Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Новороссийские добровольцы" намекают на то, кто будет задавать политическую моду в России завтрашнего дня

Власть пассивно наблюдает за вербовкой добровольцев на войну за "Новороссию", а фактически попустительствует и сочувствует такой вербовке. Эксперты уверяют, что легальных способов остановить этот процесс в России не существует. Но дело не в несовершенстве закона, а в том, что в конфликте в Донбассе Россия выступает заинтересованной стороной. Сотни и тысячи "русских патриотов", сегодня проходящих военную подготовку, завтра получат опыт участия в боевых действиях, а послезавтра, не исключено, предъявят свои политические требования уже не на Украине, а в России. Взгляды этих людей на мир позволяют полагать, что тогда Владимир Путин покажется образцом либерализма и толерантности.

В Петербурге объявление о наборе добровольцев воевать на войну за "Новороссию" можно найти на информационном портале Русского имперского движения "Правый взгляд": "Движение "За Новороссию!", созданное по инициативе Русского имперского Движения и партии "Родина", объявляет о наборе добровольцев в Санкт-Петербурге для борьбы с геноцидом русского народа на территории Киевской Руси. Мы приглашаем русских мужчин православного вероисповедания для совместной борьбы под имперским флагом в Новороссии. Опыт боевых действий не обязателен. Сегодня Новороссии важна поддержка каждого из Вас. Пришло время Русским объединиться вокруг общей беды. Координацию отправлений и помощи осуществляет Русское Имперское Движение Санкт-Петербурга.

Тел…"

Позвонив по указанному телефону, я договорился о встрече в Военно-патриотическом спортивном клубе "Резерв" на Дрезденской улице с его руководителем Денисом Гариевым.

– Наш клуб создан на основе Русского имперского движения, нашей православно-монархической организации. Мы здесь занимаемся гуманитарной деятельностью, отправляем в Донбасс медикаменты, продукты питания. Организуем помощь раненым, беженцам, а также помогаем добровольцам, которые едут туда защищать народ Новороссии.

И до нашей встречи, и во время нее – телефон Гариева не смолкал. До встречи со мной он долго объяснял добровольцу, сколько денег надо с собой брать, каким путем попадет он в Донбасс (идут рейсовые автобусы из Харькова в Донецк) и т.д. После интервью он вышел к трем мужчинам, которые тоже изъявили желание отправиться на войну.

– Много народу записываются добровольцами?

– Очень много, но мы проводим жесткий отбор. Через нас едут только люди идейные, которые не заинтересованы в деньгах, люди, которые не имеют за спиной какого-то "черного" прошлого. Стараемся отбирать людей без судимости, чистых перед законом и с чистыми помыслами. У нас фактически каждый месяц отправляется иногда две, иногда одна группа. У нас нет потока, нет конвейера. Мы проводим обучение, экипируем людей. Мы к этому серьезно относимся, для нас важно не количество, а качество людей, которые туда едут. Это – представители России, русского народа, и важно, как они себя проявят там. Грубо говоря, за три месяца нами было отправлено около сорока человек.

На стене в клубе "Резерв" – такое объявление:

"Курс "Партизан". Спешите записаться. Количество мест ограничено!

Курс рассчитан на 6 недель. Занятия проводятся четыре раза в неделю.

Основные дисциплины:

– тактика ведения боя в городе и в лесу

– огневая подготовка с короткоствольным и длинноствольным оружием

– высотная подготовка

– гладкоствольное оружие

– медицина

– военная топография

– выживание

– связь

и другое…

ОСУЩЕСТВЛЯЕТСЯ СБОР ЗА ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МАТЕРИАЛЬНОЙ БАЗЫ, АРЕНДУ ТИРА И БОЕПРИПАСЫ."

– Какое обучение вы проводите?

– Общие знания, необходимые человеку, берущему в руки оружие. Прежде всего – безопасное обращение с оружием. Было много несчастных случаев, когда неподготовленным людям давали в руки оружие. Большое значение уделяем медицине, оказанию первой медицинской помощи, доврачебной помощи. Работа со связью. Топография. Особенности выживания в зоне конфликта. Мы обучаем таким вещам, которые больше нужны не для умения убивать, а для умения выживать в экстремальных условиях и оказывать помощь тем, кто находится рядом. Пригородных лагерей у нас нет, так как для их создания нужны ресурсы, а ресурсы есть для этого только у государства. Поэтому мы работаем либо здесь, в клубе, либо также выезжаем в леса для занятия "дикарями". Но свои занятия мы журналистам не показываем.

– Как власти относятся к вашей деятельности?

– Власти, скажем так, пристально следят за нашей деятельностью, но так как наша деятельность не носит официального характера, то у нас и не работают спецы из вооруженных сил. У нас работают отставные военные, те, кто участвовал в военных конфликтах. Но все это – на общественных началах. А так, власти следят, приходят, спрашивают, но противодействия никакого нет. Слава Богу, дают нам работать, выполнять свой гражданский долг.

– Можете рассказать о схеме доставки групп добровольцев в Донбасс?

– Не буду раскрывать подробностей. Мы организовываем доставку сами. Официально они проходят через границу как обычные российские граждане по российским паспортам, где проверяют наличие судимости, алиментов или неоплаченных кредитов.

– А то, что сейчас Украина вводит запрет на въезд по российским общегражданским паспортам, создаст сложности для доставки групп?

– Нет, мы же на Украину не едем. Мы едем в Новороссию. А там – пограничники уже новороссийские, государства ДНР или ЛНР. Поэтому мы проходим вначале российскую границу, потом границу новоиспеченных государств, где украинских пограничников нет.

– Как с оплатой добровольцев? Есть какие-то источники?

Как только парадигма действий российских властей изменится, то мы уже сами будем смотреть, как нам действовать дальше

– Наша принципиальная позиция: ни копейки денег. Те, кто едут от нас, воюют в наших добровольческих подразделениях или работают по разным направлениям (врачами, например), денег не получают вообще. С теми людьми, которые хотят получать деньги, мы не работаем. У нас здесь – пункт сбора. Мы объявляем о том, что нам необходимо. Военная форма, медикаменты, продукты. Нам обычные русские люди это все несут. Существует движение "За Новороссию!" Игоря Стрелкова, с которым мы сотрудничаем. Все, что мы организуем, – транспорт, работа по сбору – не требует больших денег. К нам приходят, например, инструктора по медицине, большие специалисты, и они категорически отказываются от платы за работу с добровольцами.

– Сейчас, особенно в патриотических кругах, распространяется мнение о том, что Владимир Путин не оказывает должной поддержки ополченцам Новороссии, не помогает им в полном объеме. Не вводит туда войска. Вы согласны с этим?

– У меня нет обиды. Я не питаю иллюзий о природе существующей кремлевской власти. Я далек от ее идеализирования и понимаю, что ее действия в Новороссии – вынужденные. Кремлю было бы выгодно при первой возможности все это "слить". Просто Кремль не может так сделать – потому что есть общественное мнение, давление народа, а народ Новороссии поддерживает большинство россиян. И дело даже не в какой-то картинке СМИ, которая тоже, скажем так, нагнетает ситуацию в стране. Обиды нет. У нас есть разумный прагматический подход. Пока им, властям, с нами по пути, пока Кремль что-то делает для защиты интересов русского народа на Донбассе – будет все нормально. Как только парадигма их действий изменится, то мы уже сами будем смотреть, как нам действовать дальше.

– Вы не считаете, что, если Кремль "сдаст" Новороссию, то в Россию ринутся ополченцы, образуют политическую силу, угрожающую Кремлю?

– Нет, не думаю. Ни война в Афганистане, ни война в Чечне, где было намного больше обиженных ветеранов, которые намного больше воевали и которых предали и в 1995 году, и в последующее время, – а прошли через это многие тысячи – к такому не привели. Характер большинства людей, которые едут в Донбасс, особенный. Это – не бунтари против режима. Это – не какие-то обиженные люди. Это – люди, которые едут защищать правду. Если правда уже дальше будет попираться в России, у этих людей, конечно, будет меньше страха. Но я не думаю, что эти люди, эти ветераны создадут какое-то движение, которое может быть опасным для власти. Хотя власти боятся всего.

Вот сегодня мы поехали по приглашению одного рабочего коллектива рассказать о том, что происходит в Новороссии, о том, как мы помогаем добровольцам. На предприятие тут же приехали сотрудники ФСБ, на нашу встречу с рабочими, и ее прекратили. От нас на ее проведение потребовали какие-то разрешения от соответствующих органов. Они уже боятся каждого "чиха"! Хотя это был просто рассказ людям о нашей гуманитарной деятельности. Сегодня в Кремле уже дуют на воду, не обжегшись еще на молоке. Но контроль за теми людьми, которые ездили на Украину, конечно, будет. И это – естественная реакция властей. Но это будет потом. Сейчас для нас важно спасать людей от смерти. Вообще перед трудовыми коллективами мы выступали лишь во второй раз. Эти рабочие нам помогали, выделяли нам транспорт, на котором мы возили в Донбасс медикаменты, и понятно: их начальники собрали людей для того, чтобы они узнали, как и куда доставлялась их помощь. Мы к ним приехали с одним из раненых добровольцев, который сейчас проходит лечение. Встреча была "вегетарианская" – и то она была очень жестко прекращена ФСБ.

– Как вы думаете, долго ли будет продолжаться этот конфликт?

– На самом деле, это – гражданская война. Прогнозы делать я не берусь. Но все свидетельствует о том, что пока эта война выгодна людям. Прежде всего, Западу. И Запад ее раздувает, я думаю, в интересах США. Мы видим, что и Кремлю дают возможность действовать. Зная, как в Кремле боятся окриков из Вашингтона или из Брюсселя, можно объяснить и поведение кремлевских обитателей. Как в Сирии, как в Ливии, сегодня задача одна: война ради войны, постоянно действующий конфликт, создание постоянного очага напряженности в регионе. Это нужно для того, чтобы тем или иным образом на развитие событий влиять. Поэтому я думаю, что в ближайшее время это не закончится.

Русский солдат – упорный, он воевать умеет. Это самая большая трагедия – то, что русские убивают русских

Летом, я убежден, наступит еще более горячая фаза. Задача Запада: до конца расколоть русский народ на украинцев и так называемых россиян. Сформировать дух ненависти. А его можно сформировать только войной, только кровью, когда погибают ваши родственники, родные и близкие. Такая задача стояла перед Западом еще сто лет назад. Вопрос: как будут действовать русские на Украине? Их списывать со счетов нельзя. Пропаганда – и с той стороны, и с этой – работает очень сильно, но со временем она приедается, и у людей могут открыться глаза на истинное положение дел.

– Поступает информация о том, что в Донбасс собираются или даже уже отправляют военнослужащих-срочников, заставив их подписывать контракт. Как вы к этому относитесь?

– Я не видел там не только ни одного срочника, но и ни одного контрактника. Я там провел достаточно времени, участвовал в боевых действиях, общался с большим количеством людей. Мое вам слово: я не видел там ни одного российского военного. Они там есть, наверное. Я предполагаю, что там есть и советники. Но я лично не видел. Повторю: я видел огромное количество людей, в самых разных подразделениях и в ЛНР, и у Мозгового, и в ДНР, в разных бригадах, русских военных там не видел.

– Сколько раз вы были в зоне конфликта?

– Всего я там был пять раз. Последний раз приехал оттуда несколько дней назад. Был там под Дебальцевом. Там, где организуется "котел". Ситуация там очень тяжелая. Огромные потери, как с нашей стороны, так и со стороны украинской армии. Украинские солдаты со временем учатся, приобретают опыт. И не надо списывать со счетов то, что с той стороны воюют такие же русские люди. А русский солдат – упорный, он воевать умеет. Это самая большая трагедия – то, что русские убивают русских. Но у нас вариантов нет потому, что бомбят мирное население, причем жесткими террористическими методами. Реальный случай: наши корректировщики "отработали" по их позиции. А они "работают" достаточно профессионально, хотя тоже попадают куда-то не туда, а украинцы тут же ответили по жилому району и сообщили, что, если еще хоть один снаряд прилетит на их позиции, то они будут "работать" по этому району, то есть погибнут мирные люди.

– Как вы объясняете тот факт, что, несмотря на боевые действия, между и Украиной, и Россией, и ДНР, и ЛНР не прекращаются экономические отношения?

– Надо понимать, что современные, "гибридные" войны не похожи на войны минувших лет, ни на Первую мировую, ни на Великую Отечественную. Сейчас настолько перемешались интересы капитала, олигархов разных государств, спецслужб, у которых тоже свои интересы, что это и создает такую ситуацию, когда одновременно можно и воевать, и торговать. Правительство ДНР отправляет уголь на Украину, а этот уголь, возможно, идет на Харьковский танковый завод, откуда поступают танки против ДНР. Это специфика этой гражданской войны. Гражданская война. Все перемешано. Мы к этому относимся как к дождю. Сейчас снег идет, холодно, но что делать? Надо жить в этих условиях, – говорит руководитель Военно-патриотического клуба "Резерв" Денис Гариев.

Руководитель Балтийской коллегии адвокатов Юрий Новолодский не видит нарушения закона в деятельности Русского имперского движения:

Чем больше людей из идейных соображений прибудет на восток Украины, тем больше будут совпадать интересы государства и этого Русского имперского движения

– Гариев подчеркивает, что работает только с добровольцами, с людьми, которым не нужно вознаграждение, только "на идее". Во всяком случае, он заявляет о том, что работает только с теми, кто не начинает беседу со слов "Сколько я буду получать?" Если бы он (и такие, как он) формировали подразделения, обучали, оказывали какую-нибудь поддержку наемникам, это составляло бы уголовно наказуемое деяние по статье 359 УК РФ. Однако если отсутствует понятие "наемник", то такие действия не являются уголовно наказуемыми и состава преступления не содержат. Статья 30 Конституции РФ говорит о том, что свобода деятельности общественных объединений гарантирована законом и, следовательно, всей правовой системой России. Понятно, что государство приглядывает за деятельностью этой организации, но пока в деятельности Русского имперского движения не усмотрело ничего, противоречащего закону. В какой-то мере просматривается даже некоторое совпадение интересов государства и этой организации. Чем больше людей из идейных соображений прибудет на восток Украины и будет прямо или косвенно участвовать там в боевых действиях, тем больше будут совпадать интересы государства и этого движения.

Депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга Максим Резник считает, что проблема "новороссийских добровольцев" лежит не в юридической, а в моральной плоскости:

– Что касается добровольцев, людей, которые хотят таким образом проявить себя, отправляться в Донбасс – это, безусловно, их право. Право пожертвовать собой или погибнуть, если они этого хотят. Другое дело, что здесь возникает вопрос об ответственности властей, которые цинично заявляют, что не имеют отношения к войне, что надежно защищают границу с Украиной и сквозь эту границу никто не просачивается. Я думаю, что власть смотрит на это добровольческое движение "сквозь пальцы". Такую позицию можно назвать политическим лицемерием. Власти неоднократно заявляли о том, что они являются чуть ли не единственным миротворцем, что никак не могут влиять на ситуацию на юго-востоке Украины, а на самом деле, в реальности, потворствуют отправке туда так называемых добровольцев. Этот вопрос лежит не в правовой плоскости, а в морально-этической, в плоскости политического лицемерия.

Минские соглашения о прекращении огня никак не повлияли на деятельность Русского имперского движения и других вербовочных центров: набор добровольцев продолжается.

Фрагмент программы "Итоги недели Радио Свобода"

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG