Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Чужая для всех земля". Карта оппозции. Волин и восточные СМИ. Нет абортам и "Википедии". "Иранизация" России. Путин боится Чубаки

Лайвблог о дискуссиях в сети


Разгромленный детский сад в Дебальцево. Сегодня

Разгромленный детский сад в Дебальцево. Сегодня

20:17 22.1.2015
Ольга Серебряная

«Чужая для всех земля»: в поисках визитки Яроша, «какое-то Дебальцево», несуществующий аэропорт. Стратегия удава и совет агрария: пописать на Кремль

Что происходит в Донбассе, полностью не понимает никто. «Медуза» собрала по пунктам то, что мы знаем, и то, что мы не знаем:

Что нам известно?

Гибель мирного населения. Только за последние несколько суток под Донецком погибли десятки мирных жителей. 13 января около города Волноваха попал под обстрел рейсовый автобус, 12 человек погибли, 18 получили ранения. Утром 22 января под артобстрел попала остановка в донецком микрорайоне Боссе, по разным данным, были убиты от 9 до 15 человек. Это только самые вопиющие случаи — сообщения о гибели мирных жителей приходят (как с одной стороны, так и с другой) почти каждый день.

По поводу остановки, как и по поводу, в общем-то, всего, в твиттере идут беспрерывные бои между «укропами» и «ватниками»:

Другая сторона искренне не понимает, при чем здесь Украина:

Либеральным россиянам не вполне ясно, при чем здесь Россия:

Россиянам нелиберальным тоже многое не ясно:

И вот авторитетное мнение ведущего российского политика:

Осталось найти визитку Яроша, как шутят в ответ в твиттере.

Александр Нойнец: По поводу убийств в Донецке. Сражаясь с путинской РФ, украинская армия убила огромное количество мирного населения. Это ужасная правда войны - на ней погибает мирное население в количествах, превышающих количество военных.

Однако в данном случае Захарченко сделал все, чтобы снять подозрения с украинской армии. В историю этой войны сегодняшний случай войдет в топ-5 циничных подстав для дегуманизации как руководства, так и населения ДНР.

Еще из известного от «Медузы»:

Возобновление ожесточенных боев за Донецкий аэропорт. В декабре 2014 года стороны договорились о прекращении огня в районе Донецкого аэропорта, но после новогодних праздников бои возобновились. 13 января была окончательно уничтожена диспетчерская вышка. За следующие несколько дней весь аэропорт превратился в груду руин: если раньше можно было говорить о том, что ополченцы контролируют старый терминал аэропорта, а украинские войска — новый, то сейчас оба они уничтожены. Тем не менее, бои в районе аэропорта ведутся, под руинами могут находиться люди, но спасти их пока нет возможности из-за непрекращающегося огня.

Споры о том, чей теперь аэропорт и кто его «взял», в общем, уже не имеют смысла:

Или так – имя пользователя, увы, нецитируемое: ДАП ничейный на данный момент. Хватит задавать тупые вопросы. Это огромное поле с хоз. постройками. Как открытое поле можно удерживать?

Еще один пункт «Медузы»:

Артиллерия ведет огонь по всей линии противостояния. Об артиллерийских атаках со стороны украинской армии сообщили в Дебальцево (важный железнодорожный узел в Донецкой области, 57 километров по прямой от Донецка) и в Авдеевке (город в шести километрах от Донецка); Авдеевка осталась без света, воды и тепла и, возможно, уже не контролируется украинской армией. Миссия ОБСЕ отчиталась, что попала под перекрестный обстрел в Павлополе (80 километров от Донецка). Со стороны ДНР появляются новости об обстрелах их позиций украинскими войсками от Мариуполя до Горловки (между этими населенными пунктами более 150 километров).

Александр Морозов: Какое-то "дебальцево". Как напомнил недавно Станислав Львовский: "надо ли умирать за данциг?" (ла-ла-ла, лейся песня...).

Какой-то железнодорожный узел собирается изменить ход европейской истории, отбросить развитие России на 40 лет назад и подорвать основы жизни целого поколения...

И последнее из известного, по версии «Медузы»:

Украинские военные попали в плен. Ополченцы 22 января водили по Донецку группу людей (более десяти человек): этих людей во всех источниках, сочувствующих ДНР и ЛНР, называют пленными, захваченными в аэропорту Донецка. 20 января глава ДНР Александр Захарченко провел пресс-конференцию, на которую привел «задержанных украинских военных». В украинском Генштабе подтвердили, что в аэропорту были взяты в плен 16 человек, получивших контузию в боях.

Этот последний пункт связывается в посте Елены Рыковцевой с сегодняшним взрывом в Донецке:

Очень страшные кадры. Троллейбус. Трупы. К месту трагедии ведут человека. Совершенно очевидно, это и есть террорист.

- Ну, а теперь расскажи на камеру. Кто это сделал? Кто это сделал?!! – кричит ему ополченец.

Местный житель – в микрофон «Вестей»:

- Как можно за жизнь человеческую продать самое дорогое?!

Нам крупно показывают лицо того, кто продал. И тут мы его узнаем. Этот тот самый пленный украинский подполковник, которого два дня назад захватили в Донецком аэропорту. Мы видели кадры его допроса командиром с позывным «Гиви».

Но каким же образом он сумел совершить этот теракт? Он же в плену. Это не важно. Не все видели. Не все помнят. Не все сопоставят. Вот он, преступник. У него есть лицо. Эти кадры крутят все время. Сравните. Ведь он. На первых двух скринах его ведут на место преступления, на остановку. На вторых двух – он на допросе, который ведет командир Гиви, и который случился за два дня до теракта.

В другом сюжете об этом теракте нам покажут, как на место трагедии ведут 18 украинских военных. Как их ставят на колени. Потом нам цинично скажут, что их пришлось увести из «гуманных соображений», «чтобы их не растерзали местные жители».

А еще раньше нам говорили, что все это сделала украинская диверсионная группа, которую ополченцы уже захватили. Это она стреляла в людей, проезжая мимо в машине. А еще через несколько часов нам скажут, что «это не диверсионная группа. Это был минометный огонь из Авдеевки». Конечно же, из Авдеевки. Которая в 18 км от Донецка. Конечно же, с украинских позиций. Конечно, прицельно в остановку.

Бесконечно жалко людей. Бесконечно страшно за тех, кто еще остается в Донецке. Очень страшно, если убийц не найдут или накажут не тех. И бесконечный позор подлецам. Бесконечный.

(скрины смотрите по ссылке). Олег Кашин чуть раньше посмотрел видео как раз из донецкого аэропорта:

Я сначала подумал, что это так нарочно подстроено, чтобы смотрелось эффектнее. Человек с камерой идет вдоль шеренги пленных, пленные представляются по имени и говорят, откуда они:

— Львовская область.

— Тернопольская область.

— Ровенская.

— Львовская.

— Сумская.

— Львовская.

— Львовская.

— Львовская.

Ни одного донецкого, ни одного луганского. Украинцы мне объяснили, что это логично — пленные из мобилизованных, а в Донецке и Луганске мобилизации не было. <…>

Как это выглядит? На несчастной донецкой земле дерутся насмерть между собой две пришельческие армии, одна с Карпат, другая из России. Одна — из тех кофейных краев, где шпили, брусчатка, Вакарчук и украинский язык. Другая — из таких же, как Донецк, майонезных краев. Солдаты из Пскова, из Бийска, из Балтийска. Две чужие армии воюют за чужую землю.

Когда-нибудь им это надоест, войн без конца не бывает. Мертвых солдат похоронят, живые вернутся домой — одни к своему Вакарчуку во львовских кофейнях, другие к своему майонезу в бийских пятиэтажках. Все останутся при своем, и Донбасс тоже. Чужая для всех земля; есть много фильмов ужасов про брошенные шахтерские края — простая американская семья едет транзитом через глухую степь, а там… У холмов есть глаза! Шахтеры-мутанты, до которых слишком долго никому не было дело. Сейчас они всех убьют и съедят. <…>

В маленьких восточноевропейских странах распространено такое отношение ко Второй мировой войне, что свободолюбивые народы этих стран одинаково безуспешно, хотя иногда и героически противостояли сначала гитлеровскому тоталитаризму, а потом не менее ужасному сталинскому. В России такой взгляд на историю многих раздражает, но, кажется, эту формулу можно применить и к донецкой войне: да, мы увидели, как это выглядит, когда два государства ведут войну против несчастной маленькой страны. Война России и Украины против Донбасса — наверное, к этому надо относиться именно так, это точнее всего.

О том, чего мы не знаем, «Медуза» дает четыре пункта: мы не знаем достоверно, почему военные действия возобновились именно сейчас, не знаем, кто виновен в гибели мирных жителей под Волновахой и в Донецке, какова во всем этом роль России, что будет дальше.

На последний вопрос ответ есть только у Егора Холмогорова - дальше будет не то Столетняя, не то Тридцатилетняя война, до конца которой он сам не доживет:

Главной осью конфликта будет стремление одних сил сковырнуть американское мировое господство, а других – США – его удержать и выбить всех потенциальных конкурентов – Китай, ЕС, исламский мир, новые экономики. В этой войне будет идти в ход любое оружие – от самонаводящейся бомбы до карикатуры. <…>

Теперь для США оптимальным исходом было бы втягивание ЕС в лице Германии в прямое военное противостояние с Россией, при собственном отходе в тень. Европа должна «убить себя» об Россию, что, собственно, уже и происходит. Бояться этого у нас нет оснований, но и стремиться к этому – тоже. Наш интерес в том, чтобы все наши конкуренты убились друг об друга, а не об нас.

Поэтому сегодня, именно сегодня (а не год назад) России нужна стратегия удава. Не торопливость, которая в очередной раз всех против нас сплотит, а медленное обвитие и киевской хунты, и других врагов стальными кольцами, которые в подходящий момент одновременно сожмутся и удушат за секунды.

Людям, которые этим заняты, надо понять, что они не уехали в отпуск повоевать, а избрали свою судьбу, на всю свою жизнь, возможно, как некогда те, кто уходил в казаки, в пограничье в той же самой степи. В этой борьбе могут быть расслабления и напряжения, но демобилизация, внутренняя сдача от того, что «сразу не получилось», была бы трусостью.

Точно так же очевидно, что мировая экономика катится в пропасть. И наша задача не в том, чтобы вернуть все назад, а в том, чтобы перестать падать быстрее остальных и «выходить» в другие формы накопления силы, альтернативные экономическому росту и финансовому благосостоянию, каковые в скором будущем не будут встречаться ни у кого и ни в каких формах.

«Выходить» в территории, в военную мощь, в демографический рост (отнюдь не привязанный, как мы знаем, к уровню доходов), в другие формы силы.

И готовиться принять тот факт, что мы на долгие десятилетия оказались в вязко-чудовищном времени, из которого нет никакого уютного выхода. Есть классический в своей инфернальности роман о Тридцатилетней войне – «Симплициссимус» Гриммельсгаузена. Его стоит перечитать каждому, чтобы, с поправкой на относительное умягчение нравов, представить себе ближайшее будущее – не только наше, но и всего мира. Теперь мы будем жить так.

Причем мое поколение – и старше – в таком мире и умрет. В этом мире нет места ни жалости, ни спокойствию, ни надежде. Но вот место отваге, чести и нации в нем есть.

Одного не учитывают эти вязко-чудовищные геополитические рассуждения о Гриммельсгаузене: «этот мир» может схлопнуться раньше, чем Егор Холмогоров допишет очередной свой длинный текст. И схлопнуться он может как-нибудь, например, так:

17:44 22.1.2015
Ольга Серебряная

Волин, люстрация и восточные СМИ. Партиец Бабкин у кормушки. Небось, картошку все мы уважаем. Секретный твиттер Прокопенко и классификация блогеров. Торжество неофеодализма. Сперматозоид Сечина тоже получит орден

Главным медиа-героем дня стал замминистра связи и массовых коммуникаций Алексей Волин – благодаря вчерашнему интервью Ксении Собчак. Публику поразили вовсе не его рассуждения о СМИ, рекламе на телеканалах, возможном показе «Левиафана» по ТВ и давней нелюбви замминистра к «Шарли Эбдо», а его короткое высказывание о люстрации:

У Ольги Романовой, процитировавшей эти слова, в комментариях состоялся примечательный обмен репликами:

Кирилл Лятс Alexey Volin, ты в друга стрелять будешь?!

Alexey Volin Кирилл! А ты друга будешь люстрировать?

Глеб Морев: А ведь обаятельный циник Волин среди них один из самых умных людей. С которыми как бы есть общий словарь и - частично - язык. На Дожде он шутил. А ночью в фб Арины Бородиной говорил про то, как понимает люстрацию, уже не шутя, а всерьез. И это, конечно, самое страшное. Будут они стрелять, будут. И по ним кому-то придется.

Александр Рыклин: А вы говорите про разногласия между "силовиками" и "либералами"... А перед ужасом скоро конца ... нет, не жизни - халявы, все они, твари, готовы в нас уже стрелять... Ну, что же, Леша, придет время, постреляем... Если ты настаиваешь...

Здесь, в общем, можно долго рассуждать о том, что люстрация все же не предполагает расстрелов, но продуктивнее обратить внимание на сам риторический прием, потому что именно им Волин пользуется и в тех частях интервью, которые касаются СМИ.

Анна Качкаева: Волин у Собчак. Кажется, в прямом. С: "40 лицензий - это бесстыдство" В: (улыбаясь) "Это корпоративный подход .Один канал мужественно поделил одну частоту с другими участниками рынка. Проявили солидарность". Начали "гонять" про "живопырки" )))

С: "Ну признайтесь, что не правы" В: "Ваша аудитория меня все равно не любит. Зачем же я буду из образа выходить". Ловкач. Не переговорит, хотя старается Alexey Volin а ты пошел, чтобы что....?

Alexey Volin Анна! Я пошел, потому что позвали. Ну, и для драйва. Тонус надо поддерживать в агрессивной среде. И Ксению было интересно посмотреть как интервьюера - мы раньше никогда не пересекались.

Та же линия увиливания – в интервью Алексея Волина Наталии Ростовой, которое публикует сегодня «Слон». Вот вопрос об эффективности МИА «Россия сегодня», которое занимается пропагандой России за рубежом:

– Мы не столько пропагандируем себя за рубежом, сколько рассказываем.

– Все-таки?

– Пропаганда все же [говорит] о том, чего нет. Мы же говорим про информацию о тех возможностях и достижениях, которые имеются. Набор интересантов и тех, кто будет оценивать, достаточно широк, начиная от российского бизнеса, позиции которого за рубежом нужно укреплять и содействовать при помощи государства, и заканчивая отдельными российскими ведомствами и просто российскими гражданами, которые оценивают и какое отношение складывается к русским людям, и какой интерес существует к российскому образованию, и интерес к тому, сколько человек смотрели российские фильмы и пытаются приобрести российские сериалы. А если мы говорим о российской дипломатии, то это вопрос, насколько нам удается объяснить свою позицию по тем или иным вопросам и обрести союзников по тем или иным вещам.

– Насколько?

– Никто не может сказать, что Россия является страной-изгоем. Мы имеем достаточно широкую поддержку по нашим внешнеполитическим инициативам. У нас неплохо обстоят дела у российского бизнеса, другое дело, что надо лучше.

– Мне кажется, что очень критическое отношение к политике России существует и в западных СМИ. И когда появляется, в частности, этот указ, в СМИ идут заголовки о том, что человек, который предлагал сжигать сердца, назначен главой новой пропагандистской организации.

– Вы знаете, во-первых, в мире есть не только западные СМИ, но и восточные.

– Мы ориентируемся больше на них?

– Мы ориентируемся на весь мир. Он нам интересен во всем многообразии. Второе – нам совершенно не стыдно за ту позицию и за те принципы, которые мы отстаиваем. Если кто-то за рубежом пытается смотреть на весь мир через жопу, то это его личная точка зрения. Мы в принципе считаем, что мир шире и интереснее.

– А это что значит?

– Это про зацикленность на гейской тематике.

– То есть нет никаких проблем для геев сейчас в России?

– (Смеется.) Вопрос не в том, есть проблемы для геев в России или нет. Меня в принципе проблемы российских геев мало интересуют. Равно как и проблемы зарубежных геев. Меня, еще раз повторю, проблемы задниц людей не интересуют. Каждый из них может распоряжаться ими по своему усмотрению, пускай только не рекламируют.

Мы твердо знаем, что среди большого количества западных людей российская позиция в отношении и геев, и наркотиков, и многих вещей вызывает поддержку. В мире есть много людей, придерживающихся традиционных, консервативных ценностей. Это наша целевая аудитория. Тех, кто свихнулся на политической корректности и на голубизне, розовизне или чем-то еще, уже не переделать. Больные люди! Бог им судья. Мы со здоровыми общаемся. <…>

– Насколько эффективной может быть компания «Россия сегодня», возглавляемая Дмитрием Киселевым, для пропаганды своих идей в тех странах, в которых такой уровень агрессии не принят?

– Абсолютно эффективным, потому что во всех этих странах есть люди, которых много, которые придерживаются близкого нам мировоззрения, близких нам взглядов. В принципе, Россия сегодня значительно ближе к тем представлениям о свободном рынке и классическом капитализме, с которым боролись тоталитарные режимы, включая коммунистический. Социализм и коммунизм в значительной степени воспроизведены в зарубежных странах, с их непримиримостью к иному мнению, к их стремлению свести всех под одну гребенку и выстроить в ровную и гладкую шеренгу.

– В смысле?

– Все должны придерживаться одних воззрений.

– Это где?

– Везде! В Европе, Америке.

– Да вы что?

– Попробуйте сказать, что педерастов куда-то пускать не надо, чтобы они кричали на каждом углу, – сразу же орать начнут. Есть единая точка зрения, которой придерживаются. Она навязана. Такая средняя серость. А Россия в этом отношении более индивидуальна. У нас – более независимые от бюрократии лидеры. И ярче, и интереснее.

– А какие-то еще примеры, кроме гомосексуальной темы, у вас есть?

– Не только гомосексуальная. По ряду вопросов в международных отношениях. Господи, поговорите с нормальными западными людьми, с консерваторами – с республиканцами в Америке, с правыми во Франции, в Великобритании. Они же очень недовольны тем, что происходит. <…>

– Вы говорите, что мы более свободны, чем они?

– Да. У нас существуют газеты, которые пишут одно, и газеты, которые пишут другое. У нас широко обсуждаются самые разные вещи. Нет такого накала дискуссий в зарубежных странах. Все равно они приходят к чему-то усредненному. А российская душа берегов не приемлет...

Еще одно окно в мир российского чиновничества – вчерашняя пьеса «партийца» Константина Бабкина о совещании в правительстве:

В субботу и в понедельник поучаствовал в совещаниях у Премьер-министра. Первое было по теме сельского хозяйства, второе - по промышленности. Ощущения не очень хорошие.

Сельское хозяйство:

Открывает Медведев: у нас всё неплохо, хороший урожай, по многим позициям вышли на самообеспечиваемость, но время непростое, давайте обсудим, что делать.

Аркадий Дворкович: главная проблема - высокие кредитные ставки. Будем ставки субсидировать, чтобы крестьяне получали кредиты под 10% в год. <…>

Представители подотраслей: да, стоимость кредитов это очень важно, но кредиты ещё аграриям и просто не дают. Дотаций надо побольше, надо поддерживать экспорт.

Я: прошедший год был относительно неплохим, но прогноз на наступивший год построить непросто. <…> Как Вы, Дмитрий Анатольевич, сказали недавно на Гайдаровском форуме, нужна новая модель развития. Нужно менять политику ЦБ, снижать налоги, налоговым манёвром снизить цены на сырьё на внутреннем рынке, организовать эффективную поддержку экспорта. Такие сигналы, действительно, могли бы привлечь в экономику инвестиции.

Набиуллина: ситуация непростая, на увеличение субсидий денег я не вижу, для снижения ставки условий нет, кому непонятна политика ЦБ, - разъясняю. Высокой ключевой ставкой мы боремся с инфляцией.

Силуанов: бюджет свёрстан, его сильно менять возможности нет, на существенную поддержку не рассчитывайте.

Совещание по промышленности.

Медведев: время непростое, надо продолжать развитие. Давайте обсудим.

Мантуров: кредитные ставки. Нужно снижать или субсидировать. Поддержать программу 1432. Увеличить госзаказ. Оперативно корректировать госпрограммы.

Промышленники: кредитные ставки. С такими жить нельзя. <…>

Я: кредитные ставки. Нам ЦБ говорит, что борется высокими ставками с инфляцией, но из-за дорогих кредитов растёт себестоимость, растут цены, инфляция увеличивается. Хорошо бы ключевую ставку снизить. <…>

Греф: из-за девальвации капитал банков снизился. Нам снижают рейтинги, из-за этого дорожает заимствование, при дальнейшем снижении могут потребовать досрочного погашения займов. Некоторые партнёры отказываются от сотрудничества.

Набиуллина. Денег нет, ключевую ставку снижать нет условий. Ограничивать маржу банков, получивших поддержку, было бы нерыночно. Приспосабливайтесь к новым реалиям.

Силуанов. Денег нет. Бюджет свёрстан. Возможно, налоги будем повышать.

Медведев. Если входящие условия меняться не будут, то трудности будут нарастать.

Вывод.

До правительства дошла мысль о том, что всё плохо, что-то надо делать.

Есть разумные предложения по поддержке реального сектора, которые озвучили Аркадий Дворкович и Денис Мантуров.

Однако позиции гайдаровцев в Центробанке и Минфине остаются незыблемыми.

Дать банкам (только избранным, у неизбранных отзываются лицензии) триллион для них не проблема, на сельское хозяйство и промышленность денег нет. Ограничить цены на зерно и сельхозтехнику это рыночно, ограничить маржу банков (избранных) нерыночно.

Поэтому поддержка промышленности и сельского хозяйства будет носить очень ограниченный характер. <…> После этих двух совещаний мой экономический прогноз такой: кризис будет усиливаться.

Антон Носик: Вчерашняя пьеса в двух действиях от делового партийца Константина Бабкина — очень доходчивая иллюстрация того, как понимают «борьбу с кризисом» разные группы интересантов, представленные в российском правительстве и в его отраслевых комиссиях. Все они понимают её совершенно одинаково: денег — мало, а будет ещё меньше. Но сколько-то триллионов в казне пока осталось, нужно успеть урвать эти остатки себе.

Претенденты (промышленники, аграрии, банкиры) приходят в правительство и говорят: «Дайте». Хранители бюджета (ЦБ и Минфин) отвечают: «Не дадим, у самих нету». Просители начинают жаловаться на кризис. «Тоже мне, удивили», — фыркают в ответ хранители.

А знаете, что самое смешное в этой пьесе?

Что никто из её действующих лиц в реальности не принимает никаких решений. Собрались, поговорили, обсудили, а в эпилоге (который играется при опущенном занавесе) настоящее начальство возьмёт да и распилит эти бюджетные остатки так, как сочтёт нужным. Не заглядывая в протоколы этих потешных совещаний, не советуясь ни с просителями, ни с хранителями, и руководствуясь больше персональными соображениями, чем отраслевыми. То есть залезть в бюджет дадут очень конкретным людям из дачного кооператива, будь они хоть банкиры, хоть промышленники, хоть аграрии. А по-другому, если вдуматься, и быть не может, когда вся стратегия борьбы с кризисом сводится к детской считалке «этому дала, этому не дала», под аккомпанемент победных маршей из радиоточки.

Что же до реального сельского хозяйства, то его вопросы решить очень просто. Как – знает министр промышленности, торговли и развития предпринимательства Новосибирской области Николай Симонов:

«Я считаю, что нужно обратиться к населению, чтобы население в 2015 году вернулось на садовые участки, которые брошены, вернулось на огороды. Надо решить вопрос по производству картофеля, спокойно, обстоятельно, без ажиотажа. Надо дать людям возможность, чтобы картофель был посажен, потому что продовольственная безопасность складывается из безопасности каждой конкретной семьи».

Чиновник отметил, что картофель в Новосибирской области выращивается практически только на личных участках, а коллективных хозяйств и фермеров мало. «Думаю, надо подготовиться к весне и определенным социальным группам найти возможность предоставить, помочь, чтобы они нашли возможность себя обеспечить», — сказал Симонов.

Глава Росмолодежи вчера высказался в том же духе:

Можно и долговые ямы возродить, была бы политическая воля. В Управлении внутренней политики АП РФ ее явно нет – сегодня все изучают документы, выложенные вчера в сеть Шалтаем-Болтаем:

Еще большей популярностью пользуется такая вот «карта»:

Игорь Драндин: Вот посмотрите, какой ерундой АП занимается. Вот вам фрагмент слива кремлёвской аналитики. Дилетанты! Меня занесли в категорию умеренных независимых оппозиционеров. Даже обидно, умеренный, я, по их мнению, значит. Завтра должны опубликовать больше информации.

Андрей Уренев Стариков националист критикующий власть? Они там ******** (совсем тронулись). А Поткина они за ура-патриотизм в тюрьму кинули? ****** (О, Боже), им что, Святенков этот график составлял?

По словам Игоря Драндина, это аналитика реакции на ситуацию с Крымом. Что отчасти объясняет отсутствие в списке, например, Алексея Навального. Впрочем, особенно всех радует «интеллигенция».

Константин Сонин: Представители интеллигенции неплохие. Средний рост 185, вес за 90... С такими не страшно.

Николай Левшиц: Такое впечатление, что грантоеды от АП в компании с Потупчик отчитались за пару миллионов рублей, выделенных на эту табличку. Их кураторы ещё миллиона три себе в карман положили. И всё.

На самом деле у всех этих классификаций есть не только виртуальное, но и вполне оффлайновое измерение.

Ольга Романова: Вчера вечером мой муж Алексей Козлов шёл по Петровскому бульвару с Леонидом Парфёновым, вологодским мужичком. К Леониду подошли двое ряженых казаков, назвали Лёню мудрёным словом "русофоб" и велели валить. Надо же, а еще несколько лет назад Лёню, помнится, обвиняли в антисемитизме. ...Интересно, а вот все эти казаки, есаулы и сотники - они откуда берутся и куда потом деваются? Тараканьи бега какие-то, но там хоть женераль Чарнота имелся, а у этих рейдеры из Жуковки, Парамоши.

Без Левиафана в обсуждении, понятно, никак:

Hasmik Pogosyan Козлик, который умел считать до десяти, научился сортировать оппозицию! Вместо того, чтобы послушать, критику, найти в ней рацио, корректировать свои действия во благо всей страны, они сортируют. Потому, что их цель не благо страны, а воровство, до последней медной копеечки обобрать страну и в свои авуары из Левиафании свалить. У них есть и другой план: сократить численность населения до необходимого минимума обслуживающего персонала и по наследству передавать свои посты и должности.

С этим диагнозом, кстати, согласен Алексей Навальный – впрочем, по другому поводу. Он цитирует сегодняшнее заявление Игоря Сечина в связи со вчерашним награждением его сына:

Навальный продолжает:

Честно говоря, я думал, что вчерашняя история с награждением "за многолетний труд" 25-летнего сына Сечина будет развиваться в сторону "ну, подчиненные перестарались, хотели сделать приятное, а мы не заметили и теперь будем тему заминать".

Как видите, нет. Нормально всё, смущаться никто не думает. Дело исторической значимости, я благодарен президенту.

Я смотрел это сегодня, и мне пришла в голову такая мысль (возможно, совсем не оригинальная): а ведь эта кремлешушера, они в буквальном смысле планируют создать неофеодальную систему.

То есть все ключевые предприятия в стране либо прямо будут принадлежать их детям, либо принадлежать им де-факто, называясь "государственными". <…> Таким образом будет гарантирована система, где вся власть и все деньги России будут принадлежать 5-7 семьям.

Не смейтесь, я не преувеличиваю. Это же на самом деле так. Крупнейшие банки: ВЭБ, Россельхоз, ВТБ - дети Патрушева, Фрадкова, Иванова. Энергетика - дети Сечина. Электроэнергетика - Мурова. Якунин - РЖД. Строительство и инфраструтура - дети Тимченко и Ротенберга. СМИ - Ковальчуки.

Что там им осталось? Сбербанк подобрать да металлургию (Усманов всё перепишет, на кого скажут), да связь. И будет полный комплект.

Подойдёт папе Сечину время уходить на пенсию, нам в телевизоре скажут: если не Сечин-младший, то кто? Кто ещё обеспечит стабильность и преемственность? У кого медаль за многолетний труд?

Это реальный план. Так и будет. И гербы нарисуют, и фирменные номера на автомобили, и камзолы бархатные наденут для семейных портретов. И даже повесят эти портреты в школы, где будут учиться наши дети. В галерею "лучшие люди страны". Нужно чётко осознать, что так и будет, если мы их не остановим.

И вот еще так будет:

А пока не все еще вассалы, Шалтай-Болтай выставил на продажу переписку Натальи Тимаковой:

Михаил Соколов: Хотелось бы Сечина или Иванова. Можно Суркова. Мелко как-то плавают.

14:40 22.1.2015
Ольга Серебряная

Нет абортам и «Википедии». «Иранизация» России. Мелкие черты грядущего апокалипсиса. Нейтрализовать лидеров и посадить случайных людей. «Добраться до тех, кто принимает решения»

Страшные новости из соседней страны, в которой – не без помощи России – идет «странная война» меркнут на фоне мелких московских новостей. Вероятно, потому что от них становится еще страшнее. Звезда номер один сегодня – замглавы Рособрнадзора Александр Бисеров, который во время встречи с журналистами предложил запретить «Википедию», потому что в ней много ошибок.

О том, что это действительно проблема, в том числе связанная и с положением России на международной арене, пишет Иван Курилла:

Чего-то народ в речи Обамы нашел только про Россию. Она там на обычных для современных США стопятнадцатых позициях (это и обидно, да?).

А меня вот что задело: "America thrived in the 20th century because we made high school free, sent a generation of GIs to college, and trained the best workforce in the world. But in a 21st century economy that rewards knowledge like never before, we need to do more."

Россия/СССР в 20 веке ведь тоже добилась успеха потому что ввела всеобщее бесплатное образование (и многое в образовании сделала раньше, чем США, - хотя стартовала с худших позиций). И вот теперь делает прямо противоположное. 21 век пройдет без России? (и ведь не стараниями Обамы, - а собственного правительства).

Максим Трудолюбов: В России очень много умных и талантливых людей. Почему они снова и снова воспроизводят систему, которая легко может их самих уничтожить – загадка. Может быть, нужно, чтобы систему строили люди поглупее.

«Почестнее», - пишут в комментах. И вот в каком смысле – Алексей Захаров: Потому, что думают, что они такие умные, а все остальные - такие глупые. То, что мы видим - это очередной смелый эксперимент в рамках отдельно взятой страны. На этот раз - по построению элитократии или как ее там

Правительству же в изгнании России из международного XXI века активно помогает церковь.

К законодательно органу РФ «с первосвятительским Словом» сегодня обратился патриарх Кирилл. И сразу поднял самый насущный вопрос:

Не совсем, конечно, так: он предложил вывести их из системы обязательного медицинского страхования. И не только аборты:

Александр Тимофеевский: Адова война, которая только нарастает, каждый день гибнут люди. С одной стороны русские и украинцы и с другой украинцы и русские, отупевшие, озверелые, кличут друг друга фашистами. На фоне этого апокалипсиса Патриарх приходит в Думу, впервые в истории, и требует запретить аборты. Как будто ему заказали проиллюстрировать стихи Пушкина:

Глухой глухого звал к суду судьи глухого,

Глухой кричал: «Моя им сведена корова!» —

«Помилуй, — возопил глухой тому в ответ: —

Сей пустошью владел еще покойный дед».

Судья решил: «Почто ж идти вам брат на брата,

Не тот и не другой, а девка виновата».

Зюганов заметно отстает от жизни – вот Виталий Милонов уже действует:

«Новость», конечно, будет долго обсуждаться, и все, конечно, забудут, что большинство абортов в России и так уже двадцать лет делаются в платных медицинских центрах, потому что в бесплатных их делать страшно. (Что привело бы разговор к социальной повестке – но до нее еще далеко: слишком популярны пока в сети картины грядущего апокалипсиса). Михаил Фишман посвятил «иранизации» России колонку на «Слоне» - закон, даже применяемый избирательно, нам теперь не указ:

Есть вещи поважнее закона, как выразился пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков, когда кабельные операторы отключали телеканал «Дождь». По той же причине региональные власти заранее запрещают на своих вотчинах звягинцевского «Левиафана», а представители той самой возмущенной общественности призывают его к публичному покаянию на Красной площади. Как в старые добрые времена, которым уже давно не осталось живых свидетелей.

Есть вещи поважнее закона. И главная – это архаичное, фундаменталистское представление о том, что любая альтернатива единственно верной точке зрения заведомо аморальна. Не сама эта точка зрения нуждается в аргументах и подтверждениях, но ее противник – в изобличении и осуждении. Обратите внимание на скабрезно-саркастическую интонацию, с которой теперь государство доносит свою позицию – через любой свой рупор: от теленовостей до мидовских сводок. Потому что задача заключается не в том, чтобы убедить в своей правоте оппонента, – правота в этом не нуждается, – а в том, чтобы изобличить в оппоненте негодяя и подлеца. Следственный комитет в пресс-релизах ерничает и потешается над мелочностью, жадностью, лицемерием фигурантов своих уголовных дел с тем же энтузиазмом, с каким Дмитрий Киселев выводит на чистую воду Дженнифер Псаки.

Справедливость вместо закона – широкая моральная санкция. Буква УК и прежде служила дышлом, но «повседневному беспределу российской уголовной юстиции больше не требуется публичная демонстрация законности, – отмечает эксперт в сфере правоприменения Элла Панеях, анализируя последние громкие уголовные дела, в частности дело Алексея Навального, – ее заменили демонстративный разрыв с парадигмой законности и прав человека и мощь телевизионной пропаганды». В этой же логике законы становятся все более рыхлыми, нечеткими и абстрактными, а система торопится снять с себя обременение формальностями, лоббируя ускорение процедуры, и вот МВД уже вносит проект закона о расследовании нетяжких преступлений в десятидневный срок.

Колонку свою Михаил Фишман, однако, заканчивает намеком на то, что даже и термин «иранизация» в нынешней ситуации не совсем подходит:

Прогрессирующему российскому фундаментализму, который и сам себя вряд ли пока осознает в этом качестве, крайне трудно подобрать адекватную аналогию. В изможденном санкциями Иране идут реформы, в Китае патриотизм и экономический рост (пусть замедлившийся), а хунвейбинов уже лет сорок как сослали на свинофермы. Хромают сравнения с советским временем: даже при сталинизме, внешние черты которого легко угадываются в пресс-релизах Следственного комитета, фундаментом веры в империю служил не только страх, но и идея будущего, перспектива промышленной революции. Куда же кривая вывела и на что, на кого становится похожа нынешняя Россия? Никому, начиная с главы государства и кончая диктором теленовостей или байкеру в шапочке, эту ужасно тоскливую мысль не хочется додумывать до конца.

Близящийся апокалипсис имеет пока выраженные кафкианские черты. «Московский комсомолец» сегодня публикует интервью Евы Меркачевой с сидящем в Бутырке Олегом Навальным, у которого цензоры конфисковали фантастический рассказ:

На то, что у него отобрали тетрадку, в которой были детские рассказы, Олег Навальный пожаловался правозащитникам в минувшие выходные. В ФСИН пообещали в инциденте разобраться и вскоре тетрадку Олегу вернули, но... Свидетелями дальнейшей перепалки между работником изолятора и заключенным стали правозащитники.

Навальный: - Они вырезали оттуда мой рассказ. Целиком!

Сотрудник СИЗО, он же Цензор: - Там была поэтапная инструкция по передаче в камеру запрещенных предметов.

Навальный: - О чем вы?! Это фантастический рассказ. Увлекательный. Он был в виде письма жене и детям. Там описывался беспилотный летальный аппарат, который стоит миллион рублей. Где бы моя жена взяла столько денег? И как бы она сюда этот аппарат направила?

Цензор: - А вот все это у вас и описывалось. И как условные знаки подать, и как отыскать среди всех окон окно нужной камеры. Схемы, планы. Все там есть.

Правозащитница: - Олег, это правда?

Навальный: - Повторяю, это художественный вымысел. Там есть, например, пункт, как отвлечь охранника: для этого я использую образ одного из героев фильма «Звездные воины» Чубаки. Где бы я нашел в «Бутырке» Чубаку?

Шутки шутками, а рассказ попал в личное дело Навального. Заключенный переживает, что из-за этого в его деле появится запись типа «склонен к незаконным действиям».

Алексей Навальный: Вроде смешно, но, на самом деле, совсем не смешно. В единственном письме мне от Олега, которое за это время пропустил цензор Бутырки, он писал, что газет нет, книг не дают, делать нечего, от скуки он написал сказку для своего старшего сына Степана о том, что тот (Степан) прилетает спасать его из тюрьмы на беспилотнике, пока Чубакка из "Звездных войн" отвлекает охрану. И даже эту сказку со всеми записями у него зачем-то отняли.

Ну, вроде обычная тупость и беспричинная подлость, чего обращать внимание? Однако история имеет продолжение. Оказывается, сказку из тетрадки вырезали и приложили к личному делу Олега в качестве доказательства "подготовки инструкции по передаче в камеру запрещенных предметов".

На фоне всего этого «Мемориал» признал Олега Навального политзаключенным.

Еще один виток абсурда связан с Рустемом Адагамовым:

По ссылке после «так вот» - сообщение о том, что Рустем Адагамов объявлен в федеральный розыск. По поводу этого сообщения сам блогер недоумевает.

Рустем Адагамов: LifeNews вдруг решил набросить лопатой на вентилятор, выдав за новость информацию, что меня объявили в федеральный розыск.

1. Не знаю, почему это было сделано именно сейчас, если по информации LifeNews в розыск я был объявлен в январе 2013, т.е. два года назад.

2. Не знаю, почему в информации присутствует УВД, если моим делом занимается СК, от которого я все это время регулярно получал письма о продлении срока т.н. «предварительного следствия».

3. За два года, кроме писем от следователя о продлении следствия, я не получил никакой информации о своем деле — ни повесток с вызовами, ни звонков. Более того, мой адвокат не может добиться встречи со следователем, чтобы понять, что происходит и уже подает в суд на бездействие следствия.

4. Расцениваю вброс LifeNews как попытку в очередной раз оказать на меня давление через СМИ, «оживить» эту тухлую тему. Хотелось бы только понять зачем и почему именно сейчас?

Ответ на вопрос, почему сейчас, в общем, понятен.

Федор Крашенинников: Они готовятся и заранее нейтрализуют всех, кто хоть немного лидер общественного мнения

Ровно то же самое происходит и с рядовыми участниками одиночных пикетов. Владимиру Ионову и Марку Гарльперину, которых обвиняют в злоупотреблении свободой собраний, посвящен репортаж Андрея Козенко на «Медузе». Владимиру Ионову 75 лет, он пенсионер:

«С Ионовым мы познакомились еще году в 2006-м или 2007-м, он пришел к нам и вступил в „Объединенный гражданский фронт“, — вспоминает в беседе с „Медузой“ Денис Билунов, в те годы — исполнительный директор ОГФ, а сейчас член комитета „Партии 5 декабря“. — Человеком оказался очень скромным, в передние ряды никогда не лез». Впрочем, добавляет Билунов, Ионов оказался весьма деятельным человеком: «Почему-то он очень охотно всегда шел именно на одиночные пикеты. Видимо, его это как-то эмоционально подзаряжало. Бесстрашный, в любую погоду выходил, в любую, скажем так, острую точку, с которой всегда могли забрать в полицию». <…>

Голос самого Ионова в телефоне звучит так молодо, что приходится переспрашивать, не ошибся ли я номером и действительно ли разговариваю с человеком, против которого на днях завели уголовное дело. «Восьмая часть 20-й статьи КоАП (повторное нарушение законодательства о митингах; также введена в 2014 году — прим. „Медузы“) для таких как я и придумана преступным путинским режимом. Ввели ее, вот она и упала мне яблоком на голову. Строго по закону Ньютона», — говорит он. «Вы физик?» — уточняю я. «Да какой там физик, — смеется Ионов. — Спекулянт я, книжной торговлей всю жизнь занимался. Жил весело, хорошо и несерьезно. Только ошибок немного наделал, нагрешил. До сорока с лишним лет жил как обыватель, ни о чем не задумывался, только знал, где добро, а где зло. Всегда думал, что власть на стороне добра, а потом как обухом ударило, когда выяснил, что на стороне зла».

На свой первый одиночный пикет Ионов вышел еще во времена СССР с плакатом «Советская власть — режим бездарей и насильников». Впечатленная советская власть выписала Ионову 11 суток в психиатрической лечебнице, но это было уже в середине 1980-х; выйдя оттуда, он продолжил борьбу. «Я не боец и не герой, просто мои интересы все время сталкиваются с интересами власти», — говорит он. Виновным себя Ионов признавать не собирается.

***

Марку Гальперину 46 лет, он из подмосковного Реутова. Закончил московский автомеханический институт. Впрочем, с 1990-х годов работал менеджером по маркетингу и продажам в различных телекоммуникационных компаниях. В одной из них (название не афиширует) трудится и сейчас. <…>

«Марк пришел в протестную деятельность незадолго до массовых акций 2011–2012 годов», — вспоминает Денис Билунов. <…> Билунов говорит, что по Гальперину сразу было понятно: уровень его доходов выше среднего — это существенно его выделяло среди ветеранов уличной оппозиции, где личные доходы — не на первом месте в списке приоритетов.

Билунов рассказывает, что Гальперин — фанатик уличного протеста «майданного типа». Он пропагандировал идею о том, что сначала вообще нужно собираться вдвоем, а потом обязательно придет кто-нибудь еще и приведет с собой — эдакий пирамидальный рост. «Но получалось не очень. Большие митинги 2011–2012 годов отодвинули его идею на второй план. А сейчас, когда вокруг апатия, он вновь начал ее пропагандировать», — вспоминает Билунов. Гальперин едва ли не ежедневно выходил на Манежную площадь с одиночными пикетами, убеждал в правильности «пирамидальной схемы» своих соратников. «Один из последних разов, когда мы виделись, он прямо с таким блеском в глазах говорил, что, если что, он и сесть не боится. Меня это тогда очень эмоционально зацепило», — делится Билунов.

Ионов и Гальперин – вовсе не лидеры общественного мнения, но, как показывает болотный процесс, как раз уголовные дела против случайных людей мощно подавляют всякую массовую активность. Евгений Левкович организует ежедневный пикет у входа на Красную площадь. После вчерашних переговоров с полицией он слегка скорректировал место проведения акции и правила поведения:

С завтрашнего дня мы собираемся в 19:00 каждый день при входе на Красную площадь возле памятника Жукова - в ста метрах от того места, где мы собирались последние три дня. Собственно, там, где стоял и Марк. Нас обещано пока не трогать. Мы, в свою очередь, заверили, что если нас тронут, то мы вернемся непосредственно на территорию Красной. Нет никакого смысла сейчас вступать в конфликт с полицией. Как говорил директор одесской филармонии Дмитрий Михайлович Козак, "шо вы воруете с убытков? Воруйте с прибылЕй". Наша цель совершенно иная: собрать несколько тысяч человек, создать полностью горизонтальное гражданское движение, не в интернете, а именно на улице, которое не будет ждать отмашек от "лидеров" и добьется отмены репрессивных законов и беспрекословного соблюдения наших свобод. Планов громадьё. Поэтому любые попытки даже знакомых нам людей развернуть возле нас плакаты, банеры, устроить фаер-шоу и прочее, мы будем воспринимать как желание помешать этим планам и развалить всё на начальном этапе. Нам не нужны "плакатики", мы всё прекрасно понимаем и без них, полиция - тоже.

Ждём всех, кто хочет заниматься серьезным делом, а не только бесконечно объяснять свои права второму оперполку. Поверьте, полку этому все равно, не он принимает эти решения. Мы должны добраться до тех, кто принимает.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG