Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кинообозрение с Андреем Загданским

Александр Генис: До Оскара осталась несколько дней, и сегодня мы поговорим об еще одном претенденте на награду - фильме “Охотник на лис”, получившим пять номинаций. У микрофона - ведущий Кинообозрения “Американского часа” Андрей Загданский.

Андрей Загданский: Я отправился смотреть картину «Охотник на лис», не прочитав ни одной рецензии, я толком даже не знал, кто играет в фильме, что важно. Мне было довольно того, что картина, режиссер которой Беннет Миллер получил приз за лучшую режиссуру на Каннском фестивале, мне казалось, этого вполне достаточно для того, чтоб я отправился посмотреть картину. Кроме того, я знал историю, историю помните и вы, вероятно. Это было в 1994 году, когда наследник династии Дюпонов Джон Дюпон на своей ферме застрелил очень известного борца Дэвида Шульца, который тренировал у него же на ферме борцовскую команду Соединенных Штатов Америки.

Александр Генис: Тут, наверное, следует напомнить, кто такие Дюпоны. Дюпон — это фамилия безумно знаменитая в Америке, в американской истории. Основатель этой династии, когда-то бежал из Франции, от французской революции, чтобы производить порох для армии молодой американской республики. После этого семья Дюпонов развернулась вовсю - были созданы химические и другие предприятия. В Делавере у них великолепные сады, куда я постоянно езжу. Это украшение не только штата Делавер, но и всей Америки, потому что это, может быть, самый красивый ботанический сад в мире. Короче, Дюпоны — это знаменитая фамилия, которая имеет отношение к отцам-основателям Америки. Это важно, потому что сам Дюпон, тот самый убийца, всегда очень гордился своими предками и всегда напоминал об их роли в истории Америки, хотя его собственная роль свелась совсем не к этому.

Андрей Загданский: Гордыня Джона Дюпона играет существенную роль во всей картине — это ее важная составляющая. Мы говорили о двух предыдущих фильмах режиссера Беннета Миллера. Помните, был фильм, название которого мы перевели как «Денежный мяч», и была картина «Капоте» о писателе Трумане Капоте. Теперь - “Охотник на лис”. Во всех этих трех фильмах режиссер ищет чисто американские истории, которые я рискну назвать американскими трагедиями. Его интересует большой принципиально американский материал, который дает ему возможность приблизиться к американской психологии, если угодно, к подсознанию нации. Он занимается архетипами, что важно для понимания того, что он делает - и делает замечательно - на экране.

«Охота на лис» - так называется ферма у Дюпона. Он - борец-любитель, который никогда не приобрел выдающихся наград в этой области, но решил, стать патроном вольной борьбы. У себя он хотел создать особый мир. Отсюда американские спортсмены, борцы, будут атаковать весь мир, здесь начнется всемирная слава.

Александр Генис: Начиная с сеульских Олимпийских игр.

Андрей Загданский: С чего начинается картина? Некоего молодого борца, который находится в тупике своей карьеры, приглашает Джон Дюпон к себе на ферму и делаем ему предложение тренироваться, готовиться к Олимпийским играм. Вот, собственно говоря, и вся предпосылка. У этого борца есть старший брат, Дюпон приглашает старшего брата тоже. Но старший брат занят своей жизнью, он живет в другом штате, у него семья, дети маленькие, он отказывается. С этого отказа начинается, собственно говоря, главная интрига фильма. Потому что Джон Дюпон, по всей видимости, не понимает, что кто-то может ему отказать.

Александр Генис: Ведь он один из самых богатых людей Америки.

Андрей Загданский: Главную роль Дюпона играет в фильме актер Стив Карелл, которого вы прекрасно знаете, которого мы все видели в десятках фильмов. Штука заключается в том, как я сказал в самом начале, что я отправился смотреть фильм, не узнав, кто играет в картине. До самого конца фильма я был не уверен, кого я вижу на экране. Я понимал, что это знакомый актер, но я не мог его узнать. Грим, перевоплощение, походка, движения, жестикуляция, все абсолютно совершенно другое — это другой человек. Узнать Стива Карелла в Джоне Дюпоне физически невозможно.

Александр Генис: Два часа гример готовил его к съемкам каждый день. Между эпизодами актерам было запрещено разговаривать и шутить на съемках. То есть рабочая атмосфера было мрачной, как это должно было быть в фильме, актеры не выходили из своей роли, может быть поэтому мы не можем его узнать.

Андрей Загданский: Картина, с моей точки зрения, совершенно справедливо была отмечена за режиссуру. Потому что это безупречная игра баланса. Баланс фильма — треугольник, трое мужчин, между ними очень сложный вектор отношений.

Александр Генис: То есть два борца и филантроп.

Андрей Загданский: Который тоже считает себя борцом, он - вдохновитель, он ведет их к славе, они всего лишь солдаты, а он в его воображении - генерал. Но в действительности он ничтожество, который все еще боится своей матери.

Александр Генис: Она считает, что борьба — это низкий спорт, и ее сын недостоин этим заниматься.

Андрей Загданский: Дюпон собирает марки, жаждет славы и ни в чем не талантлив. Я не говорю, что это главное, но это одна из важных нот, которая затягивает петлю этой трагедии. Режиссура, мастерство режиссера заключается в том, что каждый раз, когда он проворачивает этот треугольник отношений, мы понимаем, что петля затягивается, мы чувствуем приближение к трагической развязке, которая абсолютно неожиданна и абсолютно подготовлена. С точки зрения режиссуры это действительно безупречная работа. С точки зрения актерского мастерства замечательно сыгранная картина, она атмосферная, мрачная, темная и очень талантливая, очень хорошо сделанная. Поэтому, я бы сказал, что ставки у картины достаточно высоки, в особенности, если мы говорим об оскаровском сезоне, в особенности у Стива Карелла, как исполнителя главной роли.

Александр Генис: И сюжет фильма, конечно, оставляет зрителя в подвешенном состоянии, потому что никто не ждал такого конца. Мы, конечно, знаем, чем все это кончилось из старых газет. Дюпон убил одного из двух борцов и в результате умер в тюрьме. В США это был самый богатый человек, который когда-либо был посажен в тюрьму за убийство.

Андрей Загданский: Он был очень странный человек.

Александр Генис: Да, его осудили как сумасшедшего, но тем не менее, не выпустили из тюрьмы.

Андрей Загданский: Я потом стал внимательно изучать события 1994 года. Все близкие друзья подозревали, что с ним что-то не в порядке. Но деньги, положение социальное окружали его забором, не подпуская психоаналитиков и врачей.

Александр Генис: Андрей, вы сказали, что это американская трагедия. В чем вы видите специфику ?Почему она именно американская?

Андрей Загданский: Мне кажется, что это драйзеровский сюжет. Каждый раз, когда мы имеем дело с талантом, с деньгами, карьерными амбициями людей, у нас промелькнет в мозгу ссылка на «Американскую трагедию». Поскольку у меня кинематографическое образование, то я всегда вспоминаю, что Эйзенштейн хотел снять «Американскую трагедию», якобы это был пункт раздора его с Голливудом, потому что он отстаивал марксистский подход к «Американской трагедии». А в Голливуде сказали что-то, вроде “нет, это бунтарь хуже Пугачева, нам такой не нужен”. Такова молва.

«Охота на лис» - это не «Левиафан», но эта картина, которая тоже обладает исключительно острым анти-истеблишментским моментом. Невменяемый, неадекватный, человек, который никогда не слышал слова «нет» и который на протяжение всей своей жизни растил свой комплекс неполноценности. Все это и привело к убийству. Много интересного и темного в этой истории. Состояние Дюпона насчитывало порядка 200 миллионов долларов, когда он оказался в тюрьме. 80% своего состояния он завещал болгарскому борцу вольного стиля.

Александр Генис: Пока мы говорили об американских стереотипах, я подумал, что в американской мифологии миллионер — непременная фигура. Он может быть либо добрым демоном, либо злым демоном, но он обязательно должен быть демоном.Так было всегда, начиная с Чарли Чаплина: его герои бродяга и миллионер, среднего не бывает. Миллионер всегда вмешивается в судьбу либо к лучшему, либо к худшему, но в принципе это джинн из сказки, так оно и во многом и осталось, за эти сто лет мало что изменилось, судя по всему.

Андрей Загданский: Во всяком случае в этой картине это так. Эта картина очень тонко сделана, режиссер замечательно манипулирует гранями темного и светлого, непредсказуемой иррациональности, которая каждый раз становится чуть больше, чуть более странной, чуть более иррациональной, чуть более капризной, чуть более опасной, и потом это все взрывается. Вот где видно мастерство режиссера.

Александр Генис: Ну что ж, будем надеяться на то, что Киноакадемия учтет все вами сказанное, и мы вспомним этот фильм, когда будут раздавать Оскаров. О них и поговорим. Андрей, мы записываем эту беседу за неделю до того, как состоится церемония вречения Оскаров.

Андрей Загданский: Вы хотите, чтобы я все угадал?

