Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кого будут депортировать из Пятигорска вслед за грузинскими торговцами? Кому выгодна тотальная проверка псковских грузин? Тверь: Могут ли считаться русскими те, кто оскверняет могилы? Как жителям дома в Челябинске избавиться от услуг управляющей компании? Почему Данат Гасанов собирает калужские частушки? Кировская область: Уничтожение химического оружия – это опасно или нет? Подмосковье: Бывшие военные спрашивают – почему нам не дают приватизировать наши квартиры? Ижевск: Боятся ли застройщики суда? Пермь: Почему коллектив театру «У моста» готовится к голодовке? Сочи: Китайские перспективы российской моды


В эфире Пятигорск, Лада Леденева:



С начала обострения отношений между Россией и Грузией пятигорчанка Ольга Швед боится одного - разлуки с любимым мужем. У ее супруга Чочи российское гражданство, но грузинская фамилия и внешность, из-за чего его машину останавливают на каждом посту ГАИ.



Ольга Швед : У меня муж – грузин. Чего я могу бояться? То, что его депортируют туда, а я останусь здесь – вот и все. Когда мы едем по дороге, вы сами понимаете, когда смотрят на фамилию, где российский паспорт. Соответственно, сотрудники ГАИ начинают издеваться. То задерживают, теряем время, естественно. Говорят – посиди здесь. Пойдут с документами и куда-то на два часа пропадут. Потом возвращаются. А он человек горячий, он не выносит такие вещи. Ничем не заканчивается. Просто вытреплем нервы, потеряем время и приезжаем домой.



Лада Леденева : На прошлой неделе миграционные службы депортировали на родину всех уроженцев Грузии - торговцев фруктами у станции «Лермонтовская» в Пятигорске. Их было всего трое, но на небольшом рынке, где трудятся два десятка человек, это вызвало волну возмущения.



Рыночный торговец : Депортировали грузин. Проверка, проверка. Как начался грузинский конфликт, то каждый день почти проверка, проверка. Для всех это плохо – и для грузин, и для азербайджанцев, для армян, для любой национальности.



Ольга Швед : Все боятся. Живут у нас на рынке. Депортировали ни за что старенького дедушку 70 лет. Что он здесь делала? Груши продавал. И считается, что он враг народа?! А тех людей, которых действительно надо сажать… Я понимаю, если это относится к криминальным авторитетам. Там, действительно, чистку надо было провести. А здесь просто смешно. Людей, которые зарабатывают себе на кусок хлеба.



Житель : Для чего эта Земля? Для человека, для людей, чтобы, где тебе хорошо, там ты и жил. Бедный народ страдает, вот и все.



Лада Леденева : На сегодняшний день похожая ситуация складывается в целом по Ставропольскому краю. Рыночные торговцы недоумевают.



Продавец на рынке : Что я сделала? Ничего не сделала. Просто мы рабочие люди без работы.



Лада Леденева : Как утверждает исполняющий обязанности начальника миграционной службы Ставропольского края Игорь Полтавцев, никаких специальных мероприятий в отношении жителей Грузии в крае не проводилось.



Игорь Полтавцев : 65 человек иностранных граждан, незаконно находящихся здесь, привлечены к административной ответственности. Из них 55 граждане Грузии. Я еще хочу уточнить, что направлено это не только против граждан, а просто наведение порядка в крае.



Лада Леденева : Иного мнения продавцы местных рынков. По их словам, проверки случались и раньше, но сейчас они проходят почти ежедневно. С особым пристрастием проверяют приезжих из Грузии, подогревая, тем самым, ксенофобские настроения, говорят рыночные торговцы из соседних республик.



Рыночный торговец : Проверяли. Как не проверяли?! Но такого ужесточения не было. Сейчас – да. Участились проверки. Сейчас депортируют грузин очень много. Сейчас с каким лицом они поедут туда?



Рыночный торговец : Соответственно, я считаю, что в нашей стране просто натравливают, как всегда обычно происходит, два народа.



Рыночный торговец : Президенты – да? Вопросы они же решают, правильно? А остальные маленькие люди. Простой народ, рабочий народ и все.



Лада Леденева : Эдуард и Хусейн - уроженцы Азербайджана. Первый в России 10 лет, второй - ровно месяц. Оба приехали на заработки, и возвращаться на Родину не собираются. Говорят, их грузинские друзья тоже не вернутся домой добровольно, несмотря на призывы Михаила Саакашвили.



Эдуард : К чему он призывает? Ну и что дальше? Что он им обещает? Ничего. Ни работы, ничего нет там. К чему туда ехать? Здесь хоть на кусок хлеба зарабатываешь. Раньше было, где хочешь… Воля, было свободнее. Я в России хотел жить. Приехал сюда. Все и дети мои, и супруга здесь. У меня уже и внуки здесь.



Хусейн : Где хлеб кушаешь – это твоя страна, это твоя родина. Так можно сказать.



Лада Леденева : По мнению местных жителей, антигрузинская кампания - надуманная, и ни к чему хорошему не приведет.



Жительница : Нам уже дурно от этого всего. Ну как? Рядом война. Она же все больше распространяется и распространяется. Не зря же она раскачивается. И, конечно, она придет. Везде так и будет идти. Вот это и пугает. Началось, и куда пришло? В Грузию уже пришло. А она все дальше и дальше так и будет распространяться.



Жительница : Не хочется. Не хотелось. Жили дружно, любили друг друга, а теперь видите, что получается. Не знаю.



Житель : Надо помериться. Надо по-хорошему договориться. Не нужна ни им война, ни русскому человеку.



Житель : Мы люди простые. Нам что надо? Встречаемся, говорим: «Бог, всем хлеб давай и нас тоже не забывай». Нам больше ничего не надо. Дай бог, всем здоровья – и российскому народу. У нас хорошие отношения. Мы к ним ходим, на хлеб зарабатываем, детей поднимаем. Больше ничего нам не надо.



