Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В ликвидации последствий ядерной аварии 1957 года в Челябинской области использовался труд беременных женщин


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Марина Катыс.



Кирилл Кобрин: Международной группе «Экозащита!» в ходе собственного расследования удалось обнаружить документы, подтверждающие факт участия беременных женщин на работах в Челябинской области по ликвидации последствий ядерной аварии 1957 года. По сведениям экологов, в этих работах участвовали более 2 тысяч беременных работниц комбината «Маяк».



Марина Катыс: Около года назад в Общественную приемную по правам человека в закрытом городе Озерске Челябинской области, где расположен ядерный комбинат «Маяк», обратилась Софья Зубарева, которая в 1952 году работала пробо-отборщицей и - будучи беременной – ежедневно отбирала пробы из радиоактивно зараженной реки Теча в то время, когда туда сбрасывались тонны жидких радиоактивных отходов. В результате Софья Зубарева заболела лучевой болезнью, когда срок беременности был уже большим.


Я позвонила в Озерск Надежде Кутеповой, которая руководит Общественной приемной и является представителем группы «Экозащита!» в Озерске.



Надежда Кутепова: Софья Зубарева, к сожалению, умерла в апреле месяце этого года, всего на месяц пережив свою дочь, которую она и родила после своей радиоактивной беременности. Я считаю, что умерла она, конечно, от болезни, но в том числе и от горя. Она обратилась к нам в Общественную приемную для того, чтобы попытаться как-то дочери помочь, чтобы она получила статус, могла получать соответствующие своему заболеванию льготы и соответствующее лечение. Но одна из главных проблем, с которой ей пришлось столкнуться, - это проблема психологическая. Дело в том, что ее дочь серьезно заболела уже около 40 лет, и у нее начали выпадать волосы, выпали зубы, она очень сильно пострадала внешне, у нее было поражение костной системы, одна нога короче другой. Когда она пришла ко мне, Софья Ахатовна, она сказала: "Надежда Львовна, я не знаю, как мне жить, я дочери долгое время не говорила этого, а когда сказала, она мне сказала, "зачем ты меня родила, зачем ты после этого всего меня родила". В общем, это было горе матери, конечно. В этом году, к сожалению, мы потеряли, не дожили до того, как мы начали судиться. Я не сомневаюсь в том, что мы победим. Я, знаете, такую себе клятву давала, вот Софья Ахатовна таким замечательным человеком показалась мне, что ради этих двух женщин мы сделаем все возможное, чтобы все остальные, кто пока еще жив, при жизни смогли получить статус и получать соответствующее их состоянию лечение и поддержку.



Марина Катыс: Но ведь речь идет об огромном количестве женщин, 2 тысячи женщин беременных участвовали в работах, связанных с радиоактивностью в период беременностью, у всех у них родились дети. Но это же не весь список. Возможно, часть женщин уехала еще за этот период из Озерска.



Надежда Кутепова: Да, часть женщин действительно уехала. Дело в том, что, когда мы начали это расследование, то я делилась с представителями других организаций с тем, что мы такое расследование берем, ко мне поступило уже два обращения, одно из них из Екатеринбурга. Женщина, родив ребенка, уже уехала, муж ее увез из города, потому что они, в общем-то, боялись последствий. И одна женщина обратилась из Москвы. У нее родилась дочь с поражением центральной нервной системы, дочь еще до сих пор жива, но они тоже никогда не обращались за статусом, потому что не нашли себя в законе, ну и просто предпочли ничего не делать. Если люди, которые нас услышат по радио, обнаружат какие-то признаки сходства со своей историей, пожалуйста, к нам можно обратиться, можно прислать письмо на наш адрес: абонентский ящик 13, город Озерск, Челябинская область, индекс 456780. Мы расскажем, как сделать запрос, как собрать документы для дальнейшего обращения в суд. Но и затем мы уже там посмотрим, в каком это будет городе происходить для того, чтобы интересы этих людей отстаивать.



Марина Катыс: Но ведь сейчас у вас уже есть два судебных процесса, которые начаты по заявлениям тех, кто облучился, находясь в утробе матери.



Надежда Кутепова: Да, мы начали эти процессы месяц назад, их рассматривал, заявление наше, центральный районный суд города Челябинска. Дело в том, что ответчиком в этом деле явялется Министерство социальных отношений Челябинской области, это орган, который уполномочен устанавливать статус и на основании документов выдавать удостоверения. И две абсолютно разные судьи по двум похожим случаям, в одном случае у женщины мать была участником реабилитационных работ на Тече, в другом случае мать была дозиметристом на аварии 1957 года, две разные судьи отказали практически по одинаковым основаниям.



Марина Катыс: Но вы будете оспаривать решение суда, обращаться в высшую инстанцию?



Надежда Кутепова: Да, конечно, мы будем обращаться с кассационной жалобой в областной суд. Если мы в областном суде получим отказ, то мы сразу обратимся во все инстанции, в которые нам дано право, то есть это и надзорная инстанция, и Конституционный суд, и Страсбургский суд по правам человека. В Конституционный суд мы обратимся в связи с тем, что потребуем признать норму, в которой не учтены внутриутробные ликвидаторы неконституционно, и на этом основании ее изменить, в Страсбургский суд мы обратимся в связи с тем, что мы считаем, что эти люди дискриминированы по признаку рождения.



Марина Катыс: Вот те матери, которые почти 50 лет назад участвовали в ликвидации последствий аварии 1957 года, ведь большинство из них уже, видимо, умерло. Но ведь остался кто-то в живых. Они могли бы сами подать иск, а не только их дети.



Надежда Кутепова: Все эти матери, они признаны подвергшимися воздействию радиации, то есть они есть в списках "Маяка" и в свое время, когда вышел закон, они получили статус. Вообще, как их детям стало известно, что они внутриутробные ликвидаторы, примерно около 40 лет эти люди, которые уже взрослые, начали болеть и начали искать причину, почему же они болеют. В общем-то, заболевание, как правило, связано с поражением щитовидной железы, костной системы. Заболевание вроде бы радиационное, а условий-то нет. И только тогда матери уже в ходе медицинского обследования признались, что, оказывается, они в момент беременности находились в эпицентре аварии.



Марина Катыс: Руководство "Маяка" на тот момент знало, что это беременные женщины работают на ликвидации последствий аварии?



Надежда Кутепова: Да, руководство "Маяка" знало. Потому что женщины работали некоторые, которые на Тече, от первого до восьмого месяца беременности, а те, которые работали на ликвидации последствий 1957 года, там примерно с пятого и по восьмой месяц беременности. То есть это явные признаки беременности, когда беременность видна, что называется, невооруженным глазом.



Марина Катыс: Напомню, что река Теча была загрязнена сбросами жидких радиоактивных отходов комбината "Маяк" в 50-е годы XX века. До сих пор на территории Челябинской области вдоль реки расположены четыре крупных населенных пункта: Муслюмово, Бродокалмак, Русская Теча, Нижнепетропавловский.


А 29 сентября 1957 года на "Маяке" произошел ядерный взрыв, в результате которого в атмосферу было выброшено 20 миллионов кюри радиоактивности, вследствие чего образовался Восточно-уральский радиоактивный след.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG