Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Геликобактерный гастрит


Ольга Беклемищева: Сегодня мы поговорим о гастритах. Ну, конечно, и о сцепленных с ними заболеваниях. Коллеги, читавшие объявление о нашей программе, сделали мне резонное замечание о том, что не все знают, что такое «геликобактерный гастрит». Поэтому, во первых строках письма, даю справку: 20 лет назад австралийцы Маршалл и Уоррен выделили из слизистой желудка уникальную бактерию, обладавшую способностью жить в кислотной среде. Бактерия оказалась очень красивой, золотистого цвета, и поэтому ее назвали « Helicobacter Pilory » – «солнечная бактерия». Так вот, оказалась, что около 70 процентов гастритов, язв желудка и двенадцатиперстной кишки вызываются этой «красоткой». Такие заболевания желудочно-кишечного тракта называют геликобактерными, в отличие от остальных 30 процентов, которые имеют, скорее всего, аутоиммунную природу. За это открытие, и за мужество, с которым исследователи заражали себя « Helicobacter Pilory », чтобы доказать связь между этой бактерией и гастритами, Маршалл и Уоррен получили не так давно Нобелевскую премию мира по медицине, а в лечении заболеваний желудочно-кишечного тракта началась новая эпоха.


Но жизнь не стоит на месте, и новые методы или новые модификации старых методов приходят в медицинскую практику. И вот об этом мы сегодня и поговорим. У нас в гостях Марина Павловна Кутепова, врач-гастроэнтеролог Медицинского центра «Медстайл-эффект», и Дмитрий Леонидович Виноградов, доцент кафедры госпитальной терапии Московской медицинской Академии имени Сеченова. А также, как всегда, с нами профессор Даниил Борисович Голубев из Америки. И мы начинаем.


Дмитрий Леонидович, поскольку вы у нас являетесь представителем классической медицины, то вам первому я и задам вопрос. Как человек может заметить, что у него начался гастрит?



Дмитрий Виноградов: Надо сказать, что гастрит – это достаточно распространенное заболевание, и его симптомы известны населению. И у нас обычно не бывает проблем с жалобами. Жалобы - это в первую очередь боль, вздутие живота, изжога, отрыжка – это основные симптомы, с которыми обращаются к нам пациенты.



Ольга Беклемищева: Но, насколько я знаю, существуют и атипичные случаи проявления симптоматики у молодых.



Дмитрий Виноградов: Да. А есть вообще бессимптомное течение гастрита. И есть некоторые признаки, по которым мы можем определить, что есть все-таки поражение желудка. В частности, это язык – как зеркало желудка.



Ольга Беклемищева: А каким он может быть при этом?



Дмитрий Виноградов: Он может быть обложен налетом, скорее всего, белым при гастрите, он может быть белым с желтизной.



Ольга Беклемищева: Это если присоединяется еще и проблема с печенью.



Дмитрий Виноградов: В основном с желчным пузырем. И, в частности, желто-коричневый налет у корня языка может говорить о поражении желчного пузыря – либо о дискинезия желчного пузыря, либо о холецистите.



Ольга Беклемищева: А боли в спине?



Дмитрий Виноградов: Это больше для язвенной болезни, чем для гастрита. Иногда это бывает моносимптом для язвенной болезни двенадцатиперстной кишки, а особенно у молодых. И подобные пациенты обращаются в первую очередь к неврологу, затем к мануальному терапевту, они ходят в спортивный зал - пытаются тренироваться, пытаются растягивать позвоночник. Но при этом ни один из этих методов не дает эффекта.



Ольга Беклемищева: А где именно локализуется эта боль?



Дмитрий Виноградов: Эта боль локализуется в нижнем грудном и поясничном отделе позвоночника. Но у всех это бывает по-разному. И в основном эта боль идет из луковицы двенадцатиперстной кишки, где уже имеется открытая язва. И это достаточно опасно.



Ольга Беклемищева: Так что, уважаемые слушатели, будьте бдительны – гастрит, а также связанные с ним заболевания, то есть язвы, они многоликие. Мы думаем, что с этим все понятно, но, к сожалению, это не так.


А вот после того, как человек насторожился, он заметил, что у него есть проблемы, что проводится в качестве диагностики в России, кроме, конечно, клинического осмотра, беседы, сбора анамнеза?



Дмитрий Виноградов: Ну, это не «кроме». Потому что в России изначально главным является доктор и его осмотр. Естественно, при нормальной пальпации и при нормальном осмотре можно поставить диагноз, который в дальнейшем подтвердится инструментальными методами. И в России, да и во всем мире, основным методом до сих пор является все-таки эзофагогастродуоденоскопия (ЭГДС). Этот метод не очень любят пациенты и не всегда соглашаются...



Ольга Беклемищева: Как странно!



Дмитрий Виноградов: И его успешность, конечно, прямо зависит от рук мастера и от того, как пациент выполняет команды врача.



Ольга Беклемищева: Спасибо, доктор Виноградов.


А я хочу спросить нашего американского коллегу – профессора Даниила Борисовича Голубева. Какие методы используются в США для диагностики инфекции, вызванной микробами «хеликобактер пилори»?



Даниил Голубев: Если говорить о тенденциях в развитии методов диагностики, то в последние годы в США произошел сдвиг в сторону неинвазивных методов. Стандартным методом диагностики и контроля над ходом лечения инфекции «хеликобактер пилори» является уреазный дыхательный тест. Тест основан на способности уреазы разлагать мочевину, в результате чего образуется углекислый газ, который, попадая в кровоток, затем транспортируется в легкие. Для проведения уреазного дыхательного теста необходима мочевина, меченная радиоактивным углеродом. Его количество определяют с помощью так называемой масс-спектрометрии на основе инфракрасного и лазерного оборудования. В США продажа микрокапсул с мочевиной, меченной углеродом, разрешена FDA наравне с обычными лекарственными препаратами через аптечную сеть, что является свидетельством полной безопасности данного изотопа и для обследуемых, и для окружающей среды. Показаниями для проведения уреазного дыхательного теста служат: эпидемиологические исследования, скрининг перед эндоскопией и наблюдение за больным после лечения.


Для диагностики хеликобактерной инфекции используют также иммуноферментный метод, с помощью которого выявляют разные классы антител в крови и секреторные антитела в слюне и желудочном соке, поскольку колонизация «хеликобактер пилори» вызывает системный иммунный ответ через 3-4 недели после инфицирования. Метод этот имеет вспомогательное значение, поскольку хеликобактерная инфекция является хронической, и «серологический след» ограничивает возможности исследования крови для оценки эффективности лечения или для диагностики наличия у больного микробов.


Используется также зарегистрированный в FDA тест для количественного определения микробного антигена в фекалиях больных. С помощью этого теста, признанного «золотым стандартом» в диагностике хеликобактерной инфекции, можно прогнозировать эффект антибактериальной терапии. Единственным ограничением широкого использования этого теста в клинической практике является его высокая стоимость по сравнению с другими методами диагностики. Свойства конкретного штамма, вызвавшего инфекцию у данного больного, можно определить также с помощью иммуноблоттинга, самого трудоемкого и дорогостоящего иммунологического метода.



Ольга Беклемищева: Даниил Борисович, а как лечат в США инфекцию, вызванную микробом «хеликобактер пилори»?



Даниил Голубев: FDA узаконила в США для такого лечения так называемую «трипл-терапию», то есть сочетанное применение двух антибиотиков и ингибитора продукции соляной кислоты. Чаще всего используются антибиотики Амоксициллин и Кларитромицин,ав качестве ингибиторасоляной кислоты – препарат Нексиум, по химической структуре - Эзомепразол. Разрешены также другие ингибиторы: Омепразол, Лансопразол, препараты висмута. Вот такая комбинация препаратов, которые принимаются по специальным, индивидуализированным для каждого пациента схемам в течение 10-14 дней, обеспечивает достаточно стойкий терапевтический эффект при лечении инфекции «хеликобактер пилори», а это существенно снижает частоту рецидивирования язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки. Но даже при полном устранении микроба значительной части больных может потребоваться длительная терапия препаратами, подавляющими секрецию соляной кислоты с целью купирования симптомов язвенной болезни или для профилактики повторных кровотечений.


В заключение хочу подчеркнуть, что выделение в 1984 году Маршаллом и Уорреном из слизистой желудка микроба «хеликобактер пилори» и открытие его существенной роли в этиопатогенезе язвенной болезни явилось знаменательной вехой в истории изучения этой древней болезни. Принципиально изменилась вся практика диагностики и лечения заболевания, и австралийские ученые в высшей мере заслуженно были увенчаны в прошлом году Нобелевской премией в области медицины и физиологии.



Ольга Беклемищева: Спасибо, Даниил Борисович.


Я не случайно сказала, что эзофагогастродуоденоскопия как-то не пользуется любовью у пациентов. Марина Павловна, вы все-таки являетесь представителем новой генерации, у вас частная клиника, в которой достаточно хорошо представлено научно-практическое направление, насколько мне известно. У вас-то хотя бы есть вот эти уреазные тесты и прочие малоинвазивные диагностикумы?



Марина Кутепова: Да, конечно, у нас проводятся и уреазные тесты, и выявляются антитела к « хеликобактер пилори». Но я хочу немножечко сказать о том, что наличие « хеликобактер пилори» в организме является иногда только носительством. То есть у человека может в данный момент не быть еще ни гастрита, ни язвенной болезни, но он является носителем...



Ольга Беклемищева: Просто живут себе тихо, да?



Марина Кутепова: Живут тихо, да. А через какое-то время, естественно, если человек нарушает диету, если он курит, если злоупотребляет алкоголем, то это все вылезет – вылезет гастрит, вылезет язвенная болезнь желудка. Но сказать, что уреазный тест – это панацея, что «у вас гастрит», «у вас язвенная болезнь», мы сейчас не можем.


И я хочу еще сказать, что сейчас у нас проводится гастроскопия. Тем, кто плохо ее переносит, она осуществляется под медикаментозным сном. Плюс есть еще вариант: пациент глотает капсулу, в которую встроена микрокамера, - который также позволяет безболезненно, без каких-то неприятных ощущений осмотреть всю слизистую не только желудка, но и всего кишечника.



Ольга Беклемищева: А это дорогая капсула?



Марина Кутепова: Скажем, пока, на данный момент это достаточное дорогое удовольствие.



Ольга Беклемищева: Дмитрий Леонидович, возвращаясь к общераспространенным манипуляциям в российской гастроэнтерологии, как вы думаете, когда можно ожидать все-таки поворота российской основной медицинской общественности к малоинвазивным диагностикам в этом вопросе?



Дмитрий Виноградов: Ну, надо сказать, что он уже состоялся. В марте прошлого года уреазный тест утвержден Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации.



Ольга Беклемищева: И вы хотите сказать, что уже всюду это есть?



Дмитрий Виноградов: Это не так дорого на самом деле. Во всяком случае, тест-система, определенные экспресс-тесты на хеликобактер, они существуют. Существуют они еще и в форме проб при эзофагогастродуоденоскопии и экспресс-тесты сразу после эзофагогастродуоденоскопии.



Ольга Беклемищева: То есть вы все-таки не отменяете вот этот «поход» в желудок при помощи зонда?



Дмитрий Виноградов: Я так думаю, что для установки точного диагноза... Нет, есть еще вариант – это вариант так называемого «контрастного завтрака». Это рентгеноскопическое исследование и рентгенографическое желудка с барием.



Ольга Беклемищева: Вы знаете, я не могу не вспомнить, как в свое время в некоторых рентгеновских кабинетах не было, прошу прощения, туалетов. И после данного исследования несчастный пациент выскакивал из кабинета врача, несся по коридору поликлиники, расшвыривая окружающих, в поисках места уединенного отдохновения.



Дмитрий Виноградов: Поэтому надо, значит, обследоваться в приличных клиниках.



Ольга Беклемищева: Ну, мы все за это. Вопрос только в том, когда они появятся в достаточно доступных местах.


Но вот есть такой спектр диагностики. В конце концов, никто не отменял искусство врача. Наверное, для опытного врача поставить диагноз «гастрит» или «язва» не представляет особой сложности. И, может быть, просто разграничить: это геликобактерный гастрит, аутоиммунный или идиопатический, – вот это, возможно, имеет значение для того, чтобы проводить такие сложные тесты?



Дмитрий Виноградов: В первую очередь это имеет значение для назначения лечения. Потому что иррадикация, искоренение хеликобактер – это является сейчас основной задачей. Или то, что касается уреазного теста и экспресс-тестов, - это методы, которые должны применяться повсеместно. Потому что если мы начнем пичкать антибактериальной терапией больных с аутоиммунными процессами, то ничего хорошего из этого не получится.



Ольга Беклемищева: Итак, последовательность действий такова: жалобы, предварительный диагноз, проведение диагностических тестов для того, чтобы понять, что является первопричиной заболевания – вот эта «солнечная бактерия» или какие-то другие вещи, и назначение лечения.


Вот уже, действительно, наверное, лет 10-15 прошло с тех пор, как открытие Маршалла и Уоррена вошло в широкую медицинскую практику, и все перешли на так называемую «тритерапию» гастритов. Вот в чем она состоит в России?


Доктор Виноградов, пожалуйста.



Дмитрий Виноградов: Это в первую очередь использование ингибиторов протонной помпы и двух антибиотиков.



Ольга Беклемищева: «Ингибитор протонной помпы» - что это такое?



Дмитрий Виноградов: Это препараты, точно так же как и Н2-блокаторы, которые снижают уровень кислотности в желудке. Обкладочные клетки в меньшей степени вырабатывают соляную кислоту.



Ольга Беклемищева: А если у человека гастрит на фоне пониженной кислотности?



Дмитрий Виноградов: Тогда мы их не употребляем.



Ольга Беклемищева: А как вы можете установить – это гастрит с пониженной или повышенной кислотностью?



Дмитрий Виноградов: На бытовом уровне, скажем так, это появление изжоги и отрыжки кислым. Но на самом деле мы же являемся приверженцами доказательной медицины. И поэтому мы обязательно делаем pH -метрию, то есть проверяем кислотность, и опять же в основном лучше при эзофагогастродуоденоскопии.



Ольга Беклемищева: Никак мне не удается найти такой способ...



Дмитрий Виноградов: Нет.



Ольга Беклемищева: Я прошу прощения, наверняка слушатели какие-то личные нотки слышат в этом разговоре. И это так. Мне долго пришлось гоняться за собственным сыном, чтобы уговорить его на эту процедуру, но мне это, честно говоря, так и не удалось сделать.



Дмитрий Виноградов: Своих пациентов я при этом держу за руку. На самом деле при этом исследовании самое главное – это правильно выполнять команды врача. И это мгновенная процедура, достаточно быстрая. И даже у большинства из тех, кто ранее говорил, что «никогда у меня это исследование не получалось», в надежных руках все получается.



Ольга Беклемищева: Ну что ж, будем искать надежные руки.


А вот почему два антибиотика участвуют в «тритерапии»? Почему нельзя обойтись одним?



Дмитрий Виноградов: Как показала практика и микробиологические исследования, не получается работать с одним антибиотиком. Есть монотерапия. Даже бывает монотерапия не антибактериальными препаратами. Например, Денолом – это препарат висмута. Но не всегда это получается. Для надежности все-таки мы используем двойную, тройную и четверную терапию.



Ольга Беклемищева: То есть можно ли сказать, что на самом деле популяция этих «золотистых бактерий», «солнечных бактерий» в желудке, она состоит из нескольких штаммов, и нам нужно именно по многим мишеням ударять антибиотикотерапией?



Дмитрий Виноградов: Дело в том, что в последнее время было выяснено, что хеликобактер получил устойчивость ко многим препаратам, в частности к Метронидазолу, которым мы очень увлекались. А время на проведение терапии, оно достаточно ограничено для того, чтобы предотвратить осложнения от язвенной болезни, и поэтому широким спектром ведется борьба с хеликобактер.



Ольга Беклемищева: Марина Павловна, теперь мы переходим, наверное, к самому интересному в данной передаче вопросу. Итак, что же делать, если все-таки у человека не идет антимикробная терапия, ну, по разным причинам? Кто-то является принципиальным сторонником того, чтобы не употреблять без самой крайней нужды антибиотики, кто-то просто их плохо переносит, у кого-то, действительно, получился такой штамм, который на самом деле имеет устойчивость к основным средствам, имеющимся в арсенале. Вот что предлагаете вы?



Марина Кутепова: В нашем Центре мы им предлагаем альтернативу антибактериальным препаратам. Это физиотерапевтический метод лечения желудочно-кишечных заболеваний – гастритов, язв, в том числе и дисбактериоза кишечника, - это метод электрофореза раствора ионизированного серебра.


Ольга Беклемищева: А почему серебра?



Марина Кутепова: Серебро обладает очень хорошим бактерицидным свойством. Причем в тех концентрациях, в которых мы предлагаем его употреблять, оно не вызывает определенных побочных эффектов. То есть, во-первых, широкий спектр действия плюс минимум побочных эффектов. Чего нельзя сказать об антибактериальных препаратах, которые зачастую вызывают и очень тяжелые дисбактериозы. А особенно жалко применять такую тяжелую антибактериальную терапию у детей, у подростков, у ослабленных людей, у которых очень часто развиваются побочные эффекты на антибактериальную терапию.



Ольга Беклемищева: О серебре сложилось достаточно устойчивое мнение, что оно, в общем-то, полезно. Я помню с детства: серебряная ложка в кувшинчике с кипяченой водой. Это то самое серебро, о котором идет речь, или оно как-то модифицируется?



Марина Кутепова: Нет. Надо сказать о том, что серебро в сочетании с нашей обыкновенной хлорированной водой может давать осадок – соли серебра, которые потом очень тяжело выводятся из организма, практически не выводятся.



Ольга Беклемищева: Вот так! То есть серебряную ложку надо убрать из кувшинчика?



Марина Кутепова: Нет, не стоит этого делать.


Раствор готовится в дехлорированной воде, в определенной концентрации, и именно ионизированное серебро, которое потом... мы ставим электроды на области желудка в электрическом поле, которые действуют направленно, и ионы распространяются в подслизистую, где и происходит размножение, и живут хеликобактеры.



Ольга Беклемищева: То есть, как я понимаю, делается раствор серебра, у которого возникает положительный заряд. Стакан этого раствора в чистой, хорошей, дехлорированной воде человек выпивает.



Марина Кутепова: Да, он выпивает. После этого ставятся электродики...



Ольга Беклемищева: На пустой желудок? До этого человек может что-то съесть?



Марина Кутепова: Нет, желательно не есть. То есть натощак человек выпивает стакан этого раствора, ставятся электродики - и создается электрическое поле, то есть ионофорез.



Ольга Беклемищева: Электрическое поле достаточно слабенькое, в общем, никто током пациентов не пытает.



Марина Кутепова: Да, достаточно слабенькое. То есть противопоказание, в принципе, для этого метода только одно – это если у пациента стоит искусственный водитель ритма. Это как бы единственное ограничение.



Ольга Беклемищева: Да, это общее противопоказание для всех электрических процедур физиотерапевтических.



Марина Кутепова: Да. Процедура занимает где-то 10-15 минут.



Ольга Беклемищева: Спасибо, Марина Павловна.


А сейчас я предлагаю послушать медицинские новости от Евгения Муслина.



Вместе с общим постарением населения в развитых странах увеличивается и многомиллионная армия больных старческим слабоумием, или болезнью Альцгеймера. Соответственно, расширяются и масштабы исследований в этой области, приносящие иногда неожиданные результаты. Так, профессор-невропатолог Джулио Пазинетти и его сотрудники из Нью-Йоркской медицинской школы Маунт-Сайнай пришли к выводу, что ежедневный бокал красного вина для женщин или пара бокалов для мужчин замедляют ухудшение памяти и потерю мозговых клеток. Эксперименты проводились на мышах с генетическим дефектом, способствовавшим появлению в их мозгу амилоидных бляшек такого же типа, как у людей с болезнью Альцгеймера. Мыши, получавшие в течение семи месяцев вино - лучше всего Каберне Савиньон - сохраняли наибольшую сообразительность, и в мозгу у них возникало меньше дегенеративных изменений. «Наши результаты подтверждают эпидемиологические свидетельства о том, что умеренное потребление вина снижает относительный риск альцгеймеровского клинического слабоумия, - говорится в заявлении исследователей. - Вино можно рекомендовать здоровым пожилым людям, не имеющим проблем с печенью и с гипертонией и не страдавшим от алкоголизма». Эта работа будет представлена на ежегодной конференции Невропатологического общества в середине октября в Атланте.


Другое исследование, проведенное той же научной группой на обезьянах, показало, что снижение калорийности принимаемой пищи в течение долгого времени также способно остановить или даже обратить вспять дальнейшее развитие симптомов старческого слабоумия. Работа публикуется в ноябрьском выпуске журнала «Болезнь Альцгеймера».


Третье исследование, проводившееся в течение девяти лет на двух тысячах людей в Сиэтле профессором Вандербильдовского университета Ки Дэем и его сотрудниками и опубликованное в «Американском медицинском журнале», показало, что риск болезни Альцгеймера у людей, выпивающих, по крайней мере, три раза в неделю по стакану фруктового или овощного сока, сокращается примерно в четыре раза. По мнению профессора Дэя, такой эффект объясняется действием полифенолов - естественных антиоксидантов, содержащихся в соках. Эта последняя работа была частью обширного исследования о распространении болезни Альцгеймера в Японии, на Гавайях и в Северной Америке. Всего в Западной Европе и США от этой болезни страдают около 10 миллионов человек.



Смертоносный вирус «птичьего гриппа» H5N1, от которого погибло уже около 150 человек, стал проявлять способность мутировать, расщепляться на разные генетические подгруппы и развивать резистентность к самым эффективным противовирусным препаратам и вакцинам. Так заявил руководитель отделения инфлюэнцы Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) Майк Пердю на двухдневной конференции, посвященной «птичьему гриппу». Хотя вакцины против вируса «птичьего гриппа» пока нет, ученые уверены, что ее все же удастся создать. Однако обнаруженная изменчивость грозного вируса, аналогичная изменчивости обычных гриппозных штаммов, означает, что и эту, еще не существующую вакцину, придется ежегодно заменять новой.



Европейская комиссия одобрила таблетки Чампикс, разработанные американской фармацевтической компанией «Пфайзер» и помогающие курильщикам бросить курить. Эти таблетки снижают тягу курильщика к табаку и облегчают болезненные симптомы, возникающие у него при отказе от никотина. Если же он все-таки закурит, то таблетки проявят еще одно свое свойство: они ослабят обычно испытываемое курильщиком удовлетворение от курения. Только в Европе около 1 миллиона 200 тысяч людей ежегодно умирают от болезней, связанных с курением. Эти болезни сопряжены и с колоссальными экономическими потерями, которые в 2010 году, по данным Всемирной организации здравоохранения, во всем мире составят 500 миллиардов долларов.



Ольга Беклемищева: И я возвращаюсь к нашим проблемам. Вот по поводу серебра. Насколько я понимаю, серебро в данном случае является заменой антибиотика. Оно во всех случаях может быть таковой заменой? Может быть, нам вообще как-то надо окружить себя различными растворами серебра, Марина Павловна?



Марина Кутепова: Ну, в очень многие препараты, в основном в антисептики, уже входит серебро. Это старые препараты, которые давно используются. Да, то, что сейчас используется этот метод, как бы он тоже не особо новый, просто он сейчас активнее вводится в практику, метод ионизированного серебра. Но зачастую эффект от терапии очень хороший. Он практически сравним с антибактериальной терапией.


Плюс, о чем я еще не сказала, есть один момент. Да, есть носители хеликобактерной инфекции, но применять к этим людям антибактериальные препараты, ну, вообще не оправдано.



Ольга Беклемищева: А носительства лучше бы избежать, чтобы они в себе не распространяли хеликобактер.



Марина Кутепова: Конечно. Чтобы носительства не было, чтобы не было потом возникновения и гастритов, и язвенной болезни, необходима иррадикация, это однозначно. Поэтому именно метод раствора ионизированного серебра в данной ситуации просто не имеет альтернативы, я считаю.



Ольга Беклемищева: Замечательно!


И я хочу задать вопрос Дмитрию Леонидовичу. А вот как вы оцениваете с позиции стандартной, академической медицины этот метод?



Дмитрий Виноградов: Если говорить о последнем постулате моего коллеги, то я должен сказать, что, да, действительно, не имеет смысла использовать антибактериальную терапию для профилактики у тех лиц, которые не страдают еще ни гастритом, ни язвенной болезнью желудка или двенадцатиперстной кишки. И я, пожалуй, в этом отношении «за».


Что касается лечения и использования вместо антибактериальной терапии ионов серебра, то надо посмотреть на результаты коллег, оценить их. Это должно быть крупное исследование, многоцентровое для того, чтобы ответить на этот вопрос. То есть можно ли полностью заменить антибиотик ионами серебра – нужно смотреть внимательно на серьезные исследования, на статистику.



Ольга Беклемищева: Но, наверное, больших клинических испытаний на многотысячных когортах не было. Но, во всяком случае, метод безопасен, и люди могут сами выбрать, я так понимаю.


И до нас дозвонились слушатели. Первой позвонила Маргарита из Москвы. Здравствуйте, Маргарита.



Слушатель: Добрый день. Мне выписан препарат ОМЕЗ. Вы, наверное, знаете.



Дмитрий Виноградов: Омепразол.



Слушатель: Да. И назначен довольно длительной срок терапии, то есть около полутора-двух месяцев его надо пить. И мне гораздо легче. Но, вероятно, это тоже антибиотик?



Дмитрий Виноградов: Нет. Этот препарат, я уже говорил, ингибитор протонной помпы. Это очень хороший препарат. Вам назначили сейчас по две таблетки – утром и вечером, или только по одной таблетке на ночь?



Слушатель: Вы знаете, там очень сложно: утром и вечером, по-моему, две недели...



Дмитрий Виноградов: А потом – по одной.



Слушатель: Да, по одной таблетке полтора месяца. И насколько это вредно или нет?



Дмитрий Виноградов: Нет, это не вредно. У вас грамотный доктор. Я вас поздравляю! А как называется само заболевание?



Слушатель: У меня целый «букет» заболеваний – и гастрит, и колит, и так далее. Бывает изжога, бывает...



Ольга Беклемищева: Гастроэзофагит, очевидно.



Слушатель: Видимо, да. И я глотала зонд, и вроде они определили. Но это мне очень помогает. Но как только я прекращаю, то через некоторое время снова возобновляется, и мне сказали повторить. Возможно ли это?



Дмитрий Виноградов: Это не только возможно, но это крайне необходимо. То, что вы только что рассказали, в дополнение, и это очень важно, скорее всего, речь идет о гастроэзофагеальной рефлюксной болезни. Вы должны непременно слушаться вашего доктора, доктор у вас грамотный, еще раз хочу повторить. Потому что если вы не будете давить кислотность и рефлюкс будет продолжаться, то это грозит серьезными неприятностями в пищеводе, очень серьезными неприятностями.


А сколько вам лет, извините?



Слушатель: Мне уже за 70 лет.



Дмитрий Виноградов: Я вас очень прошу придерживаться той схемы, которую вам дал доктор. Это, действительно, вещь серьезная, которую нужно обязательно лечить постоянно.



Ольга Беклемищева: Марина Павловна, на самом деле лечение раствором ионизированного серебра, оно отменяет сопутствующую терапию ингибиторами протонной помпы, обволакивающими, или нет?



Марина Кутепова: Нет, конечно. Есть ситуации, когда мы применяем ингибиторы протонной помпы H 2-блокаторы, препараты типа Ранитидина, Фамотидина для подавления кислотности. И я объясню почему. У пациентов с повышенной кислотностью при употреблении растворов ионизированного серебра могут образоваться нерастворимые соли – аргентум хлор.



Ольга Беклемищева: Поскольку натрий хлор мы все равно продолжаем потреблять вместе с пищей.



Марина Кутепова: Да. Но соль эта нерастворимая, она накапливается в организме, и при этом не будет лечебного эффекта от процедуры. Поэтому до начала и во время процедуры мы назначаем как раз ингибиторы протонной помпы...



Ольга Беклемищева: Тот же самый ОМЕЗ.



Марина Кутепова: ...тот же самый Омепразол для снижения кислотности желудочного сока. И назначаем, соответственно, растворы ионизированного серебра.


В ситуациях, когда кислотность нормальная или снижена, мы обходимся без этих препаратов. Но, естественно, если наличествует язвенная болезнь желудка, то мы еще используем препараты обволакивающие.



Ольга Беклемищева: Спасибо, Марина Павловна.


И следующий слушатель – это Ефим из Москвы. Здравствуйте, Ефим.



Слушатель: Добрый день. Речь пойдет о туберкулезе. Во время туберкулеза принимаются противотуберкулезные препараты со страшными противопоказаниями и влиянием на желудочно-кишечный тракт. Не могли бы вы этот вопрос осветить? До 4 тысяч таблеток приходится принимать в течение года.



Дмитрий Виноградов: Вообще ситуация с туберкулезом - к сожалению, это очень серьезная ситуация сейчас в стране. Потому что в местах лишения свободы наблюдается эпидемия туберкулеза.



Ольга Беклемищева: Вы знаете, она сейчас практически везде. Мне рассказывали наши пульмонологи, встречаются абсолютно благополучные, абсолютно социально адаптированные пациенты с туберкулезом. В том числе и банкиры, например. Бацилла есть бацилла, она - всюду.



Дмитрий Виноградов: Да. Я просто хочу сказать, что из социальной болезни она, конечно... сейчас она поражает все социальные слои, и она превратилась в асоциальную болезнь.


И я хочу сказать, что, в любом случае, эти препараты необходимо применять. Сейчас применяются абсолютно новые комплексы. Бактерия видоизменилась, и активность ее тоже видоизменилась. Да, действительно, действуют на желудочно-кишечный тракт. Но тогда надо будет просто прикрывать желудочно-кишечный тракт.



Ольга Беклемищева: То есть гастропротекторы должны входить в схему терапии, как я понимаю.



Дмитрий Виноградов: Да, обязательно, гастропротекторы. И если возникает повышенная кислотность, то необходимо снижать кислотность. И даже должны больше идти не гастропротекторы, а гепатопротекторы. Потому что в большей степени все препараты, направленные против туберкулеза, они бьют в основном по печени. И поэтому, скорее, это гепатопротекторы.



Ольга Беклемищева: А сейчас в противотуберкулезных диспансерах гастроэнтерологи занимаются терапией?



Дмитрий Виноградов: Насколько мне известно, нет. Но этого и не требуется по своей специфике.



Ольга Беклемищева: Если это кого-то волнует, то, наверное, нужно сходить отдельно на прием к гастроэнтерологу.


И следующий слушатель – это Александр из Москвы. Здравствуйте, Александр.



Слушатель: Добрый день. Вопрос у меня простой. В каком Центре можно пройти электрофорез?



Ольга Беклемищева: Вы имеете в виду лечение ионизированными растворами серебра?



Слушатель: Да, конечно.



Ольга Беклемищева: Марина Павловна, вы можете дать адрес?



Марина Кутепова: Медицинский центр «Медстайл-эффект». Адрес: 3-ий Самотечный переулок, дом 2. Телефон: 780-01-10.



Ольга Беклемищева: И как раз я хотела бы возвратиться к вопросу о лечении ионами серебра, но вот в каком плане. Есть ли разница по времени между стандартной терапией, тритерапией, и вот этим лечением? Оно быстрее или медленнее?



Марина Кутепова: Ну, терапия все-таки быстрее идет, но в зависимости, конечно, от тяжести заболевания, от характера – гастрит или язва – требуется от 7 до 10-12 процедуры. Процедуры проводятся каждый день. И если мы посчитаем, то это...



Ольга Беклемищева: ... те же 10-14 дней терапии антибиотиками.



Марина Кутепова: Да, где-то от 7 до 14 дней. Но при этом как бы меньше побочных эффектов.



Ольга Беклемищева: И это хорошо.


И следующий слушатель - это Валерий Вениаминович из Петербурга. Здравствуйте, Валерий Вениаминович.



Слушатель: Здравствуйте. У меня такой вопрос. Я слышал, но не знаю, правда это или нет, что если в серебряный сосуд налить воду, настоять сутки, допустим, то эта вода поможет от язвы желудка, от болезней печени и от других болезней. Это правда или нет? Потому что у нас в аптеках, вы, наверное, слышали, до 30 процентов – это «левая» продукция. И еще я слышал, что в церквях воду пропускают через серебряные трубы – и получается «святая вода», которая долго хранится, до года. Так помогает это от каких-то болезней или нет?



Ольга Беклемищева: Спасибо, Валерий Вениаминович.


Доктор Виноградов, пожалуйста.



Дмитрий Виноградов: Ну, я человек верующий, православный, поэтому хочу сказать, что «святая вода», она святая не от того, что пропущена через серебряные трубы. И по моим убеждениям, эта вода имеет целебное действие, но это только мои убеждения, и они не относятся к методам доказательной медицины.


Что касается наливания воды в серебряные сосуды и опускание ложек, то мы уже сказали, что это совершенно неэффективно.



Ольга Беклемищева: И вы даже вспоминали случай, который произошел с вами на практике.



Дмитрий Виноградов: Этот случай не связан именно с опусканием серебряных ложек в воду. Потому что женщина длительно, много лет пользовалась электролизной серебряной водой для питья, для приготовления пищи, для умывания - она использовала для этого только серебряную воду, полученную электролизом.



Ольга Беклемищева: Аппарат типа «Святой Георгий».



Дмитрий Виноградов: Да-да. Правда, тогда его еще не было. Это было достаточно много лет тому назад. И, в конце концов, ее кожа приобрела абсолютно синий цвет.



Ольга Беклемищева: То есть она к вам приходила лечиться от синевы?



Дмитрий Виноградов: Нет, это была не моя пациентка. И я ее наблюдал на кафедре дерматологии, где никак не могли понять, что это такое. В конце концов, сделали пункцию – и обнаружили просто серебро в коже.



Ольга Беклемищева: Так что чрезмерно увлекаться серебряной водой тоже не следует.


И следующий слушатель – это Николай из Москвы. Здравствуйте, Николай.



Слушатель: Добрый день. У меня, наверное, гастрит. Я пью ОМЕЗ, но одну или две таблетки в месяц. А недавно я сам изготовил сок из шиповника, рябины и облепихи – я все это смешал. Я выпил примерно граммов 30. А утром проснулся и почувствовал, где находятся почки. Я раньше никогда не чувствовал, где они находятся. И пульс был 43. Что произошло?



Дмитрий Виноградов: Это интересно. Удивительно только, что в народных рецептах обычно еще и водка добавляется ко всем компонентам. Вы этого не сделали – честь вам и хвала! Про пульс 43... не знаю, но, возможно, надо проверить почки в плане мочекаменной болезни. Есть вариант, что данная смесь просто сдвинула ваши камешки, которые были там.


Что касается приема ОМЕСа по одной-две таблетки в месяц, то лучше его вообще тогда не принимать. ОМЕЗ пьется курсом, я имею в виду Омепразол – только тогда есть какая-то эффективность.


Что касается соков собственного приготовления, я не знаю, может быть, лучше использовать минеральную воду. И преимущественно щелочные минеральные воды, такие как «Боржоми», не газированная или чтобы были вымешаны газы, «Лужанская», «Смирновская», «Ижевская», «Джермук» и так далее. Попробуйте их. Кстати говоря, при мочекаменной болезни они тоже помогают.


Но вообще вам, действительно, стоит обратиться к врачу. 43 пульс... надо бы еще узнать, какое было давление.



Ольга Беклемищева: Я еще и еще раз призываю наших слушателей осторожно относиться к таким советам, которые публикуются, например, в журнале «ЗОЖ» или там, где люди обмениваются советами на тему «а вот мне помогло, если заварить корни лопуха...». Понимаете, у одного человека может быть одна болезнь, а у другого – другая, и то, что помогло из средств народной медицины одному, может быть, категорически противопоказано другому. Все-таки любое лечение нужно начинать с визита к врачу.


И сейчас у нас на связи Петербург. Здравствуйте, Галина.



Слушатель: Добрый день. Скажите, пожалуйста, если не воспринимается при гастрите витамин С, Аспирин и прочие кислые вещества, как быть? И второй вопрос. Влияют ли препараты кальция, которые применяются при остеопорозе, на гастрит?



Ольга Беклемищева: Это очень правильный и ценный вопрос. Ведь часто у пациентов есть одновременно назначение и от кардиолога, например, Аспирин для поддержки уровня вязкости крови, и есть, естественно, остеопороз, так как в определенном возрасте он есть у всех, и другие препараты, которые также назначаются другими врачами. Вот лечение гастрита при различных сопутствующих патологиях. Как взаимодействуют между собой «тритерапия» и другие лекарства?



Дмитрий Виноградов: Что касается терапии кардиологической, то, без всякого сомнения, она должна оставаться при терапии гастрита. А особенно это касается средств, снижающих артериальное давление. Это такие распространенные средства, как Эналаприл (ЭНАП), Периндоприл (Престариум), Каптоприл (Капотен). То есть все эти препараты, которые назначаются для постоянного применения, они применяются.



Ольга Беклемищева: А они сочетаются с терапией гастрита?



Дмитрий Виноградов: Без всякого сомнения.



Ольга Беклемищева: Марина Павловна, а каково ваше мнение по поводу лечения ионами серебра при других заболеваниях и постоянном приеме сердечных препаратов?



Марина Кутепова: Несомненно, их нужно оставлять. Возможно, что некоторые препараты, такие как средства, которые уменьшают агрегацию эритроцитов, та же самая Ацетилсалициловая кислота, принимать их тогда уже под прикрытием.



Ольга Беклемищева: А что это значит – под прикрытием? Это Аспирин кардио, другая форма?



Дмитрий Виноградов: Это, возможно, Аспирин кардио. И есть случаи, когда можно взять другой препарат, который не так действует на слизистую желудка, ну, например, Тиклид, Тиклопидин, Курантил, Трентал – то есть те препараты, которые не так действуют на желудок, как Ацетилсалициловая кислота.


Но надо сказать, что есть определенные мифы, парамедицинские мифы, в частности, о том, что если прикрыть желудок, то можно принимать, скажем, нестероидные противовоспалительные, такие как Диклофенак. Или если, например, Диклофенак вводить в инъекциях, а не в таблетках, то язвы не будет. Ничего подобного. Дело в том, что все эти препараты, они ингибируют синтез простагландинов – тех веществ, которые отвечают за выработку слизи, - защитный механизм желудка. И поэтому в любом виде, при любом способе введения они все равно могут вызвать язвенную болезнь.



Ольга Беклемищева: То есть лекарственная язвенная болезнь – это отдельная и серьезная тема, она может быть, такую вероятность надо учитывать и грамотно прикрывать желудок.



Дмитрий Виноградов: Надо просто четко знать, что есть определенные приоритеты серьезности заболеваний. Если у человека, скажем, та же самая гипертоническая болезнь или ишемическая болезнь, то серьезность этого заболевания и возможность его манифестации в качестве инфаркта, инсульта, эта серьезность намного превышает опасность, скажем, от гастрита.



Ольга Беклемищева: Поэтому если есть сопутствующие заболевания, то приоритет того, что будем лечить в первую очередь, определяется именно врачом, и в расчете на то, какие последствия серьезнее.


И следующий слушатель – это Наталья Константиновна из Петербурга. Добрый день.



Слушатель: Добрый день. Мне 74 года. И у меня года как четыре появилась отрыжка воздухом, совершенно непредсказуемая, не зависящая практически ни от чего. Мне поставлен диагноз (я в гастроцентре лечусь) «дискинезия желчевыводящих путей». И гастрит, естественно. Но вот последние четыре года мне ставят диагноз «синдром раздраженной кишки». У меня были периодические запоры. А вот уже около года у меня стул очень обезвоженный, суховатый и иногда в виде орехов. Я проводила исследование прямой кишки, лампочку глотала. А сейчас мне назначили в гастроцентре процедуру фиброколоноскопия.



Ольга Беклемищева: Спасибо, Наталья Константиновна.



Дмитрий Виноградов: Обязательно нужно сделать эту диагностическую процедуру. Она тоже не очень приятная. Но я должен сказать, что существует вероятность заболеваний, которые имитируют «синдром раздраженной кишки». Это может быть и полипоз, и дивертикулез, и совершенно разные заболевания. И обязательно нужно продиагностировать. И возраст вы указали понятный. Я так думаю, что отказываться от этого исследования ни в коем случае нельзя.



Ольга Беклемищева: Большое спасибо.


Всего вам доброго! Постарайтесь не болеть.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG