Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Золотой век Турменистана: «голод, рабский труд, избиения»


Корреспондент Туркменской службы Радио Свобода Огульсапар Мурадова была задержана в Ашхабаде 18 июня с.г. Живой ее больше не видели. Церемония памяти коллеги на РС

Корреспондент Туркменской службы Радио Свобода Огульсапар Мурадова была задержана в Ашхабаде 18 июня с.г. Живой ее больше не видели. Церемония памяти коллеги на РС

Президент Туркмении Сапармурат Ниязов объявил о скором освобождении из тюрем более десяти тысяч заключенных. Правозащитники отмечают, что регулярно проводимые акции такого рода не приводят к уменьшению населения туркменских тюрем. Политическим узникам выход на свободу не грозит.


По информации туркменских властей, из мест лишения свободы будут освобождены 10056 человек. Как заявил министр национальной безопасности Туркменистана Гельдымухаммед Аширмухаммедов, с каждым из освобождаемых заключенных была проведена индивидуальная беседа, люди искренне раскаялись в содеянном и твердо решили встать на путь исправления.


Председатель Туркменского Хельсинкского фонда Таджигуль Бегмедова напоминает, как проходили аналогичные мероприятия раньше: «Самая массовая амнистия была в 2002 году, когда на свободе оказалось 16200 человек. У меня язык не поворачивается назвать их преступниками. Поголовное большинство из них безвинно осуждено. Отсутствие прозрачного судопроизводства и практика надуманных обвинений плюс разветвленная коррупция в правоохранительных органах - все это приводит к тому, что, несмотря на то, что ежегодно амнистируются тысячи заключенных, тюрьмы не освобождаются… По каждому громкому делу привлекаются к ответственности не только те, кто непосредственно участвовал в данном преступлении, но и для количества привлекаются те, кто имел какое-либо родственное или служебное отношение к данному лицу».


Наблюдатели подчеркивают, что объявленная официальными властями амнистия на деле является помилованием. По словам Фарида Тухбатуллина из правозащитной организации «Туркменская инициатива», «если бы это была амнистия, то можно было речь вести о контингенте, то есть преступниках, совершивших определенные виды преступлений. Это принципиальная разница. Здесь как раз не говорится о тех, кто по каким-то статьям осужден, или, например, ветеранах, или женщинах. Здесь просто дается список. Он составляется совместно министерством справедливости (бывшим министерством юстиции, сейчас оно так называется), министерством национальной безопасности и, конечно, министерством внутренних дел. Есть сведения, что можно дать взятку и попасть в этот список. В общем, это очень темное дело, и как это все происходит - неясно до конца».


Журналист из Ашхабада Батыр Мухаммедов (ныне он работает в Москве), не понаслышке знает об амнистиях, периодически объявляемых в Туркмении. Несколько лет назад Мухаммедов был осужден в Туркмении по статье «Хранение наркотиков», отсидел в тюрьме 27 недель и был выпущен на свободу по милости президента страны. Приговор он считает несправедливым ; героин ему подбросили, рассказывает он. Но процедурой помилования Батыр Мухаммедов воспользовался, как и тысячи других заключенных:


- За два-три месяца до этого спектакля все заключенные лагерей должны написать покаянные письма на имя диктатора с просьбой предоставить помилование. Процесс происходит путем опубликования списков заключенных в центральной прессе, если ее так можно назвать.


По словам нашего собеседника, люди освобождаются по принципу лояльности режиму. А условия заключения с трудом поддаются описанию:


- Доводилось разговаривать со старыми зэками, которые застали еще сталинскую систему. Туркменская тюрьма много хуже. На ум приходит только сравнение с нацистскими лагерями. Голод, рабский труд, избиения, унижение человеческого достоинства - это уже как само собой [ разумеющееся ].


На свободу должны выйти и 8 человек из числа участников событий 25 ноября 2002 года. Тогда в Ашхабаде было объявлено о раскрытии государственного переворота, во главе которого стояли бывшие соратники президента Ниязова, в том числе бывший глава МИД Туркмении Борис Шихмурадов. Наблюдатели убеждены, что признательные показания эти люди дали под пытками. Московский журналист Аркадий Дубнов, который много писал об этой загадочной истории, полагает, что на свободу могут выйти люди, причастные к «перевороту» лишь косвенно: «Пока нет списков помилованных. Туркменбаши распорядился опубликовать их только в туркменских газетах, потому что, по его словам, русские газеты никто не читает. Эти 8 человек прямого отношения к тем событиям не имели, они были, видимо, водителями, которых просто нанимали активные участники тех событий, и вряд ли даже подозревали, что они участвуют в каком-либо заговоре».


Наш собеседник напоминает, что судьба Бориса Шихмурадова и его сторонников (а многие из них являются обладателями и российских паспортов) неизвестна : «Недавно руководство ОБСЕ выразило озабоченность тем, что им ничего не известно о судьбе и бывшего посла Туркмении в ОБСЕ Батыра Бердыева. Никто не знает, жив ли он, никто его не видел с тех пор, как он был осужден, к нему не допускаются ни родственники, ни адвокаты, ни тем более международные наблюдатели. Основным требованием международных организаций, правозащитных структур является допуск к этим заключенным хотя бы наблюдателей Международного Красного Креста».


По официальным сведениям, по так называемому «делу 25 ноября» были осуждены около 60 человек. Им были назначены различные сроки лишения свободы - от 5 лет до пожизненного заключения. По данным правозащитников в тюрьмы попали несколько сотен человек.


XS
SM
MD
LG