-космической разведки, в сентябре американский космический спутник подвергся воздействию лазерных лучей, направленных из Китая. Как указал на прошлой неделе представитель Пентагона, до сих пор остается неясным, хотели ли китайцы вывести американский спутник из строя. Бейкер Спринг считает эту историю тревожным симптомом.



Бейкер Спринг: Я, безусловно, знаком с этими сообщениями. Думаю, что если это дело рук Китая, то тогда он ставит себя в число стран, не разделяющих принципы доктрины, подписанной президентом, в соответствии с которой космос должен оставаться сферой свободного доступа для стран, заинтересованных в его освоении.



Аллан Давыдов: Согласно новой доктрине, Соединенные Штаты оставляют за собой право не допустить использования противниками космоса с враждебными США целями. По словам представителя совета национальной безопасности Фредерика Джоунса, такой подход отражает рост значимости использования космоса для ежедневных нужд американцев, включая связь, навигацию и даже финансовые транзакции, в том числе работу тысяч банкоматов.



Юрий Жигалкин: После десятилетий жизни в постоянном страхе, который заставил его в течение нескольких лет скрываться от окружающих в секретном чулане в подвале собственного дома, Иоанн Леприч, служивший охранником в концлагере Майтхаузен, стал в среду почти свободным человеком, после того как федеральные власти выпустили его после трех с лишним лет заключения. Леприч, этнический немец, родившийся в Румынии, служил во время войны в дивизии Вафен-СС и скрыл этот факт во время иммиграции в Соединенные Штаты. 20 лет назад он был лишен гражданства и, согласно американским законам, должен был быть выслан из страны, но 60-летний бывший эсэсовец исчез и был обнаружен в подвале дома 16 лет спустя почти 80-летним человеком. Но не исключено, он страдал зря. Ни Германия, ни Румыния, ни Венгрия не согласились принять его, и он был выпущен до следующей попытки депортировать его хотя бы куда-нибудь.


Партнер недавно скончавшегося конгрессмена Герри Стадса не является его законным супругом, с точки зрения федерального закона, и не имеет права на пенсию по смерти кормильца, несмотря на то что они вступили в законный брак на основании массачусетских законов. Об этом объявил в среду представитель отдела кадров конгресса. Партнер бывшего конгрессмена, десятилетия назад заявившего о своей нетрадиционной ориентации, стал жертвой закона «О защите брака», принятого специально для защиты традиционной семьи от посягательств однополых пар. Не будь закона, 48-летний вдовец получал бы ежегодно до конца жизни 60 тысяч пенсии. Пока неизвестно, намерен ли он судиться с конгрессом.


Директора семи нью-йоркских похоронных домов признали свою вину в организации подпольной сети торговли органами покойников. Сенсационные признания открыли следователям попирающую рамки воображения картину преступления.



Ян Рунов: Бывший зубной хирург Майкл Мастромарино, 44 лет, потерявший право медицинской практики из-за употребления кокаина и других наркотиков и затем открывший биомедицинскую компанию «Байомедикал Тишью Сервисез» в Форте Ли, штат Нью-Джерси, объединился со специалистом по бальзамированию трупов Джозефом Ниселли, 49 лет, который владел похоронным домом «Дэниел Джордж и Сын» в Бруклине и похоронной транспортной компанией. Они либо сами доставляли покойников в свои похоронные дома, либо получали сведения о доставленных покойниках из других похоронных домов и моргов Нью-Йорка, Нью-Джерси и Пенсильвании, приезжали, платили сотруднику морга до 1 тысячи долларов за тело и извлекали из трупов внутренние органы, хрящи, связки, челюсти и кости, которые заменяли поливиниловыми водопроводными трубами и, по возможности, прикрывали кожей и одеждой, чтобы при прощании с телом родственники покойного не заметили подмены, а части тел отправляли в холодильных контейнерах в компании, специализирующиеся на заготовках органов для трансплантации. Оттуда органы рассылались в биомедицинские лаборатории, больницы, частные клиники по всей Америке и дальше. Преступники получали хорошие деньги за человеческий материал для нужд хирургии, зубной имплантации, ортопедической реконструкции. Кожу покупали для жертв ожогов, сердечные клапаны, вены, артерии для кардиологических больных... Так было расчленено более тысячи трупов.


Вот что рассказала об этом деле нью-йоркский эксперт по уголовному праву Дэби Фейрик...



Дэби Фейрик: 122 пункта обвинения предъявлены четырём обвиняемым в краже человеческих органов. Преступники подделывали также документы, удостоверяющие, что родственники покойных согласны подарить органы на научные и медицинские цели, подделывали медицинские записи о причине смерти. В основном работа шла с телами, которые подлежали кремации. Но бывали и те, которых потом предавали земле. Эти четверо не сознаются в преступлениях. Однако семь директоров похоронных домов признали себя виновными в соучастии и обещали сотрудничать со следствием. Многое должно выясниться на судебном процессе.



Ян Рунов: По словам прокурора, в деле фигурируют более 30 похоронных домов. Если подозреваемых в этом тяжком преступлении признают виновными, каждому грозит до 25 лет тюрьмы.


XS
SM
MD
LG