Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экономист Сергей Гуриев видит российские беды в отсутствии реформ, санкциях и падении цен на нефть

Российская экономика – в предкризисном состоянии. Международные рейтинговые агентства снижают кредитный рейтинг России до "мусорного" уровня. Никогда еще в своей новейшей истории страна не находилась в такой экономической и политической изоляции. Один из крупнейших российских экономистов, бывший ректор Российской школы экономики и бывший экономический советник правительства России Сергей Гуриев, ставший после отъезда из Москвы профессором парижского университета Sciences Po, в интервью Радио Свобода комментирует состояние российской экономики и прогнозирует возможные последствия нынешней политики российских властей.

– Как вы оцениваете состояние российской экономики? Оценки международных экспертов колеблются от рецессии и до кризиса...

– Думаю, что рецессия будет обязательно, ни у кого нет в этом сомнений. Слово "кризис" – менее четко определенное понятие, которое может означать самое разное: валютный кризис или банковский кризис, что вполне возможно. Но пока кризиса нет, пока речь идет о рецессии. Но рецессия будет в 2015 году обязательно.

– Владимир Путин, выступая на коллегии Счетной палаты, напомнил о неукоснительном выполнении антикризисного плана правительства. Насколько, на ваш взгляд, этот план эффективен? План, кстати, предполагает, в частности, сокращение большинства категорий госрасходов на 10 процентов, а это ведь очень много.

– Думаю, этим не ограничится, но пока антикризисный план не полностью прописывает все, что будет. Нужно принять новый бюджет. Пока этого не сделано, пока не конкретизировано, какие расходы будут сокращаться и насколько, требовать неукоснительного выполнения антикризисного плана трудно, поскольку сам план недостаточно конкретен. А вот когда будет закон о бюджете, который, видимо, примут в марте, ситуация прояснится.

– А почему закона нет? Это что, не срочно?

– Конечно, это нужно делать срочно. Мне трудно судить, почему закона до сих пор нет.

– От кого это зависит?

– В конечном счете за все решения федеральной власти отвечает президент Путин.

– Глава Сбербанка Герман Греф предсказал в Давосе на экономическом форуме масштабный банковский кризис в России. Вы считаете, что это реально?

– Это возможно, но пока такая вероятность не очень высока. Это можно предотвратить, но непонятно, что собираются делать власти. Власти пообещали рекапитализировать банки – триллион рублей в виде государственных облигаций. Если у России и дальше будут понижаться кредитные рейтинги, если будут накладываться дополнительные санкции, этого может оказаться недостаточно – ведь не исключена паника и на рынке российских государственных облигаций, и на банковском рынке.

– Как эту панику предотвратить?

– Не допускать новой эскалации конфликта на Украине и новых санкций, не кошмарить бизнес, не вводить новые контрсанкции. Спровоцировать банковскую панику может все, что угодно. Если Евросоюз и Америка введут новые санкции, отключат Россию от SWIFT, поставят какие-то крупные государственные банки в тот же список, в котором стоит банк "Россия", это может произойти. Но в целом пока ситуация не такая уж плохая.

– Министр финансов Антон Силуанов прогнозирует сокращение бюджетных расходов на 10 процентов. Что это означает для российской экономики?

– Это означает, что рецессия будет усиливаться. Думаю, что сокращение расходов абсолютно неизбежно, поскольку российский бюджет находится в очень тяжелом состоянии. Сокращение расходов означает сокращение спроса на продукцию российских предприятий, которые, соответственно, будут производить меньше, и это будет означать и увольнения, и снижение доходов… В целом, пока нет бюджета, говорить об этом рано, так как мы не понимаем, какие именно расходы будут сокращены, чьи именно доходы упадут.

– У России огромный внешний долг – 650 миллиардов долларов. При этом существует опасность, что западные кредиторы после присвоения России так называемого "мусорного" рейтинга могут потребовать возврата этого долга. Кажется, это даже зафиксировано в долговых соглашениях. К чему это может привести? Притом что цена на нефть неуклонно снижается.

Ситуация в 2015 году находится под контролем экономических властей, а за горизонтом 2017 года непонятно, как сводить концы с концами

– Цифра, которую вы назвали, не совсем точна, это состояние долга, скажем, три месяца назад, сейчас долг находится на уровне примерно 600 миллиардов. Он включает в себя не только государственный долг, но и корпоративные долги – долги банков и компаний. И не во всех этих договорах есть возможности досрочного погашения долга в случае снижения кредитного рейтинга России. Поэтому ситуация не такая плохая, как кажется. Но если какие-то долги будут востребованы досрочно, это просто означает, что из страны утекут дополнительные десятки миллиардов долларов. Для поддержания курса рубля Центральному банку России придется потратить дополнительные резервы или же допустить снижение курса рубля. Но в любом случае в 2015 году – если не будет новых санкций и если цены на нефть не упадут еще больше – трудно прогнозировать катастрофические сценарии.

– Мы уже знаем, что санкции продлены до конца этого года. Так что, видимо, можно себе представить, что произойдет.


– Да, конечно, но могут быть введены новые санкции. Надо понимать, что на Западе люди абсолютно убеждены, что обстрел Мариуполя производился российскими "Градами". Так что вполне возможно введение новых санкций.

– Рубль катастрофически дешевеет буквально каждый день, и похоже, что падение его курса будет продолжаться. Чем это чревато для российской экономики?


– Рубль сейчас немного стабилизировался, но дело даже не в этом. Если даже рубль будет снижаться, конкурентоспособность российских предприятий повысится. Другое дело, что народ в России будет жить хуже. И в этом смысле это станет большой проблемой. Но в целом надо понимать: курс рубля – это всего лишь градусник, термометр, который показывает ощущение рынком перспектив российской экономики. И тот факт, что снижается курс рубля, означает, что рынок считает экономическую ситуацию еще более тяжелой.

– Грозит ли падение рубля девальвацией или даже дефолтом?

– Снижение курса рубля – это и есть девальвация. Дефолт возможен, но пока его можно избежать. Пока финансовых резервов у России достаточно для того, чтобы справиться с возможными проблемами в ближайшие год-два, если, конечно, не будет новых санкций и курс рубля не упадет еще ниже.

– Мы уже знаем, что Евросоюз намерен продлить санкции против России до конца года. Чем это может обернуться для экономики России?

Российская рецессия связана с тремя факторами. Во-первых, это отсутствие реформ, плохой бизнес-климат, скверный инвестиционный климат, высокая коррупция. Во-вторых, это – санкции. В-третьих, это падение цен на нефть

– Это вызовет серьезную рецессию в российской экономике. Сегодня основной прогноз – 5 процентов снижения ВВП, означающее существенное снижение реальных доходов. Насколько именно, будет зависеть от изменений в бюджете. Пока же окончательные прогнозы строить невозможно. Скорее всего, падение ВВП и доходов продолжится в 2016-2017 годах. Резервные фонды будут исчерпаны, и тогда придется идти не на 10-процентное, а на более существенное сокращение расходов бюджета. Мы пока не знаем, как это будет происходить, но в целом я бы сказал, что ситуация в 2015 году находится под контролем экономических властей, а за горизонтом 2017 года непонятно, как сводить концы с концами.

– 5 процентов снижения ВВП – это очень много? Можете ли вы привести примеры, где возникала похожая ситуация?


– К примеру, в России в 2009 году падение было даже больше – на 8 процентов, но это не сопровождалось падением доходов. Опять-таки было понятно, что цены на нефть вырастут быстро, поэтому ситуация не была столь же тяжелой. В 2009 году ВВП упал, но в основном упали инвестиции. Сейчас же инвестициям, грубо говоря, падать больше некуда, падает потребление, падают реальные доходы населения, и в этом смысле ситуация на самом деле тяжелее, чем в 2009 году.

Появилась информация о том, что в связи с эскалацией конфликта на юго-востоке Украины Евросоюз может отключить Россию от электронной системы SWIFT. Если это произойдет, станет ли это серьезным ударом по финансовой системе России?

Главное – это, конечно, изменение во внутренней и внешней политике: более мирное отношение к соседям и более разумное поведение внутри страны, защита конкуренции, защита прав собственности, ограничение полномочий силовых структур по преследованию предпринимателей, амнистия предпринимателей, борьба с коррупцией

– Это было бы серьезным ударом, который может привести к банковскому кризису. Но в целом это не самое катастрофическое средство из тех, которые могут предпринять западные страны против России. Таким средством, например, могло бы стать включение госбанков в санкционные списки. Сейчас госбанки ограничены только с точки зрения доступа к международным инструментам финансирования. Если же госбанки попадут в санкционные списки, в которых находится, например, Банк "Россия", ситуация будет гораздо тяжелее.

– Многие экономисты говорят о том, что в этом году Россию ожидает дальнейший экономический спад, который может превысить 5 процентов. А каков ваш прогноз?

– Думаю, что сейчас самый разумный прогноз – это спад на 5 процентов. Правда, ситуация может ухудшиться. В том числе и потому, что российская власть может сделать новые ошибки.

– Может или допускает?

– Думаю, что основные ошибки мы увидим, когда власть опубликует бюджет. А возможно, что увидим и отсутствие ошибок.

– В чем все же первопричина экономической рецессии в России? Не только же в падении цен на нефть?


– Российская рецессия связана с тремя факторами. Во-первых, это отсутствие реформ, плохой бизнес-климат, скверный инвестиционный климат, высокая коррупция. Во-вторых, это – санкции. В-третьих, это падение цен на нефть.

– Есть ли в этих причинах политическая составляющая? Какую роль сыграли аннексия Крыма и военный конфликт на Украине, в котором участвует Россия?

– Это сыграло очень серьезную роль, потому что именно после этого были введены санкции, которые нанесли серьезный удар по российской экономике.

– Население России озабочено ростом цен. Можно ли сказать, что этот рост цен – следствие инфляции, которая, по прогнозам Минэкономразвития, составит в этом году 7,5 процентов, или это результат каких-то других факторов?

– Рост цен – это и есть инфляция, которая была порождена в первую очередь непродуманными действиями по введению продуктового эмбарго в августе 2014 года. Прогноз – 7 процентов по итогам 2015 года – является слишком оптимистичным. Большинство экспертов считает, что в начале года инфляция будет 15 процентов, а в конце года замедлится до 10. С другой стороны, Министерство экономики объявило, что будет корректировать расчеты и в марте выдаст новый макроэкономический прогноз.

– Помнится, мы с вами уже обсуждали, когда санкции были только приняты – и те и другие: и Евросоюза против России, и России против России – как в этой ситуации могут повести себя российские производители. Оглядываясь назад, что вы думаете: как повели себя российские производители?

– У российских производителей возникло много проблем. С одной стороны, конечно, сокращение импорта им помогло. С другой стороны, им пришлось работать в очень непростой ситуации: ужасные условия для инвестиций в России, высокие процентные ставки, в том числе связанные с решением ЦБ поднять процентную ставку, чтобы противодействовать падению курса рубля. Все это, конечно, приводит к падению производства. Малый бизнес особенно страдает от всех этих проблем. Плюс от коррупции на низовом уровне.

– Что бы вы посоветовали российскому правительству в этой чрезвычайно непростой, практически кризисной ситуации, если бы вы все еще находились на посту экономического советника правительства России? Что нужно предпринять, чтобы приостановить экономический спад и каким-то образом улучшить экономическое положение России? Только ли изменения в экономической и финансовой сферах? Или здесь нужны прежде всего политические изменения?

Если бы это зависело от меня, я бы ни в коем случае не допустил войны с соседним государством

– Думаю, что экономические меры, конечно, очень важны, – не хочу сейчас о них говорить, но главное – это, конечно, изменение во внутренней и внешней политике: более мирное отношение к соседям и более разумное поведение внутри страны, защита конкуренции, защита прав собственности, ограничение полномочий силовых структур по преследованию предпринимателей, амнистия предпринимателей, борьба с коррупцией. Все это вещи, о которых много раз говорили правительство и президент. Некоторые из этих мер предпринимаются – например, Россия серьезно поднялась в рейтинге Doing Business. Однако в целом ситуация скорее ухудшается, чем улучшается.

– Возникает замкнутый круг: все понимают, что нужно сделать, но не делают. Российское правительство не хочет признать, что политическая составляющая здесь одна из важнейших. Как быть в такой ситуации?

– Именно на этом прогнозе и основано ощущение того, что в России будет спад производства, спад ВВП. Мне кажется, правительство – или президент – действительно не хочет изменений в политике, поэтому неизбежен спад в экономике. Если бы это зависело от меня, я бы ни в коем случае не допустил войны с соседним государством. Мне кажется величайшей трагедией, что сегодня погибают люди, что за прошлый год погибли тысячи людей. Прекращение войны – первое, что приходит в голову нормальному человеку.

– Считаете ли вы, что без кардинальных политических реформ экономический кризис в России неизбежно достигнет точки невозврата? Или эта точка уже пройдена?

– Мне кажется, что эта точка пройдена. Мы не знаем, кто именно на самом деле развязал агрессивную войну против соседнего государства, не знаем, кто отдал приказ о совершении военного преступления в Мариуполе, не знаем пока, кто передал, например, так называемым ополченцам тот "Бук", из которого был сбит малайзийский "Боинг". Все эти вопросы требуют ответов. Вполне возможно, что эти преступления были совершены людьми на низовом уровне, хотя это трудно себе представить. Если же эти приказы отдавались на высоком уровне, то для многих людей на этом уровне точка невозврата уже пройдена.

– Как объяснить то, что большая часть населения России, во всяком случае так показывают опросы, поддерживает и введение Россией санкций против России, и повышение цен, и согласно ограничить себя в покупке западных товаров и продуктов. Как вы это можете объяснить?


– Очень важную роль в этом играет беспрецедентно тотальная пропаганда и жесткая цензура. Цензура не дает гражданам возможности получать доступ к альтернативной точке зрения, пропаганда массированно убеждает людей, что эти жертвы приносятся во имя высокой цели. Думаю, что без пропаганды, цензуры и репрессий российские граждане хорошо понимали бы, в какой ситуации находится их страна. К счастью, эта ситуация не может длиться бесконечно, и адекватное понимание реальности обязательно вернется, – считает российский экономист Сергей Гуриев.

Фрагмент программы "Итоги недели"

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG