Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Белорусы боятся тюрьмы сильнее россиян и жителей Казахстана


От перспективы оказаться за решеткой у многих жителей Белоруссии опускаются руки

От перспективы оказаться за решеткой у многих жителей Белоруссии опускаются руки

По свидетельствам белорусских правозащитников, около 20% заключенных, находящихся в тюрьмах Белоруссии – бывшие руководители государственных предприятий и частного бизнеса. Большая вероятность оказаться за решеткой даже за незначительное правонарушение всерьез пугает белорусов.


Социологи компаний, входящих в группу «Евразийский мониторинг», обратились с одинаковым вопросом к гражданам Белоруссии, России и Казахстана, пытаясь выяснить – кто и чего больше всего опасается в жизни. В результате обнаружился самый большой белорусский страх – тюрьма. Об этом заявили 23% опрошенных белорусов. У россиян этот показатель – 13%, а у казахов – 7%. Чем так страшны белорусские тюрьмы? Почему в самой «стабильной», по утверждению белорусского руководства, стране опасаются оказаться в заключении?


Бывший политзаключенный Валерий Левоневский, проведший за решеткой два года, пишет книгу о белорусских тюрьмах. «Только предав широкой огласке нарушения законов в белорусских тюрьмах, можно решить накопившиеся там проблемы», – считает автор. «Первое, с чем встречается человек, попадающий в любой следственный изолятор, – это грязная, переполненная камера, – пишет Левоневский. – На одного человека приходится менее одного квадратного метра казенной площади. Кровати стоят в 3 яруса, но и их не хватает, все вынуждены спать по очереди. Если учесть, что туалет находится в этой же камере, которая не проветривается, и человек 20 постоянно курят, неудивительно, что туберкулез – самое распространенное заболевание в белорусских тюрьмах», – утверждает Левоневский.


По сведениям правозащитников, из 42 тысяч белорусских заключенных более 8 тысяч – не самые последние в стране люди. Это – руководители государственных и частных компаний. Правозащитница Людмила Грязнова считает, что «государство преследует тех, кто стремится к экономической независимости».


Не церемонится власть и со своими оппонентами. В эти дни сразу два оппозиционера объявили бессрочную голодовку в колонии «Витьба-3» под Витебском: экс-кандидат в президенты Белоруссии Александр Козулин и бывший руководитель парламентской группы «Республика» Сергей Скребец. Еще до своего ареста Александр Козулин заявлял, что власть через созданную систему запугивания стремится отбить у народа тягу к вольнодумству: «Не анекдотично ли это? Власти нам “вдалбливают” сказку о том, как прекрасно и счастливо живется у нас в стране. С этими песнями мы засыпаем и встаем. Вместе с тем, в нас пытаются истребить чувство собственного достоинства, превратить нас в послушное стадо».


«Белорусская “зона” – это территория, где перестают действовать законы, – пишет в своей будущей книге Валерий Левоневский. - Тот, кто пытается жаловаться на условия содержания, подвергается репрессиям со стороны администрации исправительного учреждения. Правовая помощь для заключенных полностью отсутствует».


Защитница палаточного лагеря, разбитого на Октябрьской площади Минска в марте этого года, Кристина Шатикова через СМИ обратилась к посольствам зарубежных стран в Белоруссии, граждане которых находятся в белорусских тюрьмах. Только в изоляторе временного содержания в Витебске, где Шатикова находилась за участие в несанкционированной акции, в камере ждали депортации граждане Литвы, Азербайджана, России, Молдавии, Армении, Индии, Сирии, Украины. «Ожидающие депортации люди, живущие в нечеловеческих условиях, находятся там годами», – утверждает Шатикова и говорит, что о существовании этих людей иногда никто даже не подозревает.
XS
SM
MD
LG