Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Хищения в советской экономике




Владимир Тольц: Сегодня мы поговорим об одном из главных сюжетов советской истории, которого в наших передачах мы еще не касались. Вот как вы полагаете, за что больше всего сажали в советское время? Как-то обычно представляется, что за политику, за так называемые "антисоветские проявления". Так вот, это не так. По статистике самый большой процент приговоров касался хищений социалистической собственности.



Ольга Эдельман: Второе распространенное заблуждение - считается, что хищения стали процветать в брежневское время, когда режим был уже не тот. А вот при Сталине - при Сталине "был порядок".



Владимир Тольц: Посмотрим, какой порядок. Давайте почитаем документ, которому на днях ровно 60 лет. Это докладная записка, которую 16 октября 1946 года подал Сталину, а также Берии и Микояну министр внутренних дел Круглов. Записка, конечно, секретная.




Круглов - Сталину, Берии, Микояну, 16 октября 1946 г. Секретно.


По имеющимся в Министерстве внутренних дел Союза ССР данным, сверхплановые потери и хищения рыботоваров в заготовительных и торгово-оптовых звеньях системы рыбной промышленности Союза ССР за последние два года приняли большие размеры.


В заготовительном звене Главрыбсбыта убыль товаров в пути составила в 1945 году 2,67% к обороту при плановой норме 0,7%. Превышение потерь в пути против нормы почти в 4 раза в денежном выражении составило 31.720 тыс. рублей.


Убыль рыботоваров при хранении в 1945 году составила 1,17% к обороту против плановой нормы 0,05%. Превышение убыли при хранении против нормы больше чем в 23 раза в денежном выражении составило 18.034 тыс. рублей.


Потери от брака рыботоваров составляют 9.020 тыс. руб. и прочие планируемые потери 8.700 тыс. рублей. А всего превышение потерь против плановых норм только по заготовительному звену Главрыбсбыта составляло в 1945 году сумму 67.474 тыс. рублей.


Особенно большие потери рыботоваров имеют место в заготовительных конторах Дальнего Востока, главным образом, Приморского края, где убыль рыбы в пути составляла в 1945 г. 5,47% к обороту, при плановой норме для Приморья 1,18% и фактической убыли в 1944 году 2,86%. Таким образом, потери рыбы в пути более чем в 4 раза превышают плановые нормы и почти в 2 раза превышают фактические потери в 1944 году. ...


Убыль при хранении рыботоваров в Приморье также весьма большая и составляет 2,36% к обороту против нормы 0,08% и фактической убыли в 1944 году 0,11%. Убыль рыбы при хранении в 29 раз больше норм и почти в 21 раз больше фактических потерь в 1944 г. ...



Ольга Эдельман: Конечно, немыслимая такая экономика. Плановые нормы потерь при хранении! "Планируемые потери". Ну, ясное дело: если все плановое, за все предстоит отчитываться, то и порча продукта должна быть планом предусмотрена. И твердые цены, в которых до рубля исчисляется стоимость украденной и сгнившей рыбы.



Владимир Тольц: Давайте, Оля, начнем как раз с рыбы. Сталину не так часто докладывали о хищениях. Осенью 46 года речь шла о продовольственных сложностях, и по линии МВД ежемесячно составлялись записки о хищении хлеба, зерна, о спекуляциях хлебными карточками. Хищения же в рыбной промышленности были отдельным сюжетом, явно выделявшимся: почему не в мясной и молочной, или не в текстильной?



Ольга Эдельман: То есть, на 46 год именно в рыбной промышленности хищения приобрели такой размах, что о нем пришлось докладывать самому "хозяину", как называло Сталина его окружение?



Владимир Тольц: Да, вы правильно поняли. Но к этому надо добавить еще одно соображение. Уже в брежневские времена, когда хищения стали вроде бы приемлемой нормой поведения, с точки зрения власти, - так вот, помните громкое дело директора магазина "Океан", расстрельное дело о хищениях в особо крупных размерах? Что такое было с советской рыбной промышленностью, это что, была особо подверженная хищениям сфера? Ее труднее всего было контролировать, или там сложились такие условия, более криминальные, чем где бы то ни было? Или сами условия этой отрасли такие, что способствовали расхитителям? Это вопрос к гостю нашей передачи, экономисту Роберту Воскеричяну.



Роберт Воскеричян: Я думаю, что имела место и имеет место по сей день некая комбинация всех перечисленных факторов. Во-первых, удобно воровать. Потому что это действительно скоропортящийся товар и можно было списывать как испорченный товар, либо убыль в пути. Определенные нормы и по сей день есть. Скажем, на птицефабриках, когда речь идет о куриных яйцах, есть процент боя, а есть процент, который можно списать. Но сказать, что именно эта отрасль была чемпионом, либо только там воровали – нет. Потому что мы как-то однажды, по-моему, обсуждали глубинную причину всех этих хищений, ибо убить в человеке желание заработать больше, чем ему разрешают в плановой экономике, невозможно. И везде, где появляются хотя бы какие-то минимальные возможности, хищения происходили. В данном случае, если мы говорим о рыбной промышленности, то, конечно, специфика этой отрасли позволяла нечистым на руку дельцам, вороватым хозяйственникам, скажем так, достигать максимального, с позволения сказать, экономического эффекта. И действительно, не только в сталинские времена, но и в 70-е годы, в так называемое время застоя мы помним знаменитое дело магазинов «Океан», напомню, что все началось с банальной банки, содержимым которой была черная икра, а на банке было написано, по-моему, «килька». Случайно кто-то в конце этой цепочки какой-то покупатель в магазине «Океан» приобрел кильку, внутри была черная икра, генпрокуратура размотала это дело и выяснилось, что система хищений начиналась на борту рыболовецкого сейнера, заканчивалась в кабинете министра. С этой точки зрения можно сказать, что рыбная отрасль в некотором роде отличается с точки зрения масштаба и значимости хищений.



Ольга Эдельман: Что они дальше делали с этой рыбой?



Роберт Воскеричян: Понятно, что какая-то часть минимальная действительно могла банально сгнить, но подавляющая часть этой рыбы, конечно, сохранилась. Дальше было два пути. Первый путь через систему так называемых колхозных рынков, которые существовали даже в те времена и через которые можно было пропускать так называемый «левый» товар. Но и была возможность чуть более сложная и опасная, но в то же время более выгодная для расхитителей, я имею в виду через государственные магазины и через поддельные накладные. Если, скажем, в Российской Федерации, на Украине, в Белоруссии, в тогдашних союзных республиках в сфере торговли был какой-то минимальный порядок, то в южных регионах страны при внешней видимости того, что государство контролирует розничную сеть, фактически имела место система кормлений. И даже в языке того времени это отразилось. Если, допустим, в Москве говорили – «он директор магазина», то на Кавказе или в Средней Азии говорили только так: «он имеет магазин» или «у него есть магазин». Это не просто оговорка или неграмотность с точки зрения русского языка – это некая глубинная вещь, которая отражала реальную систему экономических отношений, в данном случае в розничной торговле. И через розничную сеть, и через рынки этот товар не пропадал, уверяю вас.



Ольга Эдельман: Министр внутренних дел Сергей Круглов, докладывая осенью 46 года Сталину о сверхнормативных потерях в рыбной промышленности, сделал свой анализ их причин, рассмотрел основные этапы транспортировки и хранения, на которых с рыбой случается что-то нехорошее.



Основные причины столь больших сверхплановых потерь рыботоваров в пути и при хранении заключаются в следующем:


По заготовительным конторам


Не соблюдаются установленные технологические правила по обработке рыбы, в частности, слабая отжимка рыбы, убираемой в тару, и недостаточная стечка при погрузке россыпью (навалом). В результате, излишек влаги (тузлука) в отгруженной рыбе - преступные элементы в рыбной промышленности используют для создания резервов и возможностей расхищения рыботоваров. Не соблюдается стопроцентное взвешивание рыбы при отгрузке ее в вагоны и баржи из-за недостатка весов на рыбозаводах, а иногда вследствие преступно-халатного отношения к обязательному взвешиванию рыбы со стороны некоторых работников рыбозаводов и заготовительных контор Главрыбсбыта.


В ряде случаев, при погрузке или выгрузке рыбы россыпью, вес ее определяется не стопроцентным взвешиванием, а путем умножения веса рыбы одной взвешенной тачки или корзины на количество перевезенных тачек или перенесенных корзин с рыбой.


Такое определение веса рыбы дает преступному элементу широкую возможность расхищать ее, не неся ответственности за недостачу рыбы.


Наряду с этим, увеличение роста потерь рыбы происходит также вследствие плохого состояния кадров приемного аппарата Рыбсбыта, неудовлетворительной организации учета рыботоваров, недостаточности весового хозяйства и складской площади.


Из-за недостатка крытой складской площади и несвоевременной подачи под погрузку вагонов и водного транспорта, нередко значительное количество рыбы длительное время остается на отгрузочных пунктах заготовительных контор Рыбсбыта. Это способствует увеличению естественной убыли рыботоваров и создает благоприятные условия для хищения.



Ольга Эдельман: Я хочу обратить внимание на момент, вообще характерный для любых советских дел о хищениях. Они маскировались под "естественную убыль", под результат небрежности, плохого учета, недостатка оборудования. Поди разбери, может, действительно плохо взвесили, и все участники процесса невинны, как младенцы? С рыбой были свои приемы. В других отраслях - свои. Плохо просушенная шерсть, влажный сахарный песок - это излишки веса. Нитка прядется чуть тоньше, чем полагается по норме; при тканье в ткани число нитей на квадратный сантиметр чуть меньше положенного; при раскрое ткани слегка ужимается размер, - все это излишки сырья, которыми можно потом распорядиться.



Владимир Тольц: И еще одно. Когда председатель колхоза прятал часть зерна от государства - он мог это делать как в целях хищения, так и для того, чтобы подкормить своих колхозников, или, допустим, обменять зерно на дефицитные запчасти для трактора. Директора фабрик, мухлевавшие с весом товара и толщиной пряжи, не только на свой карман работали: от них требовали выполнения плана, а для этого всегда чего-нибудь не хватало. Тех же запчастей. Разобрать, где грань между хищениями и усердием в выполнении плана, - очень сложно.



Ольга Эдельман: Да и вообще иногда не поймешь, был факт нарушения или нет. Вспоминаю одно архивное дело. Человека осудили за хищения, причем в экзотической весьма сфере - он работал на фабрике по пошиву унтов. Его обвинили в том, что он создавал излишек материала, экономя на припусках на швы. То есть полоска материала за швом была уже, чем следует. А он уже из заключения писал жалобы, что не виноват. И вот открываю я это дело - и вижу чертеж, выкройку унта, которую он приложил себе в оправдание. И пишет он, что существуют два норматива ширины припуска на шов, один побольше, другой поменьше. Его-де осудили, исходя из того, что побольше, а он шил в точности по второму нормативу, предусматривающему более узкий припуск. Причем действовал из похвальной экономии сырья. Это все нарисовано на его чертеже. И вот смотрю я на этот чертеж: а кто его разберет, может, он правда честный закройщик? Поди пойми!



Владимир Тольц: Сегодня мы начинаем разговор о хищениях в советской экономике. И говорим о том, как в октябре 1946 года министр внутренних дел Круглов подал Сталину, Берии и Микояну докладную записку о сверхнормативных потерях и хищениях в рыбной промышленности.



По торговым конторам


В Главрыбсбыте и в его периферийных торговых конторах отсутствует повседневный контроль за приемом рыботоваров и отпуском их базами Рыбсбыта, оформлением недостач коммерческими и внутренними актами; не выясняются и не анализируются в каждом отдельном случае причины образовавшихся недостач или излишков рыботоваров.


Между тем, в результате неправильного определения нетто-веса рыбы с момента отгрузки ее в вагоны или баржи, а также вследствие хищений ее в пути, рыбные грузы прибывают в пункты назначения с большими недостачами, доходящими в отдельных партиях до 20 и больше процентов.


Пользуясь бесконтрольностью при приемке рыбы, получатели ее - работники баз торговых контор Рыбсбыта, в целях застраховать себя от потери рыбы при хранении, а нередко и в целях хищений, стараются создать у себя на складах скрытые резервы рыбы. Делается это, главным образом, путем неправильного взвешивания принимаемой рыбы и составления фиктивных коммерческих или внутренних актов о недостаче рыбы.


В главке нет ни складского сектора, ни инспекторского аппарата, которые, получая регулярно от заготовительных и торговых контор материалы о сверхплановых потерях, занимались бы анализом этих материалов, установлением конкретных причин и виновников больших потерь, а также устранением условий, способствующих потерям.


Значительный рост потерь рыботоваров за последние годы следует отнести также за счет возрастающего из года в год процента отгрузки рыбы россыпью (навалом без тары).



Ольга Эдельман: Дальше шли столбцы цифр, какую долю рыбы перевозили россыпью. В 40 году - 0%, в 42 - уже 20%, то есть, видимо, разрешили в принципе так возить, 43-44 годы 35%, в 45 - 41% рыбы везли россыпью, это около 300 тысяч тонн.



Владимир Тольц: Разрешили-то, наверное, потому, что тары не хватало. Но, понятно, что это чревато потерями. Если едет через страну вагон с наваленной в него рыбой, у всякого стрелочника к ней рука потянется - времена-то к тому же голодные.



Анализ потерь рыбы в пути при отгрузках ее россыпью и в таре показывает, что разница в весе рыбы, указанном отправителями - заготконторами Рыбсбыта и получателями - торговыми конторами Рыбсбыта, составляет:


при перевозке рыбы россыпью - от 10 до 17%


при перевозке рыбы, убранной в тару - до 6-8%.


... Если по убранным в тару рыботоварам все же представляется возможным хотя бы выборочным путем проверять вес товара нетто, то по рыбе, перевозимой россыпью, эта возможность почти исключается и по существу вес рыбы нетто, начиная с момента приемки ее на рыбозаводах от промышленности и кончая приемкой этой рыбы в пунктах назначения, определяется лишь приблизительно.


Широкая практика транспортировки рыбы россыпью и установленная приказом по Наркомрыбпрому Союза ССР от 11.12.1942 г. за № 269 дополнительная скидка промышленности Рыбсбыту на утечку в пути в размере 15% при отгрузке рыбы, не убранной в тару, - создали благоприятные условия для хищения рыботоваров в пути и на базах Рыбсбыта.


В связи с последовавшим в конце 1945 года запрещением транспортировки рыбы россыпью, Наркомрыбпром Союза ССР телеграммой от 22.1.1946 года отменил дополнительные скидки.


Однако, телеграммой от 22.1.1946 года, Наркомрыбпром Союза ССР вновь ввел дополнительную скидку в размере 10% на утечку рыбы, перевозимой в брезентовых чанах. Фактически же транспортировка рыбы россыпью как в брезентовых чанах, так и без них продолжается и в 1946 году.


Дополнительная скидка дает широкую возможность преступному элементу на базах Рыбсбыта расхищать рыбу, в пределах установленной скидки, оформляя коммерческими и внутриведомственными актами завышение против фактических недостач.


Транспортировка рыбы россыпью, без веса при погрузке в баржи и легализованная дополнительная скидка на утечку в пути представляют также широкую возможность лицам, сопровождающим баржи с рыбой, расхищать ее в пути, не неся ответственности за недостачу.


Одной из причин, способствующих хищениям рыбы, является также бесконтрольная и чрезмерно большая (от 10 до 25%) пересыпка ее солью (в целях предохранения от порчи в пути) при погрузке рыбы россыпью.


Поступившая, например, во 2-м квартале 1946 года в адрес Куйбышевской конторы Рыбсбыта рыба в количестве 279 тонн, оказалась пересыпанной на месте отгрузки в баржу в Астрахани 75 тоннами соли, что составляет 27% по отношению к общему весу и 37,5% по отношению к чистому весу рыбы.


Это создает широкие возможности для хищения рыбы, поскольку при взвешивании рыбы с солью действительный вес ее завуалирован.



Владимир Тольц: Вот про соль - это тот штрих, которого не хватало в этом документе. Итак, мы говорили, что применительно к советскому хозяйствованию сложно отделить, где потери от естественных причин и разгильдяйства (плохи условия хранения, не подали вовремя вагонов), где хищения. Сажали за хищения много, больше, чем за что-либо другое. И совершенно бесполезно.



Ольга Эдельман: Да, когда читаешь документы милиции, прокуратуры по делам о хищениях, то возникает впечатление полной безнадежности этой борьбы. И поймать расхитителей было сложно, и доказать факт хищения, а уж вернуть государству ущерб - это удавалось по статистике уже послесталинских 50-х годов процентов на 5-7, в лучшем случае на 15.



Владимир Тольц: Дело, конечно, в противоестественности плановой советской экономики. Она не только не могла противостоять хищениям и нарушениям, но и даже вряд ли могла без них работать. Думаю, что об этом есть что сказать нашему гостю, экономисту Роберту Воскеричяну.



Роберт Воскеричян: Я думаю, что это не совсем так. Это распространенный, на мой взгляд, миф о том, что для того, чтобы советская плановая экономическая система могла функционировать, были необходимы хищения и все такое прочее. На самом деле эта система была заточена под строго определенный круг задач. А именно: индустриализация, перевооружение и противостояние мировых систем. Вот в этих условиях эта система примерно до начала 70-х годов, потом уже разрядка и дальше мы начинаем наблюдать совершенно иной процесс. Система не работала. Что касается этих всех махинаций, я еще раз хочу сказать – это исключительно в жизни невозможно убить. Мы видим асфальт, асфальтовая дорога и вдруг посередине травинка, пробивается что-то зеленое. Вот примерно с этим можно сравнить. Это человеческая природа, стремление к зажиточности, к деловому успеху, экономической независимости, к деньгам, к достатку – это невозможно убить. Если это запрещено, если за это расстреливают – это всего лишь увеличивает цену вопроса. Противоестественная экономическая система неизбежно провоцировала массовые попытки хищений, подпольные артели, усушка, утруска, на основе которого дельцы делали свой маленький, а кто и очень большой гешефт.



Ольга Эдельман: Знаете, мы ведь еще не дочитали до конца наш документ, докладную записку министра внутренних дел Круглова. А он, изложив объемы и причины хищений в рыбной промышленности, предложил ряд мер по их "недопущению".



В целях недопущения сверхплановых потерь рыбы и устранения условий для расхищения, Министерство внутренних дел Союза ССР считает необходимым обязать Министерства рыбной промышленности западных и восточных районов СССР:


1. Категорически запретить с 1 января 1947 г. перевозку рыботоваров россыпью (без тары);


2. Производить стопроцентное взвешивание рыботоваров на всех этапах движения от приемных пунктов в местах лова до отпуска их потребителям с баз Рыбсбыта;


3. Принять все меры к обеспечению к 1 января 1947 года рыбозаводов и баз Рыбсбыта полностью потребным количеством весов и тары;


4. Установить на заготовительных пунктах, рыбозаводах и базах Рыбсбыта строгий контроль за соблюдением технических норм переработки рыбы, отжима и стека тузлука, а также за правильным взвешиванием и маркировкой рыботоваров;


5. Установить порядок обязательного указания на каждой таре с рыбой веса брутто, тары и нетто, названия рыбозавода, производившего упаковку рыбы в тару, и фамилии лица, ответственного за правильное взвешивание рыбы и ее маркировку.


6. Внести обязательное указание на трафарете по наиболее ценным породам рыбы (красная рыба, семга, белорыбица и т.п.) кроме веса рыбы, также и ее количества в данной таре (бочке, ящике), что делается по рыбе, идущей на экспорт;


7. Установить порядок обязательного оформления складом приемного акта на прибывшие рыботовары в течение 24 часов с момента прибытия груза и ни в коем случае не допускать частичной реализации рыботоваров до оформления приема всей партии рыбы;


9. Ввести порядок обязательного участия ответственного представителя конторы или базы Рыбсбыта в приеме рыботоваров от железнодорожного или водного транспорта, а также в составлении актов о недостачах и излишках.



Ольга Эдельман: Вот заметьте, эти меры выглядят очень слабо. Половину из них, понятное дело, просто никто не выполнит, и как не было весов, так и не будет, и на то найдется прорва объективных причин. И никакие ответственные представители ничего сделать не смогут, да и не захотят.



Владимир Тольц: Министр Круглов описал впечатляющую картину хищений - и не смог указать внятных, адекватных способов их предотвратить. Это очень показательно. Или мы ошибаемся, и среди предложенного им были вполне действенные меры? Это вопрос к нашему гостю Роберту Воскеричяну.



Роберт Воскеричян: Действенно – это узаконить то, что надо узаконить. Но в условиях Советского Союза, сталинского режима было не до этого. Поэтому он предлагает какие-то технические меры: не возить рыбу россыпью, а возить ее в таре. Да, действительно, это помогло бы локализовать хищения, несколько уменьшить их. И с этой точки зрения вполне здравые меры. Но он не мог предложить отцу всех народов перейти на нормальные экономические рельсы и вести рыночные отношения и так далее – это было просто немыслимо, я думаю, в голову это не приходило. Но те меры технические и в более позднее время, в эпоху застоя внедрялись, их пытались внедрить.


В частности, чемпионом была не только рыбная отрасль, но и система плодоовощных баз, там тоже довольно сложные условия хранения и через плодоовощные базы пропускались миллионы тонн продукции, миллионы рублей, тогдашних полновесных рублей оседали в карманах дельцов. И тогда тоже проводились проверки, вводились нормы естественной убыли и многое другое. Конечно, градус коррупции где-то локально и снижался, но так как первопричина болезни не лечилась, соответственно, и вылечилось это все с переходом на рыночные рельсы. И мы сейчас не знаем, что такое дефицит, что такое очередь. Почему-то сейчас все говорят «я купил», а раньше либо «выбрасывали», либо «давали». Вы помните это? Народная жизнь отпечатывается в языке. Только здравый экономический смысл лечит такие явления, которые, безусловно, негативны в любом обществе, воровать везде плохо – и при социализме, и при капитализме.



Ольга Эдельман: Наверное, не только у меня мысль о вороватых советских работниках торговли и складов вызывает брезгливые чувства. Но есть и злорадная такая мысль: всей карающей мощи советской власти, даже сталинского времени, - не хватало, чтобы побороть расхитителей. Это вам не беззащитные антисоветчики, вольнодумцы, которым ничего не стоит заткнуть рот и свернуть шею.



Владимир Тольц: Да, расхитители побеждали. Думаю, это важная тема, о которой мы еще будем говорить в наших передачах.


  • 16x9 Image

    Владимир Тольц

    На РС с 1983 года, с 1995 года редактировал и вел программы «Разница во времени» и «Документы прошлого». С 2014 - постоянный автор РС в Праге. 

XS
SM
MD
LG