Александр Генис: Дело в том, что в течение многих лет, которые мы ведем эти передачи, а мы с вами разговариваем о кино с самого первого выпуска Американского часа, уже более 500 выпусков, вам обычно удается чрезвычайно точно предсказать победителей в Оскара, - не всегда, но почти всегда. Меня это удивляет, потому что сам я бы точно не угадал. Давайте посмотрим на список номинаций, и вы скажете, какие шансы у главных фильмов.

Андрей Загданский: То есть я такая Ванга буду?

Александр Генис: Поиграем в Вангу. Один из фильмов, который меня особенно интересует, получил больше всего - девять - номинаций — это фильм «Бёрдмен», о котором мы уже говорили, а другой, о котором мы еще не говорили, это «Отель «Гранд Будапешт», который тоже получил 9 номинаций. Что вы скажете по этому поводу?

Андрей Загданский: Еще «Отрочество» получил очень много номинаций.

Александр Генис: Это и есть главные претенденты. Но сачнем с «Гранд Будапешта».

Андрей Загданский: Обещаю ему Оскара за лучшую сценографию.

Александр Генис: Это легко угадать, потому что в фильмах Уэса Андерсона, (а они мне очень нравятся, почти все фильмы, кроме этого) главное — это дизайн. Он - режиссер дизайна, у него всегда сумасшедший и цветовой ряд, и каждый кадр интересно рассматривать. Этот фильм, к сожалению, мне не очень понравился, потому что я сам из Центральной Европы, я сам из этих мест, мне показалось, что эта экзотика скорее для американцев, чем для европейцев.

Андрей Загданский: Я решительно с вами не согласен. Дело вот в чем: Уэс Андерсон воссоздает свой детский мир.

Александр Генис: Какой же это мир его детства, если это не Америка, а континентальная Европа из Стефана Цвейга.

Андрей Загданский: У него в каждой картине присутствует специфическая детская игра. И фильм “Гранд Будапешт” — это книжка-раскладушки. Вы выросли в Центральной Европе Советского Союза, а я вырос в Киеве в Советском Союзе, были такие книжки.

Александр Генис: Важно, что и то, и другое Европа, а не Евразия. Львов, скажем, как и Рига, отчетливо европейские город. Но вернемся к книжке.

Андрей Загданский: Покупаешь такую книгу, открываешь ее, и поднимается картонный город, домики, люди.

Александр Генис: Знаю и помню! Замечательные штуки, обожал их.

Андрей Загданский: «Отель «Будапешт» - идет от такой книжки, четко видна детская игра. И она последовательно воссоздана на экране. Это игровой, ненастоящий мир, в котором мне приятно находиться. Лучшие фильмы Уэса Андерсона, особенно моя любимая «Акула», супер-странный, дикий фильм, они все - детская игра.

Александр Генис: Может быть, я пересмотрю картину фильм под таким углом. Мне показалось, что фильм не может решить: то ли он драма, то ли комедия. И из-за этой жанровой путаницы есть ощущение, что мушка смещена и фильм никак не может попасть в цель.

Андрей Загданский: В этом есть определенная прелесть: он не дает вам никакой четкой жанровой установки. Это же игра. Дети не говорят ведь, что мы будем играть в трагедию, будем играть в драму, они просто играют. Это - открытое пространство.Я поклонник и этого фильма и Уэса Андерсона, поэтому всячески желаю ему удачи.

Вот три главных претендента. В Киноакадемии люди справедливые сидят, они никого не хотят обижать, значит они более или менее равномерно распределят призы, оставшиеся после «Отрочества», который получит Оскара за лучший фильм года. Вы знаете, почему?

Александр Генис: Нет.

Андрей Загданский: Он получит Оскар за лучший фильм года, потому что эта картина — кинематографический подвиг, кинематографический героический поступок, не эстетический, не трюк, как в «Бёрдмене», который снят одним кадром. “Отрочество” снимался 12 лет, и в этом есть профессиональное благородство.

Александр Генис: Что должно быть очень приятно Киноакадемии, ведь академики — профессионалы.

Андрей Загданский: Академики — кинематографисты. Поэтому я убежден, что «Отрочество» будет названо лучшим фильмом года.

Александр Генис: А кто получит Оскара за лучшую режиссуру?

Андрей Загданский: Иньяритту. Потому что там есть трюк, эффектный, привлекательный, очень яркий, но не в моих глазах. Я бы отдал премию «Охотнику на лис». Но я не академик.

Скажу вам еще с высокой степенью уверенности, что «Гражданин четыре» Лоры Пойтрас получит Оскар за лучший документальный фильм.

Александр Генис: Ну что ж, посмотрим через неделю, насколько вы правы или не правы.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG