Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Конфликт между "шилом" и "мылом": партийное строительство по-кремлевски


Елена Рыковцева: Между двумя партиями, создание которых в разное время было санкционировано Кремлем, бушует конфликт. Настоящий или игрушечный – будем разбираться в программе. Этот конфликт, как всегда бывает в таких случаях, уже переметнулся на страницы газет. Одни газеты освещают его добросовестно, представляя позиции обеих сторон, другие отдают свои страницы под материалы, очень мало похожие на редакционные, и, очевидно, нацеленные «против» конкурента.


Вчера в «Известиях» и «Комсомольской правде» вышло два текста. В обоих речь идет о кандидатах-«двойниках». Но и сами тексты – вроде как «двойники». Мы познакомим вас с обоими. Сначала «Известия». Материал, подписанный Сергеем Глотовым, называется «Двойной обман».



Диктор : «Не удовлетворившись разрешением Владимира Путина использовать образ президента для рекламы «Партии жизни» лишь в одной Липецкой области, Сергей Миронов самостоятельно поставил этот процесс на поток. Для пропагандистских фотосессий привлечены двойники главы государства. А в пятницу в ряды «Партии жизни» вступит проживающий в Самаре двоюродный брат Путина - Игорь.


По "чистому совпадению" это событие приурочено к выборам мэра города. Среди претендентов и кандидат от «Партии жизни», о безоговорочной поддержке которого уже успел заявить Игорь Путин. Так что теперь и сам спикер, и прочие лидеры «Партии жизни» смогут совершенно официально говорить о том, что именно их кандидата "поддерживает сам Путин". Тем не менее большинство политологов считают применение подобных технологий большой политической ошибкой председателя Совета Федерации, который таким образом обманывает и избирателей, и президента.


Похоже, советы окруживших Миронова профессиональных манипуляторов общественным мнением имеют сегодня для него большее значение, чем здравый смысл. Иначе невозможно объяснить, к примеру, историю, произошедшую в Биробиджане. Там во время избирательной кампании «Партия жизни» использовала для съемки своих рекламных фотографий некоего гражданина, настоящую фамилию которого местный избирком не разглашает. Этот гражданин удивительным образом похожего на президента. Щиты с его портретами успели изрядно намозолить глаза избирателям до того, как по требованию "Единой России" и других политических партий этот обман был пресечен. Правда, не до конца – щиты убрали, но изображение господина с партийных листовок никто убирать не стал».



Елена Рыковцева: И теперь вчерашний номер «Комсомольской правды». Текст за подписью Ивана Радько называется «Партийное шоу двойников».



Диктор : «Последние сообщения из Самары вполне "тянули" на сенсацию. На грядущих выборах городского головы кандидата от «Партии жизни» официально поддержал сам Путин! Об этом сообщили чуть ли не все газеты, да и спикер Совета Федерации не раз упоминал об этом неординарном событии в своих выступлениях. При ближайшем рассмотрении, правда, выяснилось, что речь идет вовсе не о президенте России, а о директоре местного резервуарного завода Игоре Путине, который является двоюродным братом российского президента. Но это, впрочем, не так уж важно. Для руководителей «Партии жизни» главным было то, что лозунг "Нашего кандидата поддерживает Путин" теперь можно совершенно официально использовать в предвыборной кампании.


Впрочем, тактика "двойников" пока не принесла «Российской партии жизни» сколько-нибудь заметных результатов. О том, что Владимир Путин лично выдал Миронову "бумагу о поддержке", члены «Российской партии жизни» говорили на каждой встрече с избирателями. Однако это не сработало так, как ожидалось. Итог - чуть более десяти процентов голосов избирателей. Но эксплуатация образа президента и попытки выехать на его авторитете не ограничились пределами Липецкой области.


В Еврейской автономной области вскоре в местный избирком посыпались жалобы на то, что на улицах Биробиджана возникли баннеры с изображением президента России, агитирующего за «Российскую партию жизни». Само собой, никакого письменного согласия на это от Владимира Путина не было. Однако авторы рекламы все ж таки предоставили документ за подписью некоего гражданина, проживающего в одном из сел Биробиджанского района. Тот оказался очень похож на президента. "Я сначала отказывался фотографироваться, но потом мне предложили неплохие деньги, и я согласился", - поделился этот господин с местными журналистами.


Тем не менее, скандал все же назревал. Конкуренты пригрозили более серьезными разбирательствами. В конце концов, спорный снимок штабисты просто размножили и облепили им все окрестные заборы».



Елена Рыковцева: Если посмотреть другие газеты, то становится понятно, что партии их, так или иначе, поделят. «Известия» и «Комсомольская правда» будут и впредь публиковать тексты против «Жизни» - в пользу «Единой России». Это мой прогноз, но проверим. Думаю, что он окажется точным. А «Жизнь», похоже, направила свои стопы в такие издания, как «Собеседник» и «Аргументы и факты» - вчера в обеих этих газетах вышли тексты, явно представляющие сторону этой партии.


Начнем с обид, которые высказывают друг другу партии об этом конфликте. Очень подробно об этом рассказала вчера Ксения Веретенникова во «Времени новостей». Она напомнила слова господина Олега Морозова, представителя «Единой России» в адрес Сергея Миронова: «Нельзя формировать политическую партию, выходить с ней на борьбу и при этом делать вид, что другая партия, с которой ты конкурируешь, почему-то будет тебя поддерживать. Либо должна быть борьба за каждый миллиметр влияния, либо не дерись». Морозов намекнул или прямо сказал, что в следующий раз Миронова просто не выдвинут сенатором от Законодательного собрания Санкт-Петербурга. Ведь его большинство будут составлять депутаты от «Единой России». Они могут выдвинуть своего кандидата, а вовсе не лидера какой-то там конкурирующей партии, которая еще к тому же себя так ведет как-то недружелюбно. Вот так он намекнул и сказал, что для того, чтобы стать сенатором, Миронову нужно будет очень попросить правящую партию об этом. «Выглядеть это будет достаточно комично». Так вот сразу решил унизить Миронова, чтобы он даже и не просился стать сенатором от «Единой России».


Андрей Исаев из «Единой России» назвал Миронова «нашим младшим политическим братом, который заигрался и хулиганит», на что получил ответ от Миронова, что «такая родня мне не нужна».


Итак, обиды с двух сторон. Это реально или это игрушечный конфликт? Иван? Как вам кажется?




Иван Родин

Иван Родин: Мне кажется, что это срежиссированная борьба. Но в процессе этой борьбы обе стороны заигрываются. Потому что явно видно, что «Единая Россия» волнуется, а Миронов явно реагирует неадекватно на какие-то заявления «Единой России». Я это понимаю так, что он себя позиционирует как оппозиционер, но в реальной действительности он ничего оппозиционного продемонстрировать не может, тем более, возглавляя Совет Федерации. Поэтому ему нужна острая полемика именно с «Единой Россией», хотя хочу напомнить, что проект этот создавался как актуальные левые. Первоначально все решили, что это будет как бы придавливание Коммунистической партии. Но теперь…



Елена Рыковцева: Теперь получается, что по-настоящему схватились между собой.



Иван Родин: Теперь – да, между собой. И надо сказать, что в среде коммунистов, хотя Геннадий Андреевич Зюганов дежурно рычит на «Партию жизни», но среди коммунистических орговиков, как говорится, уже такое веселое оживление возникает. Они с удовольствием смотрят на эту борьбу и говорят – ну, слава богу, вроде как от нас начинают отставать.



Елена Рыковцева: Если, Алексей, вернуться к истокам, как все это затевалось. Напоминает газета «Время новостей» весенние слова Владислава Суркова на встрече с активом «Партии жизни», когда он ратовал за дружбу между этими проектами. В России это называется «проектами». «Проблема в том, - уговаривал он их, - что нет альтернативной крупной партии, нет у общества второй ноги, на которую можно переступить, когда первая затекла. Это делает систему неустойчивой». Он тут же предупредил «о нежелательности того, чтобы вторая нога в борьбе за электорат пинала первую». То есть поначалу, когда все это затевалось, хотели, чтобы все было мирно, гладко и Божья благодать. И вдруг скандалы и конфликты. Это, действительно, пошло вразрез тому, что первоначально планировалось?




Алексей Макаркин

Алексей Макаркин: В принципе, - да. Потому что в начале планировалось что - если так можно реконструировать - что есть у нас электорат, где-то 15 – максимум 20 процентов. Это, на самом деле, очень много. Это миллионы избирателей, которые когда-то в основном голосовали за коммунистов или за какие-то небольшие политические силы, которые от коммунистов в 2003 году ушли. Вот, когда у коммунистов в 1999 году было за 20 процентов, а в 2003 году они половину своего электората потеряли. Куда ушел этот избиратель? Он в значительной степени ушел к Рогозину и Глазьеву в «Родину». Он ушел в небольшие политические партии. Допустим, был такой блок «Партия социальной справедливости» и «Партия пенсионеров».


Этот избиратель находится в таком сомнении – куда ему идти? В «Единую Россию» вроде ему не хочется, хотя при определенной ситуации он там все-таки способен за нее проголосовать теоретически, но ему очень не хочется. Для него это бюрократическая партия. К коммунистам возвращаться не хочется вообще. Возвращаться обратно всегда очень проблематично, да и коммунисты какие-то у нас архаичные для этого избирателя уже. Он утратил надежду на их победу на выборах. К Жириновскому идти не хочется, он для них слишком эпатажен. Этот избиратель очень консервативен по своим предпочтениям, в том числе политически в этом смысле.


Надо было сделать что-то, что гарантировало бы то, чтобы этот избиратель не пошел бы к каким-нибудь радикалам. Мало ли? Мало ли в какую-то там неуправляемую политическую силу, в которую на каком-то этапе…



Елена Рыковцева: Избиратель любит ходить к радикалам.



Алексей Макаркин: Избиратель любит. Избиратель стал смотреть на Рогозина. Что это? Как это? Присматриваться к нему и так далее. Избиратель этот стал присматриваться к никому неизвестной «Партии пенсионеров». Возник вопрос – а кто поднимет этот флаг? Кто будет его использовать? Соответственно, возникла идея, а что если сделать партию, которая была бы абсолютно адекватная, абсолютно предсказуемая, которая вряд ли была бы таким слишком активным конкурентом «Единой России», которая смогла бы привлечь этих избирателей.


Но сразу же произошло две вещи. Одна вещь состоит в следующем, что в эту партию пошли на региональном уровне те люди, которые так и не смогли попасть в «Единую Россию», но обладают амбициями, но имеют реальные интересы и вовсе не хотят быть какими-то спаринг-партнерами, имитаторами и так далее. Возьмем Самару. То мы видим, что в кандидаты в мэры пошел человек (это Тархов), который является представителем регионального истэблишмента в течение длительного времени, и в течение длительного времени хочет выиграть какие-нибудь выборы. Он претендовал и на пост главы Самарской области. Он, действительно, реальный оппонент этих политиков, которые сейчас у власти. Сходную ситуацию мы видим в Карелии, где экс-глава республики Степанов пошел в «Партию жизни».



Елена Рыковцева: То есть оппоненты не искусственные, не придуманные?



Алексей Макаркин: Не искусственные, нет.



Елена Рыковцева: А те, которые по жизни, реально являются оппонентами.



Алексей Макаркин: Это очень интересный момент, когда декорации оживают, если можно так сказать, то есть этот проект создавался как такой архитектурный, инструментальный что ли. Но туда пошли реальные игроки, реальные региональные игроки с реальными интересами.



Елена Рыковцева: Зажил своей жизнью.



Алексей Макаркин: Вот, он зажил своей жизнью. А раз он зажил своей жизнью…



Елена Рыковцева: В «Жизни» живет жизнь.



Алексей Макаркин: Да, в «Жизни» живет жизнь. Действительно, проект зажил своей жизнью. Это один момент. Второй момент состоит в следующем, что проблема возникла с ролью «Единой России». Что такое «Единая Россия»? Понятно, что она выигрывает все выборы в региональные и законодательные собрания. Понятно, что она самая сильная политическая партия в стране. Понятно, что у нее абсолютное сейчас и конституционное большинство в нижней палате парламента. Это все понятно. Но возникает вопрос о том, а будет ли она выдвигать своего кандидата в президенты? А будет ли следующий президент членом «Единой России»? А будет ли «Единая Россия» принимать активное участие в формировании правительства? Те вопросы, которые реально сейчас интересуют «Единую Россию».


Если «Единая Россия» одна прокремлевская сила, а все остальные спаринг-партнеры, то в этом случае, действительно, у «Единой России» появляется такой шанс. Но если другая партия усиливается, если она реально приобретает реальные очертания, реального избирателя, реальные амбиции, тогда, например, будущий кандидат в президенты может пойти от двух политических сил. То есть он может пойти, как обычно у нас бывает, от избирателей, выдвинувших их всенародно, а «Единая Россия» и «Партия жизни» его поддержат. В этом случае, роль «Единой России» будет ограничиваться доминированием в партийной системе и, возможно, в законодательном органе. И то, кстати, не исключено, что на следующих выборах им придется уже вступать в какие-то коалиционные соглашения с той же самой «Партией жизни» или той партией, которая образуется на основе «Партии жизни», «Родины» и «Партии пенсионеров». Понятно, что «Единую Россию» это вряд ли устраивает. Отсюда и такие эмоции.



Елена Рыковцева: Такие страсти. Прочитаю, что нам пишут уже слушатели.


«Видимо, это лишь имитация деятельности для спускания накопившегося пара. Самое главное не за кого лично голосуешь, а за какой строй – капитализм или социализм. Все партии одинаковы по сути, и только КПРФ именно системная оппозиция. Именно она выступает против частной собственности», - пишет Раиса Николаевна из Москвы.


«Никакого конфликта между «Единой Россией» и «Партией жизни» нет. Просто они начинают дружить с избирателями – на носу предвыборная истерия. А взгляды у этих партий за кулисами одинаковы».


«Понять это невозможно, что там между ними. Да и стоит ли? - пишет Ирина Волкова. - Борьба нанайских мальчиков. Что касается Игоря Путина. Чем не приемник? По крайней мере это имя мы услышали заранее, а не то, что самого Владимира Путина».


И еще сообщение от Андрея: «В республике Туве на местных выборах победила «Партия жизни», второе место у «Единой России». Победа «Партии жизни» это следствие, что псевдо-Путин был на их листках».


Пожалуйста, Алексей, коротко про Туву. Там действительно необычные итоги выборов.



Алексей Макаркин: Все-таки в этой республике выиграла «Единая Россия», надо сказать. «Партия жизни» заняла второе место, но она получила поддержку почти трети избирателей, что вообще огромное количество, сопоставимо с результатом «Единой России», по сути. Изображения, как я понимаю, там отсутствовали. Это относилось…



Елена Рыковцева: Да, эта история в Еврейской автономной области.



Алексей Макаркин: Еврейской автономной области. В Туве произошла совершенно другая история, которая для «Единой России» является еще, наверное, в большей степени проблемной, - это то, что там прошел раскол в «Единой России». Более того, раскол в элите в целом. Глава регионального парламента, его заместитель, председатель ключевого парламентского комитета вышли из «Единой России» и вступили в «Партию жизни». Соответственно, они стали очень активно вести избирательную кампанию. Понятно, что там раскололся и административный ресурс. То есть если в других регионах все-таки административный ресурс пока весьма консолидирован, то там…



Елена Рыковцева: Пока он принадлежит «Единой России».



Алексей Макаркин: Да, да, то там произошел раскол административного ресурса. Отсюда и такой результат.



Елена Рыковцева: Отсюда и самарский путь, где Игорь Путин уходит из «Единой России» и переходит в «Партию жизни». Самара повторяет тувинский вариант.



Алексей Макаркин: В Самаре это все-таки, я думаю, связано с конкретной избирательной кампанией. Не более того. Там отсутствует какой-то серьезный, большой элитный раскол.


Потому что кандидат, который представляет «Партию жизни», всегда был в оппозиции.



Елена Рыковцева: Иван, я бы хотела получить несколько ваших комментариев по поводу анализа, проделанного Тамарой Замятиной в «Московских новостях», вот этих выборов. Она говорит о том, что «актуальные левые вовсе не потеснили в регионах «Единую Россию», которую они критиковали за монополизацию власти. Тот факт, что «Единая Россия» в восьми из девяти регионов (исключение Тува) нарастила мускулы (то есть получила гораздо большую поддержку, чем раньше) говорит, - пишет Тамара Замятина, - о прозорливости кремлевских идеологов. Они предугадали, что вторая партия власти отберет голоса не у путинского большинства из «Единой России», а у стареющей КПРФ, поднадоевшей ЛПДР и скукожившейся либеральной оппозиции».


Вы согласны, что так произошло? Действительно, забрали не у «Единой России»? То есть правильно сработали вот эти политтехнологи из Кремля?



Иван Родин: Вполне возможно, что они и забрали голоса у этих партий. Вполне возможно, что они забрали голоса у «Единой России», а «Единая Россия» забрала голоса, например, ЛДПР. Тут пока сказать сложно.



Елена Рыковцева: То есть избиратель-то не пишет в бюллетене, у кого он свой голос отнимал.



Иван Родин: Да, что я хотел голосовать за того, но вот, поскольку есть «Партия жизни», голосую за нее или наоборот.



Елена Рыковцева: Значит, пока так утверждать нельзя – кто, чего, у кого забрал?



Иван Родин: Да, проект только начал раскручиваться, тем более что впереди создание новой партии этой левой.



Елена Рыковцева: 28 октября.



Иван Родин: Да, из трех существующих ныне. Посмотрим, как они будут действовать. Но, вообще, как бы этот проект к федеральным выборам. Пока проходят только тренировки. Посмотрим. В прошлый цикл в 2003 году именно такая организованная структура, как «Родина», действительно, отняла электорат у коммунистов.



Елена Рыковцева: Это точно. По крайней мере, так выяснили социологи. Здесь получилось на этих выборах, на последних, пишет опять же Тамара Замятина, что если бы сейчас эти партии шли единым блоком, это этот политический новорожденный мог бы занять вторую строку по итогам региональных выборов с результатом около 30 процентов. «Однако никто не утверждает, что объединение трех партий приведет к арифметическому сложению электоральной поддержки, но никто этого и не опровергает».



Иван Родин: Вообще, считается, что арифметическим сложением заниматься нельзя, чем, правда, лидеры этих трех объединяющихся партий занимаются.



Елена Рыковцева: Все-таки занимаются, да.



Иван Родин: Но поскольку им же надо заниматься пиаром, ведь известно, что внутри этих партий большие сложности. Даже «Единая Россия» указывала на Рязанскую область, где произошли разные события внутри партии «Родина», по-моему. Потом в «Партии пенсионеров» в ходе переговоров настаивали, чтобы новая партия создавалась именно на их основе. Теперь им дана команда, что не на их. Значит, какая-то часть избирателей может не согласиться с этим решением. В партии «Родина» не все так просто. Вполне возможно, что после съезда, на котором будет приниматься решение о том, что именно устав «Родины» будет основой для партии, часть партийцев покинет это мероприятие и откажется. Я уверен, что складывать просто так нельзя.



Елена Рыковцева: Хорошо. Я продолжу задавать вопросы по анализу Тамары Замятиной чуть позже, после звонка Виктора из Москвы. Виктор, здравствуйте. Говорите, пожалуйста.



Слушатель: Здравствуйте. Вот был вопрос со стороны уважаемой ведущей – по-настоящему все это происходит или понарошку. И тут эксперты говорят, мудрствуют, многословничают. Конечно, все это по-настоящему. Дело в том, что «Единая Россия»… Ну вот, иронически говоря о «Партии жизни», можно сказать, что это «Партия «Родина» еще живых пенсионеров». А «Единая Россия» - это «медведи, сожравшие народ». Слышали, постоянно травятся у нас мужчины в стране. Дело в том, что это все по-настоящему.



Елена Рыковцева: Вы считаете, что «Единая Россия» почувствовала реальную силу в этом своем конкуренте?



Слушатель: Естественно. Вы знаете, дело тут в чем? Дело в том, что «Единую Россию» будут мочить, как в свое время КПСС в 1989-1990 годах. Ее будут мочить, потому что…



Елена Рыковцева: Кто ее будет мочить?



Слушатель: Ее будут мочить, когда она уйдет от власти. А она уйдет. Потому что смотрите, травятся мужчины во всех регионах, убивают десантников, «курски» тонут. За это Путин не будет отвечать. Он один. А партия должна отвечать и «Единая Россия». Это, во-первых, почему по-настоящему. Во-вторых, «Единая Россия» - это партия бюрократов. Это мэрские, Лужков принял Лиманского. А у них ведь есть замы. А замы хотят быть бюрократами. Они пойдут в партию «Родина». Ее правильно называть не «Жизнь», а партия «Родина», потому что правильный бренд. И они правильно делают, что берут этот бренд. Вот эти заместители бюрократов они туда пойдут. Конечно, это все по-настоящему. Я вообще восхищаюсь Мироновым. Молодец парень. Я болею за них.



Елена Рыковцева: Хорошо, Виктор. Спасибо вам за звонок. Итак, Тамара Замятина сделала несколько выводов из результатов этих выборов. Вывод первый. Российскими избирателями дирижировать по-прежнему можно. Они в большинстве своем доверяют власти и той политической силе, на которую власть укажет. Согласны?



Алексей Макаркин: Согласен.



Иван Родин: Да, вполне.



Елена Рыковцева: Второе наблюдение. Российские партии вполне могут обходиться без вождей в классическом смысле слова. Не сказать, что «Единую Россию» возглавляют яркие личности, а итог голосования – победный. В этой части вы наверняка согласны. Я даже не обсуждаю. А вот во второй части я бы хотела получить ваши комментарии. Почему завоевывает успех партия власти по Тамаре Замятиной? «Завоевать успех партии власти помимо президентского шефства, без сомнения помогли оседланные ею национальные проекты, в которые народ поверил (надо же во хоть во что-то верить)». Согласны? Здесь, наверное, вы не будете так едины.



Алексей Макаркин: Я думаю, что в меньшей степени сработали национальные проекты. В большей степени сработало немножко другое в успехе «Единой России». Сработал тот факт, что партия начала активно участвовать в различных региональных проектах – благотворительных, общественных, где-то они там делают какую-то спортивную площадку, где-то проводят детские праздники.



Елена Рыковцева: Правда? Вы считаете, что народ заметил это и оценил, да?



Алексей Макаркин: Замечает, замечает. Причем, везде фигурирует «Единая Россия». «Единая Россия» если на выборах в 2003 году шла фактически с одной идеей, которую можно назвать одним словом «президент», что это партия президента, то сейчас они стали достаточно активно работать на региональном и муниципальном уровнях. Ее видят. Просто это практически единственная политическая сила из числа реальных сил, которая работает в период межвыборный, о которой никак не могут забыть избиратели. Потому что здесь открывают ту или иную площадку спортивную. Когда ее открывают, то приезжают представители «Единой России», выступают, рассказывают, что это при ее активном участии делается.


Что касается национальных проектов, то это в основном президентское дело. Эти проекты связываются с именем Медведева. «Единая Россия» все-таки в меньшей степени.



Елена Рыковцева: Да, в меньшей. Иван, вы что скажете? Почему укрепляет свой успех в регионах «Единая Россия»? С чем вы это связываете?



Иван Родин: Национальные проекты, мне кажется, люди-то не очень видят.



Елена Рыковцева: Мне тоже так кажется.



Иван Родин: Конечно, может быть, они и видят «Скорую помощь» на улицах своих городов, но вряд ли они это связывают так напрямую.



Елена Рыковцева: На ней не написано, что это национальный проект.



Иван Родин: Главный национальный проект, который помог бы людям обрадоваться, это доступное жилье. Но с ним-то как раз самые серьезные проблемы. Я согласен с Алексеем, что, действительно, «Единая Россия» материализует административный ресурс. Действительно, они выступают спонсором всего и вся – концерты, какие-то праздники, дни городов.



Елена Рыковцева: Съезды, конференции.



Иван Родин: Открытия разные. Везде логотип «Единая Россия».



Елена Рыковцева: Удачно пиарятся, если очень грубо говоря, да?



Иван Родин: У нас люди видят, что есть такая партия.



Елена Рыковцева: Значит, надо голосовать.



Иван Родин: Думаю, что многие считают, что что-то делает, хорошо.



Елена Рыковцева: Понятно. Третий момент. Избиратель, считает Тамара Замятина, в среднем по стране не стал аполитичнее. Показатель явки по сравнению с единым днем голосования весной нынешнего года держится на уровне 38 процентов. Отмена в ряде регионов графы «против всех» существенной роли не сыграла. В этих регионах лишь на несколько процентов снизилась явка и увеличилось количество недействительных бюллетеней. Все так?



Алексей Макаркин: Я думаю, что это – да. Я думаю, это реальность. Понимаете, у этих выборов была еще очень интересная особенность. Там очень небольшое количество партий было снято с выборов. Если мы берем прошлые выборы, весенние, то там везде снимали «Родину». Здесь пытались снять «Российскую партию жизни», потом восстановили. Пожалуй, единственное такое шумное снятие было, когда «Яблоко» сняли в Карелии. Но при этом представители «Яблока»…



Елена Рыковцева: Где у них были шансы, кстати говоря, преодолеть порог.



Алексей Макаркин: Поэтому и говорю, что было такое шумное снятие. Но представитель «Яблоко» тут же призывал голосовать за «Партию жизни», кстати. Так что, обычно «графа против всех» увеличивалась резко, когда какую-то популярную силу снимали с выборов. Это было такое протестное голосование. А так реально «против всех» - это 2-4 процента, которые как раз и отказались приходить.



Елена Рыковцева: Да. В марте, я читаю статистику, было зафиксировано 17 случаев снятия партий с выборной дистанции, в октябре только 4 случая. Конечно. Таким образом, вы считаете, что «графа против всех» не так востребована, как, например, в марте была?



Алексей Макаркин: Да, да, на этих выборах.



Елена Рыковцева: Иван, вы согласны?



Иван Родин: Да, я тоже считаю, что только когда власть начинает безобразничать…



Елена Рыковцева: Впрямую.



Иван Родин: Да, тогда объем избирателей, которые в этом квадрате ставят крестик, увеличивается.



Елена Рыковцева: А когда они видят вот такую борьбу, то…



Иван Родин: А так выбор, вроде бы есть, можно за кого-то проголосовать.



Елена Рыковцева: Итак, Иван, вот они увидели такую борьбу. Вы приходите к выбору, что эта борьба реальная между двумя этими партиями? Это способно привлечь к выборам избирателей, вот такая борьба?



Иван Родин: Да, вполне.



Елена Рыковцева: Между двумя партиями, которые, на самом деле, были смоделированы там?



Иван Родин: Когда скучные кампании, на них нечего и ходить. А когда дерутся, всегда приятно присутствовать.



Елена Рыковцева: И поучаствовать на стороне…



Иван Родин: Да. А реальная эта борьба или нет… Я говорил с одним кремлевским чиновником и спросил его – не вырастет ли в Кремле количество любви настолько, чтобы хватило на обе партии? На что он мне сказал, что любовь – это такой постоянный объем. Любви на всех хватить не может. Наверное, «Единая Россия» боится, что теперь ее меньше любят.



Елена Рыковцева: Понятно. Вадим из Москвы, здравствуйте. Мы вас слушаем.



Слушатель: Я поддерживаю Тамару Замятину. Она одна из умнейших журналистов в стране. Действительно, ведь проекты Паловского и Суркова воплощаются. А что меня беспокоит на этом фоне от морей до самых до окраин, события, которые происходят, так это где же шум вокруг «Яблока», вокруг Хакамады, вокруг демократов? Или, действительно, на их демократическом кладбище все так спокойно? Что делать-то нормальному человеку? Посоветуйте, пожалуйста, за кого же голосовать?



Елена Рыковцева: Спасибо вам, Вадим, за вопрос. Вешняков осудил партию СПС, которая взяла зачем-то тайм-аут на этих выборах. Он сказал, что нормальная партия, настоящая партия не может себе этого позволять. «Яблоко», по-моему, тоже всего лишь в двух регионах участвовала, да?



Алексей Макаркин: Да.



Елена Рыковцева: Что делать нормальному человеку, Алексей? Ваш совет, когда демократические партии не то, чтобы не выигрывают, так они еще даже и не участвуют в выборах.



Алексей Макаркин: Что делать? Я думаю, что если под нормальным человеком здесь понимается демократически ориентированный избиратель, то ему надо идти в эти партии.



Елена Рыковцева: В какие?



Алексей Макаркин: В те, которые есть.



Елена Рыковцева: Которые участвуют в выборах?



Алексей Макаркин: Нет, нет.



Елена Рыковцева: В либеральные?



Алексей Макаркин: В те же самые либеральные. Те же самые СПС, «Яблоко».



Елена Рыковцева: Почему он должен туда идти?



Алексей Макаркин: В случае, если он чувствует, что эти партии, теперешняя их линия, теперешний их курс, теперешний их статус его не удовлетворяют, он должен идти туда. Он должен там работать.



Елена Рыковцева: Он должен продвигать эти партии.



Алексей Макаркин: Он должен сам. Если он сидит и ждет, когда ему что-то предложат… Вот, предложите мне что-нибудь вкусное, я за него проголосую. В этом случае, с высокой долей вероятности ничего не произойдет.



Елена Рыковцева: Да, серьезный совет вы даете.



Алексей Макаркин: Представьте себе ситуацию – конец 80-х годов. И вот те демократические активисты, которые ходили на митинги, клеили листовки и так далее, они бы у своих телевизоров сидели, смотрели официальный государственный канал, который контролировался КПСС, и думали бы – эх, появился бы кто-нибудь, я бы его поддержал. Тогда они сами шли. Пока не пробудится политический активист демократический, ничего не будет. И вот этот политический активист обязан принуждать своих руководителей к объединению, к выдвижению каких-то новых идей, сам генерировать эти идеи.



Елена Рыковцева: Спасибо. Иван, вам не кажется эта ситуация очень идеальной, о которой говорит Алексей. Что вот, например, наш слушатель пойдет сейчас к Хакамаде и скажет, давайте, я запишусь и буду продвигать вашу партию, предлагая свои услуги и так далее, и его послушают, и он окажется полезным. Это же нужно родиться партийцем, наверное.



Иван Родин: Во-первых, участвовать в выборах для партии – это не обязанность, а право. Вполне возможно, что СПС имеет какую-то свою тактику. Она не хочет лишний раз проигрывать в тех регионах, где у нее слабые позиции.



Елена Рыковцева: Понятно, что заранее оценила свои шансы и не захотела подставляться.



Иван Родин: Но вообще, конечно, хотя Алексей нарисовал идеальной эту картину, но это так и есть.



Елена Рыковцева: Это единственный способ.



Иван Родин: А что, уважаемые господа, товарищи…



Елена Рыковцева: Укрепляйте собой свои любимые партии, так?



Иван Родин: Конечно. Да, возможно, количество избирателей, которые эти взгляды исповедуют, небольшое, ну так увеличивайте их. Тогда, может быть, и партии эти посмотрят, увидят растущую поддержку и скажут – пойдем-ка мы в этом регионе попробуем избраться.



Елена Рыковцева: Раз к нам столько записалось из этого региона. Хорошо. Леонид из Смоленской области, здравствуйте. Говорите, что вы думаете.



Слушатель: Здравствуйте. Я сначала хотел бы вас проинформировать.



Елена Рыковцева: Давайте.



Слушатель: Может быть, вы знаете, что на следующий день после того, как Путин выступил в Германии, мой знакомый (сам-то я в Интернет не выхожу) он мне рассказал, что в этот день ваш сайт был закрыт. Он никак не мог к вам подобраться.



Елена Рыковцева: Нет, Леонид, он у нас был открыт. Просто, может быть, был огромный наплыв посетителей. Конечно, сайт был открыт. Никто нам его не закрывал.



Слушатель: Вы так думаете?



Елена Рыковцева: Уверена. А теперь по теме.



Слушатель: А по теме у меня был вопрос, на который ваши собеседники практически ответили, то есть идите, ребята, сами. У меня был вопрос.



Елена Рыковцева: То есть вы согласны, что это реальный путь.



Слушатель: Почему в регионах, да, и вообще, почему «Единая Россия» набирает большинство? Там что, нет порядочных партий, не выдвигаются что ли? Мы обречены, да, навсегда?



Елена Рыковцева: Обречены, пока люди не пойдут и не запишутся в те партии, которые они считают нужным поддержать, судя по тому, что говорит Алексей. Спасибо вам, Леонид.


Из Москвы Михаил, здравствуйте. Говорите, пожалуйста.



Слушатель: Добрый день. Я по теме хотел бы высказаться. Я так думаю, что это все-таки игрушки Кремля. Поскольку сценарий там разрабатываются, мы знаем, умело. Борьба эта, которая внешняя, она также предусмотрена сценарием. Потому что нельзя, чтобы были, как говорится, чтобы все уж так любили – и Грызлов любил президента, и Миронов любил президента. Только какие части тела они любят, они еще не договорились, наверное, об этом.



Елена Рыковцева: Да часть тела обычно одна на всех.



Слушатель: Поэтому они никак не разберутся. А видимость борьбы должна быть. Она сценарием предусмотрена. Поэтому все здесь игрушки Кремля.



Елена Рыковцева: Понятно, Михаил, спасибо. Да, расходятся, собственно, только в одном – настоящая борьба или искусственная, предусмотрена сценарием или нет, или все-таки конфликт зажил своей жизнью. Мне кажется, что наши гости больше склоняются к тому, что своей жизнью этот конфликт зажил.


Читаем пейджер. «К чему дискуссия? Неужели вам непонятно, что выборы – это легализация уже заранее известного результата», - пишет Гамов. Вот заранее известный результат, по мнению многих наших слушателей, что парламент 2007 года - это поделенное надвое депутатское сообщество, на две партии. Вот этот результат.



Алексей Макаркин: Вряд ли. Потому что и КПРФ останется, потому что у нее есть ее дисциплинированный пенсионный электорат, и ЛДПР, скорее всего, останется, потому что если у ЛДПР сейчас было 6-8 процентов, то потом добавляется фактор Жириновского, который на этих выборах практически отсутствовал. Поэтому, я думаю, что в парламенте будет как минимум четыре партии.



Елена Рыковцева: Хотела бы гостям предложить довольно любопытный анализ ситуации – для КПРФ - из газеты «Советская Россия»: «Собственно, почему все эти кремлевские перипетии и партстроительства должны волновать настоящую оппозицию, в лице КПРФ? На первый взгляд, все для нас складывается даже и неплохо. Хорошо, что новая партия (он имеет в виду «Партию жизни», триумвират) будет создаваться на основе «Родины», за которую уже не голосуют даже по инерции. Хорошо, что отодвинута «Партия пенсионеров», за которую как раз продолжают голосовать. Еще лучше, что лидер новой партии Сергей Миронов политически совершенно невыразительная личность, чего никак нельзя было сказать, как к ним не относись о прежних лидерах «Родины» Глазьеве и Рогозине. Вот только надо помнить о следующем. Создаваемая партия, это совсем другой проект, нежели «Родина», РПЖ или РПП. Это уже не партия-обманка, к которым партия КПРФ худо-бедно, но приспособилась, хотя и не научилась в полной мере бороться с ними.


Вторая "партия власти" - это куда как серьезнее. При ее наличии не останется даже того и ныне небольшого сегмента, где выборная борьба ведется хотя бы относительно честно. Хотя бы как-то ведется. Если этот проект "двухпартийности по-сурковски" окажется удачным, то "преемники", высокие чиновники, люди, вообще никем не избираемые, но близкие к Кремлю, получат полный контроль над политическим полем страны. В этом смысле новая псевдолевые не будут отбирать голоса традиционного избирателя КПРФ, просто, как уже сказано, останется минимум подконтрольного электората». Что вы скажете об этом анализе газеты «Советская Россия», Иван?



Иван Родин: Довольно интересный анализ и все правильно. Правда, как-то не очень логично выглядит. Сначала говорит, что вроде нам все хорошо, а потом оказывается, что все плохо.



Елена Рыковцева: Он так и говорит, что вроде бы все в нашу пользу складывается, но если подумать…



Иван Родин: Понятно, что эти актуальные левые создавались, действительно, для того, чтобы вытеснить коммунистов. Другое дело, что я сейчас не вижу, честно говоря, что они их теснят. Пока они занялись препирательством и борьбой с «Единой Россией». Но, я еще раз повторяю, это региональные выборы. Там в каждом регионе свои особенности. Это идет прокачка этого проекта. Проект пока еще, собственно, не создан.



Елена Рыковцева: Но они пытаются смоделировать, представители КПРФ, уже на будущие выборы 2007 года эти региональные выборы.



Иван Родин: Да, думаю, что в ходе федеральной кампании именно эти цели и будут преследоваться. Другое дело, что борьба за административный ресурс между «Единой Россией» и этим новым проектом позволит, может быть, чуть-чуть участь коммунистов облегчить. Хотя, конечно, очевидно, что их будут сдвигать.



Елена Рыковцева: Их ждут проблемы.



Иван Родин: В этом цикле с ними ничего сделать не могут, но на следующем у них будут проблемы.



Елена Рыковцева: Алексей, согласны вы с еще одним выводом автора: «Трудно даже представить, что будет, если таких провластных партий станет две. Тогда любой реальной оппозиции перекроют все возможности не только влиять на проводимый государственный курс (да и сейчас такого влияния-то практически нет, добавляет автор), но хоть как-то выражать свое мнение». Очень опасно. Будут две партии, и никто больше не прорвется со своим мнением.



Алексей Макаркин: Вы знаете, это такая страшилка, которой коммунисты пугают самих себя. Потому что тот избиратель, который ушел от КПРФ, он уже ушел. Он ходил к «Родине», к «Пенсионерам», сейчас, наверное, пойдет в эту новую партию частично, но тот избиратель, который остался у КПРФ, он по большей части и останется. Другое дело, что, конечно, коммунисты очень разочарованы. Потому что если раньше они были твердо вторыми, то теперь у них есть шанс стать третьими. А это всегда плохо для партии.



Елена Рыковцева: Спасибо. Это была программа «Час прессы».



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG