Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Содержание передач джаза на «Свободе» постоянно менялось. Менялось качество звучания, расширялись горизонты, появлялись новые имена, темы, страны. Менялся, что было неизбежно, сам автор, он же ведущий. Мир обрастал невидимыми друзьями.

Кроме энциклопедий и словарей джаза, биографий, эссеистики, статей периодики и художественной литературы пропитанной джазом обучение и самообучение шло и от продюсеров, и от друзей профессиональных музыкантов и от коллег французского радио, с которыми я поддерживал отношения. В свое время я работал внештатником и для ВВС и для французского RFI, и такие, казалось бы, мелочи, как совет принимать в день записи три гранулы argentum nitricum, чтобы избавиться (местное выражение) от «кота в горле», весьма помогали.

Ну и непосредственно, и неостановимо шло расширение горизонтов. Несколько часов в день простого слушанья, которое является составной, и быть может главной частью работы, давало свои результаты. Если в Москве, где джаз, даже для слушателей, был загнан в подполье, где все строилось на возможности добывания записей, пленки, винила, кассет и слушанья радиостанций – прежде всего Уиллиса Коновера на «Голосе Америки» - то во Франции и в США, куда я отправлялся в первые годы довольно часто, продолжая писать для парижских журналов Mond de la Musique и Rock-&-Folk, объем слушаемого был невероятен. Да и в Париже двадцатичетырехчасовая радиостанция TSF была по сравнению с Москвой – золотым прииском.

Для тех, кто слышал предыдущий выпуск «Времени Джаза» всё ясно! Сегодня в эфире продолжение рассказа о «49» в сторону не девушек в цвету и не Свана, а «Времени Джаза». Вы слушаете нас на коротких волнах «Свободы» и с нашего сайта www.svoboda.org. У микрофона в Париже – Дмитрий Савицкий.

Michel Petrucciani - Brazilian Like - 3:08 (Michel Petrucciani - So What - Best Of Michel Petrucciani – Dreyfus Rds)

«Brazilian Like», «На бразильский манер» - композиция и соло Мишеля Петруччиани, которому не исполнилось 1953 года. Избранное фирмы «Dreyfus Rds», на которой Мишель записывался последние пять лет: с 1993 по 1998 год. Он покинул наш шарик 6 января 1999 года. В прошлый раз я отнес его к водолеям, ан Мишель был козерогом, чье качество, как утверждают знатоки, здравомыслие и отсутствие неоправданного оптимизма. Не смотря на кошмарную болезнь костей, несовершенный остеогенез, он упорно и радостно развивал свой необычайный талант, не строя никаких иллюзий по части будущего.

В одном из документальных фильмов, на самом деле в последнем фильме о нем и в последнем интервью с ним, Мишель, сидя на траве где-то в парке на окраине Нью-Йорка, сказал, что он более чем неравнодушен к наркотикам. В детстве он перенес около ста переломов костей. У него буквально ломались кости во время концертов. Он продолжал играть. Он знал, что такое боль. Можно предположить, что его роковая простуда в первых числах января последнего года века, была злым бонусом к его походу за дурью, за чем-то явно сильно действующим. Радость и боль в его случае были синонимами.

Michel Petrucciani – Eugenia – 9:15 (Michel Petrucciani - Note 'n Notes – Owl)

«Eugenia», то есть «Евгения», композиция Мишеля Петруччиани. Он же соло, запись сделана 5 октября 1984 года в Village Studio, Лос-Анджелес. И уж тут необходимо сказать, что вышел Мишель не из полдневной Франции, не из городка Оранж, а из Билла Эванса. Билл Эванс и Киз Джаррет, но особенно Билл – играли на фоне собственных записей, то есть в overdubbing. И Петруч был верным учеником школы Билла Эванса. Но не только. В его творческом развитии повинны Арт Тейтум, Морис Равель и Клод Дебюсси. Хотя Йоахим Берендт считал его «ударником фортепьяно», в смысле барабанщиком, барабанщиком школы Эвансы. Причем в самом лучшем смысле.

Мишель Петруччиани

Мишель Петруччиани

Саксофонист Уейн Шортер говорил, имя в виду Петруччиани: - «Есть вокруг нас люди: взрослые, так называемые нормальные, которые родились с ногами нормальной длины, с руками нормальной длины, со всем остальным – в норме. Но живут они как безрукие и безногие, абсолютно безмозглые. И живут они для того, чтобы жаловаться. Я никогда не слышал, чтобы Мишель жаловался. Он не смотрелся в зеркало, чтобы выть, глядя на себя. Он был великим музыкантом. И он был великим во всех смыслах, потому что он умел чувствовать и умел заставить остальных воспринимать то, что он чувствовал, воспринимать через музыку…».

В Арзамасе и Архангельске, Брянске и Бостоне, во Владимире и Дубне, в Казани и Москве, в Мельбурне и Сеуле, в Яффе и Ялте, в Сан-Франциско и под Питером вы слушаете еженедельное и свингующее «Время Джаза». На коротких волнах «Свободы», через спутники HotBird и AsiaSat-7, а так же с нашего сайта www.svoboda.org. У микрофона в Лютеции – ваш ДС.

Gary Burton & Makoto Ozone - Kato's Revenge – 7:07 (Gary Burton & Makoto Ozone - Face To Face – GRP Rds)

«Kato's Revenge», «Реванш Като» - Като, настоящее имя Кристофэр Джю, молодой американский продюсер хип-хопа и ритма и блюза. Дуэт японского пианиста Макото Озонэ и, родившегося 23 января 1943 года в Андерсене, Индиана, вибрафониста Гари Бёртона. Запись сделана 1 ноября 1994 года в Лос-Анджелесе. Бёртон начинал с кантри, эмигрировал в джаз, играл с Джорджем Ширингом и Стэном Гетцем, Кизом Джаретом, Стивом Своллоу, Чиком Кориа, Стивом Лейси, Херби Хэнкоком, Карлой Блей, Стефаном Граппелли и Астором Пьяццолла.

Как и Мишель Петруччиани, он был вдохновлен Биллом Эвансом и выработал пианистический подход к вибрафону. Он играет четырьмя, а не двумя металлическими палочками, что позволяет ему развивать гармонические возможности инструмента.

Gary Burton & Astor Piazzolla – Lunfardo – 6:07 (Gary Burton & Astor Piazzolla - Reunion – Concord)

«Lunfardo» - жулик, блатной. Весьма выразительная тема аргентинца, короля танго, Астора Пьяццолла. Диск Гари Бёртона и Астора Пьяццолла «Встреча», записанный в Буэнос-Айресе в декабре 1996 года.

Гари Бёртон был женат вторым браком на внучке киномагната Сэмюэла Гоулдвина, хозяина того самого льва в витках киноленты, над которым было написано «Metro-Goldwyn-Mayer» и выше Ars Gratia Artis – «Искусство искусства ради», но 11 лет назад свершил весьма редкий для джазменов came out во время телеинтервью с Терри Гроссом, объявив, что он гей, а в два года назад женился на своем партнере Джонатане Чонге.

Честно говоря, это утомительно и подозрительно повторять, что все великие вибрафоничсты родились в январе! От Милта Джексона до брата Уеза Монтгомери – Бадди.

Итак, первой революцией был переход на компактные диски, второй – появление интернета. Я начал собирать CD. Здесь-то и помог список лучших компактных Стива Харриса. Диски я покупал на третьем нижнем ярусе Чрева Парижа, во ФНАКе. Я копировал себе дубль, делал фотокопию текста, а CD отсылал в Мюнхен, а затем в Прагу. Это и стало джазовой базой нашей фонотеки.

Интернет требовал быстрой связи; менялись провайдеры, модемы, программы Виндов. Подчас больше работы уходило на техническую часть, нежели на сам текст. От внешних микрофонов ДАТов и Мини-Дисков произошел переход на прямую запись на комп. И здесь опять начиналась учеба: Саунд Фордж-4, Саунд Фордж-5 и так далее. Я предпочитал и предпочитаю пятую версию. Главное не терять рефлексы и здесь эта «Кузница Звуков» гениально совпадала с Word’oм. Вылетали плагины, пропадали уже смонтированные файлы. В запасе появился профессиональный Маранц.

Сколько я сменил компьютеров? 8? 12? Мой набит памятью до ушей; у него три внутренних диска большой емкости, но все равно происходят потери. Фирмы стараются: заставляют нас и наши программы стареть. Теперь у меня пять внешних рабочих дисков и три внешних для копий. Это стало необходимым после того, как CD начали скрипеть и дохнуть. Их пресловутая вечность оказалась мифом. Про пленки ДАТ я и не говорю. Кое-что удается спасти и оцифровать.

А остальное?

Пресса и книги читаются ночью. Засыпаешь с Монком, но к счастью просыпаешься с Билли.

Я не перешел на оптическую связь – хозяйка не разрешила сверлить Стэны, но и ADSL’a мне хватает.

Такова еще одна часть пейзажа.

А теперь неизбежная матра: вы слушаете еженедельное «Время Джаза» на коротких волнах «Свободы» и с нашего сайта www.svoboda.org. У микрофона в городке на Сене – ваш ДС.

Sonny Stitt - Down Home Blues – 5:10 (Sonny Stitt - New York Jazz – Verve)

«Down Home Blues» - Сонни Ститта. Название чисто южное, плохо переводимое, что-то вроде «Блюз из родного дома». Сонни Ститт – альт-саксофон; Джимми Джоунс – рояль; Рей Браун – контрабас и Джо Джоунс – ударные. 14 сентября 1956 года, Нью-Йорк.

«У Чарли Паркера, - писал Скотт Яноу, - было много поклонников и последователей. Но самым ярым и верным был Сонни Ститт».

Сонни Ститт

Сонни Ститт

Ститт, особенно в первой трети своей карьеры иногда играл не просто по следам «Птицы», а (но это не было подражательством) один к одному к стилю, технике и духу Паркера. Позже, в поисках своего пути и в огромной степени потому, что он перешел от альт-саксофона к тенору, он начал звучать, как Сонни Ститт. Но и тут тенденции, хоть и фоном, тоже прослеживались: Лестера Янга и «Птицы». И все же его талант обрел самостоятельность. Подчас он мог начать играть в стремительном, лихорадочном темпе и вдруг перейти, точнее упасть, в необычайный блюз или балладу. Недаром он был так важен для Джона Колтрейна…

Sonny Stitt & Oscar Peterson - Moten Swing - 7:09 (Sonny Stitt - Sits In With The Oscar Peterson Trio – Verve)

«Moten Swing» - Бенни Моутена. Сонни Ститт, в данном случае тенор-сакс, и трио Оскара Питерсона. Питерсон – рояль; Рей Браун – контрабас и Эд Сигпэн – ударные. 18 мая 1959 года, фирма «Verve».

Пять звездочек – оценка Скотта Яноу.

Сонни Ститт был на три года старше героя практически всех наших февральских передач. Как январь начинается с Милта Джэксона, так февраль со Станислава Гаецкого, Стэна Гетца. Ститт родился второго февраля 1924 года в Бостоне, Стэн Гетц – второго февраля 1927 года в Фили, Филадельфии.

Про Стэна я рассказывал много, во всю длину его жизни. Вот его версия стандарта «East of the Sun, West of the Moon»:

Stan Getz & Kenny Barron - East of the Sun – 9:29 (Stan Getz & Kenny Barron - People Time – Sunnyside)

«East of the Sun, West of the Moon», «К востоку от солнца, к западу от луны…» - стандарт 1936 года Брукса Боумэна. Само название отсылает нас к норвежской сказке и недаром: этот, практически последний в жизни концерт, Стэн Гетц сыграл на севере Европы в Дании, в Копенгагене в марте 1991 года. К этому времени он уже знал, что его цирроз вышел из фазы ремиссии и небо было ближе, чем облака. И меж тем он играл. Ему аккомпанировал пианист Кенни Баррон. 6 июня того же 1991 года его не стало. Прах Стэна развеяли в заливе Малибу.

На этом наше время, «Время Джаза», подошло к концу. Звукорежиссер выпуска Александр Аркадьев, автор и ведущий – Дмитрий Савицкий. Удачной вам и, по возможности, веселой недели. Чао, бай-бай!

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG