Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Впечатление было, что власть никогда не ожидала теракта в Москве»


Во время трагедии на Дубровке почти два дня власти не могли определиться с тем, кто имеет полномочия вести переговоры с боевиками

Во время трагедии на Дубровке почти два дня власти не могли определиться с тем, кто имеет полномочия вести переговоры с боевиками

Четыре года назад группа чеченских боевиков, проникших в Москву, захватила культурный центр на Дубровке во время показа мюзикла «Норд-Ост». Ночь с 23 на 24 октября 2002 года более 900 человек в Доме культуры на Дубровке провели в состоянии непрекращающегося ужаса под дулами автоматов. Драма с заложниками продолжалась почти трое суток, она завершилась штурмом, все террористы были убиты, 130 заложников скончались в результате применения спецподразделениями неизвестного газа.


Всех, кто следил в те дни за судьбой заложников, не мог не беспокоить один вопрос - как же это произошло? Как могло случиться, что столица страны, пережившей Буденновск и Кизляр, не была защищена? Игорь Трунов, адвокат заложников «Норд-Оста», выживших и судящихся с властями, говорит, что причина произошедшей четыре года назад трагедии - в продажности людей из силовых структур: «Вот эта питательная коррупционная среда послужила основой того, что стало возможно в Москве такое большое количество оружия, такое большое количество людей зарегистрировать, скоординировать их деятельность, это определенные автомобили, определенные возможности переезда и перевозки».


Уже в первые часы после захвата заложников вопрос, как же это произошло, сменился другим - можно ли спасти людей. Московский корреспондент британской «Санди таймс» Марк Франкетти был одним из немногих, кто заходил в захваченное здание во время кризиса, помогал в переговорах с террористами, и теперь вспоминает, что четкого ответа ни у него, ни у официальных структур тогда не было.


«Поскольку я был внутри, я вообще не мог себе представить, как в этой ситуации обойтись без очень высокого количества жертв. Впечатление было, что власть, конечно, не ожидала никогда такого теракта в Москве. В начале был просто, по-моему, хаос, самое главное - вообще не было каналов, чтобы с террористами разговаривать долго. Я считаю, что почти два дня не было представителя, который имел полномочия что-то решать, с ними вести переговоры. Там, естественно, было много людей внутри - доктор Рошаль, была Политковская, был Кобзон и так далее, но это не были люди, которые представляли государство и могли бы что-то решать».


Потом было все - и операция по освобождению заложников (по оценкам многих специалистов, проведенная блестяще), и полная неготовность к последствиям этой операции всех, кто должен был быть готов, и смерть 130 человек от отсутствия медицинской помощи. Но в первую ночь ощущение было только одно - вторая чеченская война пришла в Москву.


XS
SM
MD
LG