Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Правозащитники через месяц узнают, что решил КС по их жалобе на бесконечные прокурорские проверки их организаций

Конституционный суд России 22 января провел открытое заседание по жалобе на неконституционность некоторых положений закона "О прокуратуре России", которую подали сразу несколько общественных организаций, в том числе "Мемориал", Межрегиональная ассоциация правозащитных общественных объединений "АГОРА", Комитет "Гражданское содействие" и отдельно его председатель Светлана Ганнушкина. Они утверждают, что многочисленные проверки, которые проводит надзорное ведомство, затрудняют работу НКО. На чью сторону встанет Конституционный суд, будет ясно примерно через месяц.

Конституционный суд Российской Федерации рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона "О Прокуратуре Российской Федерации". Коллективную жалобу подали сразу несколько общественных организаций: Правозащитный центр "Мемориал", Международное общество "Мемориал", "Гражданское содействие", Межрегиональная Ассоциация правозащитных общественных объединений "АГОРА", общественная организация "Забайкальский правозащитный центр", общественный фонд "Международный стандарт", а кроме того, лично Светлана Ганнушкина. Обратиться в высокую инстанцию их побудило огромное количество прокурорских проверок, которым с 2012 года подверглось множество НКО, в основном правозащитных.

Светлана Ганнушкина в Конституционном суде. 22 января

Светлана Ганнушкина в Конституционном суде. 22 января

Чаще всего прокурорские работники приходят не одни, а в сопровождении представителей Минюста, пожарной охраны, полиции, налоговой инспекции и других ведомств. Иногда проверки следуют одна за другой: хотя количество прокурорских инспекций ограничено законом, но, привлекая к проверке другие ведомства, прокуратура может обойти эти ограничения. А вот сроки, которые устанавливаются для подачи документов, затребованных прокуратурой, вообще никак не регламентированы, как и количество документов. Сотрудники НКО недоумевают, зачем их обязывают раз за разом предоставлять в прокуратуру многостраничные документы, когда все они есть в электронном виде в базах того же Минюста.

Правозащитники считают, что закон не должен позволять прокуратуре являться к ним безо всякой причины, и хотя в последнее время прокурорские работники, приходя в НКО, говорят, что к ним якобы поступила некая жалоба от некого гражданина, никто никогда так и не узнал, кто именно и на что жалуется. К тому же сотрудники НКО чувствуют себя совершенно беззащитными перед сотрудниками прокуратуры, которые вольны требовать столько документов, сколько им вздумается, и в такие сроки, какие они сочтут нужным назначить, и никого не волнует ни реалистичность этих сроков, ни то обстоятельство, что работа организации оказывается парализована проверкой. Заявители надеются, что Конституционный суд укажет законодателям на необходимость прописать четкий регламент прокурорских проверок: что является для них поводом, как часто они могут проводиться, какие ведомства могут быть к ним привлечены, какие документы и в какие сроки могут быть истребованы. А пока этого не сделано, заявители считают, что закон "О Прокуратуре Российской Федерации" в его нынешнем виде является неконституционным.

Первым в Конституционном суде 22 января выступил представитель ассоциации "АГОРА", организации "Забайкальский правозащитный центр" и фонда "Международный стандарт" адвокат Рамиль Ахметгалиев:

Обращаясь в Конституционный суд, заявители, мои доверители, не старались защитить исключительно свои собственные интересы

– Наша позиция заключается в том, что положения федерального закона "О прокуратуре" дают фактически неограниченные права по контролю за любыми юридическими лицами по принципу "когда хочу, тогда приду, что хочу, то проверяю", и что это не соответствует основам конституционного строя и ряду положений Конституции. Мы считаем также, что в нормах этого закона существует правовая неопределенность, а именно в части регламентации процедуры проверок. В законе говорится, что требования прокурора подлежат безусловному исполнению, а мы убеждены, что деятельность прокуратуры должна быть приведена в соответствие с общими принципами, заложенными в Конституции: четкое определение предметов, четкая регламентация процедур – как у всех остальных контролирующих органов России. Обращаясь в Конституционный суд, заявители, мои доверители, не старались защитить исключительно свои собственные интересы. Этот вопрос очень важно решить на будущее для всех – и для себя, и для других.

Полномочный представитель Госдумы в Конституционном суде Дмитрий Вяткин, напротив, упрекает заявителей в том, что их, по его мнению, волнует лишь судьба некоммерческих организаций. Он считает, что прокуратуру нельзя ограничивать ни в чем – ни в правах, ни в средствах, ни в методах работы:

– Если мы ограничим прокуратуру во времени, она может не выполнить свою задачу. Поэтому пусть проверяет столько, сколько хочет. Что же касается причин проверок – причина всегда одна: соблюдение законности абсолютно всеми на всей территории России. Если раздробить единое правовое поле, если относиться к режиму законности в зависимости от того, кто должен исполнять закон и как исполнять, где, в какое время, то эта тонкая ткань неизбежно порвется, появятся прорехи в механизме, который неукоснительно обеспечивает соблюдение законов и лицами, и государством на территории нашей страны. И мы увидим, что, используя эти прорехи, можно будет устанавливать режим беззакония, пренебрежения к общечеловеческим ценностям. К чему это приводит на практике, мы, к сожалению, видим во многих государствах, в том числе у наших соседей.

Мы не иностранные агенты, мы любим свою родину, и мы, может быть, большие патриоты, чем те, кто сегодня монополизировал это понятие

Председатель Комитета организации "Гражданское содействие" Светлана Ганнушкина не согласна с обвинением Дмитрия Вяткина:

– По-моему, мы очень достойно отреагировали: мы никогда не будем называть себя иностранными агентами и работать в организации, которая себя так назовет. Это ложь. Мы не иностранные агенты, мы любим свою родину, и мы, может быть, большие патриоты, чем те, кто сегодня монополизировал это понятие. Сегодня я видела, что нас слушают, что кто-то нам сочувствует, и вообще я думаю, что судьи Конституционного суда прекрасно понимают ситуацию – что все эти проверки были затеяны только для того, чтобы внести в реестр иностранных агентов многие организации, в том числе "Мемориал". Добровольно никто из нас этого не сделал.

На открытом заседании Конституционного суда присутствовала и председатель организации "Солдатские матери Петербурга" Элла Полякова:

Председатель организации "Солдатские матери Санкт-Петербурга" Элла Полякова

Председатель организации "Солдатские матери Санкт-Петербурга" Элла Полякова

– Этот закон очень важен для всех нас, тем более что мы как раз сейчас находимся в процессе суда с прокуратурой по поводу ее проверок. И самое забавное, что нам в суде приходится спрашивать: а какое основание есть для ваших проверок? Внутреннее распоряжение? Ведь мы до сих пор его не получили. Наша позиция состоит в том, что если прокуратура считает, что мы – иностранные агенты, пусть она это докажет, но она ничего не может представить. Так что для нас постановление Конституционного суда будет очень важным.

Ответственный секретарь Правозащитного совета Петербурга Наталья Евдокимова считает, что адвокаты заявителей выступили блестяще:

– Меня потрясают вопросы, которые задают наши оппоненты. Например: оснований проверки мы пока не знаем, сами себе чего-то придумали и к вам пришли, требуем все документы, потом что-то находим и кладем это в основание того, почему мы к вам пришли. Это все равно что завести на человека уголовное дело, осудить его, а потом искать причину для приговора. Рассуждая здраво, закон "О прокуратуре", конечно, не соответствует российской Конституции, говорящей о защите прав граждан.

Представитель Правозащитного центра "Мемориал" и организации "Гражданское содействие" адвокат Сергей Голубок считает, что права прокуратуры должны быть ограничены законодательно:

Это все равно что завести на человека уголовное дело, осудить его, а потом искать причину для приговора

– А федеральный закон должен следовать принципам формальной определенности, ясности, недвусмысленности. Мы считаем, что положения пункта 2 статьи 21 и пункта 1 статьи 22 Федерального закона "О прокуратуре" неясны и двусмысленны в следующих основных моментах: основания прокурорских проверок, сроки проверок, перечень участвующих в этих проверках лиц, а также – кто может быть проверен прокурором, какие документы и в какие сроки прокурор при этом может истребовать, и, наконец, права проверяемых субъектов.

Самым важным моментом Сергей Голубок называет основание проверки, а именно: кто может быть автором информации, которая станет поводом для проверки; насколько доказательны или, наоборот, голословны факты, лежащие в основании проверки; возможно ли изменение направления проверки в процессе проверки.​

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG