Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Истории Запада и Востока. Станут ли поселки Куршской косы круглогодичной курортной зоной?


Программу ведет Олег Винокуров. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Вильнюсе Ирина Петерс.



Олег Винокуров: В Литве началась общественная дискуссия: стоит ли превращать в крупный круглогодичный курорт литовскую Нерингу - группу поселков, расположенных на знаменитой Куршской косе? И можно ли сделать это без ущерба для уникального природного комплекса, включенного в список Всемирного наследия ЮНЕСКО?



Ирина Петерс: Прежний извечный уклад местной жизни – главным в которой всегда было рыболовство - изменился: теперь он больше ориентирован на туристический бизнес. Юодкранте, Пярвалка, Прейла, Нида – эти раньше тихие рыбацкие поселки, расположенные вдоль литовской части Куршской косы, нынче стали модными курортами. Уникальная природа, чистые, хорошо оборудованные немноголюдные пляжи, европейский сервис и (теперь уже!) европейские цены сделали Нерингу местом отдыха солидной публики, не ищущей шумных развлечений. Полноту умиротворению добавляют концерты классической музыки, часто – под открытым небом. Моцарт, сосны, облака и приглушенный гул моря за дюнами – лучшее сочетание для эстетов. Допустим фольклор, тоже гармонично вписывающийся в эту картину – здесь с успехом проходят ежегодные международные фестивали народного искусства, но никакой попсы! За ней – пожалуйте в Палангу.


Здесь музыка звучит по-другому, сказал мне как-то один дирижер, я проверял. Ощущение мощи морского пространства, даже когда оно скрывается от глаз, деревья, кидающие тени на белый песок, дюны – живые, двигающиеся, и застывшие – обросшие травой, покой, разлитый в воздухе, и будто останавливающий время – всё создает незабываемые ощущения.


Живописец Вячеслав Соколецкий, только что вернувшийся из Ниды с осеннего пленэра…



Вячеслав Соколецкий: Чувствуется, я бы сказал, космический дух, романтичный удивительно. Этюдник беру и пишу там, на месте. Ощущение, будто бы залетел куда-то в другой мир, космическое ощущение – какой-то свой божок сидит.



Ирина Петерс: На берегу – развешанные на солнце сети, лодки на песке и, конечно, из каждого второго дома – запах копченого леща, окуня, камбалы и угря. Теперь все это, к радости местных жителей - и для туристов, что приносит первым неплохой заработок, но – только летом, четыре месяца в году. С октября же по май жизнь здесь замирает в ожидании следующего сезона. Уютные ресторанчики закрываются, и вся красота остается во власти ежечасно меняющегося в холодное время года настроения неласковой Балтики с её пронизывающими ветрами.


Продлить туристический сезон решили энтузиасты, но их планы натолкнулись на запреты экологов, которые полагают: Национальный парк, входящий в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, - не место для большего развития инфраструктуры и наплыва туристов, это может уничтожить уникальный уголок природы. У заведующего отделом культуры и самоуправления Неринги Нарунаса Лендрайтиса – свои аргументы…



Нарунас Лендрайтис: Игнорируем человеческие интересы, хотя сделать эту территорию, как красивый, уютный музей, в который они могли бы приехать со своими друзьями, летом отдохнуть, а потом уехать. Мы должны найти баланс.



Ирина Петерс: О настоящем и будущем Куршской косы рассуждает знаток этих мест, самый титулованный фотохудожник Литвы (и бывшего СССР) Виталий Бутырин.



Виталий Бутырин: Объехал полсвета, но красивее этого края я не видел. Нида изменилась: дюны стали меньше, слишком много народа. Сделали умно, что в дюнах по тропинке можно ходить, а не по всем топтать. Это хорошо. Я, как художник, хотел бы сохранить ту дикую природу, которая была, когда я туда приехал в 60-х годах в первый раз. Это было удивительно. Цивилизации почти не было. Действительно, они живут только в сезон летний, когда могут продать рыбку, сдать свою квартиру. Большую часть года они ничего не делают. Им очень-очень даже грустно там живется. Понимаю. Но я не знаю, как делить между людьми и природой. Природа уникальная - и море, и дюны, и саванна, и леса. На таком маленьком клочке земли все собрано. И плюс – мало людей. Я помню, когда спал в дюнах, ночи были короткие (а я с аппаратом прошел практически от Клайпеды до другого конца косы), бегали косули, зайцы, лоси, кабаны, рядом пробегали – на меня ноль внимания, я был своим. Потом намного уменьшилось. И сейчас восстанавливается, как надо, восстанавливается.



Ирина Петерс: Сдуваемый ветрами в залив песок здесь годами, терпеливо пытаются - и не безуспешно – останавливать с помощью высаживаемых деревьев, кустарников и ивовых укреплений.


Но не «сдует» ли мощную с виду, но такую хрупкую и таинственную красоту здешней природы все более активное присутствие человека? Есть ли у неё шанс устоять против глобального наступления Большого Туризма? Эти вопросы остаются открытыми.


XS
SM
MD
LG