Житель : Дружба должна остаться, я думаю. Между народами она была и будет, хоть и войны были, но все равно дружим – и армянин, и азербайджанец, абхаз с грузином. Так что, нам, простым людям, делить нечего. Соседи есть соседи, я думаю всю жизнь прожили.



В эфире Псков, Анна Липина:



Рустам Гиргвлиани : Веками дружили русский и грузинский народ. Веками их связывала большая любовь и дружба, а сейчас, когда обострилось, мне очень обидно.



Анна Липина : Рустам Гиргвлиани живет в Пскове уже больше двух десятков лет. Он - грузин по национальности и гражданин России по паспорту. Занимается предпринимательством, держит в Пскове небольшое кафе. Супруга Рустама - Светлана, русская, коренная псковичка. Недавно к ним приходил участковый, проверял документы главы семьи.



Рустам Гиргвлиани : Я надеюсь, что это временное явление.



Анна Липина : Рустам понимает, что у участкового есть начальство, которое дает задания. Одно из них, как заявил на пресс-конференции начальник УВД Псковской области Сергей Матвеев, - контроль миграционных процессов и проверка всех жителей области - выходцев из Грузии. Задача ставилась следующая - выявить нелегальных мигрантов и депортировать их в Грузию. Однако, по словам Матвеева, таковых на территории региона обнаружить не удалось. Зато в ходе проверки у граждан Грузии было изъято несколько единиц огнестрельного оружия, в основном охотничьи ружья с просроченным разрешением на хранение. Возбуждено три уголовных дела.


За последнее время в Псковский регион въехало 28 грузин. Среди них Рафига Тандрывердиева. Она хоть и азербайджанка по национальности, но родилась и 30 лет жила в Грузии. В Псков приехала 2 месяца назад, нелегально. Как сама говорит, бежала от режима Саакашвили.



Рафига Тандрывердиева : Там уже нечего нам делать, как бы второстпепенные люди мы. Даже ни на каких выборах мы не бываем, не голосуем, никто нас не зовет. Там нет ни работы, ни школы.



Анна Липина : Четверо детей приехали вместе с матерью в Псков к мужу. Он -грузин, но уже получил российское гражданство. По сути, Рафига пока единственный нелегальный мигрант в Пскове. Суд оштрафовал ее, но обратно не выдворил. Теперь их дети продолжают учиться в псковской школе, а Рафига пытается получить российское гражданство. В Грузии у них остались родные. Ни посылку, ни письмо отправить они не могут. «Почтовое сообщение с Грузией прекращено» - такие объявления появились в каждом почтовом отделении связи.


Лариса Шишашвили родилась в Пскове, сюда ее родители, грузины по национальности, приехали после института по распределению, да так и остались. По-грузински Лариса знает только пару фраз, хотя в предыдущем, советском паспорте в пятой графе у нее была запись "грузинка". Родной язык Ларисы - русский. Но свою непохожесть на других Лариса осознала еще в детстве.



Лариса Шишашвили : Стала суррогатом отмывать мои черные глаза, чтобы они были голубые. Глаза стали гореть. Мама говорит, ты что, с ума сошла, глазки так твои не будут голубыми.



Анна Липина : Внешне она и сейчас грузинка, в душе уже много лет - русская.



Лариса Шишашвили : Мы русские считаемся. Родной город у нас Псков. Мы сколько лет живем уже здесь!



Анна Липина : Российско-грузинский конфликт стал для псковских грузин драмой. У всех из них в Грузии остались близкие и родственники. Ни письма, ни посылки друг другу они послать не могут. Как говорит псковский грузин Рустам, политические разборки когда-нибудь закончатся.



Рустам : Потому что правительство меняется, а люди остаются те же самые, и главные вопросы решает народ.



Анна Липина : Всего в области проживает 271 грузин. Все они являются гражданами России.



В эфире Тверь, Евгений Новиков:



В Твери задержаны пять человек, которые подозреваются в совершении преступления в ночь на 2 октября этого года. Тогда на городском кладбище в Дмитрово-Черкассах было осквернено порядка 160 еврейских и мусульманских могил. На территории кладбища были разбросаны листовки с антисемитскими высказываниями. Этой же ночью были осквернены могилы на другом тверском кладбище в Первомайской роще.


Эти преступления вызвали широкий общественный резонанс. Вот характерное высказывание жителей Твери.



Жительница : Это самое настоящее кощунство над костями умерших. Считаю, что над такими людьми тоже будет божья кара. Единственное, что самое страшно, что факт вандализма на кладбище повторяется. Это было и в том году, и в этом году. Даже с позиции именно религии осквернение могил… Я не знаю, что это за люди такие. Как такое, вообще, могло в голову прийти. Неважно, чьи это могилы. Причем здесь именно еврейские, татарские? Это выше понимания, моего лично.



Житель : Я считаю, что эти люди, которые причисляют себя к «Русскому национальному единству», на самом деле мало в них русского, и мало в них православного. Потому что громить чужие могилы – это уж самое наипоследнейшее дело.



Евгений Новиков : По информации правоохранительных органов, задержанные причисляют себя к партии «Русское национальное единство». При обыске у них найдены орудия преступления, атрибутика нацистского толка. По мнению председателя Комитета по делам молодежи Тверской области Елены Шевченко, проблема межнациональных отношений не столь остра в регионе. Мало кто предполагал, что на кладбище могут быть осквернены еврейские и мусульманские могилы.



Елена Шевченко : Среди молодежи настроение, по нашим социологическим опросам, которые мы проводим раз в полгода, раз в год, мы таких проявлений очень ярко выраженных не видим. Чтобы настроение было у молодежи – все вон из города Твери не русской национальности, здесь вам жить нельзя! – таких настроений нет. Но в последнее время появились такие настроения, как вот, наверное, характерные для всей России, что если эти люди к нам приезжают, мы готовы здесь с ними жить, но они тоже должны учесть и наши какие-то культурные традиции, наши интересы, не навязывая нам своих традиций, так жестко не навязывая. Но такого явного что ли противостояния в молодежной среде нет.



Евгений Новиков : Председатель Мусульманского религиозного общества Твери Рустам Мусин считает, что в общественной жизни происходят опасные процессы.



Рустам Мусин : Не было такого ничего, каких-нибудь инцидентов. Были инциденты – разобьет окно мечети, но опять же какие-то пьяные. Такого не было! Я так думаю, это личное мое мнение, - это политика. Видимо, кто-то хочет повторения Кондопоги, но только в Твери, кто-то хочет приблизить нас к этому. Я думаю, если уж говорить религиозными терминами, это силы Сатаны, которые не хотят, чтобы мы жили здесь нормально.



Евгений Новиков : В совершении преступлений подозреваются молодые жители Твери. Старшему из них – 25 лет. Он - медицинский работник.



В эфире Челябинск, Александр Валиев:



Жилищная комиссия и прокуратура завалены жалобами на управляющие компании. С введением в силу нового Жилищного кодекса возникло много спорных ситуаций, разрешить которые теперь можно только через суд . Вмешательство муниципалитета уже не помогает. Жильцы 28 дома по Свердловскому проспекту недовольны своей управляющей компанией и хотят ее поменять. Но сделать это не так-то просто. Дом был на балансе Министерства обороны, и обслуживался всегда, по словам жителей, крайне неудовлетворительно. Однако в 2004 году, казалось, наступило благополучие. Говорит жилец дома из квартиры 81.



Житель дома : Два или три года тому назад нас передали в ДЭЗ-7. Жильцы вздохнули. Они нам сделали отопление хорошее, уборщица тут работала круглые сутки. Территорию убирали. Все. С 1 апреля этого года (кто это решил, мы не знаем, с нами вообще не считаются, мы как быдло здесь) передали. Какое-то организовалось общество «Возрождение». Я считаю, что их передали для того, чтобы поживиться вот этим строительством. У нас все тут строят, все первые этажи. Они, конечно, имеют куш. От нас они ничего не имеют.



Александр Валиев : Надо сказать, что ООО «Возрождение» возглавляет тот же самый человек, под управлением которого дом обслуживался еще будучи на балансе Министерства обороны. Тогда роптать на плохое обслуживание было бессмысленно, но сейчас ситуация изменилась, закон дает жильцам право выбирать. Но только на бумаге. Фактически же за людей все решают наверху. И вот к чему это приводит.



Житель : «Возрождение». Кто их назначил к нам управляющим? С нами никто не советовался. Нас просто не принимают за людей. Дом заброшен. Территория все лето не убиралась. В подъездах, я когда захожу, нос закрываю. Невозможно. Фекалиями пахнет. Антенна наружная не работает. Освещения наружного нет.



Александр Валиев : После подачи многочисленных жалоб и решения общего собрания жильцов о том, что отныне они хотят перейти под управление Дирекции единого заказчика Калининского района Челябинска, муниципалитет, в лице исполняющего обязанности председателя городского Комитета по управлению имуществом и земельным отношениям И.Валового, подписал приказ о передаче дома новой управляющей компании. Но директор ООО «Возрождение» Леонид Чернорусов отказывается выполнять этот приказ, мотивируя тем, что этот дом передан ему на обслуживание постановлением главы города Михаила Юревича, а отдать его ДЭЗу требует всего лишь заместитель начальника Комитета по имуществу и земельным отношениям.


Получить комментарий у Леонида Чернорусова, директора ООО «Возрождение» оказалось делом не самым простым. Он довольно эмоционально жаловался на досаждающие ему проверки, скандальных жильцов и назойливое внимание журналистов, не дающих ему спокойно работать. А потом заявил, что коммунальные аварии - это происки врагов.



Леонид Чернорусов : Было взломан подвал дома у седьмого подъезда и обломано два канализационных стейка. Специально сделано. В этом доме за 20 с лишним лет работы никогда не вставала ни внутренняя канализация, ни наружная. Приезжал городской Водоканал. Уже трижды пробивали дворовую канализацию. Такого никогда не было. Это делается все специально, чтобы мне поставить подножку, побольнее мне сделать как директору ООО «Возрождение». Это все делается специально.



Александр Валиев : Судя по словам Чернорусова, дела в доме 28 его заботами обстоят вполне благополучно. За исключением одного - жильцы не хотят платить деньги.



Леонид Чернорусов : За два месяца – июль-август 2006 года – оплачено жильцами только 49,5 тысяч рублей вместо 130 тысяч. А запросы жильцов большие – сделайте то, сделайте это. Так вот, мы на общие деньги, которые поступают на счет ООО «Возрождение» уже заплатили часть за ремонт кровли, подготовку к зиме полностью произвели, отопление подали своевременно с 1 октября, и горячая вода появилась своевременно, как положено, через два месяца после ремонтных и опрессовочных работ города.



Александр Валиев : Если, как говорит Чернорусов, в доме не было горячей воды в течение двух месяцев после окончания опрессовки, и это он считает нормальным, жалобы жильцов вполне понятны. Надо сказать, что подъезды дома и впрямь очень неухожены, в подвале полчища комаров, кое-где по колено стоит вода. Сам господин Чернорусов считает, что и впрямь, в прошлом, когда дом был на балансе у военных, обслуживался он неважно. Но теперь все будет по-другому.



Леонид Чернорусов : Когда мы организовали ООО «Возрождение», мы стали смотреть на все виды жизни и работы по-другому. Потому что здесь совершенно другая система – и выполнение работ, и финансовая деятельность, и все.



Александр Валиев : В течение месяца Арбитражный суд должен рассмотреть дело дома, 28 и определить хозяина. Без боя ООО «Возрождение» сдавать свои позиции не собирается. А жильцы, пока Чернорусов воюет с конкурентами, вкручивают лампочки в подъездах и гадают, что будет завтра - прорвет трубу или потечет крыша.



В эфире Калужская область, Алексей Собачкин:



Звучит песня



Алексей Собачкин : Эту народную песню записал в самодеятельной фольклорной экспедиции Данат Гасанов, рабочий одного из обнинских заводов, славянский язычник по вероисповеданию. Он несколько лет в свободное от работы время ходил по окрестным деревням. И итогом его трудов стала недавно вышедшая книга «Фольклор Приобнинского края», которую он издал за свой счет. Гасанову 32 года. Он систематически нигде не учился, но известен в интеллектуальных кругах Обнинска, как автор нескольких книг по истории славянского язычества.



Данат Гасанов : Ломоносов тоже был самоучкой, я скажу. А хобби у всех может быть разное. Это мое достаточно длительное увлечение, я думаю, серьезное увлечение.



Алексей Собачкин : Фольклор, как известно, произрастает еще из дохристианских верований. Поэтому к народному творчеству у Гасанова особый интерес.



Данат Гасанов : С одной стороны, мне всегда хотелось поучаствовать в фольклорных экспедициях, чтобы позаписывать, посодействовать делу сохранения народной традиции, но это никак не удавалось. И я решил сделать себе экспедицию сам. А с другой стороны, ознакамливаясь с материалами по Калужской губернии, столкнулся с тем, что вокруг Обнинска – черная дыра. Вот эти пять городов, которые здесь сосредоточены, они однозначно отпугивают фольклористов, как от зачумленного места. Здесь им записывать неинтересно – город уничтожает деревню. Поэтому мне стало интересно, а смогу ли я найти здесь что-либо.



Алексей Собачкин : Данат Гасанов побывал в сорока деревнях в окрестностях Обнинска, сначала в компании единомышленников, потом понял, что лучше собирать фольклор в одиночку.



Данат Гасанов : Одного человека принимают гораздо гостеприимней. Один человек – это странник, не вор, не враг. Пришлось преодолеть свою городскую замкнутость и, широко улыбаясь незнакомым людям, спрашивать у них, что они знают и могут мне сказать. Если меня посадят на скамеечку, а еще лучше пригласят в дом, то там все замечательно пойдет. Что смогут, то расскажут. Главное, сидя в доме, не озираться по сторонам, особенно не заглядываться в ту сторону, где висят иконы, чтобы не провоцировать хозяев на настороженную реакцию. Случаи краж икон очень часты.



Алексей Собачкин : В книге «Фольклор Приобнинского края» зафиксированы народные обряды, песни, загадки. Но больше всего частушек, их более восьмисот. Гасанову удалось записать уникальные, нигде не встречающиеся образцы фольклора.



Данат Гасанов : Я рад, что мне удалось зафиксировать обряд похорон кукушки. Это троицкий обряд. Его смысл в том, что продолжается идея проводов зимы, хотя вовсю в разгаре лето. Делают куклу в виде птицы, либо из травы связывают птицу, а чаще всего кукла в виде женщины. Идут в поле, поют песни. Называют кукушку «кумой», захаранивают. А поскольку это женский обряд, то делается без мужчин. Стараются, чтобы парни не подглядели. Женский секрет такой.


Загадка мне попалась, которую доселе ни в одном из сборников не встречал: «Почему при Екатерине Второй ходили люди вверх головой». Провокационная, и никто не может сразу ответить.



Алексей Собачкин : Ответ же на загадку прост – люди и сейчас ходят вверх головой. Книга «Фольклор Приобнинского края» издана по всем правилам фольклористики. Она снабжена большим научным аппаратом, указано, какие произведения народного творчества уникальны, а какие были зафиксированы в ранее изданных сборниках. Тираж книги всего 100 экземпляров, на большее у Гасанова не хватило денег.



В эфире Вятка, Екатерина Лушникова:



Звучит музыка



Екатерина Лушникова : По такой красивой мелодии жители Кировской области смогут узнать о химической угрозе. Между МЧС и операторами сотовой связи достигнуто соглашение. В случае аварии на объекте по уничтожению химического оружия жители соседних сел и деревень получат SMS -сообщение по мобильному телефону, а еще загудят сирены, и прозвучит речевое сообщение. Рассказывает заведующая отделом гражданской обороны Оричевского района Марина Зяблицева.



Марина Зяблицева : Сначала идет сирена, а потом речевое сообщение, что объявлена химическая тревога, и каким населениям объявлена эвакуация.



Екатерина Лушникова : В опасной зоне проживает 50 тысяч, но четыре противохимических убежища рассчитаны только 872 человека.



Марина Зяблицева : У нас основными мероприятиями все-таки считаются эвакуационные. Потому что стойкость заражения, конечно, не очень большая, тем не менее, в противохимических укрытиях нецелесообразно там сидеть и ждать помощи. Нужно все-таки эвакуироваться.



Екатерина Лушникова : Среди тех, кто подлежит эвакуации в случае аварии пенсионерки Нина Алексеевна и Зоя Александровна.



Нина Алексеевна : Я не за себя переживаю. Я переживаю за свою дочь и внучку. Мне очень страшно за них. Всегда смотрю на свою внучку, а ей 11 лет, в страхе. Что то их ждет? И так, как учитель, смотрю на всех детей, которых я вижу. Что их ждет?



Екатерина Лушникова : Вы, наверное, также думаете?



Зоя Александровна : Точно также. Но я одинокая. Мне уже некого терять. Я всех потеряла. Сын – чернобылец. Умер год тому назад. Пахал, копал землю вместе с солдатами. Я медработник с 46-летним стажем. Ничего не заработала, только кучу болезней и слепоту.



Екатерина Лушникова : Печально знаменитый Закон «О монетизации» лишил жителей зоны защитных мероприятий всех положенных им ранее льгот и компенсаций. Даже объекты социальной сферы, которые должны строится согласно федеральной программе с опережением, до сих пор не построены. Рассказывает жительница поселка Мирный Татьяна Королева.



Татьяна Королева : Сказали, что начнут работы в 2007 году. Но нам в 2005 году говорили про 2006 год. А в 2006 говорят про 2007. Теплотрасса не доделана. Она как памятник теплу. Мы уже об этом писали. Водопровод, дом. Дом достраивают на 36 квартир. Что-то там делают, но тоже ничего недоделано. Газовая котельная тоже перенесена на 2007 год. Вот так вот. Люди, которые работают на объекте, говорят, что сколько работают, почти каждый день какие-то неполадки там, в этой системе, во всей системе уничтожения – то бомба зависнет, то еще что-то.



Екатерина Лушникова : Но директор информационного центра при Марадыковском арсенале Павел Филев считает, что волноваться не из-за чего.



Павел Филев : Значит, так. Сведения о ходе процесса уничтожения отравляющих веществ на объекте Марадыковский по состоянию на 0 часов 13 октября 2006 года. Реагент залит в 6180 штук авиационных боеприпасов, что подтверждено иностранной инспекцией, группой международной организации по запрещению химического оружия. Данные мониторинга объекта химического оружия проведено анализов по пробам воздуха 1705, почвы – 108, воды – 66. Отравляющих веществ, по данным лаборатории мониторинга окружающей среды, не обнаружено.



Екатерина Лушникова : И, тем не менее, основания для беспокойства все-таки есть, считает известный правозащитник, доктор химических наук Лев Федоров.



Лев Федоров : Я об этом и говорил, когда приезжал, что это опасно, что вас продали. Там если чуть-чуть температура изменится, то при расширении корпус бомбы взорвется. Когда у вас в чайнике кипит вода, то вода у вас не доходит до крышки. Поэтому на расширение жидкости у вас есть пространство. В любой химической бомбе есть пространство – 10 процентов. Они туда залили воды 7 процентов, как они говорят, а если Вася ошибется, то и все 10. И снова завинтили. То есть там пространства на расширения нет. Примерно 25 градусов окружающей температуры – это нормально. Выше будет температура, например, 30, у вас расширится жидкость и взорвется этот самый корпус. Так что, неприятности теоретически могут быть, именно потому, что время от времени даже в самых благополучных областях, что-то происходит. Просто область химического разрушения слишком опасна. Здесь цена большая.



Екатерина Лушникова : Ценой ошибки в данном случае могут быть тысячи или даже десятки тысяч человеческих жизней. Ведь объект по уничтожению химического оружия Марадыковский находится не где-то в пустыне, а в одном из самых густонаселенных районов Кировской области. Рядом расположены райцентр Котельнич - 30 тысяч жителей и поселок Мирный – 4 тысячи. И, тем не менее, именно в этой местности до апреля 2007 года планируется уничтожить 4 тысячи тонн боевых отравляющих веществ.



В эфире Подмосковье, Вера Володина:



Геннадий Литвинчук : Нам противно, когда нас за людей не считают. Я 40 лет отдал армии. И что я получил от нашего дорого правительства? Вот такое вот презрение.



Вера Володина : Отставной полковник Геннадий Литвинчук 30 лет живет в микрорайоне Гагарина в Балашихинском районе. Другое название этого же места - закрытый военный городок 25/1. Проживающие здесь оказались в правовом вакууме. Муниципалитет дает право строительства нового коммерческого жилья на землях военного городка, и отказывает в приватизации квартир отставным военным.



Геннадий Литвинчук : Власти сейчас нам не дают это сделать по той простой причине, что каждый дом имеет свою придомовую территорию. Если мы приватизируем, но определенное количество людей, но больше 50 процентов дома, эта придомовая территория считается нашей собственностью. Поэтому все строительство, которое хотят разворачивать, мы тогда будем препятствовать этому. Не хотят это делать еще и по той причине, что квартира каким-то образом… Вот сейчас умирает человек. И квартира, если там никто не прописан, не может перейти в собственность детям или родственникам. Мы просили, чтобы здесь у нас никакого строительства не велось до тех пор, пока не будет проведена приватизация. Город нам, в лице замглавы администрации, это гарантировал на общем собрании. А после все делается наоборот.



Вера Володина : Именно поэтому представители микрорайона в прошлый понедельник пикетировали Министерство обороны России. Ольга Ильницкая надеется, что их лозунги министром будут прочитаны.



Ольга Ильницкая : «Министр обороны, не забывайте, что в военных городках живут люди». «Министр Иванов, обращение, что за торги сегодня в Балашихе с землями обороны?» Еще. «Министр обороны прекратите разбазаривание федеральных земель, защитите леса нашей малой родины от варварства застройщиков». По той озабоченности военных и у милиции (тут же и ФСБ, естественно, подкатило) наши лозунги переписали. Видимо, передадут куда надо.



Вера Володина : Пикет организован против попустительства и бездействия должностных лиц Министерства обороны. Вообще-то это не первый бой отставных военных, рассказывает Геннадий Литвинчук.



Геннадий Литвинчук : Мы писали во все инстанции. Сюда приезжали прокуроры и Росприроднадзор. Тут и штрафовал. Все равно продолжают делать свое грязное дело. Сели на наши сети, городка. Тут 6,5 тысяч народу подвергают опасности. Проходит канализация – две трубы по 200 миллиметров. Тут проходят и электрические кабели и наша теплотрасса. Мы боролись. Власти в курсе дела. Один из руководителей городской администрации, некто Попов, подписал этот ордер за месяц до закрытия слушаний по застройке городка. Шли слушания. Он присутствовал, говорил, что этого не будет, что создадим согласительную комиссию.



Вера Володина : Статус военного городка не дает живущим в нем использовать право местного самоуправления. И даже публичные слушания по строительству на этих землях оказались профанацией.



Геннадий Литвинчук : Наши люди уже не хотели идти на эти слушания, завершать их. Так городские власти, чтобы подстраховаться, привезли два или три автобуса подставных. Загнали их в зал Дома офицеров, и они сидели там, как идиоты. Мы их не знаем, они нас не знают.



Вера Володина : В слушаниях активно участвовали представители компании-застройщика.



Геннадий Литвинчук : На нас кто-то хотел повлиять. Он сказал, да что нам 150 деревьев вырубить. Ничего, от этого тут не обеднеете. Какое-то безумие. Их эти деньги уже настолько загубили! Один из руководителей той фирмы, которая должна была там строить, нашей Ольге Ильницкой угрожал физической расправой. Тот же Алексей пострадал от них. Его же самого избили. Он в реанимации лежал.



Вера Володина : Это, впрочем, бывших военных не испугало. И Алексей Бутьев продолжает бой в судах и в пикетах.



Алексей Бутьев : Частные строительные компании без каких-либо разрешительных документаций пытаются, а иногда успешно, строить многоэтажного жилье и продавать квартиры прямо на территории закрытых военных городков. А один старый, в нем 50 лет люди живут, жителям отказано в приватизации жилья. В пожарный надзор обращались. Им отказано в пожарном надзоре в этом месте. Около него строящийся дом (в 20 метрах и даже меньше) в нем квартиры уже продаются. Все на одной и той же площади.



Вера Володина : Геннадий Литвинчук в свое время был главным инженером проекта развития военного городка, удивляется, как сегодня в строительстве нарушаются законы, но не удивляется появлению обманутых соинвесторов. Показывает из своего окна на котлован и несколько автомашин, из которых без всяких офисов идет торговля квадратными метрами.



Геннадий Литвинчук : Они же ведь работают в основном незаконно. Разрабатывали котлован. Всю землю вывезли. Это же незаконно! Это грабеж! Эту землю продали. Они не имеют права на все на это. Это же уголовное дело. Вот вы эту рощу сажали, допустим, к 30-летию победы, ее снесли. Там стоят 25-30-метровые сосны и березы. За два дня вырубили рощу. Можно так варварски относиться к этому?! Приходят как оккупанты. Около 16 дома, где детский сад должны, доходило до того, что жители выходили с дубьем защищать свою территорию.



Вера Володина : Кое-что жителям все-таки удалось. Прокуратура вынесла решение о сносе забор вокруг котлована, но забор стоит.



Геннадий Литвинчук : Получается так, что у нас какая-то бандитская власть. Она не хочет нам помогать.



В эфире Ижевск, Надежда Гладыш:



И снова в Ижевске граждане судятся с властью. На днях в Первомайском суде удмуртской столицы начались слушания по иску жильцов 136-го дома по Пушкинской (это одна из центральных улиц города). Они призвали к ответу мэрию, управление архитектуры, Роспотребнадзор, Ростехнадзор, Земельный кадастровый центр и частную фирму «Гриндог». Последняя выступает как заказчик строительства прямо под окнами 25-летней девятиэтажки громадного торгового центра того же названия – «Гриндог». А местная власть и контролирующие ведомства разрешили это строительство, согласовали проектную документацию. Как это могло случиться? - задаются вопросом жильцы дома. Елена Письменская, одна из подателей иска, проанализировала документы по согласованию проекта.



Елена Письменская : Мы насчитали четыре организации в городе - Ростехнадзор, Роспотребнадзор, Центр гигиены и эпидемиологии, главный санитарный врач Забродин, еще Министерство по делам ГО и ЧС. Все они подписали это наше строительство. Ростехнадзор пишет, что представлены документы. В числе вот этих документов, не моргнув глазом, перечисляет – «протокол заседания комиссии, созданной для рассмотрения проведенного опроса собственников и нанимателей квартир, о размещении торгового центра в квартире дома 136». То есть о строительстве вообще речи нет. Тем не менее, Ростехндазор выдает это заключение. А в гигиенической оценке написано, что «размер санитарно-защитной зоны сокращен с восточной стороны до 15 метров». Слушайте дальше: «по остальным румбам принято 50 метров»! Где тут 50 метров?! Вот здесь от угла 6 метров. Каким образом, он 50 метров свел к 6?!



Надежда Гладыш : Столь же абсурдно выглядят два ответа в прокуратуру двух чиновников МЧС по пожарной безопасности – республиканского и районного – по поводу затруднения в связи со стройкой возможности подъезда к дому пожарной техники. Летом как раз случился пожар бытовки на территории детского садика, расположенного внутри двора. И пожарная машина застряла на тротуаре, не смогла проехать к месту пожара. Так вот первый чиновник, из республиканского МЧС, говорит, что правила нарушены, второй, из Первомайского отдела пожнадзора, утверждает, что подъезды для техники есть отовсюду.


В открывшемся процессе граждан защищает известный в Ижевске правозащитник, председатель Экологического союза Александр Торгушин, который прекрасно знаком со сложившейся системой круговой поруки между органами власти и федеральными ведомствами на местах.



Александр Торгушин : Руководители федеральных структур – вот этих Роспотребнадзор, Росприроднадзор – они все равно назначаются по согласованию с местной политической элитой, с местной элитой исполнительной власти. Они все равно взаимосвязаны. Когда начинаются все эти конфликтные ситуации, как правило, они все друг друга поддерживают. Город Ижевск, вообще, знаменит этим делом.


Начало 90-х годов. Вся застройка гаражная кинулась в поймы рек. Все 15 рек города загубили за эти последние годы. Ну и что? Мы куда только не обращались. Мы писали еще в то время Россанэпиднадзор, что у нас местные руководители позволяют на территории санатория вплотную к детскому учебному заведению (интернат номер 2), разрешают расширение кооператива в санитарной зоне источников минеральных. Это прямо под окнами Санэпидемстанции. Уж все видят это дело. Это же позорище! Ну и что? Москва как-то прореагировала на это дело? Нет.



Надежда Гладыш : В судебном заседании восемь юристов, представляющих сторону ответчиков (а это совсем еще молодые, а то и просто юные лица) сразу избрали атакующую тактику. Адвокат фирмы-застройщика «Гриндог» Наталья Прохорова заявила целый ряд ходатайств, целью которых является не допустить рассмотрение дела по существу. Так, она оспорила исковую давность заявления граждан; сослалась на отрицательное решение Арбитражного суда, принятое по аналогичному иску, предъявленному прокуратурой. То есть, считает адвокат, по тем же основаниям дело рассматривать нельзя.


В ответ на требование ответчиков приостановить судебное разбирательство граждане потребовали приостановить строительство. На данной стадии судья Рябов принял сторону ответчиков – судебный процесс приостановлен, строительство продолжается.



В эфире Пермь, Олег Антонов:



В Перми этот конфликт уже прозвали «историей о съехавшей крыше». Причем, в отсутствии здравого смысла обвиняют обе стороны. А началось все 1 сентября. В муниципальный театр «У моста» пришло распоряжение городских властей в 10-дневный срок покинуть помещение. Крыша театра, говорилось в документе, находится в аварийном состоянии – балки прогнили, стойки покосились, и кровля может рухнуть в любой момент. В театре это известие имело эффект разорвавшейся бомбы. И дело не в том, что власти потребовали переехать как раз накануне открытия театрального сезона. Выяснилось, что об аварийной кровле администрация театра известила мэрию еще два года назад.


Имея на руках заключение компании «Жилкоммунпроект» «мостовцы» стучались во все чиновничьи кабинеты и просили деньги на срочный ремонт. Ничего из бюджета не получив, театр укрепил крышу на собственные средства. Исполняющий обязанности начальника городского Департамента по культуре Ирина Дударева уверяет, что просьбы артистов о помощи она услышала только месяц назад.



Ирина Дударева : Вот это заключение «Жилкоммунпроекта» 2004 года мы не видели. Предполагали, что это заключение «Жилкоммунпроекта», но до этого у нас в ходу документов, которыми оперировал театр, Департамент, было заключение более раннее 2000 года, где ситуация аварийная, в принципе, не фигурировала.



Олег Антонов : Средства на ремонт театральной крыши городские власти предусмотрели в бюджете этого года. Однако подрядчик - фирма «Импульс Трейд» - осваивать деньги отказалась. Когда строители вскрыли чердачные перекрытия, они обнаружили сгнившие балки, и решили приостановить работу. «Ходить по театральной кровле опасно для жизни», - заявил заместитель директора предприятия «Импульс Трейд» Андрей Протопопов.



Андрей Протопопов : Потому что есть риск обрушения потолка, то есть даже элементарно, когда там ходят рабочие, они могут просто провалиться и упасть вниз. Потому что реально все очень гнилое, все в очень плохом состоянии.



Олег Антонов : Художественный руководитель театра Сергей Федотов уверен, что приговор крыше «аварийная» большая ложь, сфабрикованная Департаментом по культуре. Ее цель – вскрыть бездарность властей в организации ремонта в театре. Все происходящее Федотов назвал местью чиновников за излишнюю самостоятельность и следствием личной неприязни. «Мостовцы» все как один солидарны со своим руководителем. Они убеждены, что чиновники Перми просто не любят театр.



Сотрудник театра : Ощущаем это как спланированное давление с целью уничтожения театра.



Сотрудник театра : Абсолютно.



Сотрудница театра : С наших учредителей, с нашим руководством.



Сотрудник театра : Вот так мы теперь живем, с таким ощущением, что кому-то не нужен наш театр стал. Такой бум подняли, что нельзя ходить в театр «У моста», что он сейчас рухнет.



Олег Антонов : Весь сентябрь муниципальный театр и мэрия находились в состоянии «холодной войны». Было решено провести новую независимую экспертизу состояния кровли. Сезон в театре открыли, а выселение отложили до оглашения результатов обследования. 3 октября эксперты огласили свой вердикт. Состояние театрального здания – аварийное. Необходимо немедленно приостановить эксплуатацию и заменить все деревянные конструкции крыши и перекрытий. С результатами экспертизы журналистов познакомил инженер-строитель городского Департамента по культуре Валерий Демидов.



Валерий Демидов : Результаты экспертизы подтвердили самые худшие, так скажем, опасения. Выводы однозначные, что театр к дальнейшей эксплуатации непригоден. Нужно срочно принять меры по устранению этих аварийных ситуаций и по замене чердачного перекрытия. Ведь мы сейчас говорим не о том, чтобы закрыть театр. Мы говорим о том, чтобы закрыть здание на ремонт. Самое здание, а не сам театр. А то, что актеры говорят, они же актеры, они не специалисты-строители. Мы строители, а они актеры. Они все на эмоциях. А мы строители говорим сухим языком фактов без лирики, так скажем. А факты говорят о том, что здание необходимо закрывать на ремонт.



Олег Антонов : Театру предложили на время ремонта перебраться на другие театральные площадки Перми – все в центре города. Но актеры на последнем сборе труппы постановили – чиновники неверно интерпретируют заключение экспертов. Ремонт кровли можно вести, не нарушая привычную работу театра. Есть уверенность, что крыша не обрушится, переезжать не будем.


В случае силовых акций со стороны властей актеры предложили перекрыть трамвайные пути. Художественный руководитель Сергей Федотов настаивает на голодовке.



Сергей Федотов : Я уже написал заявление и мэру, и губернатору, что мы будем продолжать играть репертуар. Билеты на два месяца вперед проданы. Мы готовы на самые крайние меры, вплоть до объявления голодовок, чего угодно, но театр мы не покинем.



Олег Антонов : Чем завершится скандальная история, пока неясно. Спектакли в здании, построенном в начале прошлого века, идут. Правда, перед каждым представлением актеры предупреждают зрителей – крыша в аварийном состоянии, и просят разрешения открыть занавес. Зрители пока не против.



В эфире Сочи, Геннадий Шляхов:



Варвара Жемчужникова : Дизайнер часто одевается в джинсы, майку. Я принадлежу к тому же числу, потому что это просто удобно.



Анастасия Уруева : Я – женщина-ребенок. Очень романтичный характер, смешанный с какой-то наивностью.



Геннадий Шляхов : Варвара Жемчужникова из Москвы, та, что предпочитает джинсы и майку, только учится на дизайнера одежды. А вот Анастасия Уруева из Иваново – уже дипломированный модельер.


На фестиваль моды «Бархатные сезоны в Сочи» они приехали со своими коллекциями. Очень разными, но очень яркими и оригинальными. Серость и безвкусица порядком надоели в обыденной жизни.



Варвара Жемчужникова : К сожалению, в Москве, наверное, по России все-таки преобладает серый, черный цвет, особенно зимой. Если летом еще что-то радует глаз, то зимой – это постоянные черный и серый.



Геннадий Шляхов : Почему? Это привычка, это черта национального характера, или это ситуация сегодня на рынке моды, на рынке одежды?



Варвара Жемчужникова : Мне кажется, что это первым делом качество характера у наших граждан, как страх, наверное – страх выделиться, страх проявить себя, страх, что не поймут. Черный и серый – это самые безопасные цвета. За ним ты можешь скрыться. Красный, желтый, зеленый – это все привлекает внимание и заставляет других людей на тебя посмотреть, соответственно, оценивать. А у нас люди боятся этого. Они забитые немножечко. Мое мнение, что просто страшно, страшно выделиться.



Анастасия Уруева : Это культура, которую нам навязывают. Нам навязывает это телевидение. Все эти «звезды» они одинаковые. Все из серии Бритни Спирс. Все «звездочки» новоявленные, вся «Фабрика звезд» все одинаковые. Даже не интересно уже смотреть на их костюмы становится. И это нам навязывается. У меня есть знакомые молодые девочки, которым как раз бы подчеркивать свою индивидуальность, а они приводят мам в магазин и говорят – я хочу, как у Оли, я хочу, как у Лены. Подростки сейчас одеваются похоже. Они все одинаковые.



Геннадий Шляхов : Российская мода сегодня, как образно заметил президент фестиваля «Бархатные сезоны» Вячеслав Зайцев, – это серая волна, которая набегает на чёрную гальку. Мрачный цвет одежды стал символом времени. А безвкусная турецкая и китайская дешёвка стала символом нашего времени.



Андрей Журкин : Такое могло случится только у нас, что нас всех в китайскую и турецкую синтетику одели.



Геннадий Шляхов : Это Андрей Журкин, владелец волжской швейной фабрики. Может и громко сказано про фабрику, но 114 человек на предприятии, из них около 80 швей – это немало по сегодняшним российским меркам. Примерно такого же масштаба бизнес у Александра Кононовича из Москвы.



Александр Кононович : Российских нет производителей, практически их мизер. Сложно. У нас в Москве порядка четырех компаний в этом году вообще закрылись из нашей области. Сложно продать товар, продукцию.



Геннадий Шляхов : Частные не очень большие предприятия, шьющие одежду, не идут ни в какое сравнение с бывшими советскими фабриками. Не только по объёмам производства. Правила существования у них другие - не «благодаря», а вопреки всему, говорит Андрей Журкин из города Волжского.



Андрей Журкин : Вопреки тому, что производители не поддерживают, вопреки тому, что кредит реальный получить предпринимателю или человеку, который занимается производством, просто нереально. Вопреки тому, что мы хоть и говорим, что у нас самые маленькие налоги, на самом деле, по большому счету, все это лукавство. Тяжело. Весь процесс развития промышленности на данном этапе – это все делается как бы вопреки. По идее мы должны был давным-давно умереть, а мы сохранились, и какие-то радужные строим планы.



Геннадий Шляхов : Андрей Журкин - не исключение из правил. Немало профессионалов, создающих одежду в России, «вопреки всему» делают ставку на свой частный бизнес. Татьяна Степанова, преподаватель сочинского «Института Моды», видит будущее только за такими предприятиями.



Татьяна Степанова : Конечно, наплыв китайского товара очень много. Цены на такие товары намного ниже. Конечно, это минус для российских дизайнеров, производств. Потому что это нам убыток. А как бороться с китайскими товарами? Моя точка зрения, что развитие ателье малого бизнеса в России с использованием наших же материалов, тканей, все это объединить. И молодежь, и студентов определить в текстильное наше производство. Надо создавать малый бизнес. Постепенно и цены будут не такие, будет и эксклюзив, будет не все такое серое и одинаковое все. Качество повыше будет, и модные тенденции будут прослеживаться. Малому бизнесу легче подстроиться под модные тенденции. Малый бизнес, я считаю, ателье, небольшие предприятия, могут вытеснить низкое качество, одинаковость.



Геннадий Шляхов : Будущий дизайнер Варвара Жемчужникова из Москвы считает, что это задача государства - восстановить лёгкую промышленность.



Варвара Жемчужникова : Нам нужно поднять немножко свою промышленность. Потому что сейчас все дизайнеры практически все равно производятся в том же Китае или, в общем, в восточной стороне.



Геннадий Шляхов : Анастасия Уруева из Иваново, дипломированный модельер «на вольных хлебах», предлагает совсем уж оригинальный путь развития индустрии моды в России.



Анастасия Уруева : Сейчас идет тенденция – русские дизайнеры ищут более дешевый способ. Едут в Китай сшивать, и привозят сюда дешевую одежду. Это простой алгоритм.



Геннадий Шляхов : Но это уже не китайская одежда.



Анастасия Уруева : Нет, это не китайская, это русские дизайнеры, а одежда получается качественная, не серая, просто дешевая.



Геннадий Шляхов : Спор профессионалов, похоже, мало волнует обычных потребителей. «Фонд Общественное мнение» провёл социологический опрос среди россиян. На вопрос - «Нравится ли вам, как одеваются окружающие?» - 51 процент из опрошенных ответил положительно - «Да». Тех, кому не нравится манера одеваться соседей, случайных прохожих и сослуживцев оказалось вдвое меньше - всего 23 процента.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG