Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Будапеште отмечают 50-летие венгерского восстания


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Кирилл Кобрин, Александр Хавронин.



Андрей Шарый: В Будапеште проходят мероприятия, посвященные 50-летию венгерского восстания против советского господства. На площади перед парламентом Венгрии состоялись основные траурные и поминальные процедуры. В Будапеште собрались главы 18 европейских стран и 2 премьер-министра, короли Испании и Норвегии, а также главы Европейской комиссии и НАТО. В парламенте Венгрии подписана будапештская декларация свободы, а на Площади героев в центре столицы открыт памятник погибшим в ходе подавления народных выступлений.


Торжества проходят на фоне ширящихся антиправительственных выступлений, которые начались после того, как стало известно, что венгерский премьер Ференц Дюрчань лгал обществу о состоянии экономики страны. Демонстрантов с площади Кошута, на которой и проходили главные торжественные мероприятия, удалось полиции отстранить только утром сегодня, в понедельник.


О ситуации в Будапеште, об этих торжествах на фоне антиправительственных выступлений я беседовал с обозревателем Общественного венгерского телевидения Золтаном Вигом.



Золтан Виг: С политической точки зрения, я думаю, что Будапешт город неспокойный, потому что общественность и политический класс расколоты на две партии, на две стороны, значит, одна сторона утверждает, что в стране царит моральный кризис, который похож на тот моральный кризис, который привел к событиям 1956 года и, конечно, вторая половина отрицает такой исход. Визуально события 1956 года и то, что мы видим сегодня, это немножко похоже, но есть одна важная вещь - в Венгрии сегодня демократия. Каждый четвертый год революции, когда можно без крови, без выстрелов снять правительство.


А что касается демонстрантов, то рано утром полиция потребовала освободить площадь с целью проверки, чтобы там не остались взрывоопасные инструменты. Приблизительно 50 человек отказались, не дали полицейским провести эту проверку, приблизительно 2 тысячи полицейских просто очень решительно освободили площадок. Демонстрация, как демонстранты сами утверждают, была разгромлена. Но на самом деле там насилия было намного меньше, чем в середине сентября, когда шли действительно большие столкновения между полицейскими и демонстрантами.



Андрей Шарый: Эти скорбные торжества в Венгрии - это плюс политический правительству? Станет сильнее Ференц Дюрчань после этих сегодняшних торжеств или ситуация никак не изменится?



Золтан Виг: Прямое влияние эти события, годовщина, не оказывает на ситуацию с правительством. Большинство населения потеряло веру в то, что нынешнее правительство говорит правду. Но настолько же можно понять другую озабоченность, что нет альтернативы. Правые партии просто отказались от досрочных выборов и этим дали понять, что у них тоже нет рецепта для решения социально-экономических проблем страны.



Андрей Шарый: Как сейчас в интеллектуальной среде Венгрии воспринимаются события 1956 года? Это какая-то личная трагедия или все-таки уже все это забылось и сейчас уже это только факт истории?



Золтан Виг: Премьер-министр республики Ласло Шойом в своем выступлении говорил о том, что самый важный исторический момент или урок 1956 года - это единство нации, единение народа с целью создать новую, подлинную демократию. У всех людей индивидуально существует свой взгляд на 1956 год. Например, сейчас стало модным мышление, что да, действительно, эти 12 дней были огромным историческим временем, только не знаем, как события развивались бы без вмешательства Советского Союза. И в принципе не исключено, что была бы гражданская война. Очень-очень много элементов изучают люди и, я думаю, что индивидуально есть приблизительно несколько миллионов вариантов 1956 года. Нет еще такого национального прочного, единого мифа, в хорошем смысле этого слова, вокруг которого было бы единое мнение. В каждой семье были коммунисты, которые сражались на одной стороне, и были повстанцы, которые сражались на другой стороне. Это очень-очень трагично, сопоставлять все эти исторические воспоминания.



Андрей Шарый: Советское посольство в 1956 году в Будапеште возглавлял Юрий Андропов, будущий начальник КГБ и будущий генеральный секретарь ЦК КПСС. А нынешний президент России Владимир Путин открыл мемориальную доску в здании КГБ, где он прежде он работал, посвященную Юрию Андропову. Сегодня Сергей Миронов, спикер Совета Федерации, второе лицо в государстве, участвовал в траурной церемонии, так же, как и другие лидеры государств, положил белую розу к подножию памятника жертвам трагических событий 1956 года. Что сейчас в Будапеште думают и говорят о Советском Союзе и о русских?



Золтан Виг: Когда Владимир Путин был последний раз в Будапеште, он вместо прежней программы, то есть, вопреки ожиданиям, сам пошел к памятнику 1956 года и туда положил букет цветов. Это был особый жест примирения для венгров, этот жест был очень хорошо принят венгерской общественностью. Есть две разные вещи: советская империя, сталинизм не отождествляются с Россией сегодня и с русскими особенно. Иногда, когда старые люди говорят о том, что русские пришли, они, конечно, имеют в виду, что советские танки приехали, чтобы подавить восстание. Сегодня актуальные политические страсти, их просто не существует вокруг России сегодня.



Андрей Шарый: Так считает обозреватель Общественного венгерского телевидения Золтан Виг.


Итак, 4 ноября 1956 года советские войска подавили сопротивление восставших. В ходе того, что называют крупнейшим актом насилия в Европе после окончания Второй мировой войны того времени, погибли около 3 тысяч человек, около 200 тысяч были вынуждены уехать из Венгрии. В 1958 году советские власти заявили, что Имре Надь казнен.



Кирилл Кобрин: Подавление венгерской революции Советским Союзом - событие того же ряда, что и карательная операция против восставших рабочих в ГДР в 1953-м и вторжение в 1968 году войск Варшавского договора в Чехословакию. Это важные вехи в истории сопротивления советской модели социализма.


Толчком к трансформации социалистического строя в Венгрии стало, как и в СССР, смерть Сталина. Буквально за несколько месяцев до секретного доклада Никиты Хрущева на XX съезде КПСС в Венгрии была восстановлена власть диктатора-сталиниста Матиаса Ракоши. Демократическую оппозицию возглавил бывший премьер-министр страны Имре Надь. Фигура Ракоши была столь одиозна, что руководство СССР решило заменить его на Эрно Геро, но ситуация уже стала выходить из-под контроля властей.


23 октября 1956 года в Будапеште проходила массовая демонстрация сторонников демократических реформ. Ее организовали студенческие группы, однако позже к демонстрантам присоединились другие горожане и даже военнослужащие. Около 100 тысяч человек двинулись по мосту через Дунай к зданию парламенту. Здесь по демонстрантам открыли огонь сотрудники службы государственной безопасности, и мирная акция превратилась в вооруженную революцию. Протестующие смогли захватить и разгромить здание спецслужбы и даже вытеснить из столицы советские войска, пришедшие на помощь венгерским властям. Революционное правительство Имре Надя объявило о полной десталинизации, демократизации и выходе из Варшавского договора. В то же время ставленник СССР Янош Кадар сформировал свое собственное, просоветское правительство и попросил Москву о военной помощи. Советские танки вошли в Будапешт и другие венгерские города. Революция была полностью подавлена, убиты в боях и расстреляны тысячи людей, среди казненных Имре Надь.


Я спросил проректора РГГУ Дмитрия Бака, насколько академично нынешнее обсуждение событий пятидесятилетней давности в Венгрии.



Дмитрий Бак: Конечно, для тех, кто моложе 20, это глубокая история, и я не раз был свидетелем того, как прекрасно продвинутые, развитые студенты не очень отличают Кошута от Имре Надя и Яноша Кадара по именам. Для тех же людей, которые все это переживали либо как участники событий, либо как те, кто оставался в Советском Союзе, у кого там служили какие-то родные, это вовсе не история, а это продолжение их жизни. Разговор этот горяч, он затрагивает болевые точки, он совершенно не академичен.



Кирилл Кобрин: Центральная Европа, частью которой является Венгрия, регион множества взаимных обид и претензий. Насколько эти обиды могут влиять на сегодняшнюю жизнь в регионе и отношения между странами, например, между постсоветскими странами?



Янош Бак: Если говорить об обиде жителей тогдашней Венгерской Народной Республики на страну под названием Союз Советских Социалистических Республик, то она исчерпана, потому что ни та, ни другая страна на карте не существует. Если говорить об обиде конкретных, ныне живущих людей на других конкретных, ныне живущих людей, то вопрос этот очень сложный. Потому что конечно до сих пор, я это не раз слышал, в высказываниях венгров тогдашних звучит боль, потому что попранное достоинство, попранная свобода. Эти факты не забываются на протяжении десятилетий. Но штука-то в том, что эту обиду сейчас особенно некому адресовать, потому что почти никто из тех, кто сейчас живет в стране Россия, прямо в этом не виноват. В России не осталось или их очень мало, людей, которые сейчас одобряют то, что было в 1956 году. Поэтому эта обида носит все-таки характер комплекса во многом, далеко ушедшего внутрь, имеющего реальные основания, но все-таки невозможного для прямого предъявления кому-либо.



Андрей Шарый: Одним из свидетелей венгерских революционных событий был австрийский фоторепортер Эрах Лессинг, сейчас ветеран фотожурналистики, с почти 60-летним опытом работы, а в ту пору корреспондент независимого агентства "Магнум фотос".


В Вене в эти дни проходит ретроспективный показ работ Лессинга о событиях венгерской революции.



Александр Хавронин: Эрих Лессинг находился в Венгрии с июня по декабрь 1956 года. Лессинг попытался запечатлеть на снимках все стороны, причастные к революции, - и страдающих повстанцев, и карателей спецслужб, и тысячи беженцев, устремившихся к австрийской границе. Вот как сам Эрих Лессинг объясняет то, каким образом ему, западному фотожурналисту, удавалось относительно свободно работать в 1956 году в социалистической Венгрии.



Эрих Лессинг: После смерти Сталина, после XX съезда КПСС стало возможным ездить в страны Восточной Европы. Естественно, мой политический интерес, мой интерес как фотографа был обращен к таким странам, как Польша, Венгрия, Чехословакия. Мне хотелось узнать, во-первых, как живут там люди. Во-вторых, существуют ли возможности сближения со странами Западной Европы, останется ли холодная война холодной войной или нет. Венгрия была относительно открытой, не было никаких проблем с тем, чтобы свободно ездить по стране.



Александр Хавронин: Фотографии Эриха Лессинга, запечатлевшие трагически события 1956 года, опубликовали ведущие издания мира. В 1996 году, в год 40-летия восстания, Лессинг был награжден почетной государственной наградой Венгрии - медалью Имре Надя.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG