Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Странная, волнующая страсть социалистической идеи»


Андрей Загданский: «Как человек, который прожил 50 лет в Японии, в свободном обществе, может настаивать на том, чтобы его дочь приняла гражданство Северной Кореи?»

Андрей Загданский: «Как человек, который прожил 50 лет в Японии, в свободном обществе, может настаивать на том, чтобы его дочь приняла гражданство Северной Кореи?»

Ядерный взрыв в Северной Корее послужил детонаторам для политического взрыва в США. Если учесть, что эта новость обрушилась на страну накануне важнейших выборов в Конгресс, легко понять горечь избирателей. Многие, особенно противники войны в Ираке, сегодня с болью говорят о том, что президент Буш не с того конца начал борьбу со странами «Оси зла».


Корейская угроза особенно страшна для Америки еще и потому, что она уже воевала за спасение этой страны. И уж той войной, стоившей американцам 54 тысяч жизней, Америка точно может гордиться. Никогда и нигде американское военное вмешательство не давало столь бесспорных и наглядных результатов.


Полвека назад, до Корейской войны, промышленный Север страны был несравненно богаче отсталого аграрного Юга. Сегодня уровень жизни в Южной Корее — примерно такой же, как в Англии. Южнокорейские школьники — традиционные победители всех олимпиад — считаются лучшими в мире. В стране, где полвека назад не было асфальтированных дорог, выросли дерзкие небоскребы. Под защитой Америки южане явили экономическое чудо и создали демократическую страну, которая теперь уже может себе позволить критиковать тех же американцев. Северная Корея, которая провела полвека за железным занавесом, остается безумной тоталитарной державой, уморившей голодом — уже в наше время! — несколько миллионов своих граждан. Когда Сеул вышел на первое место по числу абонентов интернета, в Пхеньяне решили сократить ежедневный рацион с трех плошек риса до двух.


Историки говорят, что в Корейскую войну был убит или ранен каждый десятый житель несчастного полуострова, но южанам достаточно просто оглядеться, чтобы увидеть, ради чего были принесены эти жертвы.


И вот теперь, как полвека назад, все опять повисло на волоске. Но на этот раз призрак прошлого пришел к нам с атомной бомбой.


Параноидальная секретность северокорейского режима привела к тому, что мы знаем об их стране, наверное, меньше, чем о любой другой. Тем интереснее — и важнее! — возможность взглянуть на жизнь внутри Северной Кореи. Такой шанс американским кинозрителям представила документальная картина «Дорогой Пхеньян», о которой рассказывает кинокритик Андрей Загданский.


«Дорогой Пхеньян»


«Дорогой Пхеньян» — фильм японский по происхождению, корейский по содержанию и американский по образованию автора фильма. Автор фильма — относительно молодая женщина, ее зовут Ян Киян. Фильм получил уже несколько призов на крупных фестивалях. Он получил приз на Sun Dance фестивале, приз в Берлине и с большим успехом был показан на фестивале в Ямагате. Это фестиваль, который не вручает призы, но сам факт показа на таком фестивале очень престижен. И, должен вам признаться, что это совершенно замечательная картина, где личная история вплетена в гораздо большую социальную, историческую и политическую структуру. О чем речь? В 1950-е годы, когда была война между Северной и Южной Кореей, многие корейцы, как из Северной, так и Южной Кореи бежали в Японию и поселились там. В районе Осаки есть целый город, в котором живут выходцы из Кореи. Но интересно, что в этом городе существует два лагеря. Одни поддерживают северных корейцев...


— То есть, две Кореи и там?
— Две Кореи и там. Причем совершенно не обязательно, что те, кто поддерживают Северную Корею — выходцы из Северной Кореи и наоборот. Как раз нет. Родители автора фильма — выходцы из Южной Кореи. Но когда они оказались в Японии и немножко подросли, то они стали на сторону Ким Ир Сена и стали людьми, которые поддерживают режим Северной Кореи.


— Да, это драматически конфликтная ситуация.
— Уже интересно. А теперь смотрите, что происходит дальше. В семье три сына и одна дочь — самая младшая девочка. В 1971-м году отец решает, что пришло время сыновьям уезжать жить в Северную Корею. Нужно лично поддерживать строительство самого прогрессивного, самого передового общества. И три его сына уезжают в Корею. 11 лет их никто не видит, никто не может поехать в Корею. И из Северной Кореи, как вы понимаете, никто в Японию не приезжает. Спустя годы они начинают ездить, и навещать своих близких в Северной Корее. Все эти годы они посылают посылки, посылают подарки, посылают самые необходимые вещи для того, чтобы выжить там. При этом отец по-прежнему остается абсолютно твердым поклонником маршала Ким Ир Сена и считает, что самая замечательная, самая правильная страна в мире — это Северная Корея. Автор фильма при этом придерживается, как мы понимаем, совершенно других убеждений. Но самая интересная деталь заключается в том, что она не особенно демонстрирует свое критическое отношение к Северной Корее. Мы понимаем почему. Потому что выйдет фильм, его все увидят, а у нее в Северной Корее три брата и их семьи.


Нам-то очень понятна эта ситуация. Представим себе — восточная Германия и западная Германия.
— Совершенно верно. А в зале, когда показывали картину, ее спрашивали: «А как вы относитесь к Северной Корее?». То есть, люди не понимают, что у нее на самом деле заложники там. И то, что нам с вами очевидно мгновенно, это то, что эта сдержанность, эта деликатность — это просто страх за близких. И в картине очень много самого Пхеньяна. Потому что она ездит все время, встречается с близкими.


— Это самое интересное. Пхеньян — загадочное место. Говорят, что это самое труднодоступное место на земле.
— По всей видимости, да. Она едет по хайвею, шоссе, но, на самом деле, это совершенно разбитая дорога, по которой едет автобус. И обязательно все, кто едут из портового города в Пхеньян (она приезжает на пароме), должны выслушать лекцию о Ким Ир Сене, о Ким Чин Ире, об успехах строительства социализма и самого передового общества в мире.


— Ну, мы-то с вами эти лекции помним. Вы, конечно, тоже читали журнал «Корея». Помните, в Советском Союзе был такой журнал? Я, например, на него подписывался. Потому что он был уникальный по своему идиотизму.
— Он был совершенно потрясающий. Он был идиотический по содержанию. Они совершенно замечательно сами переводили его на русский язык, и он был полон абсолютно выдающихся перлов. Это был юмористический журнал. Я до сих пор помню, что есть «идея чучхе».


— Вот видите, это осталось в нашей молодости. Я помню, что меня больше всего поразили эти магазины, которые были наполнены товарами. Но все эти товары были сделаны из картона. Это было папье-маше, которое создавало видимость изобилия самым наивным образом. То есть, мы смотрели на товары, но их нельзя было есть, нельзя было есть эту колбасу, которая висела в магазинах. Те знакомые мои, которые были в Северной Корее, рассказывают, что такие магазины до сих пор там стоят.
Вы знаете, интересно, что мы с вами жили в Советском Союзе, но это не имеет ничего общего, никакого близкого подобия того, что мы видим в Корее. Это совершенно другой мир, другое общество, другая степень кошмара, кафкианская уже. И в фильме есть совершенно замечательный эпизод. Один из племянников героини, который никогда не выезжал за пределы Северной Кореи (никто не выезжает за пределы Северной Кореи, кроме самого Ким Чин Ира), увлекается музыкой. Он хорошо играет на пианино, и единственный источник какого-то представления о мире музыки за пределами Кореи это те CD-диски, которые она посылает и привозит ему из Японии. И вот вечером, 14-летний мальчишка играет Чайковского. Это такая волнующая музыка, он замечательно играет для своих лет. Наступает вечер, в доме абсолютная темнота. Но темнота не только в доме, темнота во всем городе. Весь город абсолютно темный. Потому что электричества нет, можно только зажечь свечи. И этот волнующий прелюд Чайковского, эта темнота, Корея, отец, который говорит, что все равно он сделал правильно, что дети его уехали в Северную Корею, эта сюрреалистическая уверенность в правоте социалистической идеи Ким Ир Сена оставляет очень глубокое, очень странное, волнующее впечатление какой-то темной страсти.


— Андрей, сейчас, конечно, Северная Корея волнует всех. Прямо сейчас разворачивается страшный конфликт между Северной Кореей и цивилизацией, поскольку мы все с ужасом ждем, что произойдет с ядерным арсеналом Северной Кореи. Этот фильм помогает нам понять Корею изнутри? Ведь это же редкий случай, когда мы можем взглянуть на Северную Корею глазами человека, который понимает, о чем идет речь.
— Вы знаете, Саша, нет, не помогает. Наоборот, загадка, с который ты сталкиваешься, она более эмоциональна, она чувственна, поскольку мы видим, имеем какой-то эмоциональный контакт, идею об этих людях, но разгадать нам этого не дано. Я остался абсолютно также смущен, и не понимаю по-прежнему, что такое Северная Корея. Как человек, который прожил 50 лет в Японии, в свободном обществе, всю жизнь содержал трех своих сыновей, которых он отправил в 1971-м году в Корею, как он может по-прежнему говорить дочери, что она должна принять гражданство Северной Кореи и выйти только за муж за человека из Северной Кореи?


XS
SM
MD
LG