Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Иллюзия размена. Курилы от Хрущева до Путина


Владимир Путин посоветовал Японии довольствоваться малым. Пограничный наряд на Кунашире

Владимир Путин посоветовал Японии довольствоваться малым. Пограничный наряд на Кунашире

Пятьдесят лет назад, 19 октября 1956 года, Советский Союз и Япония официально договорились о прекращении состояния войны и восстановлении дипломатических отношений. Большой межгосударственный (мирный) договор Москва и Токио не заключили по сей день, так что документ полувековой давности по-прежнему сохраняет актуальность.


В течение нескольких десятков лет о Декларации 1956 года не вспоминали. И вот почему: в ней прямо записано, что Москва после заключения мирного договора с Токио согласна передать часть спорных Южно-Курильских островов Японии. Остров Шикотан и скалистая гряда Хабомаи уже в конце могли 50-х перейти под юрисдикцию Токио, но вскоре Япония заключила оборонительный договор с США, на что СССР ответил жестко - объявил Декларацию 1956 года недействующей.


За давностью о документе вспоминали лишь специалисты. И даже когда Михаил Горбачев впервые признал, что у СССР и Японии есть нерешенная территориальная проблема, декларация не упоминалась. Лишь при Владимире Путине эта бумага неожиданно стала едва ли не базовым документом, с помощью которого можно решить территориальный спор.


«В литературе можно встретить мнение, что это просто историческое событие, которое на самом деле уже не имеет серьезного значения, поскольку много воды утекло, после этого много было других разного рода деклараций, и, вероятно, возвращаться сейчас к истории вряд ли уместно. Или, во всяком случае, это не даст серьезных политических дивидендов, - поясняет близкий к Кремлю политолог Вячеслав Никонов . - Есть и другая точка зрения, которой, как мне показалось, придерживается и наш президент, - во время последней встречи с политологами из Валдайского клуба он специально поднял этот вопрос и заявил о довольно большом значении этого документа, который можно рассматривать как важную веху в решении территориального вопроса между Россией и Японией».


Действительно, Владимир Путин еще во время своего первого визита в Японию в сентябре 2000 года туманно намекнул на то, что Москва признает Декларацию 1956 года действующей. Отчасти, как полагают эксперты, этот шаг был вынужденным: нужно было хоть чем-то скрасить отсутствие прогресса в выполнении обещаний, которые взял на себя Борис Ельцин (первый президент России в свое время заявил, что стороны будут стремиться заключить мирный договор и решить территориальную проблему до конца 2000 года).


Еще четыре года спустя, в самое политически безопасное для себя время (первый год после переизбрания на второй срок) Владимир Путин открыто заявил, что Россия готова соблюдать Декларацию 1956 года.


Профессор московского Восточного университета Анатолий Кошкин полагает, что российского лидера подвели его дипломатические советники: «В настоящее время существуют серьезные препятствия для возвращения к условиям 1956 года. Эти препятствия состоят в первую очередь в том, что за этот период произошли кардинальные изменения, которые позволяют российскому правительству не выполнять данное советским правительством обещание по поводу двух островов. О чем идет речь? Речь идет о том, что товарищ [ Никита ] Хрущев волюнтаристски обещал эти острова, и в то время речь шла исключительно об островах. После 1977 года, когда во всем мире введены 200-мильные экономические зоны, весьма большой проблемой стала проблема шельфов вокруг этих островов. Ситуация кардинально изменилась».


Многие эксперты считают, что японцам стоило бы воспользоваться решимостью Москвы рассмотреть вопрос о передаче островов. Но в Токио стояли на своем, требуя возврата четырех островов и отрицая возможность торга.


Япония считает договоренность 1956 года не слишком удачной, говорит министр-посланник посольства этой страны в России Иоситака Акимото: «Это исторический документ, который зафиксировал решение тогдашних актуальных вопросов двух стран, включая прекращение военной ситуации, восстановление дипломатических отношений, вступление Японии в ООН, возвращение на родину интернированных японских граждан, начало сотрудничества в области рыболовства и так далее. Я хочу подчеркнуть, что при этом мы не сумели решить территориальный вопрос. Именно по этой причине мы не смогли заключить мирный договор в 1956 году. И еще один важный и неоспоримый факт: решение вопроса принадлежности четырех островов - это неотъемлемое условие для заключения мирного договора».


Процесс явного потепления в российско-японских отношениях, продолжавшийся последние 15 лет, потихоньку сошел на нет. Хотя большие японские компании стали приходить на российский рынок, в плане политическом, как считает замдиректора Первого департамента Азии МИДа России Василий Саплин, компромисса не видно: «Известно, что в японском обществе усиливаются настроения в пользу подведения черты под военным прошлым. Разговор такой в прессе активный: хватит Японии извиняться и оправдываться. [ А ] в России как никогда сильны настроения считать победу СССР в войне заслуженной и справедливой. Поскольку проблема мирного договора в конечном счете упирается именно в оценки итогов войны, ждать уступок с обеих сторон не приходится. Это можно представить себе как два одинаково заряженных полюса магнита: чем сильнее они заряжены одинаково, тем сильнее они отталкиваются».


В сентябре правительство Японии возглавил Синдзо Абэ, у которого сложилась репутация политика еще более жесткого, чем его предшественника Дзюнъитиро Коидзуми. Однако руководитель Центра исследований Японии Института Дальнего Востока РАН Виктор Павлятенко не драматизирует ситуацию: «Вся пресса до 20 сентября называла Абэ "ястребом", приписывала ему жесткую позицию по Корее (и действительно она была достаточно твердой, я бы сказал так). Но когда Абэ стал лидером партии (ЛДПЯ - РС), а потом лидером кабинета, он тут же поехал в Китай. И это после пяти лет жесткого противостояния!»


Виктор Павлятенко считает, что появившаяся у России с Японией в последние дни общая беда – ядерная Северная Корея – представляет для обеих стран столь серьезную угрозу, что на ее фоне разногласия между Москвой и Токио становятся незначительными.


XS
SM
MD
LG