Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мусорный рейтинг, смех "Сатаны". Антикризисный марш "Весна". Кому принадлежит Освенцим? Плохой хороший Левиафан. Разгрузочный день в честь блокады

Лайвблог о дискуссиях в Сети


Кризис. Неизбежный. Зимний. Твой. Петербург, 23 декабря

Кризис. Неизбежный. Зимний. Твой. Петербург, 23 декабря

19:48 27.1.2015
Ольга Серебряная

Разгрузочный день в честь полного освобождения Ленинграда от блокады. «Выковыривает пшенинки из щелей пола». «Из памяти о блокаде состоят горожане. Даже молодые и глупые»

27 января – день полного снятия блокады Ленинграда, и «Первый канал» традиционно «освободил город от фашистов», а также торжественно «прорвал кольцо».

О том, что кольцо было прорвано 18 января 1943 года, а «фашистам» город вообще не сдавали, сказать уже как бы и некому: все помнят, чем закончилась год назад дискуссия «Дождя» о блокаде. Теперь в России одна из крупнейших трагедий Второй мировой войны служит поводом просто слегка похудеть. В фб запущена акция «Разгрузочный день памяти подвига ленинградцев». Юзер Худей, как я, вероятно, действительно думает, что в осажденном Ленинграде люди только тем и занимались, что избавлялись от лишнего веса. Вот описание «мемориальной акции»:

Разгружаемся по норме рабочих заводов на полной смене на декабрь 41 года - 400гр хлеба, сколько угодно стаканов Воды. Мальчикам вечером можно 100гр водки, но вместо хлеба. Для особо продвинутых рецепт Блокадного хлеба: хлеб того времени состоял из муки ржаной дефектной 45%, жмыха 10%, соевой муки 5%, отрубей 10%, целлюлозы 15%, обойной пыли 5%, солода 10%. Добавляли в тесто и ингредиенты органического происхождения, например, опилки из древесины. То есть за ингредиентами - в зоомагазин. Но - всем предлагаю или бородинский или простой ржаной. Присоединяйтесь, делайте репост. Вы не только подгоните свою фигуру и здоровье, но и зарядитесь энергией единой команды, вспомните подвиг ленинградцев во время фашистской Блокады. Всем крепкого здоровья и благ!

Юрий Васильев: Имеется: желание, чтобы автор фб-акции "Разгрузочный день в честь полного освобождения Ленинграда от блокады" некоторое время похудел в оффлайне на баланде. Максимум месяц-полтора, но реально.

Вопрос: возможно ли это по закону?

Предложения в духе набить креативное эбдо и далее — не рассматриваются. Только легальные механизмы российского законодательства. Спасибо.

Легальных способов, разумеется, нет. Впрочем, само желание упрятать человека за решетку в связи с фб-акцией тоже слегка непонятно.

Антон Карпов: Вы уж определитесь - либо же сви шарли, либо кощунство везде видеть и пресекать

Илья Клишин пишет в связи с этим о свободе слова в принципе:

Есть разница между американской и европейской свободой слова. европейская свобода слова это когда нельзя показывать свастику в кино. нельзя отрицать холокост и геноцид армян, уголовно наказуемо. это когда на радость нашим пропагандистским сми заводят дело на комика, который идиотски пошутил про же суи. это, конечно, не свобода слова, а неверие в людей и в их способность самоорганизовываться. в годы володинской реакции у нас то и дело говорили "а вот во франции так", "и в германии тоже". да, европейские бюргеры после чудовищной войны малодушно усомнились в себе и наложили законодательные запреты на определенные слова и изображения. мне не хотелось бы, чтобы будущая россия, которая неизбежно будет свободной, равнялась на это. и мне куда ближе американская свобода слова, которая растет из первой поправки. человеческий дух вольно реет, где он хочет. за слова судить нельзя. говорить можно что угодно. осуждение за слова может быть моральным, но не уголовным. если политик говорит ужасные вещи, за него просто не должны голосовать. по поводу этого французского комика, героя раши тудей и вестей, джон стюарт сказал: "да, он отрицал холокост. но почему вы административно отменили его концерты? разве не должен был ему позвонить его агент и сказать: ты знаешь, из-за твоих идиотских слов никто не покупает билет на наше шоу, возможно, тебе не следовало так говорить". и джон стюарт, великий джон стюарт, был как всегда прав

В фб на «Разгрузочный день» усиленно пишут жалобы, но пост пока и ныне там.

Очевидно, впрочем, что жалобами в фб нынешнего российского военно-патриотического маразма не побороть. Есть только один способ избавиться от идиотизма – просто взять и перестать быть идиотом. Иногда этому способствует изучение документов. Рустем Адагамов публикует отрывок из «Блокадной книги» Даниила Гранина и Алеся Адамовича – воспоминания Лидии Охапкиной:

Когда я уходила, моя дочка всегда плакала. Чтоб она не плакала, я ей давала маленький ржаной сухарик, и она его долго сосала. И на этот раз я дала ей. Но, уже запирая дверь, я услышала, что она заплакала. Это Толик отнял у нее сухарик, так как я ему не дала, потому что у меня больше не было. Я вернулась и его побила первый раз. Он громко плакал, и мне его тоже стало очень жалко. Я сказала, что, если ты будешь у Ниночки отнимать, я тебя выкину на улицу. Он говорит: «Не надо, мамочка, я больше не буду». Я его поцеловала, укутала в одеяло и пошла.

Сын все время сидел и смотрел на будильник. Я ему объяснила: вот когда будет большая стрелка на 12, а маленькая на 10, мы будем завтракать, а когда большая будет опять на 12, а маленькая на 3 часах — обедать. И он все время смотрел на часы. То пшено, что я получила по своей карточке, я разделила примерно на две части и на ужин два раза варила жидкую кашу. Один раз прихожу домой, ходила за хлебом. Смотрю, Толик сидит на полу и что-то спичкой там выковыривает. Я говорю: что ты делаешь? Он отвечает, что выковыривает пшенинки из щелей пола. Это я немного просыпала, когда варила, было темно, и вот он их доставал и вместе с грязью ел.

Татьяна Мэй предлагает смотреть, а не читать: Пока на Дворцовой сегодня пять тысяч дурней, разрываясь от казенного патриотизма, будут скандировать стихи Ольги Берггольц, пусть Галина Петровна Короткевич негромко расскажет о том, что она видела в осажденном Ленинграде.
Кажется, она до сих пор выходит на сцену театра Комиссаржевской. Посмотрите, как она держится и как говорит. Как повторяет: "Верьте мне, это все правда".

Вот отрывок из интервью Полины Барсковой, в котором она рассказывает о своем опыте переживания блокады – в данном случае речь уже идет не о свидетельстве современника, а о сознательной работе:

— Вы пишете о блокаде, как о чём-то очень личном, и это явно сознательная позиция. Вы родились и росли в Ленинграде. Но ведь не всякий, кто родился в том месте, где произошли трагические события, будет настолько их в себя впускать и так глубоко их воспринимать. Мне кажется, для этого нужны ещё яркие впечатления. Были ли какие-то у вас?

— Это замечательно сформулированный вопрос, для меня очень важный и очень сложный. Мне его всё время задают, так или иначе. Самая частая форма — меня спрашивают, были ли у меня бабушки и дедушки в блокаде. Скажу сразу: нет. Более того, я выросла в Ленинграде на юге, неподалёку от знаменитого блокадного памятника. И даже была там вскоре после его открытия. Он вызывал только ощущение невероятной помпезности: мрамор, золото, многочисленные фигуры, стоящие горестно и красиво. Никакого энтузиазма у меня в связи с ним не возникло, потому что как можно быть с этим связанной? Трудно быть связанной с мрамором и золотом.

В 20 лет я уехала из города, и прошло много лет, прежде чем в один из визитов я оказалась на выставке художников, которые изображали блокадный город. Это была выставка из запасников музея города. Кроме меня в тот день на выставке никого не было, и я одна ходила и смотрела на эти работы, яркие, красивые и запредельно страшные. До того момента у меня было ощущение, что я что-то о блокаде знаю, но внезапно выяснилось, что толком я не знаю ничего. И всё то знание, которым жителям города предлагается замотать это место, чтобы оно не болело, никуда не годится. В этот момент я поняла, куда мне нужно идти. Ведь у меня была выучка, я училась на замечательных филологических кафедрах — и я пошла в архивы города. И к дикому удивлению абсолютного дилетанта, которым я на тот момент была, я обнаружила огромное количество материала. Блокада переполняет ленинградские архивы. <…>

А я, впустив в себя этот яд, уже не могу остановиться. Когда я стала узнавать про жизни этих людей, меня в них всё поражало. Огромное количество человек было поставлено в самую страшную биологическую ситуацию, которую мы только можем — но не хотим — себе представлять.

— А мне кажется, не можем, даже если захотим, честно говоря. Ведь нельзя даже зубную боль себе толком вообразить.

— «Можем или нет?» — это действительно спорный и очень для меня важный творческий вопрос. Несомненно одно: эти люди решают массу прагматических и этических задач, и сопротивляются ситуации, которая сейчас их сделает зверями, а потом убьёт, изо всех сил, как только умеют. Это сопротивление принимает разные формы: если сейчас ты поделишься кусочком сахара, то это абсолютный подвиг. Ты уже вступаешь в дикий конфликт со своей биологией. Или пишешь стихотворение о том, что ты видишь, хотя вообще-то тебе больше всего хочется замотаться в миллион мерзких тряпок и лежать. Я провела с этими людьми в архивах десять лет. Они мне стали — вы, вероятно, правы, и нельзя сказать «понятны» — стали любимы. Это слово будет особенно точным, если принять, что любовь — это сосредоточение внимания. И, кроме того, меня поражало и поражает абсолютное отличие ситуации, от великой идеологизированной формулы Ольги Берггольц о том, что никто не забыт и ничто не забыто. Это не так. И люди забыты, и вся ситуация в каком-то смысле забыта тоже.

Такой парадокс: поминают блокаду все, а вот знать о том, какой она была на самом деле, современное общество вовсе не спешит.

Полина Барскова – автор многих статей о блокаде, но еще и автор очень особой книги прозы, «Живые картины», в которой прочитанное и узнанное о блокаде переживается и излагается так, как это невозможно сделать в статье. Книжку, на обложке которой помещена картинка Павла Зальцмана, отказались продавать в петербургском доме книги, потому что одна из фигур на картинке Зальцмана – обнаженная. Это тоже своего рода разгрузочный день.

На фоне всех этих диких выкрутасов начинает казаться убедительным один из связанных с блокадой мифов - миф о гибели в блокаде настоящего Петербурга и рождении совершенного чужого Ленинграда. Вот он в кратком изложении Даниэля Коцюбинского:

Итог блокады - не только в колоссальных цифрах жертв. В блокаду из жизни ушел тот город, который, надломленный революцией и последующими кровопусканиями, все же продолжал существовать. Он жил до тех пор, пока жила петербургско-ленинградская интеллигенция – те самые «иждивенцы», которым суждены были в первую блокадную зиму 125 граммов - черная хлебная метка, означавшая слегка отсроченный смертный приговор…

После войны остались здания. Но массы петербуржцев, наполнявших свой город особым цивилизационным смыслом, больше не было. Опустевший Ленинград заполнили другие люди. Уцелевшие «старые петербуржцы» превратились в уходящий реликт. Может, в этом и кроется одна из причин того, что для массы сегодняшних горожан День памяти о Блокаде вполне органично вписался в предложенный начальством формат большого фейерверка…

Кажется, этот тезис полностью опровергает текст Анны Север, опубликованный сегодня на «Кашине»:

Здесь, в городе даже приезжие со временем начинают испытывать те же чувства. Это в памяти стен, в штукатурке домов, это в граните набережных, в дворах-колодцах, где настаивается бледная вода петербургского неба. Ленинградская блокада – это мрачная и темная изнанка города. Туда не хочется смотреть, об этом страшно думать, мучительно помнить. Но она, блокада, где-то совсем неглубоко в подсознании, всегда рядом. <…>

В далекой юности попала в какие-то гости на Петроградской стороне, было уже поздно ехать по домом, да и мосты развели, поэтому, попив чаю и кофе, мы расположились в конце концов на ночлег. В суматохе кто-то рассыпал на пол сахар. И хозяйка махнула рукой — завтра соберу, не беспокойтесь.

Я заснула на диванчике в гостиной, в которой мы пили чай. И приснился мне худенький, почти прозрачный мальчик. Он робко вошел в ту комнату, где я спала, сделал несколько шагов, а потом молниеносно, как юркий голодный зверек, он кинулся к этому рассыпанному сахару и стал есть его, есть, и руками, и просто ртом. Жадно и некрасиво.

Я проснулась в ужасе, в той же самой комнате, и мне даже не надо было толковать этот сон – я знала, что мне приснился мальчик из блокадного Ленинграда. Из этой комнаты. Какое бы для него было сокровище – эта сахарница, полная белого сахара…

С блокадой ты сталкиваешься совершенно случайно, десятилетия спустя, неожиданно: в юности подружка снимала комнату в большой коммуналке на Васильевском острове. И была там одна старуха – вредная, склочная, злая Баба-Яга, с вечными придирками, скандалами, руганью, с грязным языком.

И моя подруга однажды, не выдержав, крикнула ей – ну что ж вы злая-то такая! Что ж вам не живется-то, что ж вы все скандалите!

А та вдруг помолчала и говорит ей в ответ серьезно, без крика, задумчиво даже :

— Злая? Ну да, злая… Зато я в блокаду никого не съела. А вот баба, что жила в сорок втором году в твоей комнате — она съела. Она вот доообрая была. <…>

Но мы все же стесняемся выбрасывать еду. И боимся без нее остаться. И каждая зима – даже такая сопливенькая, как нынешняя – нам напоминание о тех страшных зимах.

И из этой памяти состоят горожане. Даже молодые и глупые.

В завершение - классическая праздничная фотография: салют в честь полного снятия блокады на стрелке Васильевского острова 27 января 1944 года.

На «Кашине» - много фотографий блокадного города и подборка газетных статей за 27 января 1944 года.

17:10 27.1.2015
Ольга Серебряная

«Праздник» в Освенциме. «Действующая модель Бабьего Яра». Братья Бандеры. Изобретение нации и пена «обиды за народ». Кому принадлежит Освенцим. Музыка траура: Вторая мировая война в России и на Западе

В Москве по этому поводу «праздник», сообщает Лев Рубинштейн:

На улице, соседней с моей, находится Еврейский музей. А уже на моей улице стопиццот полицейских машин и расставленных через каждые полтора метра живых полицейских с сосредоточенными лицами.

Утром, выйдя в магазин, я спросил у одного из них, что, мол, происходит. Он свободной от палки рукой показал в сторону музея и коротко сказал: "Там праздник сегодня".

А, ну да, конечно: Аушвиц, то, сё...

А на праздник, надо полагать, прибудет кто-нибудь из "этих" .. Или уже...

Удивительно, кстати, точно найденное слово. Праздник, конечно, а что же еще.

Из «этих» там «главный защитник» российских евреев Путин, избавивший от своего присутствия хотя бы Освенцим.

Ну и слава богу, что музей, а не реконструкция. Хотя куда сегодня без реконструкций.

Александр Филиппов: По каналу "Культура" показывают заместителя директора музея Великой Отечественной войны второй степени.

Мы, -- говорит он, -- для участия в выставке, изготовили действующую модель Бабьего Яра.

Остановите меня, пожалуйста, я сейчас откушу кусочек стеклянного бокала. Жалко. Вещь дорогая, заграничная.

Бывают, впрочем, реконструкции и не столь зловещие.

Варвара Турова: Сегодня, 27 января оркестранты берлинской филармонии будут играть на скрипках, на которых играли узники Освенцима в лагерном оркестре. На концерт приезжает скрипичный мастер из Тель-Авива с 17 инструментами, которые он собрал и сохранил.

Не могу найти подходящие слова, но, в общем, жизнь продолжается, а смерти нет никакой.

Минобороны России заботливо напоминает о многонациональном составе Красной Армии:

Публикация этих документов Министерством обороны является, очевидно, ответом на заявление польского министра Гжегожа Схетыны о том, что Освенцим освобождали украинские солдаты. На такие ответы всегда летят ответки.

Денис Соловьев-Фридман: В этот день - Международный день памяти жертв Холокоста, день освобождения Освенцима, мы также чтим память двух младших братьев Степана Бандеры - Василия и Александра, погибших в Освенциме. В этот день в нашей семье было принято петь украинские народные песни. Так мы этот день отмечали, когда жив был мой дед, потерявший первую свою жену с дочерьми в Освенциме. И радуемся за тех, кто выжил. Как номер «A-7713» - Эли Визель, и немногие другие...

За такими шутками-спорами всегда забывается, что «нация» и «нацизм» - слова однокоренные и что без сложившегося в XIX веке понятия «нации» не было бы и Холокоста (это, конечно, не делает геноцид европейского еврейства результатом каких-то чисто мыслительных операций, но задуматься бы не мешало). Как раз этим занимается на «Снобе» Евгений Бабушкин:

Национальная идентичность — как боль, как болезнь. Хотите превратить человека в хохла, жида, кацапа — расстройте его, а лучше помучайте его близких.

Я тоже просто человек — ну, русский вроде, коли Пушкин и кириллица. А в Будапеште стал евреем. Это случилось у памятника «60 пар чугунных сапог». Он хороший: будто люди разулись и шагнули в Дунай. На самом деле их разували насильно. 250 тысяч будапештских евреев — четверть города — убили в Освенциме. Остальных столкнули в реку. Последнее, что они видели из воды, — свою обувь на фоне фантастического парламента. Он похож на истыканный копьями торт. Теперь там памятник. <…>

По Дунаю в те годы плыло много трупов. Меня отчего-то волнуют еврейские. Там, в Будапеште и в Сербии, я ощутил национальность, заболел своим еврейством, как пневмонией — пусть во мне лишь половина еврейской крови, и Холокост миновал моих предков с Черниговщины. <…>

Нация — это изобретение. Как водка или колесо. Ее начали придумывать в 17 веке (Вестфальский мир) и закончили в начале 19-го. «Есть немец в себе и для себя, вне зависимости от судьбы, которая его сейчас постигла!» — обиженно восклицает Фихте в «Речах к немецкой нации». Спустя век эта обида превратила лоскутное одеяло разделенных немецких земель в плащ-палатку, едва не накрывшую весь мир. Выдумкой философов и политиков заболели миллионы.

Нация — это выбор. Иногда трагический. В «Кабаре» Боба Фосса есть герой второго плана — Фриц Вендель, пройдоха, отказавшийся от еврейства. Он переходит обратно из немцев в евреи, чтоб жениться на еврейке по любви. Самое начало тридцатых. Мы знаем, что будет дальше.

Нация — это выбор. Иногда его совершают за тебя. Назначают кем-то, не оставляя вариантов.

— Ты русский, брат, ты ватник-интервент, пушечное мясо, раб безумного диктатора.

— А сам-то ты хохол, дикарь, убийца женщин и детей.

— Господа, да вы оба евреи. А для евреев у нас специальное, хорошо обустроенное место на юге Польши. <…>

27 января — День памяти жертв Холокоста. На иврите его называют Шоа — Катастрофа. Это самое массовое в истории убийство по национальному признаку. Но не последнее, конечно. Потом убивали втихомолку, на окраине. Почти бесследно исчезали народы со смешными именами. А они и не думали, тутси они или хуту, пока не получали нож в бок.

О «национальных» битвах, продолжающихся в Восточной Европе в связи с Катастрофой, пишет Ярослав Шимов – его текст опубликован в «Русском журнале»:

В Польше хватает и собственных «обидевшихся за народ». Обиделись на польского режиссера Павла Павликовского, снявшего фильм «Ида», который будет в конце февраля одним из соперников российского «Левиафана» в борьбе за «Оскар» в номинации «Лучший фильм на иностранном языке». Главная героиня фильма, действие которого происходит в 1960-е годы, узнаёт о своем еврейском происхождении и о том, что ее родители были убиты во время оккупации – но не немцами, а польской семьей, которая поначалу и спрятала их от нацистов. Убиты из страха: оккупанты карали смертью не только укрывательство евреев, но даже недоносительство тех, кто знал об укрывающих. Общественная организация под названием Reduta Dobrego Imienia (можно перевести как «Защита доброго имени») начала сбор подписей под петицией, критикующей фильм «Ида» за «антипольский» характер. <…>

Дело тут не в том, что «Ида» как-либо извращает историю. Факты убийства евреев поляками во время и сразу после Второй мировой широко известны, как и факты спасения тысяч евреев их польскими соседями и соотечественниками. Самое любопытное, что фильм вызвал у некоторых критиков прямо противоположную реакцию: мол, он возрождает классические польские антисемитские стереотипы о «жидокоммуне». Ведь другая героиня фильма – Ванда, единственная выжившая родственница Иды, – тоже еврейка, бывший коммунистический прокурор, сильно пьющая дама за 40, открыто признающая, что в послевоенные годы послала на смерть множество людей.

В нынешней Восточной Европе, включая и Россию, массовой реакцией, которая подогревается политикой, опирающейся на якобы исторические аргументы, стала вот эта необычайная обидчивость – причем не за себя, а сразу за целый народ. <…> Я бы назвал это параноидальным коллективизмом: те, кто им охвачен, не видят частного за общим, людей за народами, индивидуальных трагедий и побед, боли и радости – за карикатурными представлениями о «поляках», «евреях», «украинцах», «русских» и т.п. <…>

Всей этой идеологической пены становится в последнее время так много, что хочется, как ни странно, похвалить ведомство Гжегожа Схетыны за одну креативную находку. На мемориальные акции в Освенцим в этом году Польша действительно никого из иностранных государственных деятелей специально не приглашала, и их протокольные выступления в ходе торжеств не запланированы. Понятно, что это было сделано для того, чтобы не звать в Освенцим Владимира Путина. Но неожиданно получилась хорошая вещь: приедут лишь те политики, кто сам захочет, и будут по большей части сидеть молча. Возможно, это единственно правильный подход к исторической политике вообще. Пусть говорят те, кому действительно есть, что сказать – прежде всего, еще живущие ветераны и узники. Может быть, это максимализм, но я бы вообще проводил все памятные мероприятия, связанные с трагедиями прошлого, в молчании – за исключением подходящей к случаю музыки. Ведь история требует прежде всего осмысления, а думать лучше молча и в тишине. По крайней мере тем, кого еще не отучили думать.

Вот, например, фотография участников сегодняшней церемонии в Освенциме:

«Слон» публикует интервью со Здзиславой Влодарчик, которая попала в Освенцим 11-летней девочкой и выжила:

– Я где-то слышала, что в чудовищных условиях лагерей смерти первым делом умирала человечность. Или все-таки узники поддерживали друг друга?

– Помню, как один из бывших узников мне однажды сказал, что в лагере все доброе уничтожалось, а злое вознаграждалось. Делали все, чтобы психически сломать человека. Наша надзирательница Мария была добра к нам, утешала нас, просила даже освободить нас от утреннего аппеля (переклички). За свою человечность ее отправили в 11-й блок, откуда она больше уже никогда не вернулась. Но бывали случаи, когда даже некоторые немецкие надзиратели были не такими извергами. Вот лежит, например, кусочек хлеба, и надзиратель мог специально отвернуться, сделав вид, что не видит, как кто-то этот хлеб подбирает и жует. При этом если человек был один, то он вел себя одним образом, а если их было несколько, то совсем по-иному. Они тоже боялись, что на них могут донести. Но часто все-таки у меня возникало ощущение, что для работы в лагере немцы специально выбирали садистов, особенно если это касалось функциональных узников или капо. Их привозили из Германии, где специально тренировали в других концлагерях, начиная с 30-х годов. За проявленные зверства в отношении узников их потом еще и награждали.

Человечность вытравливали. Ведь кого привозили в Аушвиц – интеллигенцию в основном: учителей, инженеров, людей с высшим образованием. Их боялись, потому что они понимали, что происходит. А если взять простого человека, то он делал то, что ему говорили, подчинялся. А интеллигенцию старались ломать в лагерях.

– Вам встречались такие узники, которые в лагере вели себя по-зверски в отношении других заключенных, а потом по прошествии времени и войны изображали из себя невинных жертв?

– Да, я помню один такой случай. В лагере были специальные бараки для женщин старше 60 лет, которых называли бабушками. Уже темнело, когда я побежала к одному из этих бараков, так как узнала, что там находится соседка, которая жила рядом с нами в Варшаве. Я видела, как женщины пытались греться возле печек, но потом к ним подошла старшая по блоку и начала избивать их толстой палкой, чтобы они шли прочь. Ирония судьбы в том, что потом, уже после войны, я встретила эту самую старшую по блоку, которая палками била пожилых женщин. В 1947 году я поехала на девять дней с мамой в санаторий, и, как в то время часто и бывало, все рассказывали друг другу о времени, проведенном в концентрационном лагере. Так я услышала разговор нескольких женщин, и один голос показался мне очень знакомым, и я вспомнила, кому он принадлежит. Это была та самая старшая по блоку. Я сказала ей: «Вам, по-моему, было не так уж и плохо в концлагере». Конечно, она на меня за это обрушилась с гневными упреками, а я просто спокойно напомнила ей при всех, что она дружила тогда со старшей по моему блоку, и назвала ее имя. Воцарилась тишина, все поняли, кто стоял перед ними. После этого она в тот же вечер уехала из санатория, пробыв в нем всего два дня.

– Что помогало людям выжить в этом аушвицком аду?

– Только удача, везение. Даже еврейским детям иногда удавалось выжить, хотя их чаще всего сразу же после поезда целыми семьями отправляли в газовые камеры. Но были единичные случаи, когда им удавалось смешаться с нами, если внешность была не столь характерна. Так что только везение могло спасти этих детей, как и всех остальных.

О том, что опыт Холокоста должен сейчас переживаться именно лично, пишет Александр Осовцов:

Сегодня - День памяти жертв Холокоста. Как у любого ашкенази, в гетто и лагерях у меня погибло много родственников, которых я так и не узнал. Вчера Меркель в очередной раз признала ответственность Германии за Холокост. Я считаю, что Германия оказалась лишь остриём огромного копья общемирового антисемитизма и ксенофобии. Это не оправдание нацистов, разумеется, это память о том, что было до, одновременно и вокруг. О том, как ни одна страна не хотела впускать евреев, которых немцы сначала хотели депортировать, а потом не пускали и пытавшихся бежать от гибели. О том, что многих выдавали обратно. О том, что первыми погибшими в Освенциме были советские военнопленные-евреи, потому что из-за отношения Сталина к своим солдатам, попавшим в беду, их можно было убивать. И о том, что были Праведники Мира - отдельные Люди, которые вопреки всему, и прежде всего вопреки "молчанию всего мира", о котором сказано в надписи на воротах Яд-Вашема, музея Холокоста в Иерусалиме, следовали смыслу слова "гуманизм". Потому что геноцид всегда совершают общество и государство, а противостоят ему личности. И тогда, и сейчас.

Поместить Холокост в прошлое в собственном смысле невозможно, если относишься к этому опыту серьезно.

Демьян Кудрявцев: Однажды 25 лет назад мы с Михаилом Генделевым обсуждали знаменитое утверждение Целана, что нельзя писать стихи после Аушвица. И Генделев тогда сказал, что всегда, когда пишешь, ты пишешь "до". Потому что Аушвиц всегда впереди.

О том, насколько осмыслен Холокост в России, я писала здесь, и диагноз мой неутешителен. В записи Мириам Новиковой – еще одно тому подтверждение:

Включила телевизор и услышала, как там рассказывают про освобождение Освенцима, что у нас "...были врачи, которые имели опыт лечения людей с дистрофией...". Эх.

Как будто опыт Освенцима и других нацистских лагерей уничтожения сводится к проблемам изнурительного труда и крайнего истощения. Михаил Фишман пишет на сайте Forbes, что Россия и Запад совершенно по-разному понимают сейчас Вторую мировую войну:

В одном случае это сакральные образы и звуки батальных сцен, бомбардировок и артобстрелов, заклеенных накрест окон, фронтовых кухонь, боевых лишений и тягот, советский флаг, развевающийся над Рейхстагом. Это война не на жизнь, а на смерть, перенесенная официальной пропагандой в нынешнее время, — она началась в июне 1941 года и не закончится до тех пор, пока Запад не оставит Россию в покое. Это война, в которой и сегодня на всю страну звучит поднимающий дух бравурный боевой гимн.

В другом случае война давно завершилась. Ее голос — тишина и музыка траура, ее образы — живые скелеты в полосатых робах за колючей проволокой, железная дорога и бараки Аушвица, горы очков и ботинок, печи и газовые камеры, перестроенные в мемориалы памяти. Это две несовместимых своим эмоциональным накалом картины одних и тех же событий. Оттого и воскрешенная российской пропагандой риторика Великой Отечественной способна вызвать на Западе исключительно отторжение: даже если отвлечься от того, кто на кого напал, события в Крыму и на Донбассе не имеют вообще ничего общего с работой лагерного крематория.

16:50 27.1.2015
Александр Бобраков-Тимошкин

Навальный зовет на антикризисный марш "Весна". "Роскомнадзор запрещает алфавит". Плохой хороший "Левиафан". "Путин дал отбой"?

Фортографией митинга на Манежной в 1991 году Навальный иллюстрирует свой пост об "антикризисном марше" оппозиции под названием "Весна", который он и его политические союзники предлагают провести 1 марта.

Это сама власть в лице Путина, Медведева, депутатов-полярников и Шувалова, из своего дворца рекомендующего нам поменьше пользоваться электричеством, говорит вам:

- Дружок, мы ничего не услышим и не захотим услышать до тех пор, пока ты и такие как ты не выйдут на улицы российских городов. Раз не выходите, то готовы терпеть. Раз не выходите, то вас и нет.

Я уже писал о том, что, к сожалению, не осталось других форматов взаимодействия между властью и обществом, кроме массовых манифестаций. <...>

Я призываю всех москвичей (и гостей столицы) выйти 1 марта 2015 года на улицу и принять участие в мирной массовой манифестации - Антикризисном марше "Весна".

Идея марша простая: те, кто сидит в Кремле не справились и не справятся. У них было 15 лет и 3 триллиона долларов, полученных от продажи наших природных ресурсов.

Время потрачено, деньги проедены. Вчерашнее понижение рейтинга России до уровня "мусорного" вернуло страну в 2005 год. Падение цен на нефть моментально обрушило рубль и съело доходы населения. Вновь выяснилось, что мы строили государство, которое опирается исключительно на цену черной жидкости, текущей из земли в Западной Сибири. Такое государство сильным быть не может. <...>

Отдельный дисклеймер для чучундриков из прокуратуры и Роскомнадзора, которые побегут блокировать этот пост сразу после его публикации: Антикризисный марш "Весна" будет полностью легальным. Заявка на шествие в 100 тысяч человек по одной из центральных улиц будет направлена в установленном порядке в установленное время.

Предварительные требования марша публикует Леонид Волков.

Политические требования:
- безусловный допуск оппозиционных партий и кандидатов к участию в выборах. Обеспечение честных выборов, формирование новых составов избирательных комиссий всеми участниками выборов.
- немедленное прекращение войны и любых агрессивных действий в отношении Украины.
- общеизвестные крупнейшие коррупционеры от Ротенбергов и Тимченко до Сечина, Сердюкова и Якунина должны быть переданы правосудию. Требуем принятия законодательства против незаконного обогащения чиновников. <...>

Социально-экономические требования:
- сокращение раздутых военно-полицейских расходов (треть федерального бюджета) в два раза и направление освободившихся средств на развитие человеческого капитала - финансирование здравоохранения и образования.
- отмена бесполезных продуктовых "контрсанкций", ставших причиной роста цен на продукты.
- перераспределить средства в пользу регионов и местного самоуправления для финансирования социальной и коммунальной инфраструктуры.

И т.д.

Что-то в этом есть, ведь 1 марта - действительно годовщина "русской весны" (в этот день Совет Федерации одобрил использование вооруженных сил на территории Украины).

Организаторы марша, кроме Навального и его Партии прогресса - Партия 5 декабря и РПР-ПАРНАС. Вот что пишут ее лидеры - Михаил Касьянов:

В 2015-м году власть должна вернуться к той модели взаимодействия с оппозицией, которую мы уже практически апробировали в январе-феврале 2012 года после наших декабрьских 100-тысячных митингов на Болотной и Сахарова, – рабочая группа с участием президента по выработке плана первоочередной политической реформы, в основном направленной на изменение законодательства о выборах, для того чтобы выборы были свободными и честными, прошли под контролем гражданского общества, а не ФСБ.

Надо незамедлительно прекратить пропагандистскую истерию на федеральных телевизионных каналах и ликвидировать цензуру в СМИ с тем, чтобы реальная оппозиция и общественные организации смогли представить гражданам свое видение будущего страны, чтобы выборы в 2016-м году смогли стать выборами. Выборы – это многоступенчатый процесс, это не только день голосования. За 2016-й год люди поймут, что есть реальные альтернативы нынешней власти. И очевидно, что в декабре 2016 будет избрана Дума, которая не будет подконтрольна Путину. В свою очередь, Путин сохранит свой пост до мая 2018 года, но в ситуации реального политического контроля.

Путин и его окружение смогут уйти спокойно и конституционно. А граждане России получат в свои руки инструменты управления своей жизнью - власть принадлежит народу по нашей конституции.

Написано так, как будто сейчас, в самом деле, январь 2012, разве что лозунга "Долй Чурова" не хватает. Борис Немцов более решителен:

Пора уже понять всем, что Путин это кризис, что Путин это война.
Есть Путин есть кризис и война, нет Путина нет кризиса и нет войны.
Путин должен уйти во имя мира и процветания нашей страны.

Кто-то надеется на то, что марш действительно станет важной вехой на пути к "России без Путина":

Другие недоумевают - почему не выходить на улицы прямо сейчас?

Ostap Karmodi
Намеченный на 1 марта антикризисный марш под лозунгом "Дадим власти время подготовиться".

Третьи, наоборот, считают, что и 1 марта будет рано.

Четвертые внимательно изучают требования марша:

Артем Северский
Есть более месяца на подготовку митинга первого марта. Надеюсь, что предложенная на данный момент повестка — черновой вариант, открытый поправкам. Редакция и шлифовка таких документов очень важны, иначе в них остаются пункты вроде:

«В качестве первого шага - предоставить оппозиции один час эфирного времени в неделю на одном из центральных каналов.»

С таким в историю не войдешь.

А пятые, "охранители", напоминают как раз об истории:

Борис Межуев
Навальный тоже вспоминает 1991 год - у него, видимо, воспоминания ностальгические. Я лично был на той манифестации, вспоминаю как худший кошмар моей жизни.

У соратников Навального много забот, кроме подготовки марша.

Подробности у Георгия Албурова:

Заместитель генпрокурора Гринь отказался подписывать обвинительное заключение, которое необходимо для передачи дела в суд по здравым, в общем-то, причинам:

Рисунок был размещен в общедоступном месте, не отведенном под выставку и авторство Сотова никак не обозначено
Забор — не место хранения чего-либо, невозможно установить, что объекты на нем имеют владельца
Почему раньше заявления в полицию не подавал, а сейчас написал. Какой вообще ущерб может быть, при стоимости материалов 100 рублей.

Прокуратура пишет, что следствие не добыло достаточных доказательств наличия необходимых признаков хищения в вернула дело на доследование.

А дальше начинается веселье. Сам Бастрыкин пишет Чайке возмущенное письмо, как это так, они старались, возбуждали дело, а прокуратура не подписывает <...>

Накал ада и общая художественность происходящего были бы неполными без одной маленькой детали. Легендарный владимирский забор, оказывается, ограждает участок выделенный РПЦ для строительство часовни. Теперь мечтаю, чтобы у меня на суде допрашивали местных церковнослужителей. Прям не дело, а готовый сценарий для второй части «Левиафвна».

Плохой хороший Левиафан.

Ilya Shepelin
Генеральный прокурор РФ Чайка вернул в Следственный комитет РФ дело "о краже картины для Навального".

— Не допрошен корреспондент издательства "Русская планета" Шепелин И.А., бравший у Сотова С.Н. интервью по факту пропажи рисунка, — сообщает генпрокурор в дружеской переписке с главой Следственного комитета РФ Бастрыкин.

Признание, считаю. Представляю, сидит там где-то генпрокурор у себя в кабинете, который охраняют 50 человек, и ждет моих репортажей с митингов зигующих казаков. А я старика главного прокурора, увы, нечасто балую.

Но, уважаемые сотрудники правоохранительных органов, пользуясь случаем, скажу: подписывайтесь на мои страницы в фейсбуке, твиттере и интсаграме!

Будет ли Роскомнадзор блокировать призывы прийти на Марш? Позиция ведомства по отношению к перепечатке карикатур Charlie не дает слишком много поводов для оптимизма. Цитирует Олег Кашин:

Какая-то тотальная Мария Захарова (это Роскомнадзор, а не Мид):

Изображение печально знаменитой обложки Charlie Hebdo является "фотографией стопки газет" лишь для тех, кто только что прилетел с другой планеты и не имеет представления о понятии "контекст".
Для всех остальных эта обложка содержит карикатуру на пророка Мухаммеда, любое изображение которого считается оскорбительным в мусульманской культурной традиции.
Об остро негативной реакции верующих мусульман на публикации подобного рода по всему миру, включая Россию, не известно разве что слепому.
Поэтому демонстративные шаги отдельных СМИ, сделанные после настойчивых разъяснений Роскомнадзора, не могут быть расценены иначе, нежели действия, направленные на разжигание религиозной розни.

Да, этот текст действительно опубликован на странице Роскомнадзора в Фейсбуке. Сегодня же ведомство добилось еще одного успеха - суд отклонил жалобу "Эха Москвы" на вынесенное ему предупреждение.

Глеб Морев
Роскомнадзор неподсуден

Главный аргумент юристов Роскомнадзора был такой:

Неудивительна поэтому популярность вот этой шутки:

Свободу слова, впрочем, рад ограничить не только Роскомнадзор.

​Отповедь Егора Просвирнина:

Призываем вас признать, что свобода слова является неотчуждаемым правом личности, и обсуждение возможности самого отчуждения этого права выносит человека за пределы политического, духовного и нравственного поля. Потому что этот человек — тиран, желающий вас поработить, желающий властвовать над вами, отъяв ваши права под лицемерные речи, присвоив себе право распоряжаться мыслями вашими и языком вашим, сделать вас своим рабом, опираясь на «ценности».

Если вас оскорбляет человек — не общайтесь с ним. Если вас оскорбляет издание — не читайте его. Если повсюду еретики и богохульники — купите кусок земли в тайге и устройте там скит праведных. Все ваши права на защиту чувств заканчиваются там, где начинается мое право на свободу высказывания. Межнациональные же и межрелигиозные конфликты обычно устраивают люди, которые почему-то думают, что у них прав больше, чем у других.

Как сторонник гражданских свобод и прав человека внезапно предстает и другой поклонник "Новороссии" - Сергей Марков. Вот что он пишет в "Известиях":

То есть власть <...> должна быть возвращена народу <...>. Это означает, что должна быть прекращена действующая де-факто цензура: она не формально, но очень жестко применяется правительством <...> против тех СМИ, которые критикуют правительство по поводу войны на Донбассе.

Должен быть прекращен весь террор против оппозиции.

Должны быть проведены честные президентские и парламентские выборы под международным контролем из числа прежде всего нейтральных стран.

Должна быть проведена конституционная реформа, с введением в нее принципа федерализма, по немецкой, или американской, или канадской модели. <...>

Общеизвестно, что народ, чьи права попираются, имеет право на восстание против деспотического правительства.
Практически готовый набор лозунгов для марша "Весна". Есть только одно "но" - Марков пишет не о России, а об Украине (название этой страны - в оригинальном тексте вместо пропусков). Смысл текста в том, что Москва должна отказаться от поддержки сепаратистов Донбасса - чтобы начать "защищать права человека" на всей Украине (а там и до "гуманитарной интервенции" недалеко). При этом по сути признается, что нынешняя политика Кремля окончательно зашла в тупик. Как, кажется, и широко разрекламированное наступление сепаратистов, что признал уже и Игорь Стрелков:

Наступление ВСН фактически остановлено на всех направлениях. ВСУ повсеместно контратакуют. Моя личная оценка (по имеющимся в моем распоряжении неполным данным): планирование операции - на "три с минусом", исполнение - на "твёрдое два".

Возможно, дело не в планировании операции, а в поступившем приказе из Москвы, о чем говорит украинскому изданию "Гордон" Борис Немцов:

Путин не ожидал такой бурной реакции на Мариуполь и явно дал отбой и прекратил атаку на Мариуполь. <...> Я не вижу в ближайшие дни и недели каких-то попыток наступления, официального ввода войск. Думаю, что Путин будет продолжать нести бред и шантажировать, одновременно следя за тем, что будет дальше

Далее Немцов критикует решение Верховной Рады признать Россию страной-агрессором - главным образом потому, что не понимает смысл этого шага.

Ксения Ларина
Господа эксперты, скажите, а разве признание России страной -агрессором не означает автоматического разрыва дипотношений?
У нас же договор о дружбе и сотрудничестве действует, его не отменяли. И вообще, что следует за этим статусом - страна-агрессор? Это же юридический термин?

Одно из возможных объяснений:

Miha Maylis

Смысл этого жеста в том, что Европа не может признать РФ агрессором, а днр и лнр террористами, пока сама Украина, этого официально не признать. Смотрите теперь ход ферзя в Европе.

Maxim Artemyev
"Верховная Рада Украины объявила Россию страной-агрессором" - но электричество и уголь закупать продолжат???

Ну а почему нет, если Россия продает.

И все же главный вопрос так и остается неотвеченным - ради чего России разжигать войну на Украине? Каких практических целей она хочет добиться? Тут недоумевают и самые закаленные "новороссы", вроде Дмитрия Ольшанского, объяснение которого недалеко ушло от идей Белковского -

Путин не может публично объяснить свою позицию, потому что мафиозное разбирательство насчет того, каким образом Карло, Лучано, Санни и Джованни должны переделить доли в своем бизнесе в ЗАО "Украина", - не поддается переводу на язык публичной политики.
Отсюда и некоторое неудобство.

- и противники войны, например Andrei Desnitsky:
Победа - это достижение военным путем поставленных целей.
Неизбежно встает вопрос о целях противостояния, в которое ввязалось российское руководство.
Защитить русских на Востоке Украины? Но в Горловке сейчас живется хуже, чем в Харькове или Одессе "под хунтой".
Уничтожить украинскую государственность? Но она как раз и цементируется сейчас, нет сильнее спайки, чем внешний враг.
Сплотить "русский мир"? Но от него уже откалывается Беларусь.
Расколоть Запад на Европу и США? Но Запад сплотился против России как никогда.
Не пустить НАТО к российским границам? Вообще смешно: будут новые базы, а прежде нейтральные страны задумываются о вступлении в блок...

Вот любую рациональную цель возьми - всё работает против нее, а не за. Кроме одной: обеспечить себе лично вечную власть в вечно "предвоенном" состоянии и в патриотической паранойе. Впрочем... год назад и положение лично товарища казалось куда более незыблемым, правда?
Победы не будет просто потому, что нет ни одной разумной и достижимой цели. Есть только истерика.

А страну очень жалко. И ведь всё только начинается.

14:08 27.1.2015
Александр Бобраков-Тимошкин

Мусорный рейтинг, смех "Сатаны". Страшное будущее наступило. Завершим реформы так. Учитель Человечества и антикризисный план. Пока еще не ужас-ужас-ужас

Самая популярная шутка в российском твиттере сейчас - вот эта:

В разных модификациях:

Вспомнить о творчестве группы "Крематорий" заставило решение Standard&Poor's, снизившего суверенный рейтинг России до BB+, который и считается "мусорным" (более политкорректно - неинвестиционным). Вторая по популярности шутка, пожалуй, такая:

И прочий КВН:

Dmitry Butrin

дым из трубы это когда у нас есть папа. папа-то есть.

Один Коробков-Землянский мужественно спорит с международным жаргоном финансовых аналитиков:

А вот это, кажется, всерьез:

В общем, раньше смеялись "Искандеры", а теперь раздается смех "Сатаны". Но даже если вывести РВСН за скобки, "мусорный" рейтинг - это все равно очень невесело.

Ликбез на "Медузе".

Чем «мусорный рейтинг» грозит российской экономике?

Само по себе понижение рейтинга — немногим. На российскую экономику по-прежнему влияет большое количество фундаментальных факторов (дешевая нефть, закредитованность компаний и населения), а также отношения с другими странами. Снижение рейтинга лишь фиксирует существующие проблемы. В обычной ситуации снижение рейтинга означает, что государству и компаниям становится сложнее получать кредиты за рубежом, но после присоединения Крыма и последовавших санкций доступ бизнеса к внешнему финансированию и так сильно ограничен. <...> Тем не менее, некоторый эффект, безусловно, будет: многие крупнейшие государственные и коммерческие инвестиционные фонды прямо запрещают вкладывать средства в страны и компании, которым крупнейшие агентства присваивают «мусорный» рейтинг.

Подробнее - в материале Георгия Ващенко на "Слоне".

Долговой рынок ждет кратковременный шок. Он будет недолгим, поскольку рынок облигаций уже и так пострадал, и ожидания снижения рейтинга в значительной мере были отыграны. Санкции фактически закрыли этот рынок для госкомпаний (иностранные банки не могут покупать их облигации), и они уже адаптировались к новым реалиям. В еврооблигациях частных российских эмитентов можно будет неплохо зарабатывать еще несколько лет, учитывая их низкую текущую цену. Вероятный тренд на внутреннем рынке – появление краткосрочных спекулятивных бумаг по типу ГКО в 90-е годы.
Повлияет ли снижение рейтинга на экономику?

Ситуация в экономике будет ухудшаться. Но это не следствие снижения рейтинга, хотя косвенное влияние будет – через отток капитала. Здесь мы рискуем попасть в ловушку: государство не стимулирует потребительский спрос (как, например, в США, когда программа количественного смягчения, QE, сделала кредит почти бесплатным), а помогает отдельным банкам и компаниям. Стагнация потребительского спроса приведет к сокращению производства и росту инфляции, что не даст Центробанку запустить программу дешевой ликвидности. Получается замкнутый круг.

Еще несколько оценок:

Vladimir Dubrovskiy
уже? только пару дней назад это рассматривали как страшное будущее - а оно наступило...
интересно, что будет последней каплей, которая сломает "жесткую вертикаль власти" в России?

Alexander Kolyandr
Снижение рейтинга было ожидаемым и, насколько я понимаю, в основном уже учтено рынком. Ну, рубль упал, но он -болен и сваливается от любого чиха. Сильного обвала, как мне кажется быть не должно . <...>

Проблемы начнутся, когда рейтинг снизит Moody's. Тогда при двух мусорных, многие фонды просто не смогут покупать русские бумаги, что обвалит облигации и все остальное, включая рубль, вслед за ними.

Плюс появится проблема корпоративных дефолтов. У некоторых компаний мусорный рейтинг становится триггером досрочного погашения долга.

То есть. Пока не ужас-ужас, но на шаг ближе.

Рост цен на нефть и снятие санкций помогут вернуть рейтинг, но будет это сильно не завтра.

А что касается рубля, то стратегия понятна -- тратить с кредитных карточек рубли, брать в долг у друзей (правда, друзьями они быть перестанут) и тянуть с возвратом, давя на жалость, затягивать выплату любых счетов от электричества до алиментов, искать валютный доход и меньше есть.

Mikhail Golub

Кризис будет постепенно раскручиваться: массовые увольнения, банки, банкротства, курс рубля, инфляция

Александр Чепуренко в "Ведомостях" - о возможной судьбе среднего класса:

мещанство, пуповиной связанное с «экономикой трубы», вылететь в трубу не захочет. Но нежирные годы, в которые мы, судя по всему, вступаем, не дадут ему возможности сохранить привычный образ жизни, где слоников на шифоньере заменяет фоторамка с серией селфи на фоне красот западной цивилизации, а клетку с канарейкой — украшенный стразами пекинес. Поэтому оно может повести себя непредсказуемо, вплоть до поддержки какого-нибудь гамельнского крысолова, который пообещает возврат к сытой жизни.

Промежуточные группы расслоятся. Некоторая их часть, утратив привычные источники дохода, вольется в ряды Акакиев Акакиевичей, другие присоединятся к новому среднему классу и разделят его участь. Им в нынешней обстановке тесно и неуютно, особенно в условиях сжатия рыночного сегмента экономики, но эта группа слишком немногочисленна и слаба. А потому не исключено, что для многих ее представителей выходом может оказаться эмиграция. Которой, кстати, никто не будет препятствовать — может, еще и подтолкнут. И лишь одной чаемой надежды все эти социальные группы оправдать не смогут — надежды на превращение в мотор коренных, но мирных перемен… Или вдруг получится?

Впрочем, речь сейчас идет, кажется, о судьбе не одного только среднего класса.

Boris Nemtsov
Это значит, что из страны еще быстрее будут убегать капиталы, а рубль продолжит падение.
Цены будут расти быстрее.
Фондовый рынок ( индекс РТС), упавший в два раза за последний год, будет валиться дальше.

Россия отброшена на 12 лет назад, когда страна ушла от мусорного рейтинга по версии Moody's.
Это плата за войну Путина с Украиной.

Александр Уржанов на "Слоне" вспоминает как раз 2005 год - начало "путинского гламура" и "тучных лет", растраченных, как теперь становится ясно, бездарно.

В том же году Барвиха, а с ней и вся Рублевка из тихой заводи советской элиты превратится в luxury village, писательница Оксана Робски напишет роман «Casual», Ксения Собчак станет главной национальной звездой, а чиновники с зарплатой несколько десятков тысяч рублей будут спорить, где круче, на Лазурке или в Форточке; теперь вспоминать весь этот аляповатый новояз не столько скучно, сколько неловко.

Неловко, потому что рейтинг «BBB-», казалось, мог бы обещать что-то, кроме этого. Больших – пусть завиральных, но хоть амбициозных – идей о том, чем могла бы стать Россия, на десять лет приходится более-менее две.

Первая – новая силиконовая долина. Но к концу эпохи инвестрейтинга из России уйдет Microsoft – хотя придет раньше, еще до всяких «BBB-». В 2006-м откроет местный офис компания Google, но и она теперь поглядывает на выход. В Сколкове вместо города солнца гуляет ветер, успешно и полностью реализовано только переименование соседней железнодорожной платформы.

Вторая идея – международный финансовый центр, торжественно обещанный президентом Медведевым в разгар кризиса 2008 года. Рубль, как было обещано, должен был стать альтернативной резервной валютой – с этим, в общем, все было ясно с самого начала. Но к исходу десятилетия судьба рубля обсуждается совсем в другом контексте. Например, смогут ли клиенты российских банков пользоваться собственными карточками где-либо, кроме сети банкоматов самого банка. Не говоря уже о том, что граждане международного финансового центра за несколько месяцев обеднели ровно в два раза.

Александр Морозов
"мусорный рейтинг" и начало второго падения рубля. будет 80, видимо. Кудрин, кажется, предупреждал, что при "плохом сценарии" может упасть до 120. Наглядное свидетельство того, что "Крым - это удар по собственному суверенитету". Аннексия перевела экономику Россию в небывалую ранее зависимость теперь уже даже не от санкций как таковых, а от одного "угрожающего заявления"... Стабильность российской экономики полностью переведена "крым-донбассом" под внешний контроль. Одно резкое заявление условного "обамы" - и угрожающий скачок инфляции. Безумный человек. Просто безумный.

Иллюстрация наглядней некуда:

И на ту же тему:

Тут можно называть разные фамилии. Вот, например, Игорь Шувалов - именно он в последнее время играет роль официального спикера "антикризисных мер". На "Слоне" - анализ представленной Путину на прошлой неделе антикризисной программы "Шувалова-Медведева", автор Кирилл Никитин:

Налоговая реформа из программы правительства – не про кризис. Она лишь поможет теневому сектору оставаться в тени, а в остальном ни на что не повлияет

Короткий комментарий Евгения Ясина:

У меня нет возражений по большинству этих мер. Но моё ощущение, что эффекта они в итоге не дадут.

Почему?

Проблема в том, что рост российской экономики не возобновится, пока не пойдёт поток инвестиций, причём частных. А их не будет в достаточных объёмах, потому что деловой климат не меняется в требуемых масштабах, не обеспечивается соблюдение прав собственности, бизнес не чувствует должного наращивания свободы. В основном нынешняя модель экономики сохраняется.

И Игоря Николаева:

нынешний антикризисный план – это раздача денег плюс обещание весьма специфических налоговых послаблений, которые, конечно же, не заменят те самые структурные реформы, о необходимости которых так любят говорить власти.

Алексей Рощин опасается, что итогом всего станут продразверстка и комбеды.

Очень раздражает нелепая игра, в которую с увлечением играют российские власти при помощи государственных СМИ. То и дело, практически каждый день, вижу по телевизору по разным каналам: то Путин, то Медвед, то какой-нибудь Дворкович, потешно вращая глазами и играя желваками, грозно грозят пальчиками и взывают, обращаясь ко всем торговцам страны – ни-ни! Чтоб никакого роста цен! Ишь чего удумали – цены повышать. Всем ценам стоять смирна! Кто нарушает – будем следить и наказывать! <...>

Какой-то идиотизм. Точнее, конечно – неловкий и опасный спектакль под названием «Перевод стрелок». Упорно считая всех граждан за дебилов, власти стараются внушить, будто бы обвал нацвалюты вдвое не должен отражаться на ценах, а инфляция при этом должна быть «ну максимум 10% в год». Другими словами, в НЕИЗБЕЖНОМ росте цен хотят обвинить «спекулянтов», а точнее – попросту бизнес как таковой. Это абсолютно социалистическая по своей сути подстава. Власть всей мощью своих СМИ показывает взвинченному обывателю пальцем – вот, вот они, виновники всех твоих бед! Они жаждут НАЖИВЫ! Ату их, это проклятые буржуи, а ты – народ-труженик, а я – твоя защитница!

<...>

Лучше было бы им просто уйти по-хорошему. Нет, цепляясь за ускользающую власть, они, чего доброго, еще устроят нам тут социализм с продразверсткой, регулированием цен, тотальным дефицитом и расстрелами буржуев.

Как говорится, завершим реформы так. Но у Путина, как известно, хитрый план, и ни днем ни ночью не гаснет свет в его окошке. Вот - еще пока не типичный, но симптоматичный - текст времен мусорного рейтинга, прямых обвинений в адрес России в спонсировании терроризма и угроз отключения SWIFT. Автор - Юлия Бражникова, опубликован на сайте Politikus.ru.

Пора наконец назвать вещи своими именами: Владимир Путин – гениально одарённый государственный деятель. Так же, как Эйнштейн был гением в физике, Путин – гений в политике. Мировая история ещё не знала национального лидера такого уровня. Масштаб личности Президента России можно сопоставить лишь с теми, кого мы считаем великими Учителями человечества. <...> «Всё растает, словно лёд, только одно останется нетронутым – слава Владимира, слава России. Слишком много принесено в жертву. Никто не сможет остановить Россию. Всё сметёт она со своего пути и не только сохранится, но и станет властелином мира».

Комментарий Максима Кантора

После тридцати лет вялого покаяния, во время которых усердно воровали, решили вернуться к сталинизму - ничего лучше для России не придумали.
При этом, ничто из происходящего не похоже ни на сталинизм, ни на социализм, а лидер процесса не похож на Сталина ничем, помимо аморальности.
Сталин был тираном и негодяем, но он не был мелким жуликом.
Сегодня нет ни единой государственной идеи, помимо планов насилия и шантажа, ни единой программы, помимо реваншизма и страха утратить власть.
Это самое ничтожное правление за всю историю России.
Защита интересов небольшой группы воров выдали за защиту "русского мира"; население унижено до такой степени, что поверило в эту ахинею.

Ольга Романова
Борис Николаевич Ельцин долго подбирал себе преемника. Я сейчас попытаюсь вспомнить всех, о ком говорили как о преемнике, а если кого забуду - напомните в каментах, плз.
- Немцов
- Аксёненко
- Игорь Иванов
- генерал Бордюжа
- Степашин
- очень короткое время - ЧВС
Кого-то забыла же? Ну, кроме кота. "Если не Путин, то кот". Двадцать лет спустя я думаю, что Иванов был бы ничего. А ЧВС вообще песня.

И снова обостряются дискуссии о том, куда приведет Россию Русский Гений и Учитель Человечества.

Владимир Рыжков
Путин принял Россию в разрухе и с мусорным рейтингом, и оставит ее в разрухе и с мусорным рейтингом.

Georg Flint
Нарастает чувство надвигающейся на эРэФию катастрофы.
Крышка гроба всё плотнее садится над Путиным.
Осталась небольшая щель, позволяющая ему дышать, а ему кажется, что он дышит вполне нормально и никакой крышки гроба НЕТ.

Он слеп, не видит что творится. А Лавров дурным заведённым голосом толкует коллеге Керри о необходимости отвода тяжёлых вооружений от линии противостояния в Донбассе.

Ему, и его эРэФии, приходит КОНЕЦ и, как часто это бывает, эта жертва быстротекущих исторических событий и не в курсе, что творится вокруг и что с ним будет в ближайшее время.

Истинная фантасмагория разворачивается на наших глазах.

Взгляд на ситуацию и рецепты Марата Гельмана:

Интересно, что уже через два месяца после отъезда ты видишь ситуацию по другому, чем когда внутри страны. Информация та же, и отстраненности еще нет.
Но как бы исчезла загадка. Вот этот тупик, который виделся ввиде недоумения "где выход".
И субъектности слегка изменилась.
Первое: выход есть. Но будь это тот вариант или этот, он проходит через трагедию. Потом Катарсис. И дальше непростой, медленный путь, который разные люди, а может и разные территории, пройдут с разной скоростью.
Второе. Не Путиным единым. Отсюда люди непосредственно не включенные во власть, но при этом те кому хорошо сейчас при этой власти, кто её поддерживает даже в определенной степени - выглядят не жертвами путинской неадекватности, а все таки частью той темной силы которая сегодня правит.

И из обоих пунктов вывод один. Надо сохраниться. Надо пережить трагедию и очищение, сохраниться физически и материально. И надо дистанцироваться максимально, сохраниться нравственно. Не влипнуть.

Ну то есть ужас конечно, но не ужас-ужас-ужас.

Загрузить еще

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG